Имущество МУП принадлежит

В деятельности государственных органов в настоящее время актуальна проблема, связанная с определением возможных случаев, а также порядка изъятия имущества из хозяйственного ведения государственных унитарных предприятий по решению собственника данного имущества (Российской Федерации, ее субъектов). Причина этому — отсутствие в законодательстве четкой регламентации указанных правоотношений, что, в свою очередь, вызывает необходимость проработки обозначенных вопросов на практике.

Изъятие имущества из хозяйственного ведения унитарных предприятий

Право на хозяйственное ведение имуществом является одним из вещных прав лиц (несобственников), приобретаемых в силу решения собственника данного имущества (Российской Федерации, субъектов РФ) и предполагающих владение, пользование и распоряжение имуществом в определенных ГК РФ пределах. При этом право хозяйственного ведения на имущество прекращается по основаниям и в порядке, которые предусмотрены ГК РФ, другими законами и иными правовыми актами для прекращения права собственности, а также в случаях правомерного изъятия имущества у предприятия по решению собственника (п. 3 ст. 299 ГК РФ).

В результате анализа приведенной нормы ГК РФ складывается впечатление, что основания прекращения права собственности и случаи правомерного изъятия имущества у предприятия собственником данного имущества рассматриваются как самостоятельные основания прекращения права хозяйственного ведения. Более того, прекращение права хозяйственного ведения на имущество по основаниям, предусмотренным для прекращения права собственности, исключает, по смыслу ст. 299 ГК РФ, необходимость последующего изъятия имущества у предприятия по решению собственника.

Однако в соответствии с п. 1 ст. 235 ГК РФ право собственности прекращается при:

1) отчуждении собственником своего имущества другим лицам;

2) отказе собственника от права собственности;

3) гибели или уничтожении имущества;

4) утрате права собственности на имущество в иных случаях, предусмотренных законом.

По этим основаниям в силу п. 3 ст. 299 ГК РФ прекращается и право хозяйственного ведения. Что касается случаев правомерного изъятия имущества из хозяйственного ведения унитарного предприятия по решению собственника, о которых говорится в п. 3 ст. 299 ГК РФ, то следует заметить, что действующим законодательством они не определены <*>. Бесспорным в данной ситуации является только то, что первое, третье и четвертое из вышеуказанных оснований прекращения права собственности (права хозяйственного ведения) исключают необходимость последующего изъятия имущества из хозяйственного ведения унитарного предприятия собственником данного имущества.

<*> В этом состоит одно из отличий права хозяйственного ведения от права оперативного управления, в отношении которого установлено, что собственник имущества, закрепленного за казенным предприятием или учреждением на праве оперативного управления, вправе изъять излишнее, неиспользуемое либо используемое не по назначению имущество и распорядиться им по своему усмотрению (п. 2 ст. 296 ГК РФ).

В соответствии со ст. 236 ГК РФ отказ от права собственности не влечет прекращения прав и обязанностей собственника в отношении соответствующего имущества до приобретения права собственности на него другим лицом. Ввиду прекращения права хозяйственного ведения в порядке, предусмотренном п. 3 ст. 299 ГК РФ, и с учетом запрета унитарным предприятиям на распоряжение имуществом, закрепленным за ними на праве хозяйственного ведения, установленного п. 2 ст. 295 ГК РФ, становится очевидным, что прекращению права хозяйственного ведения на имущество при отказе от него унитарным предприятием должно в обязательном порядке предшествовать принятие собственником имущества решения об изъятии указанного имущества из хозяйственного ведения унитарного предприятия. Это подтверждает несостоятельность исходящего из п. 3 ст. 299 ГК РФ вывода о невозможности изъятия имущества из хозяйственного ведения унитарного предприятия собственником при прекращении права хозяйственного ведения на данное имущество по основаниям, предусмотренным для прекращения права собственности. Изложенное позволяет, кроме того, сделать вывод и о том, что изъятие имущества по решению его собственника из хозяйственного ведения унитарного предприятия возможно лишь в случае отказа унитарного предприятия от хозяйственного ведения данным имуществом. Изъятие имущества собственником в иных случаях представляется неправомерным.

Из приведенных соображений, по-видимому, исходят и высшие судебные инстанции. Так, например, в соответствии с п. 40 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», при разрешении споров необходимо учитывать, что собственник (управомоченный им орган) не наделен правом изымать, передавать в аренду либо иным образом распоряжаться имуществом, находящимся в хозяйственном ведении государственного (муниципального) предприятия. Акты государственных органов и органов местного самоуправления по распоряжению имуществом, принадлежащим государственным (муниципальным) предприятиям на праве хозяйственного ведения, по требованиям этих предприятий должны признаваться недействительными.

Данная позиция судебных органов основывается, кроме того, на норме, содержащейся в п. 4 ст. 216 ГК РФ, в соответствии с которой вещные права лица, не являющегося собственником, защищаются от их нарушения любым лицом в порядке, предусмотренном ст. 305 Кодекса. Это по сути означает, что унитарные предприятия пользуются всеми правами, предоставленными законом собственнику на судебную защиту закрепленного за ними на праве хозяйственного ведения имущества, включая право на предъявление виндикационного и негаторного исков, в том числе и в отношении собственника указанного имущества.

Порядок изъятия имущества из хозяйственного ведения унитарных предприятий

Решение вопроса о порядке изъятия имущества собственником из хозяйственного ведения унитарного предприятия тесно связано с определением порядка отказа соответствующим предприятием от права хозяйственного ведения на данное имущество.

Исходя из смысла норм ст. 236 и п. 3 ст. 299 ГК РФ, предприятие может отказаться от права хозяйственного ведения на имущество, объявив об этом либо совершив другие действия, определенно свидетельствующие о его устранении от владения, пользования и распоряжения имуществом без намерения сохранить какие-либо права на это имущество.

Однако практическая реализация объявления унитарным предприятием об отказе от хозяйственного ведения на имущество представляется несколько затруднительной.

Так, например, в действующем законодательстве отсутствует определенность относительно формы объявления об отказе унитарного предприятия от права хозяйственного ведения на имущество (устной либо письменной). В этой связи необходимо обратиться к практике рассмотрения указанной проблемы высшими судебными инстанциями.

Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ рассмотрел протест заместителя Председателя ВАС РФ на решение Арбитражного суда Удмуртской Республики от 7 июля 1999 г. по делу N А71-327/99-А5.

Заслушав и обсудив доклад судьи, Президиум установил следующее.

Конкурсный управляющий государственным предприятием «Автобаза «Удмуртмелиорация» обратился в Арбитражный суд Удмуртской Республики с иском к Правительству Удмуртской Республики и Управлению федерального казначейства по Удмуртской Республике о признании недействительными п. 2, 3 Постановления Правительства Удмуртской Республики от 30 декабря 1997 г. N 1213 «О создании закрытого акционерного общества «Союзжилстрой» с имущественным вкладом Удмуртской Республики».

Исковое требование мотивировано тем, что в результате издания оспариваемого Постановления из хозяйственного ведения истца были изъяты объекты недвижимого имущества, закрепленные за ним в соответствии с договором от 20 ноября 1996 г., заключенным между Государственным комитетом Удмуртской Республики по собственности и государственным предприятием «Автобаза «Удмуртмелиорация». Однако из положений ст. 295 Гражданского кодекса РФ следует, что собственник может изъять имущество из хозяйственного ведения предприятия лишь в случае принятия решения о его реорганизации или ликвидации. Соответствующих решений принято не было.

Третьими лицами, не заявляющими самостоятельных требований на предмет спора, судом привлечены ОАО «Союзжилстрой», ЗАО «Научно-производственное объединение «Союз-1», Министерство сельского хозяйства Удмуртской Республики и Государственный комитет Удмуртской Республики по собственности.

Решением от 7 июля 1999 г. иск удовлетворен.

Определением от 25 августа 1999 г. апелляционная жалоба ОАО «Союзжилстрой» была возвращена без рассмотрения, поскольку подана с пропуском срока на обжалование.

В протесте заместителя Председателя ВАС РФ предлагается решение суда отменить, дело направить на новое рассмотрение.

Президиум считает, что протест подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела, ГП «Автобаза «Удмуртмелиорация» письмом от 8 декабря 1997 г. N 23, адресованным Правительству Удмуртской Республики и Государственному комитету Удмуртской Республики по собственности, просило исключить из хозяйственного ведения предприятия следующее имущество: административно-бытовой корпус и закрытую стоянку для автомобилей, механизированную мойку.

Постановлением Правительства Удмуртской области от 30 декабря 1997 г. N 1213 (в ред. от 11 февраля 1998 г. N 96) Государственному комитету Удмуртской Республики по собственности поручалось внести в счет оплаты уставного капитала создаваемого ОАО «Союзжилстрой» упомянутое недвижимое имущество ГП «Автобаза «Удмуртмелиорация», осуществив мероприятия по исключению этого имущества из хозяйственного ведения предприятия.

Признавая недействительными оспариваемые п. 2, 3 указанного Постановления, арбитражный суд исходил из того, что, несмотря на принятие решения об изъятии имущества у государственного предприятия с согласия самого предприятия, это решение не соответствует требованиям ст. 209, 295, 299 Гражданского кодекса РФ, в связи с чем оно должно быть признано недействительным. Кроме того, изъятие имущества у государственного предприятия, являющегося в настоящее время банкротом, лишило кредиторов возможности удовлетворить свои требования за счет этого имущества.

Однако судом не учтено следующее.

В соответствии с п. 3 ст. 299 ГК РФ право хозяйственного ведения и право оперативного управления имуществом прекращаются по основаниям и в порядке, которые предусмотрены ГК РФ, другими законами и иными правовыми актами для прекращения права собственности, а также в случаях правомерного изъятия имущества у предприятия или учреждения по решению собственника.

Пунктом 1 ст. 235 Кодекса установлено, что право собственности прекращается при отчуждении собственником своего имущества другим лицам, отказе собственника от права собственности, гибели или уничтожении имущества и при утрате права собственности на имущество в иных случаях, предусмотренных законом.

Поэтому арбитражному суду следовало иметь в виду, что действующим законодательством для государственного унитарного предприятия предусмотрена возможность отказаться от имущества, закрепленного за ним на праве хозяйственного ведения.

Арбитражный суд, принимая решение, не проанализировал обстоятельств прекращения у ГП «Автобаза «Удмуртмелиорация» права хозяйственного ведения на спорное имущество, не установил действительных мотивов передачи предприятием находившегося у него на праве хозяйственного ведения имущества собственнику.

Не выяснено, в связи с чем произведено отчуждение спорного имущества: ввиду отсутствия у предприятия возможности для дальнейшего рационального его использования либо с целью избежать обращения взыскания на это имущество по долгам кредиторов в случае банкротства предприятия.

В связи с неисследованностью указанных обстоятельств решение подлежит отмене, а дело — направлению на новое рассмотрение.

Учитывая изложенное и руководствуясь ст. 187 — 189 Арбитражного процессуального кодекса РФ, Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ постановил:

решение Арбитражного суда Удмуртской Республики от 7 июля 1999 г. по делу N А71-327/99-А5 отменить.

Дело направить на новое рассмотрение в первую инстанцию того же суда <*>.

<*> Постановление Президиума ВАС РФ от 31 июля 2001 г. N 1198/01.

Таким образом, несмотря на неурегулированность в законодательстве вопроса, связанного с формой объявления об отказе унитарного предприятия от права хозяйственного ведения на имущество, следует констатировать необходимость изъятия имущества из хозяйственного ведения унитарного предприятия собственником имущества исключительно на основании письменного отказа унитарного предприятия от права хозяйственного ведения. Отсутствие такого письменного отказа может впоследствии послужить основанием для обжалования унитарным предприятием решения собственника об изъятии имущества из хозяйственного ведения данного предприятия и удовлетворения данного требования судом на основании п. 4 ст. 216 ГК РФ.

В отношении отказа унитарного предприятия от права хозяйственного ведения на имущество в результате совершения других действий, определенно свидетельствующих об устранении предприятия от владения, пользования и распоряжения имуществом без намерения сохранить какие-либо права на это имущество, указанные действия, по-видимому, должны носить лишь фактический характер, после чего имущество может быть изъято собственником.

Вернуться к разделу статей

Судебный акт: Постановление АС Волго-Вятского округа от 23.04.2019 по делу № А43-29187/2017

Выводы суда:

1. Субсидиарная ответственность контролирующего лица наступает тогда, когда в результате его поведения должник стал неспособным удовлетворить требования кредиторов и исполнить публичные обязанности вследствие значительного уменьшения объема своих активов под влиянием контролирующего лица.

2. Судам следовало проверить доводы управляющего о том, что действиями Администрации было усугублено и без того тяжелое финансовое состояние должника, что в итоге привело к банкротству последнего. Иное имущество Предприятия при проведении процедур банкротства не выявлено.

3. Закон о банкротстве устанавливает презумпцию причинно-следственной связи между действиями (бездействием) контролирующих должника лиц и признанием должника несостоятельным (банкротом). При доказанности условий, составляющих презумпцию вины в доведении до банкротства, бремя по ее опровержению переходит на другую сторону, которая вправе приводить доводы об отсутствии вины.

4. Действия учредителя, касающиеся изъятия имущества без какой-либо компенсации, при наличии у должника кредиторской задолженности вызывают объективные сомнения в том, что Администрация руководствовалась интересами Предприятия, поэтому контролирующее лицо должно доказать, что изъятие имущества явилось следствием обычного оборота.

5. Администрация знала о признаках неплатежеспособности Предприятия, поскольку подписывала его годовые отчеты, содержащие такую информацию. Однако учредитель не принял решение о ликвидации должника либо о необходимости обратиться в суд с заявлением о несостоятельности.

6. Отсутствие государственной регистрации права хозяйственного ведения за Предприятием не имеет правового значения, т.к. такая регистрация направлена на информирование третьих лиц о титульном праве на объекты недвижимости. Поскольку сама Администрация наделила Предприятие правом собственности на недвижимое имущество, регистрации для учредителя не требовалось.

1) Основной причиной неплатежеспособности должника стала задолженность населения по оплате коммунальных услуг. Закон о банкротстве говорит о возможности субсидиарной ответственности лишь в случае, если банкротство наступило именно в результате действий контролирующих лиц. Поскольку деятельность юридического лица, как правило, выражается во множестве различных сделок, один из неблагоприятных факторов не должен признаваться причиной банкротства лишь потому, что им было ухудшено и без того плачевное финансовое положение должника.

Однако суд округа посчитал, что изъятие имущества было последним и критическим ударом по состоянию Предприятия, предположив, что при его отсутствии у должника были шансы выздоровления. У Администрации сохраняется возможность избежать ответственности, доказав, что несостоятельность должника наступила бы независимо от изъятия у него имущества.

2) Контролирующему лицу следовало сделать все возможное для представления доказательств, свидетельствующих о его добросовестном, разумном и оправданном поведении: например, Администрация могла предоставить иное имущество или погасить либо реструктуризировать задолженность.

3) Суд округа смешивает понятия вины и причинно-следственной связи, хотя они являются самостоятельными элементами состава правонарушения. В то же время и вина, и причинно-следственная связь в самом деле предполагаются (первая – по прямому указанию закона, вторая – согласно руководящим разъяснениям ВС РФ), поэтому заключение судебной тройки по существу верно.

4) Спорными являются выводы в части последствий отсутствия регистрации права хозяйственного ведения за Предприятием. Это вещное право на недвижимое имущество подлежит государственной регистрации и возникает лишь с момента такой регистрации. По нашему мнению, возможны два варианта объяснения такой позиции: суд округа или спутал регистрацию права и регистрацию договора, по которому право передается (отсутствие последней не влечет последствий для третьих лиц, но связывает стороны сделки), или применил ст. 299 ГК РФ о возникновении права хозяйственного ведения в момент передачи, не учтя при этом специальные нормы об обязательности регистрации вещных прав на недвижимость.

5) Полагаем, тем не менее, что Администрация не могла ссылаться на отсутствие регистрации права хозяйственного ведения, но по причине того, что такая позиция должна быть признана противоречивой и потому недобросовестной, т.к. фактически Предприятие было наделено соответствующим имуществом путем его передачи, несмотря на несоблюдение требований регистрации, и давало ему основания планировать свою деятельность исходя из наличия этого имущества.

У нас также есть аудиоподкасты. Это выпуски по 2-5 минут. Посвящены одному спору, конфликту или новости. Их можно слушать прямо на нашем сайте, на сайте подкаст-площадки или скачать себе на компьютер, смартфон и пр. Выпуск 1 (о субсидиарной ответственности); Выпуск 2 (оспаривание договора по мотиву злоупотребления правом); Выпуск 3 (расторжение договора по инициативе продавца, что учесть?). Еще пара десятков по .

Вы не поверите, но для любителей коротких и полезных видео, у нас появились видеоподкасты. Например, видеоподкаст на тему «Налоги. Оптимизация. Перевод сотрудников в ИП» можно посмотреть по .

Обратим внимание, что юридическая фирма «Ветров и партнеры» в 2018 году отмечена отраслевым рейтингом юридических компаний Право.ру-300 в номинации «Арбитражное судопроизводство». Это позволило нам войти в ТОП-50 региональных компаний по всей России в данной номинации.

В случае, если Ваш судебный спор или иной спор, договорная работа или любая другая форма деятельности касается вопросов, рассмотренных в данном или ином нашем материале, рекомендуем проверить и убедиться, что Ваша правовая позиция соответствует последним изменениям практики и законодательству.

Мы будем рады оказать Вам юридическую помощь по поводу минимизации юридических рисков и имеющимся возможностям. Мы постараемся найти решение, подходящее именно для Вас.

Звоните по телефону +7 (383) 310-38-76 или пишите на адрес info@vitvet.com.

Дмитрий Подгорный, юрист-аналитик

p.s. 10 наиболее интересных материалов за последнее время:

1) Выдача подотчета директору – взыскание убытков

2) Срок оплаты векселя – предъявление векселя к оплате

3) Допрос в налоговой проверке – протокол допроса налогоплательщика

4) Защита директора от субсидиарной ответственности

5) Выплаты иностранным организациям – фактический получатель дохода

6) Правомерны ли действия директора – взыскание убытков

7) Дефекты формы векселя – требование по векселю

8) Налог на имущество организаций – коды льгот

9) Признание ценных бумаг бесхозяйными – ст. 225 ГК РФ

10) Изменение концессионного соглашения – доказательства убыточности тарифов

нужно ли эту ВБ передавать после получения накладной от поставщика (и прочей документации) учредителю?

Все написано в Уставе МУП. Скорее всего, что не нужно. Вы ставите на забалансовый счет, регистрируете, ставите на баланс. Учредитель в данном случае не должен требовать передать имущество (нет оснований). Наиболее вероятный вариант — передача учредителю ВБ — будет нарушением.

Согласно

Федерального закона от 14.11.2002 N 161-ФЗ (ред. от 29.12.2017) «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях»

Статья 18. Распоряжение имуществом государственного или муниципального предприятия

1. Государственное или муниципальное предприятие распоряжается движимым имуществом, принадлежащим ему на праве хозяйственного ведения, самостоятельно, за исключением случаев, установленных настоящим Федеральным законом, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами.
2. Государственное или муниципальное предприятие не вправе продавать принадлежащее ему недвижимое имущество, сдавать его в аренду, отдавать в залог, вносить в качестве вклада в уставный (складочный) капитал хозяйственного общества или товарищества или иным способом распоряжаться таким имуществом без согласия собственника имущества государственного или муниципального предприятия.
3. Движимым и недвижимым имуществом государственное или муниципальное предприятие распоряжается только в пределах, не лишающих его возможности осуществлять деятельность, цели, предмет, виды которой определены уставом такого предприятия. Сделки, совершенные государственным или муниципальным предприятием с нарушением этого требования, являются ничтожными.
4. Государственное или муниципальное предприятие не вправе без согласия собственника совершать сделки, связанные с предоставлением займов, поручительств, получением банковских гарантий, с иными обременениями, уступкой требований, переводом долга, а также заключать договоры простого товарищества.
Уставом государственного или муниципального предприятия могут быть предусмотрены виды и (или) размер иных сделок, совершение которых не может осуществляться без согласия собственника имущества такого предприятия.
5. Государственное или муниципальное предприятие, являющееся арендатором земельного участка, находящегося в государственной или муниципальной собственности, не вправе:
1) сдавать такой земельный участок в субаренду, за исключением случая, предусмотренного пунктом 6 настоящей статьи, а также земельных участков (в том числе искусственных земельных участков, созданных в соответствии с Федеральным законом «Об искусственных земельных участках, созданных на водных объектах, находящихся в федеральной собственности, и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации») в границах территорий морских портов;
(в ред. Федеральных законов от 02.07.2010 N 152-ФЗ, от 19.07.2011 N 246-ФЗ, от 18.07.2017 N 177-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

2) передавать свои права и обязанности по договору аренды другим лицам (перенаем), за исключением случая, предусмотренного пунктом 6настоящей статьи;
(в ред. Федерального закона от 02.07.2010 N 152-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

3) отдавать арендные права в залог;
4) вносить арендные права в качестве вклада в уставный капитал хозяйственных товариществ и обществ или в качестве паевого взноса в производственный кооператив.
(п. 5 введен Федеральным законом от 24.07.2007 N 212-ФЗ)

6. Государственное или муниципальное предприятие, являющееся арендатором земельного участка, находящегося в государственной или муниципальной собственности, с согласия собственника имущества такого предприятия сдает указанный земельный участок или его часть в субаренду либо передает свои права и обязанности по договору аренды земельного участка или его части концессионеру в случае, если концессионным соглашением предусмотрено использование указанного земельного участка или его части в целях создания и (или) реконструкции объекта концессионного соглашения и (или) иного передаваемого концедентом концессионеру по концессионному соглашению имущества или осуществления концессионером деятельности, предусмотренной концессионным соглашением.
(п. 6 введен Федеральным законом от 02.07.2010 N 152-ФЗ)

7. В случае, предусмотренном законодательством Российской Федерации о концессионных соглашениях, государственное или муниципальное предприятие участвует на стороне концедента в обязательствах по концессионному соглашению и осуществляет отдельные полномочия концедента, предусмотренные концессионным соглашением.
(п. 7 введен Федеральным законом от 02.07.2010 N 152-ФЗ)

Все должно быть написано в Уставе МУП —

Записи созданы 8837

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх