Договор управления компанией

Федеральные законы – ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» и ФЗ «Об акционерных обществах» предусматривают возможность передать функции единоличного исполнительного органа (Президента, директора, генерального директора и т.п.) управляющей организации или управляющему в статусе ИП.

Согласно статье 42 ФЗ «Об ООО» общество вправе передать по договору осуществление полномочий своего единоличного исполнительного органа управляющему. Общество, передавшее полномочия ЕИО, осуществляет и принимает на себя гражданские обязанности через управляющего. Договор с управляющим подписывается от имени Общества, лицом председательствующим на общем собрании участников, утвердившим условия договора с управляющим, или участником общества, уполномоченным решением общего собрания участников, либо председателем Совета директоров, если решение таких вопросов отнесено к его компетенции.

В абз. 3 п. 1 ст. 69 Федерального закона от 26.12.1995 N 208-ФЗ «Об акционерных обществах» указано, что по решению общего собрания акционеров полномочия единоличного исполнительного органа общества могут быть переданы по договору коммерческой организации (управляющей организации) или индивидуальному предпринимателю (управляющему). Решение о передаче полномочий единоличного исполнительного органа общества управляющей организации или управляющему принимается общим собранием акционеров только по предложению совета директоров (наблюдательного совета) общества.

Сразу отмечу, что в силу пп.2 п.1 ст.9 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ «О защите конкуренции» группой лиц признается совокупность физических лиц и (или) юридических лиц, соответствующих одному или нескольким признакам из следующих признаков: — юридическое лицо и осуществляющие функции единоличного исполнительного органа этого юридического лица физическое лицо или юридическое лицо.

В некоторых случаях осуществление функций исполнительного органа, согласно статье 28 этого же закона может быть отнесено к сделке с правами в отношении коммерческих организаций, которые осуществляются с предварительного согласия антимонопольного органа.

Возникают ситуации, например договор с управляющей организацией подходит к концу, требуется ли в таком случае повторное предварительное согласие ФАС России на пролонгацию такого договора?

ФАС России в своих разъяснениях исходит из следующего, в соответствии с пунктом 8 части 1 статьи 28 Закона о защите конкуренции приобретение лицом (группой лиц) в результате одной или нескольких сделок прав, позволяющих определять условия осуществления зарегистрированным на территории Российской Федерации хозяйствующим субъектом предпринимательской деятельности или осуществлять функции его исполнительного органа, совершается с предварительного согласия антимонопольного органа (при наличии предусмотренных условий).

Истечение срока действия договора осуществления функций управляющей организации лишает соответствующее лицо (управляющую организацию) возможности осуществления полномочий единоличного исполнительного органа хозяйственного общества, права в отношении которого передаются, и требует для осуществления указанных полномочий продления договора (заключения нового), что при наличии условий, предусмотренных частью 1 статьи 28 Закона о защите конкуренции, требует предварительного согласия антимонопольного органа.

Стоит отметить, что в п.3. ст. 19.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» от 30.12.2001 N 195-ФЗ предусмотрена ответственность за непредставление в федеральный антимонопольный орган, его территориальный орган ходатайств, предусмотренных антимонопольным законодательством Российской Федерации, представление ходатайств, содержащих заведомо недостоверные сведения, а равно нарушение установленных антимонопольным законодательством Российской Федерации порядка и сроков подачи ходатайств.

Данные действия влекут наложение административного штрафа на граждан в размере от одной тысячи пятисот до двух тысяч пятисот рублей; на должностных лиц — от пятнадцати тысяч до двадцати тысяч рублей; на юридических лиц — от трехсот тысяч до пятисот тысяч рублей.

Постановление ФАС России от 11.12.2017 по делу N 4-19.8-1726/00-18-17

Так же возникают ситуации, когда истцы в своих заявлениях просят суды взыскать с ответчиков расходы на представителей – управляющих организаций, которым переданы функции ЕИО.

Пунктом 1 ст. 53 ГК РФ предусмотрено, что юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы.

В соответствии с правовой позицией ВАС РФ, изложенной в Постановлении Президиума от 01.06.2010 N 18170/09, действия управляющей организации в качестве органа юридического лица являются действиями самого юридического лица. Полномочия управляющей компании в данном случае определяются нормами законодательства и договором о передаче полномочий исполнительного органа.

По смыслу п. 11 информационного письма Президиума ВАС РФ от 05.12.2007 N 121 «Обзор судебной практики по вопросам, связанным с распределением между сторонами судебных расходов на оплату услуг адвокатов и иных лиц, выступающих в качестве представителей в арбитражных судах» расходы организации, связанные с выплатой вознаграждения представителю, работающему по трудовому договору в той организации, интересы которой представлял в суде, не относятся к судебным расходам, распределяемым в соответствии со ст. 110 АПК РФ.

Управляющая организация, выполняя функции единоличного исполнительного органа истца, не может считаться представителем стороны по делу на основании договора оказания услуг, поскольку действия управляющей организации, направленные на представление интересов истца при рассмотрении настоящего дела, следует считать действиями самого истца.

К этому выводу пришел Верховный суд РФ в Определении от 20.06.2016 N 308-КГ16-5919 по делу N А32-23158/2014.

В последнее время, также возникает ситуация, когда налоговый орган отказывал в регистрации изменений связанных с передачей функции ЕИО управляющей организации по причине расхождения адрес управляющей организации и управляемого общества, ссылаясь на статью 54 ГК РФ.

При этом в соответствии с подп. «в» п. 1 ст. 5 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» в Едином государственном реестре юридических лиц содержатся сведения об адресе юридического лица в пределах места нахождения юридического лица. Налоговые органы, толкуя закон по-своему, полагают, что при передаче полномочий ЕИО местонахождение юридического лица меняется на местонахождение его управляющего, таким образом, одновременно со сменой исполнительного органа требуется менять и адрес (место нахождения) юридического лица.

Но, как отмечено в п.8 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 N 61 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с достоверностью адреса юридического лица» «переход полномочий органов юридического лица в установленных законом случаях, а равно смена лица, имеющего право действовать от имени юридического лица без доверенности, по решению учредителей (участников) или иного уполномоченного органа юридического лица, в том числе передача полномочий единоличного исполнительного органа управляющей организации или управляющему, сами по себе не влекут изменение места нахождения юридического лица».

По мнению ФНС России, изложенному в Письме от 18.08.2010 N МН-37-6/9263, также отсутствуют правовые основания для внесения изменений в части адреса (места нахождения) юридического лица в ЕГРЮЛ при передаче полномочий постоянно действующего исполнительного органа юридического лица управляющему в случае, если адрес (место нахождения) юридического лица отличается от адреса (места нахождения) управляющего.

В соответствии с п. 2 ст. 17 Закона N 129-ФЗ для внесения в ЕГРЮЛ изменений, касающихся сведений о юридическом лице, но не связанных с внесением изменений в учредительные документы юридического лица, в регистрирующий орган представляется подписанное заявителем заявление о внесении изменений в ЕГРЮЛ по форме, утвержденной уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти.

Представление документов для регистрации осуществляется в порядке, предусмотренном ст. 9 Закона N 129-ФЗ.

Статья 23 Закона N 129-ФЗ содержит исчерпывающий перечень оснований для отказа в государственной регистрации, среди которых отсутствует отказ по причине несовпадения места нахождения управляющей организации и местонахождения самого общества.

Образец договора управления предприятием

Случается, что осуществлять управление небольшим бизнесом для собственника становится неудобно. Возникает такая ситуация в силу разных причин, к примеру, владелец уезжает в другой регион, или даже в другое государство. Здесь приходит на помощь договор управления предприятием. Подготовка текста будущего соглашения может осуществляться разными способами. Получить образец договора управления предприятием возможно в Интернете, или обратиться к юристам за составлением договора и сопровождением сделки. Также разобраться в составлении договора поможет наш сервис, где, ответив на вопросы опросного листа, вы без особых затруднений подготовите текст договора под ваши условия. Все, что остается сделать – это внести в поля ввода относящиеся к правоотношению сведения, отправить документ на печать и представить сторонам на подпись.

С этим шаблоном часто используют:

  • Договор управления проектом строительства
  • Договор управления УК с ТСЖ
  • Договор управления с застройщиком
  • Договор управления ТСЖ
  • Договор управления зданиями

Популярные документы и процедуры:

  • Журнал регистрации справок
  • Договор аренды склада
  • Договор аренды помещения с физическим лицом
  • Договор цессии (уступки прав требования)
  • Образец простого договора аренды

В соответствии со ст. 42 ФЗ «Об ООО» общество вправе передать по договору осуществление полномочий своего единоличного исполнительного органа управляющему.

Общество, передавшее полномочия единоличного исполнительного органа управляющему, осуществляет гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через управляющего, действующего в соответствии с федеральными законами, иными нормативными правовыми актами РФ и уставом общества.

Договор с управляющим подписывается от имени общества

  • лицом, председательствовавшим на общем собрании участников общества, утвердившем условия договора с управляющим, или
  • участником общества, уполномоченным решением общего собрания участников общества, либо,
  • если решение этих вопросов отнесено к компетенции совета директоров (наблюдательного совета) общества, председателем совета директоров (наблюдательного совета) общества или лицом, уполномоченным решением совета директоров (наблюдательного совета) общества.

Обязанности управляющего

Ст. 44 «Об ООО» устанавливает, что управляющий при осуществлении прав и исполнении обязанностей должен действовать в интересах общества добросовестно и разумно.

Добросовестность означает субъективное состояние лица при совершении юридических актов, его неосведомленность об обстоятельствах, порочащих внешнюю или внутреннюю правомерность акта и способных заставить честного в юридическом смысле человека отказаться от его совершения несмотря на отсутствие формальных к тому препятствий. В соответствии с современными правилами толкования понятий русского языка слово «добросовестный» означает «честно выполняющий свои обязательства, обязанности». Таким образом, добросовестность предполагает прежде всего честность, субъективную психологическую установку на соблюдение правовых предписаний, а также искреннюю заинтересованность в положительном развитии организации.

Подробнее

П. 3 ст. 307 ГК РФ раскрывает понятие добросовестности следующим образом: «…стороны обязаны действовать добросовестно, учитывая права и законные интересы друг друга, взаимно оказывая необходимое содействие для достижения цели обязательства, а также предоставляя друг другу необходимую информацию».

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 23 июня 2015 г. N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» указывается, что оценивая действия сторон как добросовестные или недобросовестные, следует исходить из поведения, ожидаемого от любого участника гражданского оборота, учитывающего права и законные интересы другой стороны, содействующего ей, в том числе в получении необходимой информации. По общему правилу пункта 5 статьи 10 ГК РФ добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются, пока не доказано иное.

Поведение одной из сторон может быть признано недобросовестным не только при наличии обоснованного заявления другой стороны, но и по инициативе суда, если усматривается очевидное отклонение действий участника гражданского оборота от добросовестного поведения. В этом случае суд при рассмотрении дела выносит на обсуждение обстоятельства, явно свидетельствующие о таком недобросовестном поведении, даже если стороны на них не ссылались (статья 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее — ГПК РФ), статья 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ).

Если будет установлено недобросовестное поведение одной из сторон, суд в зависимости от обстоятельств дела и с учетом характера и последствий такого поведения отказывает в защите принадлежащего ей права полностью или частично, а также применяет иные меры, обеспечивающие защиту интересов добросовестной стороны или третьих лиц от недобросовестного поведения другой стороны (пункт 2 статьи 10 ГК РФ), например, признает условие, которому недобросовестно воспрепятствовала или содействовала эта сторона соответственно наступившим или ненаступившим (пункт 3 статьи 157 ГК РФ); указывает, что заявление такой стороны о недействительности сделки не имеет правового значения (пункт 5 статьи 166 ГК РФ).

Разумность действий предполагает, с одной стороны, поиск оптимального пути разрешения конкретной хозяйственно-управленческой ситуации, а с другой — ту степень профессионализма, которая минимально необходима для исполнения соответствующих служебных обязанностей, обусловленных занятием той или иной должности (осуществлением функции).

Управляющий осуществляет руководство текущей деятельностью общества, в том числе выполняет функции его единоличного исполнительного органа в пределах компетенции, определенной действующим законодательством РФ, уставом общества, а также договором.

Главной целью деятельности управляющего является осуществление наиболее эффективного руководства, обеспечивающего достижение целей деятельности общества.

Управляющий осуществляет все полномочия единоличного исполнительного органа общества как коммерческой организации:

  • организует выполнение решений учредителя общества;
  • представляет интересы общества перед всеми государственными и муниципальными органами, в судах общей юрисдикции, мировых судах и арбитражных судах;
  • обеспечивает подготовку всех документов и их государственную регистрацию, связанных с изменением устава общества, в том числе в связи с изменениями в действующем законодательстве;
  • обеспечивает подготовку и представляет общему собранию участников (учредителю) общества годовой отчет, годовую бухгалтерскую отчетность, в том числе отчет о прибылях и убытках, а также предложения по распределению прибыли;
  • информирует общее собрание (учредителя) о текущей производственно-хозяйственной деятельности общества и финансово-экономических показателях;
  • осуществляет контроль над рациональным использованием материальных, трудовых и финансовых ресурсов и над деятельностью отделов и структурных подразделений общества;
  • обеспечивает выполнение обязательств общества перед контрагентами;
  • обеспечивает подбор, расстановку, обучение, аттестацию, повышение квалификации персонала общества и рациональное использование труда работников;
  • разрабатывает и обеспечивает исполнение в обществе предусмотренных действующим законодательством внутренних документов общества;
  • организует учет, обеспечивает составление и своевременное представление бухгалтерской и статистической и другой предусмотренной действующим законодательством отчетности о деятельности общества в налоговые органы, органы государственной статистики, другие государственные и муниципальные органы и внебюджетные фонды.

Ответственность управляющего

Управляющий несет ответственность перед обществом за убытки, причиненные обществу его виновными действиями (бездействием), если иные основания и размер ответственности не установлен федеральными законами. При определении оснований и размера ответственности должны быть приняты во внимание обычные условия делового оборота и иные обстоятельства, имеющие значение для дела.

С иском о возмещении убытков, причиненных обществу членом совета директоров (наблюдательного совета) общества, единоличным исполнительным органом общества, членом коллегиального исполнительного органа общества или управляющим, вправе обратиться в суд общество или его участник.

Общие правила возмещения убытков установлены ст. 15 ГК РФ. Обязанность доказывания добросовестности поведения, его соответствия требованиям делового оборота, разумности возлагается на лиц, в результате действий или бездействия которых эти убытки возникли.

Каждому свое (функции и роль управляющей компании в холдинге)

Вопрос о роли управляющей компании и функциях, которые она выполняет по отношению к бизнес-единицам, чрезвычайно актуален в условиях современной России. Это связанно с тем, что сейчас полным ходом идет процесс создания холдингов. Этот процесс начался примерно в 1989 г., а к середине 90-х приобрел массовый характер.

В начале этого процесса основной задачей управляющих компаний вновь создаваемых холдингов был «захват» собственности. А для этого, помимо политического влияния, необходимо было обладать достаточными финансовыми ресурсами.

Поэтому первые холдинги стали формироваться либо вокруг крупных банковских или финансовых структур, либо вокруг крупных экспортеров сырья. За примерами далеко ходить не надо. Знаменитая «семибанкирщина», по сути, представляла собой объединение семи крупных финансово-промышленных холдингов. Роль управляющей компании в таких финансово-промышленных холдингах играл крупный банк, который не только приобретал промышленные предприятия, но и управлял ими. Предприятия приобретались во многом бессистемно, и это в результате привело к образованию огромных, плохо структурированных конгломератов, состоящих из предприятий различных отраслей.

Функцией управляющей компании в таком конгломерате был захват и удержание предприятий. При этом основное внимание уделялось не экономической эффективности деятельности, а возможности контроля над финансовыми потоками зависимых предприятий.

Однако уже к концу 90-х данный путь исчерпал себя. Это было связано с тем, что большая часть государственной собственности была приватизирована, а начинать большую «войну» за передел собственности никто не хотел. К тому же в это же время упали цены на основные экспортные товары. И многие предприятия стали переориентироваться на внутренних потребителей. Кризис 1998 г. еще острее поставил вопрос о необходимости повышения конкурентоспособности российских холдингов.

Аналогичные проблемы возникли перед американскими корпорациями в начале 20-х годов прошлого века. «Мы были обременены дорогостоящими материальными запасами и обязательствами, выполнявшимися по старым вздутым ценам. Нам не хватало наличности. Наш сборочный конвейер был далек от идеала. Контроль был несовершенным, ощущался явный недостаток средств оперативного и финансового контроля, не хватало также адекватной информации. Короче говоря, большие масштабы кризиса представить было едва ли возможно»3. Это сказал Альфред Слоун о General Motors начала 20-х годов, однако все сказанное можно отнести и к отечественным предприятиям середины 90-х.

Перед российскими холдингами середины 90-х, как и перед General Motors начала 20-х, встал вопрос повышения экономической эффективности и конкурентоспособности, что по требовало проведения реструктуризации их систем управления.

Реформы, проведенные Альфредом Слоуном в General Motors с 1921 по 1925 г., привели к созданию первого в мире холдинга в том виде, в каком мы сейчас понимаем данный термин. А. Слоунуудалось найти организационное решение для больших комплексных производств эры массового производства.

Российские холдинги пошли тем же путем, что и General Motors. Повышение экономической эффективности требовало, кроме всего прочего, и оптимизации общекорпоративной системы управления, и четкого определения места и роли управляющей компании.

Для того чтобы понять место управляющей компании в новой системе управления, сначала необходимо ответить на два вопроса: зачем нужна управляющая компания и какие функции она должна выполнять?

Ответить на первый вопрос не так просто, как кажется на первый взгляд. Управляющая компания не участвует непосредственно в создании ценности для потребителя, но при этом требует расходов на свое содержание. С точки зрения собственника, гораздо проще лично владеть пакетами акций бизнес-единиц, а не создавать отдельную компанию. Невольно возникает вопрос, зачем создаются управляющие компании?

Ответ дает мировая практика. Основная задача управляющей компании – достижение эффекта синергии от деятельности бизнес-единиц5. Термин «синергия» очень популярен в экономической литературе и у консультантов, но предпринимателю не всегда понятно, как ее достичь. Попробуем разобраться в этом.

Синергия бывает двух видов: системная синергия и синергия от переноса компетенции.

Системная синергия может достигаться или за счет централизации отдельных бизнес-процессов, или за счет интеграции предприятий по цепочке создания ценности.

Примером централизации бизнеса процессов могут служить торговые сети. Магазины, входящие в одну торговую сеть, имеют централизованную систему закупок товаров и единую службу логистики. В этом случае управляющая компания или сама занимается закупками, или координирует данный процесс. При этом достигается эффект масштаба, который невозможен при децентрализации закупочной деятельности.

Интеграция предприятий по цепочке создания ценности приводит к созданию вертикально интегрированных холдингов. При этом эффект синергии будет менее значительным, чем при централизации бизнес-процессов, но все же он будет. Более четкое взаимодействие интегрированных предприятий позволяет, например, улучшить процесс планирования и уменьшить время простоев, что приводит к увеличению загрузки производственных мощностей. Примером могут служить нефтяные компании, которые интегрируют предприятия, занимающиеся добычей нефти, ее переработкой, и сети бензоколонок.

Синергия от переноса компетенции состоит в том, что управляющая компания обладает какой-нибудь уникальной компетенцией, которая способна обеспечить конкурентоспособность на рынке. При вклюяении предприятия в холдинг данная компетенция переносится на вновь приобретенную бизнес-единицу.

Примером такой синергии может служить опыт General Electric. Ключевая компетенция General – Electric – умение создавать эффективные системы управления. Синергия достигается за счет того, что в каждой бизнес-единице внедряется система повышения эффективности управления, т.е. General Electric добивается конкурентоспособности своих бизнес-единиц за счет трансферта управленческих «ноу-хау». Это позволяет компаниям, входящим в General Electric, быть лидерами на своих рынках.

Определившись с ролью управляющей компании в структуре холдинга, необходимо решить, какие функции нужно централизовать в управляющей компании, а какие должны быть переданы бизнес-единицам.

Обычно управляющие компании выполняют следующие функции:

  • поддержание отношений с внешней средой. Управляющая компания организует диалог с акционерами и участниками финансового рынка, предоставляет им необходимую информацию о деятельности холдинга. Кроме того, важной функцией является лоббирование интересов холдинга в органах государственной власти;
  • перераспределение финансовых ресурсов между предприятиями с целью реализации инвестиционной стратегии, таким образом, управляющая компания становится кредитным центром холдинга;
  • обеспечение общего финансового контроля над деятельностью отдельных предприятий. При этом управляющая компания разрабатывает и внедряет единую систему учета, контроля и анализа для всех входящих в холдинг бизнес-единиц;
  • определение общекорпоративной стратегии. Общекорпоративная стратегия обычно содержит решения о том, какое предприятие необходимо купить, а какое – продать, решения о размере и направлении инвестиций, а также зачастую конкурентную стратегию;
  • создание общекорпоративной культуры. Для холдингов крайне важно объединить сотрудников отдельных предприятий в единую компанию. Кроме того, одной из задач общекорпоративной культуры является выработка единой системы ценностей, общей для всех компаний холдинга;
  • поддержание и развитие ключевых компетенции, критичных для достижения конкурентоспособности отдельных предприятий, а также организации единой для всех компаний холдинга системы управления знаниями;
  • координация деятельности отдельных компаний для обеспечения эффективного сотрудничества;
  • отбор и развитие топ-менеджеров отдельных компаний, а также разработка системы их мотивации и вознаграждения.

Точный набор функций для каждой конкретной управляющей компании определяется, исходя из стиля управления6, который применяется ею в отношении бизнес-единиц холдинга.

К наиболее распространенным стилям работы управляющей компании относятся: финансовый контроль, стратегический контроль и стратегическое планирование. Гораздо реже встречаются еще четыре варианта: централизованное управление, холдинговая компания, стратегическое программирование и стратегическая рисковая инициатива.

Рассмотрим более подробно три основных стиля управления.

Финансовый контроль обычно применяется в холдингах, которые владеют большим числом разнородных по видам деятельности стратегических бизнес-единиц. При этом связи между этими бизнес-единицами очень слабы, а технологии, применяемые ими, просты и стабильны.

Успех компаний, использующих финансовый контроль, во многом определяется способностью руководства управляющей компании заставлять топ-менеджеров бизнес-единиц любой ценой «выдать» требуемый финансовый результат.

Поэтому главными функциями управляющей компании становятся утверждение бюджетов стратегических бизнес-единиц и определение размеров и направлений капиталовложений как на уровне отдельных бизнес-единиц, так и всего холдинга в целом.

Менеджеры бизнес-единиц обязаны укладываться в отведенный им бюджет. Тех, кому не удается остаться в рамках бюджета, заменяют.

К недостаткам финансового контроля можно отнести недостаточное внимание собственников (руководителей холдингов) к роли управляющей компании в общекорпоративном планировании и реализации стратегии развития бизнеса. Кроме того, на практике системы управления холдингами, построенные на принципах финансового контроля, не всегда способствуют достижению синергизма между различными частями группы.

Достоинствами финансового контроля являются простота общекорпоративной системы управления и децентрализация. Холдинги, использующие финансовый контроль, обычно достигают хороших показателей роста доходов на акцию, главным образом, за счет приобретения и продажи компаний.

Компании, использующие этот стиль управления, обычно владеют относительно небольшим числом основных бизнес-единиц и стремятся добиться стратегических конкурентных преимуществ, вырабатывая общие планы для своих подразделений и координируя их исполнение. Корпоративная стратегия представляет собой не просто сумму планов стратегических бизнес-единиц, она призвана обеспечивать их синергизм. Финансовая деятельность корпорации обычно подчинена выполнению долгосрочных стратегических задач.

К преимуществам корпораций, использующих стратегическое планирование, можно отнести смелые стратегические шаги, поддерживаемые (а иногда и инициируемые) управляющей компанией. К их основным недостаткам необходимо отнести высокую вероятность потери объективности управляющей компанией, утрачивающей способность к осуществлению истинно стратегического контроля. Следовательно, успешная работа холдинга зависит прежде всего от квалификации топ-менеджеров управляющей компании, разумности их политики. Ошибки руководящего звена ведут к занимающему слишком много времени планированию, снижению мотивации работников стратегических бизнес-единиц.

Метод стратегического контроля – промежуточный стиль управления между стратегическим планированием и финансовым контролем. В использующих его компаниях управляющая компания обычно хорошо понимает важность координации стратегий бизнес-единиц, но предоставляет их топ-менеджерам свободу в разработке планов деятельности. Впоследствии эти планы анализируются, корректируются, и на их основе вырабатывается единая стратегия корпорации.

Управляющая компания может «простить» слабые финансовые показатели, если ситуация на рынке вынудила топ-менеджеров пожертвовать краткосрочными прибылями ради достижения перспективных целей. Долгосрочное стратегическое планирование сочетается с жестким контролем достигнутых результатов.

Достоинством стратегического контроля является сбалансированный компромисс между высокой самостоятельностью бизнес-единиц (децентрализацией) и координацией их стратегических планов (синергией).

Децентрализация позволяет осуществить рационализацию инвестиционного портфеля корпорации, стимулирование стратегических бизнес-единиц к достижению конкретных результатов и проявлению инициативы (как результат увеличения степени децентрализации).

Координация улучшает взаимодействие управляющей компании и бизнес-единиц, возрастает роль перспективного планирования, появляется возможность пойти на снижение пока зателей текущей рентабельности ради достижения стратегических целей.

К отрицательным сторонам стратегического контроля можно отнести сложность выбора объективных критериев контроля работы бизнес-единиц, нежелание управляющей компании сконцентрироваться на решении стратегических проблем, ее нерасположенность к крупным операциям по захвату конкурентов, отсутствие ясности в выборе между финансовыми и стратегическими целями.

Данный стиль управления не годится для сильно диверсифицированных холдингов, он оказывается наиболее эффективным в корпорациях, подразделения которых занимаются сходными видами деятельности. Только тогда управляющая компания получает возможность детально вникнуть во все подробности их деятельности.

Рассматривая различные стили управления, интересно проанализировать зависимость размера управляющей компании от выбранного стиля управления. Самый маленький размер будет у управляющей компании использующей принципы финансового контроля. Численность персонала в этом случае достигает 40-60 человек в зависимости от размера холдинга. При стратегическом контроле количество сотрудников возрастает до 80 -100 человек. Самая большая управляющая компания бывает при использовании стратегического планирования. Количество сотрудников -190-200 человек.

Мировая практика показывает, что существует тенденция перехода управляющих компаний к более мягким стилям управления – стратегическому и финансовому контролю. Рубеж веков принес несколько примеров трансформации корпораций в компании, построенные на принципах федерализма.

Большинство российских холдингов в настоящее время построено на принципах стратегического планирования, а часто и на более жестких формах контроля, таких как стратегическое программирование и централизованное управление. Это во многом связано с предшествующим этапом их развития, главной задачей которого было обеспечение жесткого контроля предприятий и защита собственности.

Проводимые в отечественных холдингах реформы системы управления вынуждают управляющие компании пересматривать свой стиль управления.

Однако трансформация холдингов – неизбежный процесс. Другой альтернативы нет. Вопрос стоит очень просто: компания либо повышает свою конкурентоспособность путем оптимизации управления, либо уходит с рынка.

Передача полномочий единоличного исполнительного органа управляющей организации — передача полномочий единоличного исполнительного органа (генерального директора) общества другой коммерческой организации или индивидуальному предпринимателю (управляющему).

Законодательство предоставляет возможность передать полномочия единоличного исполнительного органа общества другой организации (управляющей организации). Такая передача полномочий производится договором, который так и именуется Договор на передачу полномочий единоличного исполнительного органа управляющей организации.

В результате такого договора генеральным директором одной организации будет не физическое лицо, а другая организация. Представлять управляемую организацию будет генеральный директор управляющей организации. Генеральный директор управляющей организации может выдавать доверенность своим заместителям, которые и осуществляют фактическое управление управляемым обществом.

Управляющая организация (компания) — организация, которая принимает на себя полномочия единоличного исполнительного органа общества другой организации (управляемой организации). Управляющая организация получает вознаграждение за услуги по управлению, на основании заключенного сторонами договора на управление.

Управляемая организация (управляемое общество) — организация, которая передает полномочия единоличного исполнительного органа общества другой организации (управляющей организации). Управляющая организация несет расходы за услуги по управлению, на основании заключенного сторонами договора на управление.

Для акционерных обществ передача полномочий единоличного исполнительного органа предусмотрена частью 1 статьи 69 федерального закона от 26.12.1995 N 208-ФЗ «Об акционерных обществах»:

«По решению общего собрания акционеров полномочия единоличного исполнительного органа общества могут быть переданы по договору коммерческой организации (управляющей организации) или индивидуальному предпринимателю (управляющему). Решение о передаче полномочий единоличного исполнительного органа общества управляющей организации или управляющему принимается общим собранием акционеров только по предложению совета директоров (наблюдательного совета) общества.»

Для обществ с ограниченной ответственностью передача полномочий единоличного исполнительного органа предусмотрена статьей 42 федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью»:

«1. Общество вправе передать по договору осуществление полномочий своего единоличного исполнительного органа управляющему.

2. Общество, передавшее полномочия единоличного исполнительного органа управляющему, осуществляет гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через управляющего, действующего в соответствии с федеральными законами, иными нормативными правовыми актами Российской Федерации и уставом общества.

3. Договор с управляющим подписывается от имени общества лицом, председательствовавшим на общем собрании участников общества, утвердившем условия договора с управляющим, или участником общества, уполномоченным решением общего собрания участников общества, либо, если решение этих вопросов отнесено к компетенции совета директоров (наблюдательного совета) общества, председателем совета директоров (наблюдательного совета) общества или лицом, уполномоченным решением совета директоров (наблюдательного совета) общества.»

Предмет договора о передаче полномочий единоличного исполнительного органа может формулироваться следующим образом:

«По настоящему Договору Управляющая организация принимает на себя обязанности по осуществлению полномочий единоличного исполнительного органа Общества, а Общество обязуется выплатить Управляющей организации вознаграждение в размере, порядке и на условиях, установленных настоящим Договором».

Если в договоре стороны решили более подробно расписать услуги по управлению, то следует отметить, что управленческая деятельность заключается в планировании, организации и контроле. Соответственно, в предмете договора или в приложении, описывающем состав услуг по управлению, может быть указано примерно следующее — планирование, организация и контроль бюджетного процесса, маркетинговой деятельности и т.д.

Оформление правоотношений управляемой организацией с внешними лицами осуществляется следующим образом — договоры и иные документы подписывает генеральный директор управляющей организации. При этом в преамбуле договора указываются его полномочия и основания исполнения им полномочий единоличного исполнительного органа. На договоре ставится печаль управляемой организации.

Пример

Управляемая компания (ООО «Дочернее»). Управляющая компания ООО «Управляющая», ее руководитель – генеральный директор Иванов И.И.

В договоре, к примеру, в преамбуле может использоваться такая речевая конструкция: «ООО «Дочернее», именуемое далее Продавец, в лице директора управляющей компании ООО » Управляющая » Иванова И.И., действующего на основании устава ООО » Управляющая » и договора о передаче полномочий единоличного исполнительного органа ООО «Дочернее» ООО » Управляющая » от… (числа) N…».

Налогообложение договора на управление

Для управляющей компании, вознаграждение по договору признается доходом.

Для управляемой организации, уплачиваемое вознаграждение признается прочим расходом, как расходы на управление организацией или отдельными ее подразделениями, а также расходы на приобретение услуг по управлению организацией или ее отдельными подразделениями (пп. 18 п. 1 ст. 264 Налогового кодекса Российской Федерации (НК РФ)).

Пример из арбитражной практики

Налоговый орган исключил из расходов управляющей компании часть стоимости услуг по управлению, ссылаясь на то, что услуги, оказываемые управляющей компанией дублируются с услугами, оказанными управляемому обществу иными исполнителями. Судебный орган вынес решение в пользу налогоплательщика, указав, что управляющей компанией были оказаны услуги по организации и контролю деятельности управляемого общества в сфере бухгалтерского учета и отчетности, экономики и финансов, которые не являются консалтинговыми услугами (то есть нет никакого дублирования).

Постановление ФАС Московского округа от 13.06.2012 по делу N А40-105356/11-20-436

Цена договора на управление

Стороны вправе установить договором порядок определения цены договора на управление. Основные применяемые на практике варианты:

— Фиксированная сумма (может определяться как полная себестоимость расходов управляющей компании, увеличенная на норму рентабельности);

— Фиксированная сумма плюс переменная часть. Переменная часть может определяться как бонус за достигнутые результаты;

— Компенсация фактических расходов плюс переменная часть.

Пример из арбитражной практики

Стоимость услуг по управлению обществом, оказываемых Управляющей компанией, складывалось из величин: компенсации расходов и эффективности управления (указанные величины определены Приложением к договору).

Налоговый орган считал, что такой порядок формирования стоимости экономически не оправдан и требовал исключить такие расходы у управляемого общества.

Решение в пользу налогоплательщика — Постановление ФАС Поволжского округа от 11.03.2008 по делу N А57-12940/06

Определением ВАС РФ от 04.07.2008 N 8166/08 отказано в передаче данного дела в Президиум ВАС РФ для пересмотра в порядке надзора.

Взаимозависимые лица

Управляемое общество и управляемая организация признаются взаимозависимыми лицами. Так, взаимозависимыми лицами признаются — организация и лицо, осуществляющее полномочия ее единоличного исполнительного органа (пп. 7 п. 2 ст. 105.1 НК РФ).

В то же время, само по себе признание их взаимозависимыми, не влечет отрицательных последствий. Такие последствия могут возникнуть только в том случае, если сделки между что управляемым обществом и управляемой организацией будут контролируемыми.

Если управляемое и управляемая организации российские, то сделки между ними контролируемые, только если одна из них применяет налоговые льготы и сумма доходов (расходов) по договорам на управление и иных сделок между ними превышает за календарный год 1 млрд. рублей.

В случае, если все таки, сделки между управляемым обществом и управляемой организацией контролируемые, то основным негативным последствием является возможность налогового органа исчислить налоговые обязательства исходя из рыночных цен сделок, если цены между ними существенно отличаются от рыночных. Также устанавливается обязанность организаций представить уведомления о контролируемых сделках (не позднее 20 мая следующего года) (ст. 105.16 НК).

Если сделка по управлению является контролируемой, то НК РФ предусматривает методы определения доходов, применяя которые определяется цена для целей налогообложения. Метод сопоставимых рыночных цен является приоритетным для определения для целей налогообложения соответствия цен, примененных в сделках, рыночным ценам (кроме случая, указанного в п. 2 ст. 105.10 НК РФ). Применение иных методов допускается в случае, если применение метода сопоставимых рыночных цен невозможно либо если его применение не позволяет обоснованно сделать вывод о соответствии или несоответствии цен, примененных в сделках, рыночным ценам для целей налогообложения (п. 3 ст. 105.7 НК РФ).

По услугам на управление редко удается найти информацию о сделках, совершенных на сопоставимых условиях. При отсутствии такой информации может применяться затратный метод. На это прямо указывает пп. 3 п. 2 ст. 105.11 НК РФ — затратный метод может применяться, в частности, при оказании услуг по исполнению функций единоличного исполнительного органа организации.

Документальное оформление договора на управление

В подтверждение расходов на управление составляется акт оказанных услуг. На практике, налоговый орган не редко требует, чтобы в актах была детальная расшифровка содержания оказанных услуг по управлению. Нередко, в случае, когда в акте указывается только общая формулировка типа «Управляющая компания оказала услуги по управлению за 1-й квартал ___ года», налоговые органы не признают такие расходы (как документально неподтвержденные). В то же время, по этому вопросу, суды в основном на стороне налогоплательщиков.

Так, в Постановлении ФАС Московского округа от 26.12.2008 N КА-А40/12250-08 по делу N А40-18689/08-75-55 отмечено:

«Соглашением стоимость услуг определена в расчете на период, в течение которого персонал выполнял работы для заявителя — квартал, в связи с чем отсутствие в актах этапов работ и расценок на каждый вид услуг не может расцениваться как нарушение требований законодательства».

В Постановлении ФАС Восточно-Сибирского округа от 28.03.2011 по делу N А78-5740/2010 отмечено:

«Отклонен довод налоговой инспекции о том, что представленные обществом акты выполнения услуг и счета-фактуры не раскрывают содержание оказанных услуг в связи с отсутствием в них подробного описания содержания и детализации оказанных услуг указав, что управленческие услуги не имеют единицы измерения, количественного объема и цены единицы измерения».

Такие же выводы в Постановлении ФАС Поволжского округа от 13.09.2010 по делу N А55-40076/2009, Постановлении ФАС Западно-Сибирского округа от 01.06.2011 по делу N А67-5355/2010.

Следует отметить, что помимо акта оказанных услуг рекомендуется составлять Отчет управляющей компании, в котором раскрывается содержание оказанных услуг – трудозатраты, результаты, рекомендации, планы и т.д.

Нередко возникают споры с налоговым органом по вопросу реальности услуг на управление. Так, в соответствии со сложившейся арбитражной практикой, если договор существует только на бумаге, реальных услуг не оказывается, а договор это только средство перевести средства в управляющую компанию, то для управляемого общества такие затраты по договору не признаются в уменьшение налогооблагаемой прибыли.

В случае таких споров, отчет управляющей компании является дополнительным доказательством реальности оказанных услуг (Постановление ФАС Дальневосточного округа от 26.02.2010 N Ф03-293/2010 по делу N А73-5196/2009 (Определение ВАС РФ от 20.05.2010 N ВАС-5721/10), Постановление ФАС Поволжского округа от 13.09.2010 по делу N А55-40076/2009, Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 12.12.2011 по делу N А53-1945/2011).

Советуем прочитать

Единоличный исполнительный орган

Юридическое лицо

Записи созданы 8837

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх