Отвод адвоката в уголовном процессе

О проекте  /  Адвокатура  /  Порядок отвода адвоката

Порядок отвода адвоката

Отвод адвоката

Решение об адвокатском отводе принимается в случае, если есть противоречия в интересах его подзащитных, но при этом, данные противоречия должны проявиться на момент принятия решения о таком отводе. Реальный факт вызова защитника на фактический допрос является основанием для отвода адвоката, при условии, если данный вызов был обоснован.

Статья семьдесят вторая.

Обстоятельства, которые исключают участие в законном производстве по уголовному делу адвоката, гражданского ответчика, гражданского истца, представителя потерпевшего.

1. Представитель потерпевшего, гражданского ответчика или гражданского истца не имеет права участвовать в судопроизводстве если он:

· До этого участвовал в производстве по этому уголовному делу в роли судьи, понятого, переводчика, специалиста, эксперта, свидетеля, секретаря судебного заседания, дознавателя, следователя или прокурора;

· Является родственником секретаря, дознавателя, следователя, прокурора или судьи, который принимал или же будет принимать участие в производстве по этому делу или лица, фактические интересы которого каким-либо образом противоречат интересам участника этого уголовного производства;

· Оказывал ранее или же оказывает на данный момент помощь юридического характера лицу, интересы которого могут противоречить или противоречат интересам подозреваемого или защищаемого.

2. Фактическое решение об отводе защитника, гражданского ответчика, гражданского истца или представителя потерпевшего принимается согласно порядку, который установлен в части первой статьи шестьдесят девятой настоящего Кодекса.

Интересное:

Жалоба в суд на незаконный отвод адвоката

Набережночелнинский городской суд РТ

от защитника Кашапова Рафиса

адвоката Валиуллина Рустема

ЖАЛОБА

на постановление об отводе защитника

07 апреля 2008 года Набережночелнинским межрайонным следственным отделом следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по РТ было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ст.282. ч.1 УК РФ в отношении неустановленных лиц.

11 ноября 2008 года по данному уголовному делу было предъявлено обвинение Кашапову Рафису Рафаиловичу.

Тем же числом следователь Галимуллин Р.И. вынес постановление об отводе защитника Кашапова Р.Р. адвоката Валиуллина Р.Р. на основании того, что адвокат отказывается от дачи подписки о неразглашении данных предварительного расследования.

Кроме того, следователь мотивировал свое постановление тем, что адвокат разместил на своем сайте некоторые материалы уголовного дела.

Считаю данное постановление незаконным, не обоснованным.

Во-первых, следователь не учел приведенный мною Обзор дисциплинарной практики Совета Адвокатской палаты г. Москвы, опубликованный в журнале «Адвокат», № 9, сентябрь 2007 г., где при рассмотрении такого же случая отмечено, что «уголовно-процессуальное законодательство не предусматривает обязанности адвоката-защитника давать подписку о неразглашении материалов уголовного дела, кроме случая, когда в них содержится государственная тайна и защитник не имеет соответствующего допуска к указанным сведениям (ч. 5 ст. 49, ч. 3 ст. 53, ст. 161 УПК). Неисполнение обязанности, которую закон не возлагает на защитника, нарушением порядка уголовного судопроизводства не является. В устных объяснениях представитель Генеральной прокуратуры РФ Л. признал, что законодательством не предусмотрена санкция за отказ дать подписку о неразглашении почерпнутых из материалов уголовного дела сведений».

Следовательно, как это видно из уже состоявшегося акта применения права, отказ дать требуемую подписку не влечет никаких правовых последствий.

Во-вторых, следователю было замечено, что предлагаемые им обстоятельства не являются основанием для отвода согласно статьям 61, 72 УПК РФ, что не дало ни Кашапову Р.Р., ни его защитнику возможность прогнозировать последствия отказа от дачи подписки о неразглашении данных предварительного следствия.

В третьих, даже если я и публиковал какие-либо материалы, то кроме того, что за это ответственности законодательством не предусмотрено, я их брал из открытых источников, уже опубликованные, в частности в блоге своего клиента.

Боле того, как вытекает из приложенного постановления об отказе в удовлетворении ходатайства, следователь, в нарушение законодательства, категорически отказывается вручать мне копии документов, которые я имею право получать.

В четвертых, данное уголовное дело приобрело большой общественный резонанс, его ход подробно освещается в средствах массовой информации, в случае разглашения любых данных этого уголовного дела никакой ущерб правосудию причинен бы не был (никто бы не скрылся от следствия и суда, на свидетелей давление бы не было оказано, иные вредные последствия не наступили). Следователь не мотивировал необходимость отобрания такой подписки, хотя все решения следователя должны быть мотивированы. Согласно Определения Конституционного Суда РФ от 25 января 2005 г.

№ 42-О «положения статей 7, 123, 124, 125, 388 и 408 УПК Российской Федерации в их конституционно-правовом истолковании, вытекающем из настоящего Определения, не допускают отказ дознавателя, следователя, прокурора, а также суда при рассмотрении заявления, ходатайства или жалобы участника уголовного судопроизводства от исследования и оценки всех приводимых в них доводов, а также мотивировки своих решений путем указания на конкретные, достаточные с точки зрения принципа разумности, основания, по которым эти доводы отвергаются рассматривающим соответствующее обращение органом или должностным лицом».

В пятых, считаю нарушенным подпункт «с» пункта 3 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, в соответствии с которыми каждый при рассмотрении любого предъявленного ему уголовного обвинения вправе защищать себя лично или через посредство выбранного им самим защитника, так как согласно общих принципов права в правовом государстве ответственность за деяния должна быть предусмотрена законом. Лищение гражданина защитника за деяния, совершение которых не предполагало такого серьезного нарушения прав, не является соответствующим закону.

В шестых, следователь при попытке отобрания указанной подписки не попытался очертить конкретные данные, которые защитнику запрещено разглашать, что так же является нарушением законодательства.

Считаю, что вышеуказанные действия следователем явилось превышением его полномочий, реакцией на квалифицированную защиту адвокатом.

Пункт 16 Основных принципов, касающиеся роли юристов (принятых Восьмым Конгрессом ООН по предупреждению преступлений в августе 1990 года, Гавана), закрепил: «Правительства обеспечивают, чтобы юристы могли выполнять все свои профессиональные обязанности в обстановке, свободной от угроз, препятствий, запугивания или неоправданного вмешательства».

Конституционный Суд РФ подчеркнул, что «реализация права пользоваться помощью адвоката (защитника): не может быть поставлена в зависимость от усмотрения должностного лица или органа, в производстве которого находится уголовное дело» (пункт 3 мотивировочной части определения от 8 февраля 2007 г. N 254-О-П по жалобе гражданина Д.Ф. Туктамышева).

На основании вышеизложенного, в соответствии со статьей 125 УПК РФ, прошу

1. Признать постановление об отводе защитника от 11.11.2008 года незаконным.

2. Обязать виновных лиц устранить допущенные нарушения.{jcomments off}

Статья 72. Обстоятельства, исключающие участие в производстве по уголовному делу защитника, представителя потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика

1. Защитник, представитель потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика не вправе участвовать в производстве по уголовному делу, если он:

1) ранее участвовал в производстве по данному уголовному делу в качестве судьи, прокурора, следователя, начальника органа дознания, начальника подразделения дознания, дознавателя, секретаря судебного заседания, свидетеля, эксперта, специалиста, переводчика или понятого;

(в ред. Федерального закона от 30.12.2015 N 440-ФЗ)

(см. текст в предыдущей )

2) является близким родственником или родственником судьи, прокурора, следователя, начальника органа дознания, начальника подразделения дознания, дознавателя, секретаря судебного заседания, принимавшего либо принимающего участие в производстве по данному уголовному делу, или лица, интересы которого противоречат интересам участника уголовного судопроизводства, заключившего с ним соглашение об оказании защиты;

(в ред. Федерального закона от 30.12.2015 N 440-ФЗ)

(см. текст в предыдущей )

3) оказывает или ранее оказывал юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат интересам защищаемого им подозреваемого, обвиняемого либо представляемого им потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика.

2.

Решение об отводе защитника, представителя потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика принимается в порядке, установленном частью первой статьи 69 настоящего Кодекса.


Ст. 72 УПК РФ. Обстоятельства, исключающие участие в производстве по уголовному делу защитника, представителя потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика

Судья: Козленкова Т.В. Докладчик: Ненашева И.В. Дело № 22к-2086/2012

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Липецк 18 декабря 2012 года

Судебная коллегия по уголовным делам Липецкого областного суда в составе:

председательствующего Бирюковой Н.К.

Судей Ненашевой И.В., Новичкова Ю.С.

с участием прокурора Марковой Ж.В.

адвоката П.Г.И.

при секретаре Кузнецове А.Н.

рассмотрела в открытом судебном заседании материал по кассационной жалобе адвоката П.Г.И. на ПОСТАНОВЛЕНИЕ Липецкого районного суда от ДД.ММ.ГГГГ, которым отказано в удовлетворении жалобы о признании незаконным и необоснованным ПОСТАНОВЛЕНИЕ заместителя начальника отдела СЧ СУ УМВД России по Липецкой области Бородиной М.Г. от ДД.ММ.ГГГГ об отводе защитника по уголовному делу по обвинению Д.С.Б.,

Заслушав доклад судьи Ненашевой И.В., адвоката, поддержавшего доводы жалобы; мнение прокурора об оставлении постановления суда без изменений, жалобы — без удовлетворения; судебная коллегия

установила:

Адвокат П.Г.И. обратился в Липецкий районный суд с жалобой в порядке ст. 125 УПК РФ на действия зам.начальника отдела СЧ СУ УМВД России по Липецкой области Бородиной М.Г. Свою жалобу обосновывал тем, что ДД.ММ.ГГГГ Бородина М.Г. вынесла ПОСТАНОВЛЕНИЕ о его отводе, как защитника обвиняемого Д.С.Б. по уголовному делу, возбужденному ДД.ММ.ГГГГ по ч.4 ст. 159 УК РФ, указав, что в ходе следствия он по этому же делу осуществлял защиту по ордеру № от ДД.ММ.ГГГГ свидетеля Н.А.А,

Основаниями для отвода защитника Бородина М.Г. указала положения ст. 72 УПК РФ, ч,4 ст. 6 ФЗ от 31.05.2002 года №63- ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и ст. 13 Кодекса профессиональной этики адвоката в целях недопущения нарушения права обвиняемого Д.С.Б. на защиту.

Суд, рассмотрев жалобу, в ее удовлетворении отказал.

В кассационной жалобе адвокат П.Г.И. просит ПОСТАНОВЛЕНИЕ суда отменить, как вынесенное с нарушением ст.7 и 72 УПК РФ, так как в решении должны быть указаны фактические обстоятельства и нормы материального процессуального права, регулирующие данные правоотношения, являющиеся основаниями для принятия такого решения.

Считает, что выводы суда основаны на надуманных обстоятельствах, без надлежащей проверки обжалуемого постановления, в связи с чем РЕШЕНИЕ суда подлежит отмене. Основаниями для отвода защитника заместитель начальника отдела СЧ СУ УМВД России по Липецкой области подполковник юстиции Бородина М.Г. указала положения ст. 72 УПК РФ, ч.4 ст. 6 ФЗ от 31.05.2002 года № 63 — ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и ст. 13 Кодекса профессиональной этики адвоката, мотивируя целью недопущения нарушения права обвиняемого на защиту.

Согласно п.3 ч.1 ст. 72 УПК РФ такими обстоятельствами, исключающими участие в производстве по уголовному делу защитника является то, что он оказывает или ранее оказывал юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат интересам защищаемого имподозреваемого, обвиняемоголибо представляемого им потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика.

В постановлении Бородиной М.Г. не указаны фактические обстоятельства, имеющие по делу, которые свидетельствовали бы о наличии противоречий между свидетелем Н.А.А и обвиняемым Д.С.Б., что свидетельствует о необоснованности данного постановления.

Фактически же интересы свидетеля Н.А.А, и обвиняемого Д.С.Б. не противоречат друг другу. Они оба считают, что данное уголовное дело возбуждено незаконно и необоснованно, поскольку судебными решениями подтвержден факт законности сделки и правомерность действий Д.С.Б., как бывшего директора ОАО «Липецкомплекс».

Считает, что действия и решения заместителя начальника отдела СЧ СУ УМВД РФ по ЛО Бородиной М.Г. нарушают право обвиняемого на защиту, а именно пользоваться помощью защитника, которому он доверяет в соответствии со ст.16 и п.8 ч.4 ст. 47 УПК РФ и ст. 48 Конституции РФ, согласно которой каждому гарантируется право получения квалифицированной юридической помощи, и каждый обвиняемый в совершении преступления имеет право пользоваться защитником.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ заместителя начальника отдела СЧ СУ УМВД РФ по JIO Бородиной М.Г. от ДД.ММ.ГГГГ нарушает конституционное право на защиту обвиняемого Д.С.Б. и затрудняет профессиональному и своевременному ознакомлению его с материалами уголовного дела совместно с избранным им защитником.

Липецкий районный суд при рассмотрении жалобы не изучил надлежащим образом ПОСТАНОВЛЕНИЕ зам. начальника отдела СЧ СУ УМВД России по Липецкой области Бородина М.Г. от ДД.ММ.ГГГГ об отводе защитника и сделал ошибочный вывод, что у Бородиной имелись основания об отводе защитника.

В обоснование своих выводов суд положил не отсутствие в постановлении оснований для отвода, т.е. наличие противоречий, и конкретные показания лиц, а надуманные пояснения заместителя начальника отдела СЧ СУ УМВД РФ по ЛО Бородиной М.Г., о наличии противоречий их интересов.

И тут же суд указал, что их показания не могут противоречить друг другу, в случае отрицания своей вины обвиняемым, соответственно имеется конфликт интересов. При этом забыв указать ещё довод Бородиной М.Г., что обвиняемый Д.С.Б. так же признан гражданским ответчиком по делу и вины своей не признает.

Поэтому, вывод суда о том, что участии одного и того защитника при защите интересов свидетеля и обвиняемого позволяет защитнику на любом этапе расследования уголовного дела пользоваться знанием позиции и интересов по делу другого лица, и это ограничивает право другого участника судопроизводства, что является нарушением уголовно процессуального закона, и может повлиять на принятие законного и обоснованного решения по делу, не основан ни на законе, ни на изложенных обстоятельствах, ни на материалах уголовного дела, которые суд даже не истребовал для исследования и противоречит положениям Конституционного Суда РФ

Согласно Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 14 октября 2004 г. N 333-0 «Оспариваемые заявителем нормы не могут быть истолкованы как предоставляющие органу, в производстве которого находится уголовное дело, возможность отказывать подозреваемому и обвиняемому в осуществлении его права на самостоятельный выбор защитника без достаточно веских оснований, связанных с необходимостью обеспечения как его права на защиту, так и прав и свобод других лиц, а также интересов правосудия. Такого рода отказ, как и отказ в удовлетворении любого другого ходатайства участника уголовного судопроизводства, должен оформляться в виде мотивированного постановления с указанием конкретных фактических оснований для его принятия и может быть обжалован прокурору или в соответствующий суд общей юрисдикции, которые с учетом всех обстоятельств дела оценивают, насколько обоснованно в каждом конкретном случае обвиняемому отказывается в допуске выбранного им защитника к участию в уголовном деле».

Кроме того, из действующего уголовно-процессуального закона не вытекает, что РЕШЕНИЕ об отводе защитника принимается исходя лишь из предположения о возможности возникновения противоречия интересов в будущем. Напротив, из пункта 3 части первой статьи 72 УПК Российской Федерации с определенностью следует, что наличие таких противоречий должно иметь место на момент принятия решения об отводе. (ОПРЕДЕЛЕНИЕ КС РФ от 9 ноября 2010 г. N 1573-0-0).

Проверив материалы дела в свете изложенных в жалобе доводов, судебная коллегия находит ПОСТАНОВЛЕНИЕ суда законным, обоснованным и мотивированным..

В данной ситуации суд правильно установил фактические обстоятельства по делу, указав, что ДД.ММ.ГГГГ СЧ СУ при УВД по Липецкой области возбуждено уголовное дело по ч.4 ст.159 УК РФ по факту мошенничества в отношении ОАО «Липецккомплекс».

В ходе предварительного следствия ДД.ММ.ГГГГ в качестве свидетеля был допрошен Н.А.А,, защиту которого осуществлял адвокат П.Г.И. по ордеру № от ДД.ММ.ГГГГ.

ДД.ММ.ГГГГ следствием было предъявлено обвинение Д.С.Б. по ч.1 ст.201 УПК РФ, защиту его интересов осуществляла адвокат Федюкина Л.П.

ДД.ММ.ГГГГ от обвиняемого Д.С.Б. поступило заявление, что он отказывается от услуг адвоката Федюкиной Л.П. и желает, чтобы его интересы защищал адвокат П.Г.И., который представил следствию ордер адвоката № от ДД.ММ.ГГГГ на защиту интересов Д.С.Б.

ДД.ММ.ГГГГ заместитель начальника отдела СЧ СУ УМВД России по Липецкой области Бородина М.Г. вынесла ПОСТАНОВЛЕНИЕ об отвода защитника П.Г.И. от участия в уголовном деле в качестве защитника обвиняемого Д.С.Б.

Согласно ст. 125 УПК РФ постановления дознавателя, следователя, руководителя следственного органа об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, а равно иные их решения и действия (бездействие), которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию, могут быть обжалованы в районный суд по месту производства предварительного расследования.

В соответствии с одним из основных принципов уголовного судопроизводства, предусмотренных ст. 15 УПК РФ, функции обвинения, защиты и разрешения уголовного дела отделены друг от друга и не могут быть возложены на один и тот же орган или одно и тоже должностное лицо.

Бремя доказывания обвинения и опровержение доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, согласно ч.2 ст.14 УПК РФ, лежит на стороне обвинения.

В соответствии п.3 4.1 ст.72 УПК РФ защитник не вправе участвовать в производстве по уголовному делу, если он оказывает или ранее оказывал юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат интересам лица, которого он представляет.

Данная норма согласуется с положениями Федерального закона РФ от 31.05.2002 года «Об адвокатской деятельности и адвокатуре РФ».

Согласно ч.4 ст.6 указанного Закона адвокат не вправе принимать от лица, обратившегося к нему за оказанием юридической помощи поручение в случае, если он оказывает юридическую помощь доверителю, интересы которого противоречат интересам данного лица.

Согласно ст. 13 Кодекса профессиональной этики адвоката — адвокат не вправе принимать поручение на осуществление защиты по одному уголовному делу от двух и более лиц, если интересы одного из них противоречат интересам другого; интересы одного, хотя и не противоречат интересам другого, но эти лица придерживаются разных позиций по одним и тем же эпизодам дела.

Суд пришел к правильному выводу о том, что заместитель начальника отдела СЧ СУ УМВД России по Липецкой области Бородина М.Г., РЕШЕНИЕ которой обжалует заявитель, в соответствии со ст.38 УПК РФ является должностным лицом, которое в пределах своей компетенции, предусмотренной УПК РФ вправе осуществлять предварительное следствие по уголовному делу, в том числе принимать РЕШЕНИЕ о допуске к участию в деле либо об отводе защитника.

Отказывая в удовлетворении жалобы суд правильно пришел к выводу, что на момент вынесения зам.начальника отдела СЧ СУ УМВД Бородиной М.Г., обжалуемого постановления, в производстве которой находится уголовное дело в отношении Д.С.Б., она допрашивала по уголовному делу, как обвиняемого, так и свидетелей, в том числе и свидетеля Н.А.А, и вывод о противоречии их интересов, сделанный на основании содержания показаний указанных лиц, является объективным.

В данной ситуации суд пришел к правильному выводу, что показания свидетеля Н.А.А,, выступающего свидетелем обвинения и показания обвиняемого Д.С.Б. не могут не противоречить друг другу, в случае отрицания своей вины обвиняемым, соответственно в данном случае имеется конфликт интересов.

При таких обстоятельствах довод кассационной жалобы о том, что интересы свидетеля Негробова и обвиняемого Доровского не противоречат друг другу является ничем иным, как предположением защитника.

Судебная коллегия соглашается с выводом суда о том, что участие одного и того же защитника при защите интересов свидетеля и обвиняемого (хотя и в разное время), позволяет защитнику на любом этапе расследования дела, пользоваться знанием позиции и интересов по делу другого лица. В связи с чем, данным обстоятельством ограничивается право другого участника уголовного судопроизводства, что является в свою очередь нарушением уголовно-процессуального закона.

При таких обстоятельствах суд пришел к правильному выводу, что РЕШЕНИЕ заместителя начальника отдела СЧ СУ УМВД России по Липецкой области Бородиной М.Г. об отводе защитника — адвоката П.Г.И. соответствует требованиям закона, в том числе ст.7 УПК РФ, является обоснованным, постановленным надлежащим лицом, в производстве которого находится уголовное дело.

Довод кассационной жалобы адвоката П.Г.И. о нарушении конституционного права обвиняемого Доровского на защиту нельзя признать состоятельным, поскольку вопреки утверждению в жалобе, закрепленное в п.3 ч.1 и ч.2 ст.72 УПК РФ правило, предусматривающее отвод защитника в случае оказания им юридической помощи лицам, чьи интересы противоречат друг другу, не только не ограничивает право обвиняемого на защиту, а напротив, является дополнительной гарантией его реализации, поскольку направлено на исключение каких-либо действий со стороны защитника, могущих прямо или косвенно способствовать неблагоприятному для его подзащитного исходу дела.

При изложенных обстоятельствах, Суд первой инстанции законно и обоснованно отказал в удовлетворении жалобы адвоката П.Г.И. на действия зам.начальника отдела СЧ СУ УМВД России по Липецкой области Бородиной М.Г. Принятое РЕШЕНИЕ судом надлежаще мотивированно.

При рассмотрении материала судом в полной мере учтены все имеющие значение обстоятельства. С мотивами, приведенными в постановлении суда, судебная коллегия соглашается ввиду их обоснованности и законности. ПОСТАНОВЛЕНИЕ суда соответствует требованиям ч.4 ст.7 УПК РФ.

Нарушений норм действующего законодательства, в том числе требований ст.125 УПК РФ при рассмотрении жалобы и вынесении постановления судом не допущено. Оснований для удовлетворения кассационной жалобы заявителя П.Г.И. не имеется, поскольку оно не содержит обоснованных доводов, свидетельствующих о наличии предусмотренных законом оснований для отмены обжалуемого постановления.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

ПОСТАНОВЛЕНИЕ Липецкого районного суда Липецкой области от ДД.ММ.ГГГГ, которым отказано в удовлетворении жалобы адвоката П.Г.И., оставить без изменения, а кассационную жалобу заявителя П.Г.И. — без удовлетворения.

Председательствующий: (подпись) Н.К.Бирюкова

Судьи (подписи) И.В. Ненашева

Ю.С.Новичков

Копия верна: Докладчик: И.В.Ненашева

Оригинал документа

Записи созданы 771

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх