Доведение до банкротства УК

Преднамеренное банкротство – что делать?

ОСНОВНЫЕ ТАКТИКИ ОРГАНИЗАЦИИ ЗАЩИТЫ ОТ ОБВИНЕНИЯ В СОВЕРШЕНИИ ПРЕДНАМЕРЕННОГО БАНКРОТСТВА

Не вдаваясь в сложности проблематики организации защиты по уголовным делам, отметим, что выбор и построение тактики защиты зависит от результатов обсуждения этих вопросов между подозреваемым в совершении этого преступления и его адвокатом (отдельного обсуждения требуют вопросы выбора поведения на этапе проверочных действий со стороны правоохранительных органов в отношении юридического лица или гражданина, в том числе, индивидуального предпринимателя).

Заинтересованному лицу необходимо определиться с ответами на три главных вопроса:

1) признать в полном объёме претензии правоохранительных органов;

2) признать претензии правоохранительных органов частично;

3) в полном объёме не признать претензии правоохранительных органов.

Безусловно, лучшей рекомендацией для этого будет рекомендация обращения к адвокату, специализирующемуся на данной категории дел. Лучше всего, к тому, который имеет положительный опыт по оказанию квалифицированной юридической помощи по аналогичным делам.

Конечно, на момент начала проверки со стороны правоохранительных органов у них ещё отсутствуют документально закреплённые достаточные доказательства фактичности совершенного преступления, поэтому с окончательным выбором позиции защиты можно повременить. Но, по истечении некоторого времени, такие доказательства могут появиться и возникает необходимость в закреплении избранной позиции защиты в процессуальных документах (ходатайствах, жалобах, показаниях во время допроса и при проведении иных следственных и процессуальных действий). Можно, конечно, продолжать «хранить молчание», но, это не самый эффективный способ защиты, поскольку в этом случае защита упускает возможность создавать доказательства защиты, а молчание и отказ от дачи показаний к таковым не относятся. К тому же, следственные органы воспринимают молчание, как признание вины и желание скрыть от органов расследования известные допрашиваемому лицу фактические обстоятельства выявляемого преступления.

Лучшей рекомендацией является дача показаний дозированно. Все эти показания должны быть тщательно выверены и согласованы с адвокатом, который в обязательном порядке должен присутствовать при допросе.

Например, можно дать пояснения по предъявленному документу. Вопросы, который задаст следователь в этом случае, очевидны и адвокат должен подготовить своего подзащитного к наиболее рациональным ответам на вопросы следователя.

Поскольку преднамеренное банкротство может быть совершено только теми действиями, которые прямо прописаны в ст.196 УК РФ, то, вопросы следователя могут быть связаны только с выяснением этих обстоятельств.

Для удобства изложения материала, рассмотрим только позицию защиты, выраженную в полном отрицании вины.

Следователя интересует, как возникла ситуация с банкротством, то есть, с возникновением неспособности должника удовлетворить требования его кредиторов, возникло ли именно преднамеренное банкротство. Причём, следователь должен располагать подтверждением правомерности этих требований. Должник ведь может не признавать этих требований и настаивать на «заказном характере уголовного дела» в интересах этих якобы кредиторов, действующих неправомерно, в ущерб другим кредиторам. Невозможность исполнения обязанности по уплате обязательных платежей может быть обусловлена совершенно иными причинами, нежели это предполагает следователь. Например, это могут быть некие форс мажорные обстоятельства, о которых можно сообщить следователю. Поэтому временные затруднения в деятельности должника не могут расцениваться, как преднамеренное банкротство. Лица, заявившие об этом, могли добросовестно ошибаться (или намеренно это делать, но, в этом случае это уже не ошибка, а заведомо ложный донос или заведомо ложные показания, что тоже должен выяснять следователь).

Для того, чтобы обвинение (подозрение) в совершении преднамеренного банкротства было обоснованным, следователь должен располагать данными об анализе финансово-хозяйственной деятельности должника, в которой должны быть выявлены признаки преднамеренного банкротства. Что касается судебно-экономических экспертиз, то, здесь без помощи адвоката не обойтись. Следователь будет ставить перед экспертом только те вопросы, ответы на которые позволяют изобличить должника в доведении себя до банкротства. Соответственно, вопросы защиты должны быть направлены на установление (выяснение) обстоятельств, которые опровергают версии следователя или ставят их под сомнение.

Например, следователь поручает эксперту рассчитать показатели, характеризующие негативные изменения в обеспеченности обязательств должника перед своими кредиторами в проверяемый период. Однако, со стороны защиты должны быть предоставлены документы и пояснения по поводу того, что ухудшение финансового состояния должника связано с иными причинами. Таковыми могут быть пересчёт валютного кредита по неожиданно возросшему курсу валюты по отношению к российскому рублю. Это действительно веская причина для импортёров, которые могут оказаться в положении невозможности исполнить очередную поставку по рублёвым ценам, заложенным в заключенные ранее с российскими контрагентами контракты (договоры). Защитник в этом случае должен настаивать на том, чтобы следователь проверял не только условия самих контрактов (договоров), оговоренных на стадии их заключения, но, также выяснял изменение условий выполнения обязательств по этим же сделкам.

Целью защиты может быть убеждение следователя в том, что реальная обеспеченность заявленных требований кредиторов (при этом, не завышенная, как это часто случается) не ухудшилась, по крайней мере, существенно, и не повлечёт причинение крупного ущерба кредиторам. В этом случае, признаки преднамеренного банкротства отсутствуют.

Другой целью защиты может быть убеждение следователя в том, что банкротство является действительным, а не преднамеренным. В этом случае, адвокат настаивает на том, что, хотя возможности должника по исполнению своих обязательств перед кредиторами снизились, но, все сделки, заключенные должником, а также их исполнение, полностью соответствовали существовавшим на рынке требованиям к деятельности должника по отношению к своим кредиторам и иным контрагентам.

ДЕЙСТВИЯ В ИНТЕРЕСАХ ПОТЕРПЕВШЕГО

Для объективности, надлежит рассмотреть и положение потерпевшего, интересы которого также лучше всего представлять адвокату, учитывая сложность уголовных дел о преступлениях в сфере экономической деятельности.

Интересы потерпевшего заключаются, в основном, в том, чтобы мерами уголовной репрессии понудить должника к исполнению обязательств через гражданский иск в уголовном деле.

В отличие от адвоката защитника, адвокат представитель потерпевшего преследует цели, прямо противоположные целям защиты. Поэтому адвокат представитель потерпевшего должен предусмотреть те действия, которые будет предпринимать адвокат защитник с целью минимизации ответственности своего подзащитного (должника) или даже с целью полного ухода от ответственности.

Адвокат по преднамеренному банкротству — представитель потерпевшего должен доказать преднамеренное банкротство, общаться со следователем и быть в курсе того, что предпринимает следователь. В противном случае, в интересах потерпевшего следователю должны быть заявлены ходатайства о получении и закреплении доказательств. А в случае, если следователь не предпринимает достаточных мер для защиты интересов потерпевшего, то, на действия следователя может быть подана жалоба. Последнее оправданно в том случае, если следователь явным образом не обеспечивает выполнение требований ст.6 УПК РФ.

Адвокат по уголовным делам о банкротстве — представитель потерпевшего должен настаивать на том, чтобы орган расследования выявил все активы должника, позволяющие закрыть его задолженность перед потерпевшим и другими кредиторами.

На практике часто случается, что должник скрывает сведения о своих оборотных активах, поэтому должны быть тщательно изучены данные, полученные из банков о движении средств по расчетным и иным счётам должника. Нарушение порядка регистрации и учёта совершаемых сделок свидетельствует о том, что должник может некоторые такие сделки скрывать. Направляемые на экспертизу документы надлежит тщательно изучить вне зависимости от того, что это будет делать эксперт. Во время изучения документации должника может быть выявлено то, что должник систематически занижал (завышал) стоимость работ, товаров, услуг по сравнению со сложившимися на рынке аналогичными расценками.

Должник с целью преднамеренного банкротства мог устанавливать в договорах заведомо невыгодные условия их исполнения по качеству, по объёму, по срокам, по месту и т.д. Вместо оплаты со своего счёта, должник брал невыгодный кредит и оплачивал договор со своих ссудных счётов, который своевременно не пополнял, что влекло штрафы со стороны банка и расторжение кредитного договора с требованием его досрочного погашения.

Таким образом, если установлено, что способность должника исполнить обязательства перед кредиторами ухудшилась в результате осуществления должником действий, не соответствующих обычаям делового оборота, рыночным условиям, сложившимся по аналогичным сделкам, то, в этом случае необходимо настаивать на том, что в этих действиях должника усматриваются признаки преднамеренного банкротства.

На практике распространены такие действия должников, как отчуждение и обременение имущества обязательствами, но, при этом, сокращение обязательств по текущей задолженности не производится. Следователи не всегда обеспечивают выявление этих обстоятельств, что накладывает на представителя потерпевшего обязанность восполнить эти упущения и недоработки со стороны следователя.

Все эти действия представителя потерпевшего требуют от него соответствующей подготовки, поэтому к выбору представителя потерпевшего необходимо подойти со всей серьёзностью, ведь от выбора представителя во многом зависят результаты – удовлетворение требований потерпевшего, как кредитора. Эта рекомендация более убедительна, когда на стороне подозреваемого (обвиняемого) выступает сильный оппонент, что можно оценить по его действиям, например, во время очной ставки между подозреваемым (обвиняемым) и потерпевшим или заявленным ходатайствам и жалобам. Например, если представитель потерпевшего заявляет ходатайство о наложении ареста на имущество должника с целью обеспечения исполнения гражданского иска, то, защитник будет просить об отмене ареста, об освобождении имущества из-под ареста, о снижении размере денежной суммы, арестованной на банковских счётах должника. Такое процессуальное противостояние представителя потерпевшего и защитника требует от обоих соответствующих профессиональных знаний, мастерства, специальной подготовки и опыта выполнения процессуальных функций защитника и представителя потерпевшего.

ПОДСЛЕДСТВЕННОСТЬ И ПОДСУДНОСТЬ

Уголовные дела о преднамеренном банкротстве отнесены к компетенции следователей органов внутренних дел (ч.3, ст.151 УПК РФ). Также эти преступления могут расследоваться следователями органов, выявивших эти преступления (ч.5, ст.151 УПК РФ).

Территориально подследственность и подсудность уголовного дела определяются местом окончания преступления (ст.29 УК РФ; ст.ст.32, 152 УПК РФ.

Узнайте подробнее о криминальных банкротствах по телефону: 8(495)781-63-43.

Вопрос 338. Преступления, связанные с банкротством.

К преступлениям, связанным с банкротством, могут быть отнесены:

— неправомерные действия при банкротстве (ст. 195 УК);

— преднамеренное банкротство (ст. 196 УК);

— фиктивное банкротство (ст. 197 УК).

Данные уголовно-правовые нормы опираются в основном на Федеральный закон от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» и Федеральный закон от 25 февраля 1999 г. № 40-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций».

Неправомерные действия при банкротстве перечислены в диспозиции трех частей ст. 195 УК:

1) сокрытие имущества, имущественных прав или имущественных обязанностей, сведений об имуществе, о его размере, местонахождении либо иной информации об имуществе, имущественных правах или имущественных обязанностях, передача имущества во владение иным лицам, отчуждение или уничтожение имущества, а равно сокрытие, уничтожение, фальсификация бухгалтерских и иных учетных документов, отражающих экономическую деятельность юридического лица или индивидуального предпринимателя, если эти действия совершены при наличии признаков банкротства и причинили крупный ущерб (свыше 250 тыс. рублей) (ч. 1 ст. 195 УК);

2) неправомерное удовлетворение имущественных требований отдельных кредиторов за счет имущества должника – юридического лица руководителем юридического лица или его учредителем (участником) либо индивидуальным предпринимателем заведомо в ущерб другим кредиторам, если это действие совершено при наличии признаков банкротства и причинило крупный ущерб (ч. 2 ст. 195 УК);

3) Незаконное воспрепятствование деятельности арбитражного управляющего либо временной администрации кредитной или иной финансовой организации, в том числе уклонение или отказ от передачи арбитражному управляющему либо временной администрации кредитной или иной финансовой организации документов, необходимых для исполнения возложенных на них обязанностей, или имущества, принадлежащего юридическому лицу, в том числе кредитной или иной финансовой организации, в случаях, когда функции руководителя юридического лица, в том числе кредитной или иной финансовой организации, возложены соответственно на арбитражного управляющего или руководителя временной администрации кредитной или иной финансовой организации, если эти действия (бездействие) причинили крупный ущерб (ч. 3 ст. 195 УК).

Несостоятельность (банкротство) – признанная арбитражным судом неспособность должника в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей.

Должник – гражданин, в том числе индивидуальный предприниматель, или юридическое лицо, оказавшиеся неспособными удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей в течение срока, установленного Законом о банкротстве.

Арбитражный управляющий (временный управляющий, административный управляющий, внешний управляющий или конкурсный управляющий) – гражданин Российской Федерации, утверждаемый арбитражным судом для проведения процедур банкротства и осуществления иных установленных указанным Федеральным законом полномочий и являющийся членом одной из саморегулируемых организаций.

Признаки банкротства для юридического лица: оно считается неспособным удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, если соответствующие обязательства и (или) обязанность не исполнены им в течение трех месяцев с даты, когда они должны были быть исполнены.

Признаки банкротства для гражданина: он считается неспособным удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, если соответствующие обязательства и (или) обязанность не исполнены им в течение трех месяцев с даты, когда они должны были быть исполнены, и если сумма его обязательств превышает стоимость принадлежащего ему имущества.

Признаки банкротства кредитной организации: она считается неспособной удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, если соответствующие обязанности не исполнены ею в течение 14 дней со дня наступления даты их исполнения и (или) если после отзыва у кредитной организации лицензии на осуществление банковских операций стоимость ее имущества (активов) недостаточна для исполнения обязательств кредитной организации перед ее кредиторами и (или) обязанности по уплате обязательных платежей.

Сокрытие – утаивание различными способами имущества или имущественных прав, сведений об имуществе, а также бухгалтерских и иных учетных документов, отражающих финансовые результаты деятельности.

Передача имущества во владение иным лицам подразумевает под собой временную уступку права пользования им, например, путем заключения долгосрочного договора аренды, с целью осложнения процедуры включения имущества в конкурсную массу или реализацию такого имущества при проведении процедуры банкротства.

Под отчуждением имущества понимается возмездная или безвозмездная передача права собственности на него третьим лицам, например, продажа, обмен, внесение в качестве вклада в уставный капитал и т.д.

Уничтожение означает приведение имущества, бухгалтерских и иных учетных документов в полную непригодность, исключающую их последующее использование в целях получения полной информации об имуществе должника, а также об операциях, посредством которых имущество было отчуждено.

Фальсификация бухгалтерских и иных учетных документов, включает действия, направленные на изменение содержания документа путем их подделки, искажения отдельных позиций, а также внесение в них изменений с указанной выше целью.

Преднамеренное банкротство – совершение руководителем или учредителем (участником) юридического лица либо индивидуальным предпринимателем действий (бездействия), заведомо влекущих неспособность юридического лица или индивидуального предпринимателя в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, если эти действия (бездействие) причинили крупный ущерб (ст. 196 УК).

Объективную сторону данного преступления образует создание или увеличение неплатежеспособности. Создание неплатежеспособности заключается в совершении действий, в результате которых возникает действительная или мнимая неспособность должника исполнить свои обязательства, например, сокрытие, уничтожение или повреждение имущества.

Увеличение неплатежеспособности – действия, направленные на увеличение размера задолженности, например, заключение заведомо убыточных сделок, приобретение имущества, цена которого по договору заведомо не соответствует рыночной стоимости, искусственное создание обязательств, после удовлетворения которых у лица возникают признаки банкротства. Квалификация содеянного не зависит от факта обращения должника в суд для признания его банкротом.

Действия, составляющие суть преднамеренного банкротства, выполняются до открытия конкурсного производства, т.е. до решения арбитражного суда о несостоятельности организации или индивидуального предпринимателя, либо до того, как организация (предприниматель) совместно с кредиторами объявила о своей несостоятельности и добровольной ликвидации.

Фиктивное банкротство – заведомо ложное публичное объявление руководителем или учредителем (участником) юридического лица о несостоятельности данного юридического лица, а равно индивидуальным предпринимателем о своей несостоятельности, если это деяние причинило крупный ущерб (ст. 197 УК).

Основное отличие фиктивного банкротства от преднамеренного банкротства заключается в том, что при фиктивном банкротстве фактически отсутствуют признаки несостоятельности коммерческой организации и индивидуального предпринимателя.

При фиктивном банкротстве коммерческая организация или индивидуальный предприниматель обладают достаточными для удовлетворения кредиторов активами, однако заведомо ложно объявляют о своей несостоятельности в целях введения в заблуждение для получения отсрочки или рассрочки причитающихся кредиторам платежей, скидки с долгов или вообще для неуплаты долгов.

Субъект преступлений – руководитель, собственник организации-должника, индивидуальный предприниматель.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Какую редакцию Закона о банкротстве применять?

В рассматриваемом деле Верховный Суд РФ в очередной раз обратил внимание на то, что при привлечении контролирующих лиц к субсидиарной ответственности применяются материально-правовые нормы, действовавшие на момент совершения ответчиками действий, которые вменяются им в качестве повлекших банкротство должника. При этом отмечено, что предусмотренное ст. 10 Закона о банкротстве в редакции Федерального закона № 134-ФЗ (действовал с 01.07.2013 по 28.06.2017) основание для привлечения к субсидиарной ответственности «признание должника несостоятельным вследствие поведения контролирующих лиц», мало чем отличается от предусмотренного ст. 61.11 Закона о банкротстве основания в виде «невозможности полного погашения требований кредитора вследствие действий контролирующих лиц». Соответственно значительный объем разъяснений норм материального права, изложенных в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве» (далее — Постановление Пленума ВС РФ № 53), применяется и к ст. 10 Закона о банкротстве в редакции Федерального закона № 134-ФЗ.

Вопрос о том, какая редакция Закона о банкротстве применяется при привлечении к субсидиарной ответственности, возникает практически в каждом деле, поскольку действия, являющиеся основанием для привлечения к ответственности, как правило, совершались до вступления в силу гл. III.2 Закона о банкротстве. Применение судом неправильной редакции Закона впоследствии может привести к отмене судебного акта вышестоящим судом. В отличие от правил, посвященных составу субсидиарной ответственности, правила об исковой давности претерпевали изменения с принятием новых редакций. В частности, интересным является вопрос о том, какая редакция должна применяться в случае, если деятельность, являющаяся причиной банкротства должника, осуществлялась в период действия разных редакций Закона о банкротстве. В судебной практике нет четкой позиции по данной проблеме. С учетом того, что нормы, посвященные исковой давности, являются нормами материального права (см., например, Определение Верховного Суда РФ от 10.10.2019 № 303-ЭС19-7602), применению подлежат те правила о сроке, которые действовали на момент совершения действий, являющихся основанием для привлечения к субсидиарной ответственности, и суд должен применительно к каждому действию устанавливать, не истек ли срок исковой давности с учетом действовавшей редакции Закона о банкротстве. Вместе с тем на практике есть случаи, когда правила исковой давности были применены в редакции Федерального закона № 134-ФЗ, хотя деятельность осуществлялась в период действия редакции Федерального закона № 73-ФЗ, поскольку на дату, когда управляющий узнал о наличии оснований для привлечения к ответственности, действовали правила Закона о банкротстве об исковой давности в редакции Федерального закона № 134-ФЗ (см., например, Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 14.02.2019 по делу № А 71-7311 / 10), и препятствия для обращения с заявлением отсутствовали.

По данному вопросу существует и противоположная практика (см., например, Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 12.04.2017 по делу № А 79-5895 / 2014).

Недобросовестное поведение контролирующего лица VS неисполнение обязанностей арбитражного управляющего

В деле ООО «Управление Бизнес Системами» Верховный Суд РФ обратил внимание нижестоящих судов на то, что при применении условий презумпции наличия причинно-следственной связи между действиями контролирующих лиц и наступлением банкротства при отсутствии / непередаче управляющему финансовой и иной документации должника, существенно затрудняющей проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве, необходимо обращать внимание на добросовестность как управляющего, так и контролирующего лица. В рассматриваемом деле руководитель не сообщил управляющему действительные причины непередачи документации, которая была изъята правоохранительными органами. В то же время конкурсный управляющий подал заявление о привлечении к субсидиарной ответственности, не предприняв всех возможных мер для самостоятельного получения этой документации.

В соответствии с позицией Верховного Суда РФ, изложенной в рассматриваемом деле, при изъятии документации управляющий, действующий добросовестно и разумно, должен обратиться в правоохранительные органы с требованием о выдаче копий изъятых документов, а при отказе — просить содействия в получении документации у суда. Если управляющий подает заявление о привлечении к субсидиарной ответственности, зная об изъятии документации, а руководитель не ссылается на изъятие правоохранительными органами документации, отвечая на запросы управляющего, заявляя об этом только в рамках спора, то суд должен исследовать причины такого поведения управляющего и руководителя.

На наш взгляд, в случае если управляющий подал заведомо необоснованное заявление о привлечении к субсидиарной ответственности и документация им не восстанавливалась, вследствие чего установить наличие оснований для привлечения к субсидиарной ответственности не представляется возможным, в удовлетворении такого заявления судом должно быть отказано. Действия арбитражного управляющего могут быть признаны недобросовестными и неразумными. Если срок исковой давности в дальнейшем будет пропущен (в отношении действий по пополнению конкурсной массы в связи с получением документов должника или повторному обращению с заявлением к контролирующему лицу о привлечении к субсидиарной ответственности), с него могут быть взысканы убытки.

Нижестоящие суды и ранее оценивали добросовестность действий руководителя и управляющего в случае изъятия документации.

Согласно сформировавшейся судебной практике бездействие управляющего, не принявшего меры к восстановлению документации должника, расценивается судами как неправомерное. При этом, по нашему мнению, управляющий должен провести работу по истребованию документации, в том числе и у контрагентов должника. В противном случае такое бездействие может быть признано неправомерным. В случае изъятия документации правоохранительными органами управляющий должен принять все меры для ознакомления с ней. При непринятии мер к восстановлению документации должника управляющий подает заведомо необоснованное заявление о привлечении руководителя к субсидиарной ответственности, и в таком случае презумпция наличия причинно-следственной связи при непередаче документации применяться не может, поскольку установить наличие ее условий не представляется возможным.

Новый критерий существенности убыточной сделки

Верховным Судом РФ сформулирован критерий существенности невыгодной сделки для целей привлечения к субсидиарной ответственности, определяемый путем сопоставления размера неудовлетворенных требований с размером потерь от невыгодной сделки.

Интересно, какая редакция должна применяться в случае, если деятельность, являющаяся причиной банкротства должника, осуществлялась в период действия разных редакций Закона о банкротстве

В соответствии с п. 23 Постановления Пленума ВС РФ № 53, для того чтобы презюмировать, что сделка довела компанию до банкротства, такая сделка должна быть одновременно значимой и существенно убыточной. В качестве критериев существенной убыточности названы существенное отличие стоимости сделки от рыночной в худшую сторону и утрата должником возможности продолжать осуществлять одно или несколько направлений хозяйственности деятельности, приносивших ранее весомый доход.

В комментируемом деле Верховный Суд РФ рассматривает существенную невыгодность сделки, по всей видимости, имея в виду существенную ее убыточность, выделенную в Постановлении Пленума ВС РФ № 53, и дополняет ее новым критерием — существенность произведенных контролирующим лицом манипуляций с конкурсной массой. Для определения наличия этого критерия необходимо сопоставить размер неудовлетворенных требований кредиторов с размером потерь от невыгодных сделок. Однако, на наш взгляд, определение существенности манипуляций с конкурсной массой свидетельствует скорее не о существенной убыточности как об одном из элементов причинившей вред сделки, а о самом причинении вреда имущественным правам кредиторов, поскольку убыточность сделки оценивается контролирующим лицом на момент ее совершения, тогда как критерий существенности вреда сделки в сравнении с конкурсной массой предполагает оценку этого вреда уже в ситуации банкротства.

Рассмотрим примеры судебных актов судов кассационной инстанции, в которых устанавливалось наличие вреда имущественным правам кредиторов от совершенной сделки.

В Постановлении Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 10.09.2019 по делу № А 75-3194/2017 в качестве таких сделок были названы действия по отчуждению активов должника, в том числе основного производственного оборудования балансовой стоимостью 11 000 000 рублей, по отчуждению транспортного средства, по необоснованному расходованию денежных средств. Как видно, суды учитывают балансовую стоимость отчужденного имущества при оценке того, был ли причинен действиями контролирующих лиц существенный вред имущественным правам кредиторов. Однако означает ли это, что при отчуждении имущества с небольшой балансовой стоимостью, являющейся незначительной по сравнению с размером неудовлетворенных требований, но значимой для осуществления должником своей основной хозяйственной деятельности, суд не признает наличие существенного вреда от такой сделки? На наш взгляд, в подобной ситуации устанавливать наличие критерия существенности произведенных манипуляций с конкурсной массой нецелесообразно и должен использоваться критерий утраты возможности совершать одно или несколько направлений своей деятельности. При этом в любом случае суды должны оценивать масштабы деятельности должника, стоимость его активов.

Показательна судебная практика о привлечении к субсидиарной ответственности по делам, в которых собственником имущества из хозяйственного ведения муниципальных предприятий изымалось имущество, необходимое для осуществления ими своей деятельности.

Например, постановлением Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 26.07.2016 по делу № А 17-6642 / 2011 оставлены в силе судебные акты, которым к субсидиарной ответственности привлечена Администрация Китовского сельского поселения Ивановской области за действия по изъятию котельной из хозяйственного ведения МУП, повлекшие прекращение его деятельности. Суд обратил внимание на то, что было изъято «необходимое для осуществления уставной деятельности имущество при осведомленности о большой кредиторской задолженности должника и отсутствии иного имущества для продолжения деятельности и расчетов с кредиторами».

Кроме того, необходимо учитывать наличие у должника активов для продолжения деятельности. Отказывая в привлечении контролирующего лица к субсидиарной ответственности, при оценке наличия существенного вреда правам кредиторов суды сравнивают цену сделки с рыночной, устанавливают наличие у должника активов даже в том случае, если должником отчужден единственно значимый объект. Так, в Постановлении Арбитражного суда Поволжского округа от 24.04.2019 по делу № А 12-32584 / 2016 суд установил, что цена по договорам существенно превышала рыночную, денежные средства, полученные по сделкам, использованы должником в его хозяйственной деятельности. В подобной ситуации, на наш взгляд, необходимо устанавливать, были ли предприняты контролирующими лицами фактические действия, направленные на обеспечение возможности продолжения должником своей деятельности. Так, в Постановлении Арбитражного суда Уральского округа от 29.08.2019 по делу № А 07-7055 / 2015 передача в аренду земельных участков, сельскохозяйственной техники, продажа скота квалифицированы как передача активов заинтересованному лицу в отсутствие экономической целесообразности. Судом установлено, что указанные действия привели к остановке хозяйственной деятельности должника.

В указанных выше делах рассматривались сделки, по которым имущество фактически выбывало из владения компании, что оценивалось судами на предмет причинения вреда имущественным правам кредиторов. Применительно же к деятельности банков более интересна судебная практика по кредитным договорам, в результате заключения которых не происходит фактического выбытия имущества должника, напротив — в имущественной сфере должника прибывает, но должник берет на себя обязательства по уплате процентов, возврату кредита. Суды при отсутствии доказательств недобросовестных действий при получении кредита (предоставление недостоверных данных о заемщике), при направлении полученных кредитных средств на текущую хозяйственную деятельность исходят из того, что кредитные договоры не могут считаться сделками, причинившими вред имущественным правам кредиторов, если их условия не отличаются от рыночных, а привлечение денежных средств связано с предпринимательской деятельностью должника и направлено на увеличение активов.

Тем не менее существует судебная практика, когда получение кредита даже в нарушение действующего законодательства (директор предоставлял недостоверные сведения о хозяйственном положении должника) признавалось не повлекшим банкротство.

Из содержания судебных актов по данному делу не определить, устанавливал ли суд наличие условий комментируемой презумпции, скорее всего, он просто установил, что указанные действия не являлись причиной банкротства.

Выдача поручительства за аффилированное лицо

Верховным Судом РФ высказана позиция о том, что выдача поручительства за аффилированное лицо (даже если размер активов меньше размера обеспеченного поручительством обязательства) не может быть основанием для привлечения к субсидиарной ответственности, так как при кредитовании группы лиц выгоду получают все ее члены. В рассматриваемом нами деле ВС РФ обратил внимание на необходимость установления того, обусловлено ли поручительство аффилированностью между основным должником и поручителем или некими иными причинами. При этом нельзя ссылаться на аффилированность, если контролирующее лицо осуществило недобросовестные действия по выводу активов поручителя, снизившие эффективность обеспечения. Таким образом, для того чтобы обосновать наличие условий комментируемой презумпции, необходимо привести доказательства, подтверждающие, что контролирующие лица действовали в ущерб интересам должника и его кредиторов, вследствие чего условия обеспечения значительно ухудшились.

Существует судебная практика, когда получение кредита даже в нарушение действующего законодательства признавалось не повлекшим банкротство

Судебную практику по вопросу квалификации выдачи обеспечения за аффилированное лицо можно считать уже сложившейся. Например, в Определении Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 15.02.2019 № 305-ЭС18-17611 (дело ООО «Гарант-Строй») по делу о включении в реестр требований из договора поручительства, признании недействительным договора поручительства Верховный Суд РФ указал на то, что для констатации сомнительности поручительства необходимо установить наличие недобросовестности, которая может выражаться в выводе активов, получении безосновательного контроля над делом о банкротстве, реализации договоренностей между поручителем и заимодавцем, направленных на причинение вреда имущественным правам кредиторов, лишение их части того, на что они рассчитывали и т.п. В иных случаях «действия, направленные на повышение вероятности возврата долга иным экономическим субъектом, сами по себе не могут быть квалифицированы в качестве недобросовестных», а структурирование отношений подобным образом является обычной практикой.

Интересно, что в деле ООО «Управление Бизнес Системами» Верховный Суд РФ указал, что любое производство о привлечении к субсидиарной ответственности за доведение до банкротства должно сопровождаться исследованием причин банкротства. Далеко не в каждом деле суды это устанавливают, хотя и на уровне окружных судов встречается позиция о необходимости исследования таких причин. Например, в Постановлении Арбитражного суда Московского округа от 05.09.2019 по делу № А 40-152006 / 2014 указано, что суды, сделав вывод о том, что сделка по отчуждению имущества должника не стала причиной объективного банкротства, поскольку должник продолжил осуществлять предпринимательскую деятельность до мая 2014 года, не установили причины, по которым должник утратил возможность осуществлять хозяйственную деятельность после указанной даты. Дело было отправлено на новое рассмотрение. Можно положительно оценить данные разъяснения, поскольку они должны ориентировать суды на более скрупулезное исследование хозяйственной деятельности должника в предшествующий банкротству период и исключать отказ в привлечении к субсидиарной ответственности по формальным основаниям без исследования действительных причин банкротства.

Таким образом, в деле ООО «Управление Бизнес Системами» Верховный Суд РФ не только подтвердил ряд уже сложившихся позиций применительно к привлечению к субсидиарной ответственности за доведение до банкротства, но и дополнил их новыми подходами.

  1. Уголовная ответственность при банкротстве
  2. Когда наступает уголовная ответственность лиц при банкротстве
  3. Уголовная ответственность гендиректора и учредителей при банкротстве

Банкротство традиционно рассматривается руководителями фирмы как один из лучших способов избавления от непосильных долгов. Однако решаясь на него, контролирующие лица должны быть готовы к тотальной проверке финансово-хозяйственной деятельности юридического лица. В случае обнаружения грубых нарушений со стороны учредителей и участников речь может идти об уголовной ответственности.

Рассмотрим, какие статьи закрепляют уголовную ответственность при банкротстве.

  1. Неправомерные действия при банкротстве (ст.195 УК РФ). Под статью подпадают любые действия, направленные на сокрытие активов должника, уничтожение и подделку бухгалтерских документов, если они причинили ущерб, превышающий 2,250 млн рублей, удовлетворение требований одних кредиторов в ущерб другим, воспрепятствование деятельности арбитражного управляющего. Максимальная санкция по статье – до 3 лет лишения свободы.

  2. Преднамеренное банкротство (ст.196 УК РФ). Под статью подпадают действия, совершаемые руководителем юрлица, заведомо влекущие неспособность компании расплатиться по долгам. Максимальная санкция по статье – до 6 лет заключения. В качестве дополнительного наказания может применяться штраф в размере до 200 тысяч рублей (или в сумме дохода виновного субъекта на срок до 18 месяцев).

  3. Фиктивное банкротство (ст.197 УК РФ). В данном случае руководитель или учредитель может быть привлечен к ответственности, если он сообщил заведомо ложную информацию о несостоятельности компании в публичном формате. Максимальная санкция – до 6 лет заключения. В качестве дополнительной меры может применяться штраф в размере до 80 тысяч рублей (или в сумме дохода виновного лица на срок до 6 месяцев).

Причем, чаще всего, одной статьей дело не ограничивается. Руководителя компании-банкрота могут привлечь еще и по другим статьям, например, экономическим. Приведем пример.

Антон Кытманов, бывший гендиректор одного из крупнейших сельхозпредприятий Пермского края, был привлечен к уголовной ответственности по ч.4 ст.159.1 УК РФ и ст.196 УК РФ. Было установлено, что Кытманов отчуждал имущество ООО «Агрорусь» по фиктивным сделкам, а также присвоил кредитные средства, полученные компанией на развитие бизнеса. Бывший гендиректор был приговорен к 6 годам колонии и штрафу в размере 500 тысяч рублей.

Как это происходит

Признаки противоправных деяний, предусмотренные указанными выше статьями, как правило, обнаруживаются арбитражным управляющим. Проверка включает следующие этапы:

  1. Инвентаризация активов, имущества, принадлежащих должнику.

  2. Анализ финансового состояния юрлица, его платежеспособности.

  3. Проверка деятельности фирмы, которая привела к финансовым трудностям. Сюда же относится проверка законности совершенных сделок.

В ходе этой проверки арбитражный управляющий изучает всю имеющуюся документацию — учредительную и налоговую, а также договоры с контрагентами, аудиторские заключения и т.д.

Соответствующая информация передается в правоохранительные органы для решения вопроса о возбуждении уголовного дела. Даже если руководители действовали добросовестно, доследственная проверка и предварительное расследование могут усложнить жизнь компании, ее учредителям и гендиректору. Поэтому уже на этом этапе требуется защита бизнеса при проверках – участие в данных мероприятиях юриста существенно снизит риск нарушения процессуальных прав учредителей и гендиректора, а также изъятия важной документации и компьютерной техники. Как показывает наша практика, большинство дел о банкротстве, по которым доверители получили помощь с самого начала, не доходят до суда.

Мнение юриста

«В рамках возбужденного дела большую роль играет финансово-экономическая экспертиза. Приведем пример. Директор компании вывел со счета организации более 3 миллионов рублей. Финансово-экономическая экспертиза показала, что именно эти действия привели к неспособности фирмы отвечать по своим долгам, поэтому гендиректор был привлечен к уголовной ответственности по ст.196 УК РФ».

Можно ли избежать ответственности при банкротстве?

Как было сказано ранее, даже добропорядочные гендиректоры и учредители могут быть заподозрены в фиктивном, преднамеренном банкротстве, а также в совершении неправомерных действий при банкротстве. Снизить риски неблагоприятного исхода помогут следующие советы:

  1. Сохраняйте всю документацию, затрагивающую деятельность фирмы, в том числе контракты.

  2. Не совершайте сомнительных сделок с контрагентами (например, по отчуждению активов по слишком низкой цене).

  3. Разработайте внутренний документ, регламентирующий порядок согласования сделок.

  4. Указывайте все активы, принадлежащие компании.

Но если контролирующее лицо все равно подозревается или обвиняется в преступлении, предусмотренном ст.195, 196 или 197 УК РФ – срочно заручитесь поддержкой уголовного адвоката. Специалист постарается всеми способами завершить уголовное дело (уголовное преследование) в отношении своего доверителя, а если это невозможно – поспособствует вынесению оправдательного приговора. Для наших специалистов это вполне реальная задача, поскольку нам хорошо известна работа правоохранительных органов и суда изнутри.

Мнение адвоката

«В 2017 году к нам обратился Ю., руководитель транспортной компании в Москве. Гендиректора обвиняли в том, что он заключил невыгодный для фирмы контракт, а также вовремя не истребовал вклад юрлица из банка, который впоследствии обанкротился. Нашим специалистам удалось доказать, что Ю. действовал обоснованно и добросовестно, деньги компании себе не присваивал и до последнего стремился сохранить фирму «на плаву». Суд вынес оправдательный приговор по ст.196 УК РФ с правом на реабилитацию в связи с отсутствием состава преступления».

Следовательно, если вам грозит уголовная ответственность за банкротство – не пускайте дело на самотек, ситуацию вполне может исправить участие в деле квалифицированных специалистов юридической компании «СКП».

Записи созданы 8837

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх