Длинные деньги

Для уверенного роста инвестиций экономике нужны длинные деньги. Это прямая обязанность Банка России (В. Путин, Послание к Федеральному Собранию, 15.01.2020).

Источником финансирования роста российской экономики многие годы оставалась внешняя сфера. В условиях санкций главным источником финансирования становится внутренний финансовый рынок. Однако возможности российского рынка ограничены и не позволяют в полной мере использовать его потенциал, консервируя неэффективную структуру экономики. Решение этих проблем крайне важно для обеспечения устойчивого роста в условиях глобальных рисков.

После кризиса ведущие страны стали более активно использовать механизмы т.н. денежно-промышленной политики (mondustrial policy), которая обеспечивает прочную связь между финансовой, промышленной, структурной политикой, что расширяет возможности устойчивого роста на внутренней основе с учетом национальных приоритетов развития.

Там за основу формирования ресурсов и монетизации экономики используются госбумаги для целей бюджетного финансирования. В США и Японии на национальные госбумаги приходится 85-95% всей эмиссии их национальных валют.

Центральные банки этих стран покупают госбумаги, выпущенные своим минфином. Одновременно они осуществляют целевую эмиссию (на ипотеку, на малый бизнес, на региональные программы и др.) и экономика в этом случае получает длинный целевой кредит. Причем, как правило, это длинная и сверхдлинная эмиссия на 30—40 лет. При этом купленные ЦБ бумаги хранятся у него в течение всего срока, а не поступают на рынок и не вымывают с него деньги. Более того, когда срок бумаг заканчивается, часто происходит новая эмиссия и покупка новых бумаг, что делает процесс поддержания «длинных» целевых ресурсов в экономике при необходимости практически бессрочным.

Доля национальных госбумаг в эмиссии национальной валюты, 2018-2019 гг. М. Ершов по данным центральных банков соответствующих стран.

В России механизмы экономической политики принципиально отличаются от механизмов в развитых странах: доля национальных госбумаг в эмиссии рубля составляет лишь 1%. Это говорит о том, что потенциал развития источников долгосрочных средств в России высокий. Возможности Банка России в реализации этого потенциала являются ключевыми. России необходимо активно реализовывать потенциал тех неиспользуемых возможностей, которые в настоящее время существуют. Это уменьшит зависимость страны от внешних рынков, снизит негативный эффект санкций и расширит внутренние основы развития экономики с учетом системных приоритетов развития.

Долгосрочные инвестиции на срок от 3 лет называют длинными деньгами. В России они есть. Нужно только, чтобы наш Центро­банк перестал сидеть на «сундуке с золотом» и выполнил свои прямые обязанности по финансированию экономики.­

Академик Россий­ской академии наук Абел Аганбегян

Профессор Финансового университета, гл. директор по финансам ИЭФ Михаил Ершов

«Для уверенного роста инвестиций экономике нужны длинные деньги. Это прямая обязанность Банка России», – заявил президент Владимир Путин в послании Федеральному собранию 15 января 2020 г. Восемь лет назад в послании Совфеду он говорил то же самое. В ответ вложения в основной капитал со стороны предприятий и организаций, контролируемых государством, сократились за три года на 26%. Это около половины всех инвестиций в экономику. К тому же ухудшился инвестклимат, из России начался отток капитала. Тянет экономику вниз и прогрессирующее старение основных фондов.

Что же делали правитель­ство и ЦБ? Покупали доллары и евро в резервы, достигшие сегодня уже 575 млрд долл. Но крупные закупки валюты изымали из экономики те самые длинные деньги. Приятно сидеть на «сундуке, набитом золотом, долларами и евро», но цена этого удовольствия – замедление развития экономики и соцсферы. Многие годы рост нашей экономики финансировался за счёт внешних займов и экспортной выручки, прежде всего от неф­ти и газа. В условиях санкций и упавших цен на сырьё главным источником денег становится внутренний финансовый рынок. Но его возможности используются плохо. В развитых странах 30–50% всех инвестиций в основной капитал составляют банковские кредиты, в развивающихся – 20–30%, а в РФ – всего 8–10%. Наши банки выдают деньги на относительно короткие сроки, что затрудняет реализацию долгосрочных проектов. И процентные ставки высокие: цена денег часто выше, чем доходность, которую обещает проект. И вообще наша банковская система отвернулась от задач социально-экономического роста страны.

По какому пути идти?

Основные источники длинных денег в развитых странах – пенсионные фонды, страховые компании и рынок ­облигаций. Но первоочередную роль играют длинные деньги, которые формируются национальными центробанками. Увы, эти основные каналы у нас незначительны.

Например, доля госбумаг в эмиссии нацвалюты в РФ меньше чем 2%. А в США и Японии на них приходится 80–95%. ЦБ этих стран покупают облигации, выпущенные их минфинами. Причём до конца 1980-х гг. это делалось напрямую, а позднее – через коммерческие банки, получающие за посредничество комиссию. Покупая госбумаги, ЦБ осуществляет целевую эмиссию – скажем, на ипотеку, малый бизнес, региональные программы. В результате дополнительные деньги попадают в экономику в основном через госрасходы бюджета или через финансирование со стороны спецагентств. Так экономика получает длинный целевой кредит – как правило, на 30–40 лет. Купленные Центробанком бумаги хранятся у него в течение всего срока. А когда он заканчивается, часто происходит новая эмиссия и покупка новых бумаг, что делает процесс поддержания длинных целевых ресурсов в экономике бессрочным.

В России потенциал этого важного инструментария остаётся неиспользованным. Могут возразить: Минфин РФ выпускает облигации федерального займа (ОФЗ), сроки которых превышают 10 лет. Они пользуются спросом у коммерческих банков. Однако это не способст­вует удлинению финансовых ­ресурсов в реальной экономике, т. к. покупка банками ОФЗ означает изъятие денег из экономики, в том числе длинных.

Где найти эти длинные?

Задача номер один – заинтересовать частный бизнес в увеличении инвестиций в родную страну. По оценке Boston Consulting Group, частное богатство россиян составляет 1,6 трлн долл., или 90% ВВП страны за 2019 г. Более четверти этого богатства (400 млрд долл.) – в офшорах. Чтобы эти деньги начали возвращаться, надо ввести новые стимулы для предприятий.

Освободить от налога часть прибыли, из которой формируется около половины частных инвестиций, что даст 1 трлн руб.

В 1,5–2 раза сократить амортизационные сроки, что позволит получить ещё 1 трлн.

Обеспечить допинвестиции за счёт предоставления бизнесу низкопроцентных инвесткредитов под 2–4% годовых. На техническое перевооружение производства и жилищное строительство такие деньги следует выдавать на срок до 5 лет. До 10 лет необходимо кредитовать проекты по вводу новых высокотехнологичных мощностей и до 20 лет – проекты в области новой транспортно-логистической инфраструктуры и профобразования граждан. Для этого предстоит дальше снижать ключевую ставку ЦБ и в случае необходимости доплачивать банкам недостающие проценты.

Установить налоговую паузу на период техперевооружения и ввода новых мощностей, ввести таможенные и административные льготы.

Массовое техперевооружение базовых отраслей экономики надо начать уже с 2021–2022 гг. Эти программы должны охватить машиностроение, энергетику, химпромышленность, транспорт, строительство, сельское с/х.

Потенциал резервов

Какие ещё источники есть? Можно брать длинные деньги из золотовалютных резервов (с последующим возвратом). В мировой практике достаточными считаются резервы, покрывающие 3-месячный импорт страны. В РФ их объём таков, что можно по­крыть импорт за 16 месяцев. Поэтому из 575 млрд долл., в которые золотовалютные резервы оцениваются сегодня, для обеспечения безопасности достаточно забронировать 300 млрд. ФНБ, составляющий 155 млрд и являющийся частью резервов, стоит использовать по его прямому назначению – на восстановление благосостояния людей. А оставшиеся 120 млрд долл. реально направить в экономику, занимая в год по 15–20 млрд в виде инвесткредитов на возвратной основе.

Необходимо также наращивать ресурсы длинных денег в банковской системе и внебанковском рыночном секторе – в накопительном пенсионном фонде и в паевых фондах, в страховании и в виде облигаций. Эти сферы у нас самые отсталые. Доля внебанковских рыночных фондов в РФ около 10% ВВП, а гособлигаций – 15%. В то время как в развитых странах она ВВП превышает, а во многих развивающихся странах составляет 30–50% ВВП.

Фондовый рынок РФ во многом является спекулятивным, поскольку основан на коротких деньгах. Поэтому в кризис 1998 г. он упал в 10 раз, а в кризис 2008–2009 гг. – в 5 раз. Надо его преобразовать, вложив значительную долю длинных денег в реальную экономику и сформировав по примеру других рыночных стран рынок капитала, откуда также можно черпать значительные инвестиции.

4 июля Владимир Путин провел совещание в Ново-Огарево по вопросам развития банковской системы России. Лейтмотив встречи был выражен президентом так: «…нашим компаниям, предприятиям, включая малый и средний бизнес, необходимы дешевые и, как принято в таких случаях говорить, «длинные» деньги» … Однако, по мнению самих предпринимателей, стоимость банковских кредитов сейчас явно завышена».
Путин задал вопрос: «… почему у нас не действуют тогда эти механизмы конкуренции …? Почему здесь они не работают, эти механизмы, хотя банков у нас девятьсот? И где эта искомая конкуренция, о которой мы говорим в других секторах экономики? Может быть, потому, что у нас крупных банков всего четыре-пять и все они так или иначе связаны и аффилированы с государством?» Владимир Владимирович вскрыл истинную причину низкого уровня конкуренции в банковском секторе страны и одну из основных причин высоких процентных ставок. Однако надлежащие выводы из этого прозрения сделаны не будут, и раковая опухоль госбанков и далее будет разрушать финансовую систему страны.
Президент поручил в течение недели подготовить перечень мер по снижению ставок по банковским кредитам. Судя по тому, что занялся подготовкой списка мер Алексей Улюкаев, ныне глава МЭР, основные предложения будут сводиться к смягчению денежно-кредитной политики и, в частности, к снижению ставок рефинансирования ЦБ. Хотя сам-то Улюкаев вполне понимает, что меры эти приведут в первую очередь не к экономическому росту, а к инфляции из-за того, что разрыв между потенциальным и фактическим ВВП минимален.
А теперь подумаем, что можно сделать для того, чтобы снизить кредитные ставки без особого ущерба для экономики страны. Для этого надо определить основные причины болезни. Куда уходят вклады населения и средства предприятий в банках? Почему без всякого кризиса в России продолжается дефицит ликвидности? Основная причина известна: бум на рынке розничного кредита. Корпоративный кредит замещается и вытесняется розничным кредитом: темп роста розничного кредита в три раза превышает темп роста корпоративного кредита. По существу, предприятия держатся на голодном пайке банковского кредита. Причиной дефицита ликвидности является, наряду с оттоком капитала, бум розничного кредита. Ставки корпоративного кредита высоки из-за перетока денег в розничный сегмент.
Бум розничного кредита не только чреват кредитным кризисом, но и негативно отражается на экономике – ведь существенная часть полученных денег расходуется населением на импорт, например, на иномарки. Таким образом, рост розничного кредита способствует росту импорта, сокращению чистого экспорта и, тем самым, снижению ВВП.
Если остановить бум розничного кредита, то снизятся ставки на рынке корпоративного кредита. ЦБ уже предпринимает ряд мер, направленных на торможение необеспеченного розничного кредита. Однако пока эти меры явно недостаточны. Многие банки используют опасную стратегию: агрессивно кредитуют физлиц за счет привлечения вкладов населения. Есть достаточные крупные банки, у которых более одновременно половины пассивов – вклады населения, и более половины активов – розничный кредитный портфель. Темп роста таких банков, за редким исключением, существенно превышает темп роста российской банковской системы. Для того чтобы остановить бум розничного кредита, надо в первую очередь сделать невозможной применение этой стратегии.
Вторая причина дефицита ликвидности и высоких процентных ставок – уже упомянутый отток капитала. Как лечить эту болезнь, известно – улучшать инвестиционный климат, улучшать бизнес-климат. Для этого надо бороться с коррупцией, но пока даже выявленные коррупционеры высоких чинов и званий разгуливают по свободе.

Индивидуальный пенсионный капитал (ИПК) станет одним из ключевых проектов развития сегмента «длинных» денег на ближайшие три года. Об этом говорится в подготовленном ЦБ РФ проекте основных направлений развития финансового рынка РФ на период 2019-2021 гг.

«ИПК станет одним из ключевых проектов развития сегмента длинных денег на ближайшие три года. Предполагается, что ИПК заменит действующую систему пенсионных накоплений обязательного пенсионного страхования. Реализация ИПК потребует тесного сотрудничества Банка России с правительством РФ, в частности, с Министерством финансов и Министерством труда и социальной защиты», — отмечается в проекте документа.

ЦБ отмечает, что важную роль в повышении качества услуг для граждан будет иметь специально созданная высокотехнологичная структура — центральный администратор, к основным функциям которого будут относиться СМС-информирование участников и обеспечение сервиса «единого окна» для гражданина.

«Долгосрочный характер накоплений позволит управляющим применять инвестиционные стратегии с длинным горизонтом и повышенной доходностью без принятия повышенного риска. Средства ИПК будут защищены капиталом негосударственных пенсионных фондов и системой гарантирования пенсионных накоплений», — говорится в проекте документа.

Механизм ИПК необходим, так как продление программы заморозки пенсионных накоплений до 2020 года повлечет за собой снижение темпов роста рынка пенсионных денег, что в свою очередь будет оказывать сдерживающее влияние на развитие рынка облигаций и финансовых инструментов долгосрочных инвестиций, сообщает регулятор.

Информационное агентство России ТАСС

Выражение пошло из нашей истории. Соответственно, означает, что человек захотел побольше заработать. К примеру, кто-то услышал, что где-то нанимают на работу, и хозяин платит длинными (половина гривны), а не короткими (четверть гривны) рублями. Рубль изначально «рубили» — отрубали кусок от серебряного прута (гривны). В зависимости от того, какой кусок отрубали (большой или маленький), рубль мог быть длинным и коротким. Сначала рублем была половина гривны. Потом — четверть, а половина уже стала длинным рублем. Сама гривна — это 48 золотников (204г) серебра.

Этот кто-то поехал туда на заработки, погнался за длинным рублем.

Длинный рубль — это выражение пришло к нам с того момента, как появился сам рубль в обиходе (ХV в.).

Это произошло после того, как гривну (серебряные деньги того времени), которые выглядели как толстый прут, пришлось рубить на 4 части, поскольку стоял вопрос о необходимости более мелких денег, чем гривна. Вот эти части гривны и стали называть рублями (от слова «рубить»). Надо сказать, что рубли эти были не одинаковыми, так как разрубить гривну на равные части невозможно: какая-то часть оставалась длиннее. Отсюда пошло название длинный рубль, который со временем становился всё меньше.

Только в 1704г. начали при Петре I чеканить круглые монеты и длинные рубли исчезли Но осталась ещё долго память о длинном рубле. Рубле, который оценивался не по стоимости рубля, а по весу серебра в нём, в то время как сам рубль стоил гораздо меньше. Отсюда пошло выражение «гоняться за длинным рублём»- большой и лёгкий заработок.

Записи созданы 8837

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх