Досрочное прекращение полномочий генерального директора

УВОЛЬНЕНИЕ ГЕНЕРАЛЬНОГО ДИРЕКТОРА АКЦИОНЕРНОГО ОБЩЕСТВА

(Анализ с применением системного метода
толкования действующего законодательства)

Вопрос о расторжении трудового договора с генеральным директором общества и его увольнении однозначно и четко урегулирован в ст.69 Федерального закона от 26 декабря 1995г. N 208-ФЗ «Об акционерных обществах”. Действительно, согласно указанной статье общее собрание акционеров вправе в любое время расторгнуть трудовой договор с генеральным директором общества (исполнительным органом).

При этом специально подчеркивается, что в подобной ситуации законодательство о труде применяется в части, не противоречащей законодательству об акционерных обществах.

Таким образом, применяя буквально приведенную статью закона об акционерных обществах, можно сделать вывод: директор общества может быть уволен (освобожден от должности) в любой момент и без указания причин по решению общего собрания акционеров (или совета директоров, если такое право ему предоставлено уставом общества и решением общего собрания).

В принципе, в приведенной норме нет ничего особенного — акционеры являются хозяевами общества и поэтому вправе большинством голосов решать, кому в принадлежащем им обществе управлять.

На практике анализируемая норма закона об акционерных обществах стала применяться именно так, как она и звучит: собиралось общее собрание, расторгался договор с действующим директором и избирался новый. Казалось бы, никаких проблем, все по закону и по совести.

Однако на деле оказалось все несколько иначе, и ряд судов удовлетворял иски о восстановлении на работе.

Свою позицию высказал и Верховный суд РФ.

В этой связи необходимо сразу отметить, что общество и его генеральный директор состоят не только в гражданско-правовых, но и, в первую очередь, в трудовых отношениях, которые регулируются КзоТ РФ, устанавливающим дополнительные гарантии для лиц, работающих по трудовому договору.

Именно из этого исходил Верховный суд, когда в своем определении № 18В-96-47 (см. Бюллетень Верховного суда РФ, 1997 г., № 4) признал незаконным увольнение генерального директора только на основании решения общего собрания акционеров общества и обратил внимание судов на необходимость оценки условий контракта с директором. При этом суд указал, что так как в самом трудовом договоре, который был заключен с директором, не содержалось такого основания для его расторжения, как решение общего собрания, а избрание нового директора до истечения срока контракта не указано в качестве основания для прекращения действия контракта, то следует признать, что увольнение директора является незаконным.

Практические рекомендации:

1. Обязательно указывать в трудовом договоре с генеральным директором общества в качестве одного из оснований для его досрочного увольнения (расторжения договора) решение общего собрания акционеров или совета директоров, чтобы «подстраховаться” в целях избежания судебных споров и угрозы признания увольнения директора незаконным. В этом случае будут соблюдены как нормы гражданского законодательства, так и нормы законодательства о труде.

2. В предложении о включении в повестку дня общего собрания вопроса о расторжении договора с генеральным директором указывать мотивировку, по которой необходимо увольнение действующего генерального директора общества.

Это необходимо, так как согласно ст. 53 ФЗ «Об акционерных обществах” любое предложение в повестку дня общего собрания должно быть мотивированным.

Данная рекомендация не должна вызвать особых затруднений, особенно учитывая экономические результаты большинства наших предприятий. С другой стороны, выполнение этого требования Закона позволит оградить общество от исков уволенных директоров с требованием о восстановлении их в прежней должности, поскольку из ст. 69 Закона прямо не следует, что увольнение гендиректора может быть немотивированным, в ней лишь определен специальный порядок расторжения договора с управляющим (Приведенная рекомендация находит поддержку и у ряда ведущих специалистов в области корпоративного права, см., например, комментарий к Закону об АО, под общ. редакцией Тихомирова М. Ю., 1996 г., стр. 275).

3. При избрании нового директора общее собрание должно предварительно расторгнуть договор с прежним директором. В противном случае по иску заинтересованного лица неизбежно признание незаконным решения собрания об избрании нового директора.

4. Вопрос о прекращении полномочий действующего исполнительного органа общества и об избрании нового исполнительного органа должен быть отражен в бюллетенях для голосования и протоколе как один вопрос (ст. 48 ФЗ «Об акционерных обществах”). На указанное обращается внимание и в письме Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг РФ от 16 июня 2001 г. № ИК-07/2861.

Между тем, в связи с нечеткостью формулировок Закона об акционерных обществах еще до сих пор нередки случаи, когда вопрос о прекращении полномочий действующего генерального директора общества и об избрании нового формулируются как два разных вопроса. Однако указанное не соответствует требованиям действующего законодательства.

Анализ ситуации, связанной с увольнением директора акционерного общества, ярко иллюстрирует определенное несовершенство норм гражданского законодательства и важную роль судебной практики в разрешении подобных правовых проблем.

Генеральный директор АО 19.09.2018 написал заявление об увольнении по собственному желанию. Учредитель предприятия принял решение созвать комиссию для передачи дел и уволить директора в срок, установленный ст. 280 ТК РФ.
Правильны ли действия учредителя предприятия?

29 октября 2018

Как и всякий работник, руководитель организации имеет право уволиться по собственному желанию в любое время. При этом, в отличие от прочих сотрудников, он должен предупредить работодателя (уполномоченный орган АО — общее собрание акционеров или совет директоров (наблюдательный совет) (п. 3 ст. 69 Закона об АО)) о своем намерении не позднее чем за один месяц (ст. 280 ТК РФ). В остальном порядок увольнения руководителя организации по собственному желанию регулируется общими нормами ТК РФ о расторжении трудового договора по инициативе работника (ст.ст. 77, 80 и 84.1 ТК РФ).
По соглашению между работником и работодателем трудовой договор может быть расторгнут и до истечения срока предупреждения об увольнении (часть вторая ст. 80 ТК РФ). Таким образом, если генеральный директор указал в заявлении об увольнении более раннюю дату расторжения трудового договора и работодатель согласился с такой датой, то руководитель может быть уволен в указанный в заявлении срок. Если работодатель не согласен расторгнуть трудовой договор ранее истечения срока предупреждения, установленного ст. 280 ТК РФ (один месяц), то руководитель должен быть уволен в день истечения месячного срока предупреждения об увольнении, исчисляемого со следующего дня после получения работодателем заявления работника об увольнении (смотрите, например, п. 3.2 Обобщения практики рассмотрения федеральными судами Ростовской области гражданских дел о восстановлении на работе за 2008 г., решение Кимрского городского суда Тверской области от 29.11.2016 N 2-1190/2016).
Исходя из буквального толкования ст. 280 ТК РФ («не позднее чем за один месяц») следует, что директор может указать и более позднюю дату расторжения трудового договора (превышающую один месяц), в таком случае расторгнуть трудовой договор необходимо будет в дату, указанную в заявлении (так как требование ст. 280 ТК РФ о предупреждении работодателя в письменной форме не позднее чем за один месяц в этом случае соблюдается).
Заявление руководителя может не содержать желаемую дату увольнения. В такой ситуации руководитель должен быть уволен по истечении месячного срока, исчисляемого со дня, следующего за днем получения работодателем заявления об увольнении (смотрите также п. 3.2 Обобщения практики рассмотрения федеральными судами Ростовской области гражданских дел о восстановлении на работе за 2008 г., определение Московского городского суда от 14.03.2016 N 33-8750/16). В этом случае увольнение руководителя ранее этого срока неправомерно (смотрите, например, п. 6 раздела «Судебная практика по гражданским делам» Обзора судебной практики Челябинского областного суда за первый квартал 2013 года (утвержден президиумом Челябинского областного суда от 29.05.2013), определение Липецкого областного суда от 13.01.2016 N 33-59/2016).

Рекомендуем также ознакомиться с материалом:
— Энциклопедия решений. Смена директора АО.

Ответ подготовил:
Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Раченкова Юлия

Контроль качества ответа:
Рецензент службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Воронова Елена

Как известно, юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы (пункт 1 статьи 53 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ)). В отношении акционерных обществ таким органом является единоличный исполнительный орган (генеральный директор), который без доверенности действует от имени общества, в том числе совершает от его имени сделки (пункт 1 статьи 69 Федерального закона от 26.12.1995 г. № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (далее — ФЗ «Об АО»)).

При этом генеральный директор должен действовать в интересах общества, осуществлять свои права и обязанности по отношению к обществу добросовестно и разумно (пункт 1 статьи 71 ФЗ «Об АО»). Указанное требование связано с тем, что полномочия генерального директора позволяют ему действовать не в интересах общества, а в своих собственных интересах или в интересах третьих лиц в ущерб обществу.

Генеральный директор также может нанести своими действиями ущерб обществу, принимая рискованные и неосмотрительные решения, влекущие неблагоприятные последствия для общества.

Необходимо также отметить, что генеральный директор, имея право выступать от имени общества, в том числе распоряжаться его имуществом, не является владельцем этого общества, а выступает в роли наемного работника. В связи с этим он не несет имущественные риски, связанные с неэффективным управлением.

Таким образом, складывается парадоксальная ситуация, в которой генеральный директор, с одной стороны, имеет широчайшие полномочия по распоряжению имуществом, ему не принадлежащим, а с другой — генеральный директор, являясь наемным менеджером, не несет имущественных рисков, связанных с деятельностью общества. Чтобы нивелировать такое положение вещей, в отношении генерального директора введена специальная имущественная ответственность за его виновные действия (бездействие), причинившие обществу убытки (пункт 2 статьи 71 ФЗ «Об АО»).

В настоящей статье будут рассмотрены вопросы, связанные с привлечением генерального директора к материальной ответственности за убытки, причиненные акционерному обществу его виновными действиями (бездействием).

Компетентный суд

В соответствии с пунктом 4 статьи 225.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ) споры, связанные с ответственностью членов органов управления и контроля юридического лица, относятся к категории корпоративных споров. При этом корпоративные споры отнесены к специальной подсудности арбитражных судов (подпункт 2 пункта 1 статьи 33 АПК РФ). Это означает, что указанная категория споров не может быть подведомственна судам общей юрисдикции ни при каких обстоятельствах.

Таким образом, дела о привлечении генерального директора к материальной ответственности за убытки, причиненные его действиями обществу, подведомственны арбитражному суду. Указанный вывод подтверждается сложившейся судебной практикой (см., например, Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 14.07.2010 г. по делу № А33-14150/2009, Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 02.12.2010 г. по делу № А63-16034/2009, Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 18.01.2007 г. № Ф08-6826/2006 по делу № А32-64672/2005-17/1619).

При определении арбитражного суда, в который подается исковое заявление, необходимо руководствоваться тем, что рассматриваемая категория споров отнесена к исключительной компетенции арбитражного суда по месту нахождения общества, которому были причинены убытки действиями его генерального директора (пункт 4.1 статьи 38 АПК РФ). При этом указанная подсудность не может быть изменена соглашением сторон.

Необходимо отметить, что стороны вправе, заключив третейское соглашение, передать указанный спор на рассмотрение третейского суда. Сделать это можно только до принятия арбитражным судом первой инстанции судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела по существу.

Надлежащий истец

Обратиться в суд с иском о привлечении генерального директора к ответственности может только само общество либо его акционер (акционеры), владеющие в совокупности не менее чем одним процентом размещенных обыкновенных акций общества.

Последние вправе подать иск только в том случае, если они владели соответствующим количеством акций как на момент совершения действий (бездействия), повлекших убытки для общества, так и на момент наступления убытков. Указанный вывод подтверждается судебной практикой (см., например, Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 28.10.2010 г. по делу № А63-2000/2009, Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 18.01.2007 г., 25.01.2007 г. № 09АП-17212/2006-ГК по делу № А40-44424/06-81-223). При этом истцом также не может выступать лицо(лица), которое(ые) к моменту подачи иска утратило(и) статус акционера(ов), либо совокупный пакет акций которого(ых) на момент подачи иска составляет менее одного процента размещенных обыкновенных акций общества. Данный вывод также подтверждается судебной практикой (см., например, Постановление ФАС Уральского округа от 30.08.2007 г. № Ф09-6984/07-С4 по делу № А07-19001/2006-Г-ШЗФ).

Надлежащие требования

Важно отметить, что вне зависимости от того, кто является истцом — акционер(ы) или само общество, убытки, причиненные обществу действиями генерального директора, подлежат взысканию в пользу общества, а не акционеров. Данный вывод подтверждается сложившейся судебной практикой и содержится, в частности, в Постановлении ФАС Северо-Кавказского округа от 06.04.2011 г. по делу № А32-17725/2010.

Распределение бремени доказывания

В соответствии с пунктом 1 статьи 65 АПК РФ каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений. Согласно сложившейся судебной практике (см., например, Постановление ФАС Московского округа от 26.07.2012 г. по делу № А40-92590/11-132-524 и Постановление ФАС Московского округа от 07.11.2006 г. № КГ-А40/10541-06 по делу № А40-15557/05-134-102) в предмет доказывания по указанной категории входят следующие обстоятельства:
— противоправность поведения генерального директора;
— наличие и размер убытков, причиненных обществу;
— причинно-следственная связь между противоправным поведением генерального директора и наступившими для общества убытками;
— вина генерального директора.

Отсутствие хотя бы одного из условий является основанием для отказа в удовлетворении иска. Таким образом, истец должен доказать все перечисленные выше обстоятельства, в противном случае ему будет отказано в иске.

Важно отметить, что изложенное выше не означает, что ответчик (генеральный директор) может вести себя в судебном процессе совершенно пассивно, будучи уверенным, что у истца отсутствуют необходимые доказательства указанных выше обстоятельств. Данный вывод соответствует позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (далее — ВАС РФ), сформулированной в Постановлении Пленума ВАС РФ № 12505/11 от 06.03.2012 г. В названном постановлении ВАС РФ указал, что истцу достаточно представить косвенные доказательства, позволяющие в определенной степени усомниться в добросовестности действий директора при заключении сделки. После этого бремя доказывания переносится на ответчика, который должен опровергнуть доводы истца и рассеять сомнения в своей недобросовестности. Если ответчик не предоставляет никаких доводов, опровергающих доводы истца, то данный факт может быть истолкован в пользу истца.

По мнению автора, стоит поддержать данный подход. Зачастую акционеры, чьи права нарушены действиями генерального директора, не имеют возможности предоставить исчерпывающие доказательства его недобросовестности, что служит основанием для отказа в удовлетворении требований. К таким доказательствам могут относиться договоры и иные документы, находящиеся у третьих лиц — сторон по сделкам. Указанный факт не должен препятствовать возможности защитить нарушенные права.

Стоит также согласиться с выводом суда о том, что поведение ответчика, выраженное в уклонении от предоставления доказательств, опровергающих позицию истца, необходимо расценивать как его согласие с выдвинутыми доводами истца.

Особенности привлечения генерального директора к ответственности за убытки, причиненные обществу его действиями

Рассмотрим некоторые специфические аспекты, связанные с привлечением генерального директора к ответственности за убытки, причиненные обществу его действиями.

Вина генерального директора.

В рассматриваемом случае мы имеем дело с гражданско-правовой ответственностью.

Поэтому вина единоличного исполнительного органа рассматривается не как психическое отношение нарушителя к своим действиям (как это имеет место быть, если речь идет об уголовной ответственности), а как непринятие им с должной степенью заботливости и осмотрительности всех необходимых мер для предотвращения убытков. Данный вывод основан на положениях пункта 1 статьи 401 ГК РФ и подтвержден судебной практикой.

В этой связи при рассмотрении дела суд должен оценить, проявил ли генеральный директор должную заботу и осмотрительность, а также действовал ли он в интересах общества. Данный вывод подтверждается сложившейся правоприменительной практикой (см., например, Постановление Президиума ВАС РФ от 08.02.2011 г. № 12771/10 по делу № А40-111798/09-57-539, Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 07.12.2010 г. по делу № А46-19160/2008, Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 14.10.2010 г. по делу № А45-26588/2009, Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 06.04.2011 г. по делу № А32-17725/2010).

В этом контексте необходимо отметить, что при оценке указанных выше обстоятельств суд должен принимать во внимание, в том числе, обычные условия делового оборота.

Данная категория является оценочной, поэтому в каждом конкретном случае суд будет определять обычные условия делового оборота исходя из своего усмотрения.

Суды, определяя вину генерального директора, учитывают степень предпринимательского риска. Так, в соответствии со сложившейся судебной практикой, единоличный исполнительный орган акционерного общества не может быть признан виновным в причинении обществу убытков, если он действовал в пределах разумного предпринимательского риска. Этот вывод содержится, в частности, в Постановлении ФАС Восточно-Сибирского округа от 14.02.2008 г. № А19-11027/07-Ф02-218/08 по делу № А19-11027/07 и Постановлении ФАС Западно-Сибирского округа от 14.10.2010 г. по делу № А45-26588/2009.

В качестве примера оценки судом степени добросовестности и осмотрительности генерального директора можно привести уже упоминавшееся выше Постановление Пленума ВАС РФ № 12505/11 от 06.03.2012 г.

При оценке добросовестности действий директора Пленум ВАС РФ применил Кодекс корпоративного поведения, утвержденный ФКЦБ РФ. В частности, Пленум использовал признаки «хорошего руководителя» при оценке действий директора. Суд прямо указал, что, избирая генерального директора, акционеры ждут от него, что он будет «хорошим руководителем», то есть будет разумно-осмотрительно относиться к совершаемым сделкам. В рассмотренном судом случае в сделки было вовлечено имущество директора и его матери, о чем, по мнению суда, «хороший руководитель» должен был уведомить акционеров, хотя такой обязанности прямо законом на него не возложено.

Данное дело подтверждает тенденцию отхода судов от практики формального применения закона, позволяющей недобросовестным лицам уходить от ответственности.

Применяя такие абстрактные категории, как разумно-осмотрительное поведение, поведение «хорошего руководителя» и т. п., суды создают универсальные инструменты, позволяющие защитить права участников хозяйственного оборота в тех случаях, когда строго формальный подход не срабатывает.

Ситуации, в которых генерального директора можно привлечь к ответственности за убытки, причиненные обществу.

Сложившаяся судебная практика позволяет выделить следующие случаи, в которых действия генерального директора признаются причиняющими убытки обществу, в связи с чем его можно привлечь к ответственности:

— административные штрафы, уплаченные обществом в связи с привлечением его к административной ответственности, причиной наступления которой явились действия (бездействие) генерального директора (см., например, Постановление ФАС Уральского округа от 23.09.2011 г. № Ф09-5935/11 по делу № А50-27986/2010, Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 13.03.2012 г. по делу № А46-4499/2011, Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 15.06.2006 г. № Ф04-3476/2006(23459-А75-16) по делу № А75-7640/05, Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 05.10.2011 г. по делу № А79-10996/2010);

— необоснованные денежные выплаты, осуществленные работникам общества, а также самому генеральному директору без одобрения общего собрания акционеров или совета директоров (см., например, Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 11.07.2008 г. по делу № А17-4924/2007, Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 23.04.2012 г. по делу № А27-6418/2011, Постановление ФАС Уральского округа от 21.07.2011 г. № Ф09-3994/11 по делу № А76-22610/2010, Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 08.09.2011 г. по делу № А11-4908/2009, Постановление ФАС Московского округа от 01.02.2012 г. по делу № А40-28626/11-45-252, Постановление ФАС Центрального округа от 27.02.2012 г. по делу № А36-1224/2011);

— отчуждение имущества общества по заниженной цене. При этом убытки возмещаются, исходя из разницы между ценой отчуждения и ценой, определенной независимым оценщиком (пункт 3 Обзора практики рассмотрения споров по искам учредителей, участников, членов юридического лица о возмещении убытков, причиненных юридическому лицу, оспаривании совершенных им сделок, одобрен Президиумом Федерального арбитражного суда Уральского округа 24.12.2010 г.);

— заключение генеральным директором сделки, причинившей ущерб обществу, контрагентом по которой является лицо, аффилированное с генеральным директором (см., например, Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 07.12.2010 г. по делу № А46-19160/2008, Постановление ФАС Северо-Западного округа от 05.05.2012 г. по делу № А13-4586/2011, Постановление ФАС Северо-Западного округа от 08.06.2011 г. по делу № А56-68910/2009);

— неисполнение генеральным директором обязанности по возврату денежных средств, полученных из кассы общества (см., например, Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 21.03.2011 г. по делу № А70-3844/2010);

— заключение генеральным директором сделок по приобретению векселей лица, в отношении которого было известно, что в связи с неудовлетворительным финансовым состоянием оно не способно исполнить взятые на себя обязательства (см., например, Постановление ФАС Уральского округа от 28.10.2011 г. № Ф09-10829/10 по делу № А60-6476/10);

— заключение генеральным директором сделки, признанной впоследствии недействительной как заключенной с нарушением требований об одобрении крупных сделок, а также в результате злонамеренного соглашения такого лица с представителем контрагента (см., например, Постановление ФАС Северо-Западного округа от 16.04.2012 г. по делу № А52-284/2011);

— необоснованная утрата имущества общества, выявленная в результате инвентаризации товарно-материальных ценностей (см., например, Постановление ФАС Московского округа от 28.11.2011 г. по делу № А40-25946/09-74-82Б).

Ситуации, в которых суд отказывает в привлечении генерального директора к ответственности за действия, причинившие ущерб обществу.

Правоприменительная практика позволяет определить следующие случаи, в которых генеральный директор не может быть привлечен к ответственности:

— возникновение у общества убытков в результате оплаты государственной пошлины за рассмотрение судебного дела (см., например, Постановление Президиума ВАС РФ от 22.05.2007 г. № 871/07 по делу № А32-56380/2005-26/1596);

— отчуждение генеральным директором имущества общества по заниженной цене, если эти действия направлены на исполнение обязательств общества по погашению задолженности по заработной плате и по обязательным платежам и цена отчуждаемого имущества, определенная на основе отчета независимого оценщика, соответствует рыночной стоимости такого имущества для целей его быстрой реализации (см., например, Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 09.12.2009 г. по делу № А27-4037/2008).

По поводу приведенных ниже ситуаций правоприменительная практика сформировалась в отношении обществ с ограниченной ответственностью. По мнению автора, в указанных случаях представляется возможным провести аналогию между обществами с ограниченной ответственностью и акционерными обществами в связи с тем, что регулирование в том и другом случае совпадает:

— сделка, совершенная генеральным директором во исполнение решения общего собрания акционеров (см., например, Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 16.11.2011 г. по делу № А45-63/2011).

Учитывая приведенные выше ситуации, в которых суды привлекают генерального директора к ответственности или отказывают в этом, можно с определенной долей вероятности спрогнозировать исход судебного дела.

Иные аспекты, связанные с привлечением генерального директора к ответственности за его действия, причинившие убытки обществу.

Заключение генеральным директором сделки без учета интересов общества является основанием для привлечения его к ответственности за причинение обществу убытков, но не может служить основанием признания такой сделки недействительной. Указанный вывод подтверждается сложившейся судебной практикой (см., например, Определение ВАС РФ от 11.05.2010 г. № ВАС-3863/10 по делу № А56-56067/2008 и Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 10.05.2011 г. по делу № А70-7336/2010).

В данном случае суды исходят из того, что согласно пункту 2 статьи 71 ФЗ «Об АО» генеральный директор несет ответственность перед обществом за убытки, причиненные обществу его виновными действиями (бездействием). Суды указывают на то, что если исполнительный орган заключил сделку без учета интересов общества, то за причиненный ущерб на него возлагается имущественная ответственность, однако это не может быть основанием для признания сделки недействительной в силу статьи 168 ГК РФ.

Заключение

В заключение хотелось бы отметить, что отличительной особенностью рассмотренной категории дел является то, что на усмотрение суда относится очень много моментов, обуславливающих решение по делу. К таким аспектам можно отнести понятие добросовестности и осмотрительности, а также такую категорию, как обоснованный коммерческий риск. Указанные категории носят абстрактный характер и поддаются различному толкованию, что порождает существенную неопределенность в исходе дела в случае судебного спора.

Демидова Вероника Ведущий юрист консультант ООО «РосРазвитие»

Оглавление журнала

      Прекращение полномочий и избрание руководителя организации — важные моменты в работе любого акционерного общества. На что надо обращать внимание, чтобы избежать юридических проблем, читайте в предлагаемом материале.

Единоличный исполнительный орган управления юридических лиц различной организационно-правовой формы в лице директора осуществляет текущее руководство организацией, действуя без доверенности от юридического лица. Несмотря на ограничения его полномочий компетенцией иных органов управления хозяйственных обществ именно с фигурой директора связано понятие оперативного контроля за жизнью организации.
Часто в решении корпоративных споров главную роль играют момент обретения лицом полномочий единоличного исполнительного органа и, соответственно, дата их прекращения.
Согласно ст. 40 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» исполнительный орган избирается общим собранием участников на срок, определенный уставом организации.
В соответствии со ст. 69 Федерального закона «Об акционерных обществах» образование исполнительных органов общества и досрочное прекращение их полномочий осуществляются по решению общего собрания акционеров, если уставом общества решение этих вопросов не отнесено к компетенции совета директоров (наблюдательного совета) общества.
Казалось бы, проблем, связанных с определением даты вступления лица в должность генерального директора и, следовательно, обретения им всех полномочий исполнительного органа управления, возникать не должно. Это дата вступления в силу решения общего собрания участников общества с ограниченной ответственностью или общего собрания акционеров (совета директоров) акционерного общества об избрании директора. Но это только на первый взгляд.
В соответствии с положениями Федерального закона «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» (далее — ФЗ «О регистрации») (п. 1 ст. 5) в едином государственном реестре юридических лиц (далее — ЕГРЮЛ) содержатся следующие сведения о директоре: фамилия, имя, отчество и должность лица, имеющего право без доверенности действовать от имени юридического лица, паспортные данные такого лица или данные иных документов, удостоверяющих личность в соответствии с законодательством Российской Федерации, а также идентификационный номер налогоплательщика. Юридическое лицо в течение трех дней с момента изменения указанных сведений обязано сообщить об этом в регистрирующий орган по месту своего нахождения (п. 5 ст. 5).
Поскольку регистрирующие (налоговые) органы не наделены правом осуществлять юридическую экспертизу предоставляемых на регистрацию документов, никаких правовых барьеров для подачи на регистрацию сведений о новом директоре на основе поддельных документов никогда не существовало, тем более что заявителем в данном случае выступал именно «вновь избранный» директор хозяйственного общества. В дальнейшем заинтересованные лица получали на руки выписку из ЕГРЮЛ, содержащую сведения о новом директоре, и, пользуясь тем, что сведения, содержащиеся в государственных реестрах, считаются достоверными до внесения в них соответствующих изменений (п. 4 ст. 5 ФЗ «О регистрации»), осуществляли руководство хозяйственным обществом (не секрет, что банки и органы государственной власти охотнее доверяют выписке из ЕГРЮЛ, чем протоколам об избрании исполнительного органа).
Данный механизм незаконной смены руководителя юридического лица постарались переломить налоговые органы. Согласно Письму Министерства РФ по налогам и сборам от 04.08. 2004 г. № 09-1-03/3132 (а также принятым в его развитие иным ненормативным актам — Письму МНС РФ от 20.10.04 г. № 09-0-10/4223, Письму ФНС РФ от 20.04.2005 г. № ЧД-6-09/328) «для исключения случаев недобросовестности со стороны третьих лиц при смене руководителя постоянно действующего исполнительного органа юридического лица в регистрирующий орган представляется заявление, подписанное прежним руководителем».
Фактически это означает, что для того, чтобы без осложнений поменять руководителя, необходимо заручиться поддержкой бывшего директора организации. Между тем благодаря данным письмам, которые, кстати, не являются нормативными правовыми актами и, следовательно, общеобязательными, в корпоративном праве было сказано новое слово, идущее вразрез с положениями Федеральных законов «Об обществах с ограниченной ответственностью» и «Об акционерных обществах».
Согласно ст. 9 ФЗ «О регистрации» заявителем при государственной регистрации юридического лица может быть руководитель постоянно действующего исполнительного органа юридического лица.
Следовательно, обязывая подписывать заявление о смене руководителя организации прежнего директора, налоговые органы тем самым утверждают, что вновь избранный директор приобретает полномочия не с момента принятия решения уполномоченным органом управления юридического лица, как того требуют федеральные законы, а с момента внесения соответствующих изменений в ЕГРЮЛ.
Необходимо отметить, что, в случае оспаривания сделок хозяйственного общества по причине совершения их неуполномоченным лицом, для арбитражного суда будет иметь значение именно дата принятия решения о прекращении полномочий директора, а не дата внесения сведений о новом руководителе в ЕГРЮЛ (Постановление ФАС Уральского округа от 28.06.2004 г. № Ф09-2038/2004ГК).
Несмотря на явное противоречие федеральным законам рекомендации, данные в письмах МНС РФ (ФНС), применяются регистрирующими органами повсеместно.
Между тем позиция арбитражных судов в отношении даты обретения полномочий директором хозяйственного общества в большинстве случаев не совпадает с мнением налоговых органов (Постановление ФАС Северо-Западного округа от 11.07.2005 г. по делу № А56-49623/04; Постановление ФАС Центрального округа от 29.06.2005 г. по делу № А35-10203/04-С2; Решение Арбитражного суда Самарской области от 30 июня 2005 г. по делу № А55-6834/2005-1).
В целом решения федеральных арбитражных судов основаны на том, что ссылка налоговой инспекции на письмо МНС РФ от 20.10.04 г. № 09-0-10/4223, согласно которому при смене руководителя постоянно действующего органа юридического лица представляемое в регистрирующий орган заявление по форме № Р14001 должно быть подписано прежним руководителем, не может быть принята во внимание, так как в ФЗ «О регистрации» или иных законодательных актах такие требования не содержатся.
Между тем, несмотря на достаточно оптимистичную практику арбитражных судов РФ различных уровней, необходимо отметить, что она далеко не единообразна. Так, Федеральный арбитражный суд Московского округа в большинстве своих постановлений поддерживает позицию налоговых органов, указывая, что Единый государственный реестр юридических лиц носит правоустанавливающий характер. Как такой вывод соотносится со ст. 4 ФЗ «О регистрации», в которой прямо указано, что ЕГРЮЛ является информационным ресурсом, а также с положениями ФЗ «Об акционерных обществах» и ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», суд не поясняет.
Очевидно, что даже при отсутствии явных корпоративных конфликтов внутри хозяйственного общества не всегда удается найти генерального директора, полномочия которого прекращены досрочно, а тем более обязать его подписать заявление для подачи в регистрирующие органы и удостоверить подлинность своей подписи у нотариуса.
Но и эту проблему налоговики решили. Согласно письму ФНС РФ от 20.04.2005 г. № ЧД-6-09/328 в случае поступления в налоговый орган обращения заинтересованных лиц о невозможности предоставления заявления по форме Р14001, подписанного лицом, сведения о котором содержатся в ЕГРЮЛ, налоговый орган осуществляет мероприятия по установлению лица, имеющего право действовать без доверенности от юридического лица, на основании документов, представленных в ходе рассмотрения дела об административном правонарушении.
Дело об административном правонарушении, предусмотренном ч. 3 ст. 14.25 Кодекса об административных правонарушениях РФ (далее — КоАП РФ), возбуждается налоговым органом в отношении должностного представителя юридического лица, сведения о котором содержатся в государственном реестре.
Таким образом, согласно позиции регистрирующих (налоговых) органов прежний директор является субъектом административной ответственности. Между тем ст. 14.25 КоАП РФ говорит о должностном лице, которым в соответствии со ст. 2.4 того же кодекса является работник, выполняющий организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции.
Лицо, полномочия которого в качестве директора общества прекращены, никаких организационно-распорядительных функций уже не выполняет и должностным лицом, так же как и субъектом административной ответственности за непредоставление сведений о вновь избранном руководителе хозяйственного общества, более не является.
На сегодняшний день для того, чтобы внести сведения о новом директоре в ЕГРЮЛ, необходимо либо следовать указаниям налоговых органов, либо готовиться к долгим судебным разбирательствам.
Процесс регистрации нового руководителя (с учетом судебных разбирательств) может затянуться на несколько месяцев. В связи с этим возникает вопрос, кто уполномочен осуществлять руководство юридическим лицом — старый или новый директор. Ответ здесь может быть только один — лицо, избранное уполномоченным органом управления хозяйственного общества на должность директора. Хотелось бы еще раз подчеркнуть, что единоличный исполнительный орган обретает полномочия именно начиная с даты принятия соответствующего решения, а единый государственный реестр юридических лиц не носит правоустанавливающего характера и является в соответствии со ст. 4 ФЗ «О регистрации» лишь информационным ресурсом.
Достаточно часто в хозяйственных обществах возникают проблемы с непрерывной цепочкой руководителей. Как правило, директор постоянно действующего исполнительного органа избирается на определенный срок. Соответственно, лицо, избранное директором хозяйственного общества, не вправе действовать от имени общества, если срок его полномочий истек. Каковы правовые последствия истечения срока полномочий директора и что делать, если полномочия действующего директора прекращены досрочно, а новый по каким-либо причинам не избран?
Для решения указанных вопросов в уставы акционерных обществ и обществ с ограниченной ответственностью включаются положения о том, что, в случае истечения срока полномочий директора и неизбрания нового, руководство организацией осуществляет временно исполняющий обязанности, например, заместитель генерального директора, назначенный на эту должность приказом руководителя.
Хотелось бы подчеркнуть, что от имени хозяйственного общества без доверенности действует единоличный исполнительный орган общества — директор, и образование единоличного исполнительного органа — исключительная компетенция общего собрания акционеров (участников) или совета директоров.
Закрепление в уставе хозяйственных обществ полномочий иных органов управления назначать лицо, которое фактически будет исполнять функции генерального директора, никаких законных оснований не имеет.
Федеральным законом «Об акционерных обществах» (ч. 4 ст. 66) предусмотрены лишь два случая, когда функции директора в исключительном порядке могут быть переданы третьему лицу без решения о досрочном прекращении полномочий единоличного исполнительного органа компетентным органом: 1) в случае принятия советом директоров решения о приостановлении полномочий руководителя; 2) в случае когда директор не может исполнять свои обязанности. Законом не предусмотрена возможность расширить данный перечень в уставе акционерного общества.
Более того, упоминание в учредительных документах юридического лица о том, что без доверенности от общества могут действовать иные лица (заместители генерального директора), не влечет за собой появления у данных лиц такого права. Исполняющий обязанности директора обязан документально подтвердить свои полномочия (Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 22.12.1999 г. № Ф04/2699-567/А70-99), т. е. предоставить доверенность.
Одним из способов решения проблемы междуцарствия в хозяйственном обществе является выдача от имени юридического лица доверенности на осуществление функций директора.
Широко распространено мнение, что, поскольку никто не может передать больше полномочий, чем имеет сам, доверенности, выданные обществом, автоматически прекращают свое действие в день истечения срока полномочий директора или досрочного освобождения его от должности. Однако указанный вывод неверен.
В соответствии с ч. 5 ст. 185 Гражданского кодекса РФ (далее — ГК РФ) доверенность от имени юридического лица выдается за подписью его руководителя или иного лица, уполномоченного на это учредительными документами, с приложением печати данной организации. Доверителем в данном случае выступает не директор как физическое лицо, а само хозяйственное общество. Выдача доверенности от имени юридического лица не относится к институту передоверия. Директор при выдаче доверенности от общества действует в качестве органа юридического лица, через который в соответствии со ст. 53 ГК РФ юридическое лицо приобретает гражданские права и обязанности.
Следовательно, срок полномочий конкретного физического лица в должности единоличного исполнительного органа хозяйственного общества не связан со сроком действия доверенностей, выданных за его подписью от имени общества.
В заключение хотелось бы отметить, что соблюдение сроков при прекращении/избрании руководителя организации, точность формулировок в повестке дня и неукоснительное соблюдение положений Федеральных законов «Об акционерных обществах» и «Об обществах с ограниченной ответственностью» являются залогом стабильной работы общества и снижают риски оспаривания сделок, заключенных от имени общества неуполномоченным лицом.

Версия для печати

Записи созданы 8837

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх