АО «ПРИОКСКИЙ ЗАВОД ЦВЕТНЫХ МЕТАЛЛОВ» (ИНН)

Золотые мерные слитки – традиционный символ благосостояния и один из самых популярных инвестиционных инструментов. В создании слитка задействовано большое количество профессий, от геолога до плавильщика, и его выпуск венчает долгий производственный и логистический процесс. Несмотря на то, что многие золотодобывающие компании охотно украшают свои презентации изображениями слитков высшей 999 пробы, чаще всего их конечным продуктом являются менее презентабельные слитки доре. Как правило, это золотосеребряный сплав, с содержанием золота от 70% до 85% и до 5% побочных примесей недрагоценных металлов. Слитки доре шершавые, темные, каждый из них почти 23 кг – в общем, они совсем не похожи на предмет мечтаний большей части человечества. Они направляются на аффинажные заводы, где расплавляются, очищаются и в итоге становятся классическими банковскими слитками fine gold. Именно клеймо аффинажного завода является неотъемлемым компонентом маркировки слитка 999 пробы. 

И для этого есть все основания. Во-первых, аффинажные предприятия получают сплав доре от многих золотодобытчиков и металл плавится буквально в общем котле. Во-вторых, речь часто идет не о переработке по толлингу, а о купле-продаже золотосодержащего сырья, то есть аффинажные заводы обладают полными правами на готовую продукцию. Эта особенность взаимодействия между производителями и аффинажем служит целям изъятия в бюджет косвенных налогов и … является преградой для увеличения производства российских аффинажных заводов, мощности которых далеки от оптимальной загрузки в условиях стагнирующей добычи золота.

На Россию, которая занимает третье место по добыче золота после Китая и Австралии, приходится всего 4% мирового рынка аффинажа этого металла. До 80% объемов всего мирового золота (около 1 тыс. тонн – как добытого, так и вторичного) перерабатывают четыре аффинажных предприятия Швейцарии, которая не добывает ни одной унции драгметалла. Это Valcambi, Metalor Technologies, Argor-Heraeus и Pamp. Мощности этих предприятий загружены более чем на 85%. С учетом еще двух предприятий из Швейцарии на компании этой страны приходится 90% оборота списка поставщиков слитков наиболее авторитетного стандарта Good Delivery, утвержденного Лондонской ассоциацией участников рынка драгоценных металлов (The London Bullion Market Association, LBMA). Остальные 20% мирового золота распределены между другими 125 заводами. Швейцарский аффинаж привлекает золотодобытчиков низкими ценами, эталонным уровнем банковских услуг, безопасности и логистики; кроме того, в этой стране низкие налоги для бизнеса. Услугами швейцарских заводов пользуются производители почти всех золотодобывающих стран, кроме России, Казахстана, Киргизстана, Таджикистана и Узбекистана, которые в основном производят аффинаж драгметаллов самостоятельно.

Производство золота в РФ в 2016 году составило 298 тонн. Практически все российское золото перерабатывается внутри страны, исключением в прошлом году стали 8 тонн, реализованных недропользователями (в первую очередь, Polymetal и «Полюс») в Китай и Южную Корею во флотоконцентрате, произведенном из упорных руд. Некоторые отечественные производители, например, Nordgold и Polymetal, добывают и за рубежом: Nordgold – в Буркина-Фасо, Гвинее и Казахстане, Polymetal – в Казахстане, но на аффинаж слитки доре везут опять-таки в Швейцарию. Или — в случае с Казахстаном —  перерабатывают на месте. По данным участников отрасли, стоимость аффинажа в Швейцарии значительно ниже российской. В чем же причина?

Аффинажем золота в России занимаются пять предприятий, крупнейшие из которых «Красцветмет» и Приокский завод цветных металлов, средняя загрузка мощностей — около 28%. «Красцветмет», бывшее аффинажное подразделение «Норильского никеля», переданное в конце 90-х годов администрации Красноярского края в рамках реструктуризации долгов горно-металлургической компании, сейчас контролирует 62% российского аффинажа золота. На Приокский завод ЦМ, расположенный в Касимове Рязанской области, приходится около 22%, но одних его мощностей (260 тыс. тонн) хватит для переработки практически всей российской добычи золота. Это самое современное аффинажное предприятие России, строительство которого началось в середине 70-х годов, когда было принято решение перенести основную площадку из находящегося в черте Новосибирска предприятия. Новосибирский завод, до начала 90-х годов в одиночку занимавшийся в СССР переработкой золота и серебра, однако, сохранился. Сейчас на него приходится около 7% российского аффинажа. Еще одно предприятие, Колымский аффинажный завод, обанкротилось в 2015 году, официальная причина – недостачи, образовавшие по вине гендиректора. После остановки Колымского завода единственным оставшимся на плаву частным аффинажным предприятием является Екатеринбургский завод цветных металлов, принадлежащий «Ренове» Виктора Вексельберга (около 7% аффинажа российского золота).

Одна из причин такой невостребованности – низкая прибыльность этого бизнеса. Маржа в аффинаже и трейдинге металлов – не выше 1%, отмечает заместитель генерального директора «Красцветмета» по аффинажу Сергей Белов. При этом ввоз золотосодержащего сырья до последнего времени облагался импортной пошлиной от 6% до 20%. «В этой ситуации говорить об экономическом эффекте от ввоза сырья не приходится» — заявил С. Белов. В этом году пошлина на минеральное сырье была обнулена до 31 декабря 2017 года, пошлина на вторичное сырье — до 31 декабря 2019 года. Отраслевое объединение аффинажных заводов готовит документы для продления сроков льготного режима по ввозу минерального сырья, говорит С. Белов.

Однако о полноценной конкуренции на мировом рынке пока говорить не приходится, считают представители аффинажного бизнеса РФ. По их мнению, российские аффинажные предприятия не могут обеспечить привлекательные условия работы для зарубежных производителей, пока не обнулен НДС при ввозе золотосодержащего сырья на переработку — так называемый «страховой взнос». При ввозе сырья из-за границы на переработку необходимо выплачивать 18% от его стоимости. После переработки эта сумма должна вернуться предприятию в течение 3 месяцев. С учетом высокой цены золота речь идет о значительных суммах, и заморозка оборотных средств на этот срок — это само по себе неприятно. Тем более что эту сумму налоговые органы возвращают по итогам камеральной проверки, в ходе которой могут быть обнаружены неточности в оформлении документов, и как итог — отказ в возмещении НДС, отмечает генеральный директор Приокского ЗЦМ Владимир Сонькин.

«Главная проблема – убедить таможенные органы в том, что это не нанесет ущерба федеральному бюджету. Что будут те же самые поступления, но за счет переработки. А увеличение мощностей обеспечит дополнительные налоговые поступления», — заявил он. «Экономического смысла в этом нет», — говорит заместитель руководителя Пробирной палаты РФ Дмитрий Замышляев, добавляя, что тема не один год служит предметом обсуждения на экспертном совете при Минфине.

Решение тормозится из-за соображений безопасности. Таможенные органы настаивают на том, что при ввозе аффинажное предприятие должно обеспечить переработку именно ввезенного сырья.

Из этого сырья – и никакого другого – должны быть изготовлены слитки, которые уйдут обратно за рубеж. Это технически нереализуемо, объясняет В. Сонькин из Приокского ЗЦМ, ведь все сырье буквально плавится в общем котле. «Противников беспокоит, что аффинажные заводы ввезут, и потом сырье растворится. Но аффинажные предприятия — это не фирмы-однодневки. Речь о государственных компаниях. Риск, что они исчезнут с сырьем, не очень большой», — говорит Д. Замышляев из Пробирной палаты.

«Сегодня все заводы достаточно сильно модернизированы, с точки зрения конкурентоспособности на мировом рынке. Надо быстрее открывать зарубежные рынки, чтобы мы могли привлекать », — говорит В. Сонькин. «Борьба за рынок будет очень сложная, потому что сегодня свободных объемов нет. Но мы готовы побороться и в течение трех лет привлечь до 5-7% мирового объема. Перетоки возможны из Латинской Америки и Африки, от мелких и средних недропользователей — все крупные уже разобраны», — говорит С. Белов из «Красцветмета».

По его оценке, в случае снятия ограничений на ввоз золотосодержащего сырья из других стран российские аффинажные предприятия могут увеличить свою загрузку минимум на четверть. У «Красцветмета» уже есть предварительные договоры с зарубежными контрагентами, но они не исполняются из-за имеющихся препятствий.

Сторонники снятия ограничений приводят в пример изменение в 2015 году закона о драгметаллах, которое сделало обязательным аффинаж ломов драгметаллов. Эта мера вывела огромный рынок из серой зоны и резко увеличила загрузку предприятий. Например, на Приокском заводе ЦМ в прошлом году было переработано 13 тонн, а до изменения закона – до 150 кг. Образовалась целая прослойка организаций, которые легально перерабатывают лом, реализуя его в виде полупродукта на аффинажные заводы. «Выиграли все. Увеличились объемы, налоговые поступления, вышло из тени огромное количество золота. Но для того, чтобы принять эти поправки, потребовались колоссальные труды – в первую очередь, Минфина, Пробирной палаты, Ассоциации аффинажных заводов. Были большие сомнения, не будет ли хуже. Теперь, когда закон заработал, все поняли, что от него только польза», — говорит В. Сонькин из Приокского ЗЦМ.

Против принятия этой нормы высказывались в основном ювелиры. Мера была невыгодна, так как не позволяла ювелирам самостоятельно переплавлять ювелирный лом или скупать лом непонятного происхождения, поясняет Д. Замышляев из Пробирной палаты. «Только оборудование аффинажных заводов может обеспечить соблюдение жестких требований по очистке металла и доведению его до нужных кондиций – ведь драгметалл может быть и радиокативным. Иначе металл может не «не попадать в пробу», — говорит он. В итоге ювелирам было разрешено переплавлять только металл из собственных изделий, а госмонополия на аффинаж гарантировала прозрачный оборот и учет объемов драгметалла. Аффинаж работает с ограниченным числом поставщиков, которые гарантируют некриминальный характер металла.

Пока в Госдуме рассматривается отмена НДС с инвестиционных слитков (999 пробы, которое нельзя использовать для изготовления ювелирных изделий из-за хрупкости «чистого» золота). Эта мера, как рассчитывает Минфин, способствует развитию финансового рынка через рост спроса на инвестиционное золото, так как граждане смогут покупать из банка золото без НДС.

Вопрос по отмене НДС для экспортного золотосодержащего сырья — «политический», говорит С. Белов из «Красцветмета». На его скорую отмену отрасль не рассчитывает. Словосочетание «либерализация» в контексте операций с золотом, видимо, кажется слишком пугающим представителям правоохранительного блока, чтобы рассчитывать на то, что в ближайшее время такие изменения могут быть приняты.

В отрасли есть понятие «аффинажная разница». Это расхождение между предприятием-поставщиком и аффинажным заводом по количеству химически чистого драгоценного металла в партии сырья. К сожалению, пока в России не отменены описанные нами ограничения, термин также может служить маркером для ситуации, при которой крупная добывающая держава не получает значительной дополнительной стоимости в переработке, а недобывающая – является крупнейшим в мире перевалочным пунктом для золота, благодаря как историческим и репутационным факторам, так и выгодному налоговому режиму.

Игорь Лейкин для Rough&Polished

Версия для печати

О компании

В октябре 2011 года исполняется 70 лет со дня основания АО "Щелковский завод вторичных драгоценных металлов". Сегодня  Общество представляет собой крупное специализированное аффинажное предприятие по переработке сырья,содержащего драгоценные металлы: золото, серебро, платина, палладий.

Предприятием накоплен большой опыт работы в области получения серебросодержащих композиционных порошков промышленного назначения, золота и серебра в слитках и гранулах, солей серебра. Работа предприятия основана на многолетнем опыте и безупречной репутации на рынке, отличается финансовой устойчивостью и примерной кредитной историей.

Центральная заводская лаборатория завода располагает парком современного аналитического оборудования и пробоподготовки,  использует в своей работе спектральные, физические и традиционные классические методы анализа.

Особое место в производственном цикле завода занимает продукция на основе серебросодержащих порошков и солей. В последние годы значительно возрос спрос на порошок аккумуляторный субтрактивный и порошок текучий субтрактивный, обеспечивающие готовые изделия более высокими и стабильными характеристиками.

 Продукция АО "Щелковского завода вторичных драгоценных металлов" находит широкое применение в производстве: электрических контактов, источников тока, катализаторов, медицинских препаратов и т.д.

Продукция завода сертифицирована Международной ассоциацией производителей драгоценных металлов. Ассоциацией присвоен сертификат "Good Delivery“.

Продукцию завода отличает не только высокое качество, но и экологичность производства, что обеспечивается вниманием завода природоохранным мероприятиям и утилизации отходов собственного производства.

Аффинажные заводы – предприятия, проводящие очистку золота и прочих драгоценных металлов от примесей. Материал для аффинирования они получают в виде рудного золота, золотосодержащих концентратов и сплавов, которые поставляют горно-металлургические комбинаты, а так же золотосодержащего лома – ювелирного или технического, которые поставляют им скупающие лом организации. Как правило, расположение аффинажных заводов тесно связано с особенностями регионов. В Новосибирске и Красноярке заводы специализируются на аффинаже природного золота, в Магадане – занимаются аффинажем золота, добываемого в Магаданской области и на Чукотке, профиль уральских заводов – переработка вторичного сырья преимущественно медного, на аффинаже драгметаллов из вторсырья специализируются и подмосковные заводы – здесь больше всего электронного и технического лома.

С рудных комбинатов золото на заводы поступает в виде сплава Доре, содержащего не менее 70% золота или серебра и без примесей, затрудняющих процессы очистки. К таким примесям относятся железо, свинец, никель и теллур и в зависимости от оценки завод имеет право оштрафовать поставщика, не принять сплав или взять дополнительные деньги за повышенную концентрацию реагентов.

Российские аффинажные заводы, помимо лицензии на этот вид деятельности, имеют аккредитацию Лондонской ассоциации участников рынка драгоценных металлов, а, значит, слитки этих заводов отвечают стандартам качества и котируются на международном рынке.

Право на аффинаж имеют заводы:

  • Приокский завод цветных металлов — город Касимов Рязанской области. Перепрофилирован на аффинажное предприятие в 1991 году, выпускал золото самой высокой пробы, долгое время считался монополистом.
  • Красноярский завод цветных металлов – единственный в Росси производитель всех видов драгоценных металлов, работает с Норильским комбинатом, отвечает всем мировым стандартам, одно из ведущих предприятий.
  • Колымский аффинажный завод – открыт в 1998 году, работает с местным сырьем.
  • Новосибирский аффинажный завод – старейшее предприятие, перерабатывал около 60% всего отечественного золота, теперь главный конкурент Приокского завода.
  • Екатеринбургский завод по обработке цветных металлов – существует с 1916 года, аффинирует золото из всех видов сырья, от шлихового до вторичного. Помимо аффинажа занимается и производством технических и ювелирных изделий.
  • Щелковский за вторичных драгоценных металлов – завод в Московской области, занимается переработкой вторсырья.
  • Московский завод по обработке специальных сплавов – активно работает с 1940-х годов, с 1970-х выпускает ювелирную продукцию из золота с добавлением палладия.
  • Кыштымский медеэлектролитный завод – извлекает драгоценные металлы из бедного скрапа, не занимается металлами платиновой группы.
  • АО «Уралэлектромедь» – город Верхняя Пышма, раньше был одним из основных поставщиков золота, теперь основное направление – «медное золото», вторичная переработка.
  • Горно-металлургическая компания «Норильский никель» – получил право на собственный аффинаж только в 2002 году, ранее все сырье НН отправлялось на Красноярский завод.
  • ЗАО «Уральские инновационные технологии» – право получено в 2009 году, предприятие занимается аффинажем и производством технических изделий, содержащих драгметаллы.

Из этого списка не имеют международной аккредитации только четыре последних предприятия. Это значит, что выпускаемые ими слитки не имеют выхода на мировой рынок, так как не соответствуют установленным нормам технологии производства, качества продукции, лабораторных проб и т.д. Золото этих заводов остается исключительно для «внутреннего использования».

Аффинажные заводы стремятся не только выходить на международную арену, но и придумывают стратегии развития для внутреннего рынка, ориентируясь на отечественных золотодобытчиков и поставщиков лома – цены на аффинаж и перечень возможностей находятся примерно на одном уровне у всех крупных заводов, поэтому борьба за предприятия-клиентов ведется не на финансовом поле. Заводы стремятся к увеличению сырьевой базы, экономии энергии, налаживание собственного производства, высокому уровню грамотности документооборота, модернизации оборудования и обучении работников.

Автор: Мариана Даниэле (Daniele Mariani)

Золото очищается до высочайшей пробы (Reuters)

Перевод: Теренс МакНами (Terence MacNamee).

Большая часть добываемого в мире золота физически проходит через Швейцарию, и в особенности через кантон Тичино. Четыре крупнейших аффинажных завода в мире расположены на швейцарской земле.

Трудно себе представить огромное количество золота, ежегодно прибывающее в Швейцарию. В 2011 году в страну было импортировано более 2600 тонн необработанного золота, общей стоимостью 96 млрд швейцарских франков ($103 млрд), что стало рекордом. Объем импорта золота более чем удвоился за последние десять лет, без учета металла, проходящего через швейцарские свободные порты.

В 2010 году объем импорта золота в страну составил 2,326 тонн. С 1990 по 2007 гг. Швейцария импортировала от 1,000 до 1,600 тонн золота в год, общей стоимостью 15,7 млрд швейцарских франков в 1994 году и 32 млрд в 2007 году.

Чтобы получить представление о значении Швейцарии в индустрии переработки и торговли золотом, надо упомянуть следующее: объем первичной мировой добычи золота в 2011 году составил 2,700 тонн, по данным Геологической службы США.

Если к этому числу добавить золото, получаемое от мелких скупщиков по всему миру и от нелегальной добычи, а эти показатели не учитываются в официальной статистике, то окажется, что две трети золота в мире проходит через Швейцарию.
 
«Швейцария в среднем перерабатывает около 70% мирового золота в год», говорит Фредерик Панизутти (Frédéric Panizzutti), спикер женевской компании по торговле золотом MKS (Switzerland) SA, которой принадлежит аффинажное предприятие Pamp, расположенное в Кастель Сан Пиетро в Тичино.

Четыре из шести

«На шесть аффинажеров в Списке Хорошей поставки (Good Delivery List) приходится 90% оборота. Четыре из них базируются в Швейцарии», добавляет он. Список Хорошей поставки – это система сертификации качества Лондонской ассоциации участников рынка драгоценных металлов (London Bullion Market Association) (LBMA)), индустриальной ассоциации рынка золота.

Поэтому велика вероятность того, что кольцо у вас на пальце или слиток в вашей тумбочке был сделан из золота, переработанного компаниями Valcambi (г. Балерна), Pamp (г. Кастель Сан Пиетро), Argor-Heraeus (г. Мендрисио) или Metalor (г. Нюшатель).

Как Швейцарии удалось занять такую выгодную позицию? «Ответ очень прост», говорит Панизутти. «Эта страна исключительно безопасна и обладает эффективной логистической и финансовой системами. Это очень важные факторы для индустрии драгоценных металлов».

Как Бордо для вина

Швейцария для золота это все равно что Бордо для вина, отмечает Жиль Лабарт (Gilles Labarthe), журналист и автор книги об африканском золоте.

«Помимо долгой исторической традиции, существует вся необходимая инфраструктура и сервисы».

«К тому же не стоит забывать о важности золотого рынка Цюриха», сказал Лабарт. «И еще несколько лет назад основная лоббистская группа этой индустрии, Всемирный совет по золоту, базировалась в Женеве».

Репутация торговой марки «Сделано в Швейцарии» полностью оправдана и в отношении золота, говорит Лабарт. «Золото перерабатывается согласно правилам «четырех девяток» или 99,99%, что является исключительной степенью чистоты. Владение слитком, произведенным в Швейцарии, — это гарантия качества, где бы вы ни оказались», объясняет он.

«Аффинажеры производят не только золотые слитки, но и полуфабрикаты, такие как монеты и медали, требующие высочайшей степени точности. Швейцария всегда оставалась на высоте по качеству и нет причин, по которым ситуация сегодня изменилась бы», отмечает Панизутти, проводя параллель между переработкой золота и производством часов в Швейцарии.

Поэтому не удивительно, что три из пяти аффинажных предприятий, которым LBMA даровала титул «рефери» контроля качества золота, переработанного в компаниях членах ассоциации, базируются в Швейцарии: Pamp, Argor-Heraeus и Metalor.

Тичино впереди

Аффинажеры – это в основном сервисные предприятия. «Как правило, они получают золото от своих клиентов и доводят его до стандартной степени чистоты. Клиент затем решает забрать ли золото назад или продать его на рынке или самому аффинажеру», объясняет Панизутти.

Если посмотреть на географическое расположение швейцарских аффинажных предприятий, то мы увидим, что они находятся совсем рядом друг с другом. Помимо расположенного в Нюшатель
Metalor, остальные три находятся в округе Мендрисиотто в южной части кантона Тичино, прямо у итальянской границы.

Основная причина тому – историческая. «В 1970-х и 80-х гг. Италия была крупнейшим в мире производителем ювелирной продукции и получала очищенное золото для нужд индустрии из Тичино», отмечает компания Valcambi.  

Сегодня основными продуктами швейцарских аффинажеров являются не полуфабрикаты для ювелиров или часовщиков, а золотые слитки.

«За последние десять лет цена на золото выросла вчетверо», отмечает Панизутти. «Сегодня золото играет ключевую роль в сохранении капитала. Учитывая недостаток доверия к финансовым рынкам, его считают видом страхования, потому что у него нет кредитного риска. Можно сколько угодно печатать деньги, но золото напечатать нельзя».

Швейцарская золотая индустрия

Шесть швейцарских находятся в Списке Хорошей поставки LBMA. Это означает, что они отвечают всем стандартам качества, принятым в этой организации.

Valcambi SA (г. Балерна), основана в 1961 году, сегодня является частью американской горнодобывающей группы Newmont Mining Corporation, аффинажные мощности – около 1,400 тонн в год, 165 сотрудников.

Pamp SA (г. Кастель Сан Пиетро), (1977 – MKS SA Geneva), аффинажные мощности – около 450 тонн в год, 160 сотрудников.

ArgorHeraeus SA (г. Мендрисио), основана в 1951 году, аффинажные мощности – 400 тонн в год, 230 сотрудников в Швейцарии, Германии, Италии и Южной Америке.

Metalor TechnologiesSA (г. Нюшатель) существовала с 1852 под названием Martin de Pury & Cie, 1,650 сотрудников по всему миру, аффинажные мощности – 650 тонн в год.

Еще два аффинажера — Cendres + Metaux SA (Биль) и PX Précinox SA (г. Ла-Шо-де-Фонд) также сотрудничают с LBMA. Они не раскрыли объем своих годовых аффинажных мощностей.

Записи созданы 1484

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх