Искажения бухгалтерской отчетности

Сегодня я хотел бы остановиться на очень важном в вопросе, касающемся фальсификации и изменения информации при передаче ее через Интеренет или по мобильным линиям связи.
Чтобы лучше понять, как это делается, давайте обратимся к литературе и истории. Как здесь не вспомнить известный роман Александра Дюма «Граф Монте Кристо»
Его сюжет был основан на том, что письмо молодого капитана было перехвачено, более того, было изменено содержание этого письма и подделан почерк автора.
Это сфальсифицированное письмо стало основанием для заключения главного героя романа в одну из самых строгих тюрем Франции.
Читающий мир девятнадцатого века был потрясен этим романом. Почему?
Дело в том, что в XIX веке во многих странах, в том числе и в царской России, перлюстрация писем была официально запрещена.
Да, государство перехватывало письма, но это не являлось законным.
Ситуация изменилась с началом Первой Мировой войны: государства искали шпионов в своих странах, что было вполне обоснованно.
После окончания Первой Мировой войны оказалось, что контроль за почтой и телефонными разговорами очень нужен государству Для чего? Не только для борьбы с криминалом, но и для завоевания политической власти в стране некоторыми политическими партиями, а главное удержания её в своих руках.
Как здесь не упомянуть, что наиболее жесткую форму этот всеобщий контроль приобрел в Советском Союзе во время сталинского режима и нацисткой Германии.
Здесь уместно привести исторические факты, которые много обсуждались в прессе. В частности, это заговоры маршалов и репрессии против них.
Мы не будем подробно останавливаться на этих исторических фактах, о которых и так уже много написано.
Но настораживает и удивляет то, что маршалы которые участвовали в Первой Мировой и Гражданской войнах, буквально за один день допросов давали порочащие их свидетельские показания о том, что они работали на другую разведку против Советского союза.
Некоторые говорили, что их пытали, хотя весомых доказательств этого тоже нет.
Но, с другой стороны, мы знаем о подвиге Зои Космодемьянской, других партизан, которые выдерживали пытки в гитлеровских застенках неделями, даже дольше, и не выдавали свои секреты. Так почему же маршалы буквально после одного дня допросов давали показания, тем самым не только фактически подписывали свой смертный приговор, но и опорочивали своё имя.
Объясняется это очень просто. В 30-х годах магнитофоны не производили нигде, кроме Германии.
Но Германия эти магнитофоны никому не продавала: это было официально запрещено. Но довольно близкие отношения между Германией и Россией в военной области в то время позволяли осуществлять поставку магнитофонов в Россию по линии НКВД.
Естественно, эти магнитофоны использовали для записи разговоров людей, которые фактически могли быть диссидентами по отношению к правящему режиму.
Но более того, мало кто знает, что в тот период могли фальсифицировать голос и речь человека с помощью специального монтажа и магнитофона.
Теперь представьте себе реакцию маршала Михаила Тухачевского, которому на допросе представляют для ознакомления сфальсифицированную запись его разговоров по телефону. Вероятнее всего маршал не знал о возможности фальсификации его голоса и речи во время телефонных переговоров. Для него это был серьезный психологический шок.
Понятно и то, что Сталин, который был руководителем крупнейшей державы мира, прошедший застенки жандармерии и полиции, естественно, знал, что любые показания можно «выбить», и, конечно, он не доверял письменным показаниям.
Но когда он слышал голос знакомого человека, а у Сталина был прекрасный слух, и он тоже вероятно не мог догадываться о том, что тот же самый Ягода или Ежов могли подделать голоса допрашиваемых. Конечно, он верил той голосу и речи человека, которая была записана на магнитофон.
И вот на основании этих магнитофонных записей Сталин принимал окончательные решения. Очень часто они были фатальными для осужденных.
Поэтому мы можем понять Сталина, когда он, рассказывая о преступлениях Михаила Тухачевского, прямо говорит, что Ягода собирал компромат на своих сотрудников и на других деятелей партии.
В Советском Союзе всегда шла напряженная политическая борьба за руководящие посты в государстве. Поэтому компромат использовали для смены тех или иных руководителей, которые были неугодны высшему руководству страны.
Так сменили Н. Хрущева и других руководителей государства СССР и России. Интересно также отметить, что историки до сих пор не объяснили, почему отстранили от занимаемых должностей А. Коржакова.
Он был ближайшим другом Президента РФ Бориса Николаевича Ельцина. Они часто обедали вместе… и вдруг Президент за несколько часов принимает такое кардинальное решение: снять своего друга со всех постов. Почему же это произошло?
Просто Борису Николаевичу предоставили для ознакомления запись телефонного разговора, естественно, сфальсифицированного, в котором Коржаков говорил о своем желании стать Президентом России. Этого было достаточно для того, чтобы Борис Николаевич принял немедленное решение об отставке А. Коржакова.
Вот так при помощи фальсификация голоса и речи, а голосу доверяют многие руководители, и идет сбор компромата или сброс «нужного» компромата в прессу.
Защищены ли мы от этого в двадцать первом веке? Фактически, нет. Мы знаем огромное количество случаев в России, когда мошенники, подделав голоса жертв, звонили родственникам, сообщали ложные сведения о дорожно-транспортном происшествии и просили срочно привезти им деньги, чтобы родственника виновника ДТП не посадили в тюрьму. И многие люди попадались на уловки мошенников и везли им деньги. Есть официальные данные милиции, что мошенники таким образом заработали сотни миллионов рублей.
Чтобы предупредить о таком виде преступления, сотрудники российской милиции рассылали по почте письменные предупреждения, сообщая о телефонных мошенниках и призывая к осторожности.
Из года в год такое мошенничество наращивает обороты…
Дело в том, что мы используем мобильную телефонную связь.
А что она из себя представляет? Это цифровые линии связи.
А при современном развитии технологий подделать голос в цифровом формате не так сложно.
Определить же подлинность голоса можно только при помощи экспертизы.
Всегда ли может экспертиза определить это точно? Вот это большой серьезный вопрос.
Это делает человека беззащитным в информационном мире.
То есть раньше фальсифицировали почерк и содержание письма, как в книге Александра Дюма, и человека сажали в тюрьму. Теперь, в веке информационном, человека могут посадить в тюрьму, сфальсифицировав его речь и голос.
Для чего мошенники это делают? Чтобы скомпрометировать, разорить человека или даже посадить в тюрьму .
Вот эти новые методы фальсификации информации, особенно голосовой, очень опасны, потому что голосу традиционно все доверяют.
Люди должны понимать, какие опасности грозят им в современном мире, я бы так сказал, информационном лесу или, джунглях.
Ведь всем понятно, что входить в настоящие джунгли без оружия смертельно опасно.
Но люди не понимают, что когда они входят в информационные джунгли, то тоже должны быть защищены, иначе они там погибнут. Многие говорят, что им нечего скрывать, когда они говорят, например, по телефону. Но, если человек имеет какую-то собственность, имеет какие-то взаимоотношения с другими людьми, он должен знать, что есть завистливые люди, которые захотят его каким-либо образом скомпрометировать в глазах его родственников, друзей, начальства.
Поэтому необходимо обеспечивать не только защиту своей информации, но и неизменяемость т.е. невозможность её фальсифицировать.
Необходимо всегда закрывать на ключ дверь в свое информационное пространство! А ключ надежно хранить только у себя.

Постановка проблемы. Современный экономический кризис ставит перед менеджментом предприятий задачи снижения затрат, включая потерь от мошенничества. Согласно исследованию Ассоциации сертифицированных экспертов по мошенничеству (ACFE) 2010 года среди случаев, которые приходится расследовать, 4,8 % приходится на мошенничество с финансовой отчетностью. Однако ущерб от этого вида мошенничества наибольший – средний ущерб от манипуляций с финансовой отчетностью составил 4,1 миллиона долларов.

Каковы бы ни были мотивы, основным фактором осуществления мошеннических действий является возможность их действия в силу отсутствия контроля или предупреждающих действий. В этой связи руководство предприятий стало более серьезно относиться к вопросам классификации мошеннических действий и методам их предупреждения, выявления и расследования. Однако, разработка эффективных методик недопущения и выявления различных неправомерных действий невозможна без усовершенствования, а в некоторых случаях и изменения соответствующего понятийного аппарата.

Анализ последних исследований и публикаций. Исследованием экономической сущности, а также способов недопущения и выявления фальсификаций в бухгалтерском учете занимались такие отечественные и зарубежные ученные, как: З.Ю. Мельник, А.В. Рабошук, Н.И. Петренко, Дятлова А.Ф., Шиленко С.И., Гордеева А.А., Сардарова Б.М. и др.

Целью статьи является анализ сущности понятия фальсификации в учете и отчетности, что позволит уточнить понятийный аппарат.

Изложение основного материала исследования. В действующих правовых актах содержится несколько понятий, связанных с фальсификацией. Международные стандарты аудита оперируют такими понятиями как мошенничество и ошибки. Так, МСА 240 «Ответственность аудитора, касающаяся мошенничества, при аудите финансовой отчетности» отличает мошенничество от ошибки и рассматривает две разновидности мошенничества: искажения бухгалтерских данных в результате незаконного присвоения активов и искажения в результате неправдивой финансовой отчетности.

При этом обращается внимание на то, что неправдивая финансовая отчетность может составляться в результате таких неправомерных действий:

— манипулирования, фальсификации или изменения учетных записей или подтверждающей документации;

— искажения или намеренного пропуска операций или другой значимой информации в финансовой отчетности;

— намеренного неправильного применения учетных принципов, касающихся сумм, классификации, способа представления или раскрытия информации.

Большинство ученных исследуют и выделяют характерные признаки именно понятий «мошенничество» и «ошибка», что связано с использованием данной терминологии в МСА 240 «Ответственность аудитора, касающаяся мошенничества, при аудите финансовой отчетности». Однако, не следует оставлять без внимания и такие понятия, как фальсификация, манипуляция, вуалирование, искажение, несоответствующее отражение записей в учетных регистрах.

Многие ученные указывают на идентичность данных понятий. Так, Петренко Н.И. указывает, что искривление, искажение и фальсификация информации по своей сущности можно считать синонимами, которые используются для передачи того, что объект исследования является недостоверным и подготовлен с сознательным нарушением установленных требований . При этом, ученный поясняет и расхождения между ними.

Видами искаженной отчетности являются приукрашенная отчетность, которая составляется с целью привлечения инвесторов и акционеров, и отчетность, показывающая худшее финансовое состояние предприятия с целью уклонения от уплаты налогов или выплаты дивидендов.

Петренко Н.И. акцентирует внимание, что понятие «вуалирование» уместно применять к данным бухгалтерского учета, а в части отчетности используются понятия «искажение», «искривление».

Богодухова В.А. указывают, что вуалирование и фальсификация финансовой отчетности являются способами искажения отчетной информации . Отличительной особенностью при этом является то, что вуалирование – это искажение отчетности в рамках, разрешенных нормативными документами, а фальсификация приводит к нарушениям законодательных норм. Шиленко С.И., в свою очередь, любые искажения в учете называет ошибками, которые противоречат и не противоречат законодательству, а также бывают преднамеренными и непреднамеренными . Дятлова А.Ф. считает наоборот, что фальсификация и вуалирование являются проявлениями ошибок в бухгалтерском учете и финансовой отчетности .

Сардарова Б.В. активно использует понятие «манипулирование финансовой отчетностью», которое трактует как преднамеренное искажение или сокрытие информации о финансовом положении компании с целью влияния на решения, принимаемые пользователями отчетности (инвесторами, заемщиками, регулирующими организациями).

По результатам исследования приведенных в научной литературе трактовок неправомерных действий представим результаты анализа их характерных признаков (табл. 1).

Таблица 1. Характерные признаки неправомерных действий в бухгалтерском учете и отчетности

Американское профессиональное бухгалтерское сообщество определяет фальсификацию бухгалтерской (финансовой) отчетности как преднамеренное, умышленное искажение или сокрытие существенных фактов хозяйственной деятельности и (или) данных бухгалтерского учета, которое вводит пользователя отчетности в заблуждение, а в некоторых случаях побуждает изменить решение, принимаемое на основании финансовой отчетности.

Институт внутренних аудиторов трактует фальсификацию бухгалтерской (финансовой) отчетности как участие высшего руководства компании в искажении отчетности и незаконном присвоении имущества, которое либо совершается в настоящий момент времени, либо только планируется, при этом действия руководства прикрываются вводящей в заблуждение финансовой отчетностью.

Исследованием понятия фальсификации данных бухгалтерского учета и финансовой отчетности в разные периоды развития учета также занимались как зарубежные, так и отечественные ученные. Большинство из них по-разному раскрывали сущность фальсификации (табл. 2)

Таблица 2. Трактовка понятия «фальсификация» отечественными и зарубежными ученными

Автор

Трактовка понятия

Мельник З.Ю.

Фальсификация – действие, предусматривающее подделку, умышленное искажение или неправильное оформление документов (в бухгалтерском учете – первичных документов, записей в учетных регистрах и отчетности)

Рабошук А.В.

Фальсификация финансовой отчетности является сознательным искажением информации в финансовой отчетности с целью обмана внешних и внутренних пользователей .

Богодухова В.А.

Фальсификация бухгалтерской отчетности – совокупность приемов (методов) искажения бухгалтерской отчетности, отражающей ложное представление о фактах хозяйственной деятельности предприятия, ее финансовом состоянии и финансовых результатах деятельности путем нарушения законодательных норм

Бычкова С.М.

Фальсификация бухгалтерской отчетности (лат. Falsificare – подделывать) представляет собой совокупность учетных правил и приемов, направляющих учетную информацию по ложному пути

Чернова М.В.

Фальсификация – ложное представление экономической информации, которое является результатом противоречащих законодательству искажений в учете и отчетности

Полисюк Г.Б.

Под фальсификацией бухгалтерской (финансовой) отчетности следует понимать умышленное искажение или сокрытие информации в бухгалтерской (финансовой) отчетности для того, чтобы ввести в заблуждение ее пользователей, либо для того, чтобы скрыть факт хищения материальных ценностей

Понятие «фальсификация» большинством авторов применяется в части искажения данных финансовой отчетности. Однако, считаем, что данное понятие охватывает более широкий спектр объектов: первичные документы, учетные регистры, распорядительные документы, бюджеты, регламенты и т.д.

На основе исследования подходов к трактовке понятия «фальсификация», можно выделить такие ее признаки:

— фальсификация финансовой отчетности, как и любые мошеннические действия, является преднамеренным действием для обмана человека или группы людей;

— фальсификация финансовой отчетности наносит ее пользователям определенный вред;

— фальсификация финансовой отчетности – это чаще всего действие или бездействие, сущность которого заключается или в формальном применении бухгалтерских стандартов или в уклонении от применения норм бухгалтерских стандартов в процессе подготовки финансовой отчетности и раскрытии финансовой информации.

Анализ сущности понятий «мошенничество», «фальсификация», «манипулирование» и т.д. позволил определить, что фальсификация и манипулирование следует относить к мошенничеству в бухгалтерском учете, то есть к преднамеренным, осознанным действиям управленческого персонала предприятия (рис. 1). Неумышленное искажение данных бухгалтерского учета и отчетности по причине низкого профессионализма бухгалтеров следует считать ошибкой.

Рис. 1. Классификация неправомерных действий в бухгалтерском учете и отчетности

Фальсификация, в свою очередь, является одним из видов мошенничества, которое выражается в нарушении норм законодательных и нормативно-правовых актов. Манипулирование выступает также преднамеренным действием административно-управленческого персонала по искажению данных бухгалтерского учета и финансовой отчетности, но рамках правового поля. В результате манипулирования данными отчетности информация не противоречит нормам действующих правовых документов, но не всегда соответствует качественным характеристикам – достоверности и непредвзятости.

Таким образом, проблема фальсификации учетной и отчетной информации в последние годы приобретает все большую актуальность для бизнеса, поскольку может повлиять на принятые внешними и внутренними пользователями отчетности управленческие решения. Разработке действенных метод предупреждения, выявления и расследования подобных правонарушений должно предшествовать уточнение понятийного аппарата. На основе проведенного исследования целесообразно выделять два проявления мошенничества, то есть преднамеренного правонарушения: фальсификация (осознанное искажение данных бухгалтерского учета и финансовой отчетности через нарушение нормативно-правовых актов) и манипулирование (отражение недостоверной и предвзятой информации в рамках действующего правового поля).

Библиографический список
Количество просмотров публикации: Please wait

Все статьи автора «Наумчук Ольга Анатольевна»

Одну из первых попыток классифицировать различные разновидности искажения информации сделал арабский мыслитель Абд-ар-Рахман аль-Джавбари в своей книге «Сорванные покровы». Он классифицирует искажение информации, исходя из социального положения человека.

В работе описываются хитрости не только реально существующих людей, но и мифических существ — ангелов и джинов. Абд-ар-Рахман аль-Джавбари выделяет определенные категории людей, для которых обман стал средством к существованию: цыгане, фокусники, мнимые калеки и т.д. Недостатком данной классификации является тот факт, что, во-первых, один и тот же способ искажения информации может быть использован людьми различных социальных слоев, а во-вторых, в этой классификации были учтены также несуществующие фигуры (джины и пр.).

Еще одну классификацию искажения информации предлагает английский философ Фрэнсис Бэкон. В своей работе «Новый Органон» он разделил заблуждения и назвал их «идолами». Таких идолов было несколько.

«Идолы рода» — это заблуждения, связанные с природой человеческого разума.

«Идолы пещеры» — это заблуждения людей, которые связаны с их индивидуальным жизненным опытом.

«Идолы площади» — это ошибки, которые основаны на неправильном толковании слов. Поскольку слова зачастую имеют несколько различных значений, партнеры по общению могут вкладывать в них различный смысл. «Идолы площади» делились Бэконом на две группы — имена несуществующих вещей (например, судьба) и имена существующих, но недостаточно четко обозначенных вещей (например, влажность, облачность).

«Идолы театра» — это заблуждения, возникающие из-за неправильных научных теорий или ошибочных понятий.

Востоковед А. А. Игнатенко предлагает классификацию, которую он разработал при изучении древних восточных трактатов. Автор подразделяет искажение информации:

И хотя перечисленные факторы актуальны и в современной жизни, в данной классификации отсутствует единое основание оценки действий искажающих информацию субъектов.

Ю. В. Щербатых предложил две различные классификации. В одной из них основанием для классификации служит наличие или отсутствие выгоды от искажения информации (табл. 7.1). В ее основу положен «прагматический» подход, т.е. обращается внимание на то, кто в основном извлекает выгоду из неистинного сообщения:

  • o обманывающий извлекает выгоду за счет нанесения вреда другому человеку;
  • o обманывающий извлекает выгоду без нанесения вреда другому человеку;
  • o обман без извлечения выгоды;
  • o обман в пользу другого человека;
  • o никто не извлекает выгоды от обмана (фантазии).

Таблица 7.1. Классификация искажения информации (Ю. В. Щербатых)

Обманывающий извлекает выгоду за счет нанесения вреда другому человеку

Обманывающий извлекает выгоду без нанесения вреда другому человеку или «спровоцированная ложь»

Обман без извлечения выгоды

Обман в пользу другого человека

Никто не извлекает выгоды от обмана

Обещание

высоких

дивидендов

(«МММ»,

«Властилина» и др.)

Опоздавший ученик оправдывает свое опоздание отсутствием транспорта

Обман из

вредности,

зависти

Обман из благих побуждений: врач обманывает больного

Фантазии, мечты…

Ю. В. Щербатых также предлагает еще одну, «полярную» классификацию обмана. В ее основу положено количество объектов коммуникации:

  • o Самообман. Сюда можно включить иллюзии и ситуации, когда человек обманывает сам себя, и что может быть формой психологической защиты.
  • o Если в коммуникации участвуют два человека, то причина искажения информации может быть в трех звеньях: в том, кто передает ложное сообщение, в канале передачи информации и в том, кто информацию неправильно воспринимает. Каждый из этих пунктов можно разбить еще на несколько подпунктов. Например, ошибки канала передачи информации могут возникнуть на вербальном (когда собеседник неправильно понимает слова) и на невербальном (когда неправильно воспринимаются жесты) уровнях.
  • o Групповой обман — один человек обманывает многих.
  • o Массовый — одна группа вводит в заблуждение другую группу людей.
  • o Два человека вводят в заблуждение друг друга.
  • o Взаимный обман, при котором негативные или позитивные эмоции искажают взаимное восприятие людей друг другом, в результате чего объективная оценка становится невозможной.

Интересную классификацию предлагает также В. В. Костиков в своем выступлении в популярной передаче «Что делать?», директор Центра стратегического планирования «АиФ», бывший пресс-секретарь первого Президента России Б. Н. Ельцина.

  • o Идеологический обман — это самый роковой вид, который приводит к самым катастрофическим последствиям.
  • o Предвыборный обман, когда на людей выплескивается все то, что накопилось из правды, лжи, полуправды.
  • o Имитация социальной политики, когда люди делают вид, что они что-то делают, а фактически жизненный уровень парода или ухудшается, или стоит на месте. Это очень опасная форма обмана, которую мы наблюдаем сейчас в нынешней политике кабинета министров. Хотя, безусловно, каждый может на своем рабочем месте не делать ничего.
  • o Умалчивание правды — очень благородный вид обмана.
  • o Блеф — достаточно распространенный вид обмана, особенно во внешней политике. Это то, что сейчас делает

Северная Корея, угрожая Америке атомным ударом — типичный пример такого блефа. Хотя на самом деле это просто демонстрация, которая создает очаг напряженности в регионе.

  • o Обман, которым занимаются спецслужбы — это особый, наиболее скрытый вид обмана. Они зачастую обманывают даже собственные правительства.
  • o И еще два типа обмана, которые между собой связаны — дипломатический и внешнеполитический, когда послы обманывают своего министра.

Такова точка зрения на искажение информации во властных структурах человека, который имеет опыт работы в ситуациях неискреннего делового общения. И хотя данная классификация рассматривает искажение информации только через призму политики, тем не менее, она представляет несомненный интерес для более глубокого понимания данного феномена.

Еще один вариант классификации предлагает Р. Р. Гарифуллин. Он выделяет блеф (обман, введение в заблуждение) как дезинформацию, при которой на основе искажения информации кого-либо убеждают в том, что нечто желаемое, но не существующее существует. Таким образом, блеф является искусственным заблуждением.

Наиболее эффективным приемом блефования Р. Р. Гарифуллин считает приемы полублефа (полуправды или полулжи), которые основаны на хитрости и умении воспользоваться глупостью других. Р. Р. Гарифуллин выделяет семь приемов полублефа.

  • 1. Умолчание (или передача неполной информации), в результате которой реципиент совершает ошибку.
  • 2. Фальсификация (подтасовка) — это передача заведомо ложной информации по существу рассматриваемого вопроса (лжесвидетельство, фальшивые заявления и опровержения, фабрикация фактов и пр.).
  • 3. Дезориентация (замещение) — передача не относящейся к делу истинной информации с целью отвлечь внимание от существа рассматриваемого вопроса.
  • 4. Пустословие (словоблудие) — трансляция одновременно и истинной, и ложной информации, не относящейся к существу вопроса.
  • 5. Маскировка — попытка скрыть какую-либо существенную информацию при помощи различной несущественной информации. Выделяют четыре варианта:
    • o маскировка существенной лжи несущественной ложью;
    • o маскировка существенной истины несущественной ложью;
    • o маскировка существенной лжи несущественной истиной;
    • o маскировка существенной истины с помощью несущественной истины.
  • 6. Полуправда — это смешение существенной истинной информации с существенной ложной информацией:
    • o иррациональная полуправда — это любое хаотическое смешивание истинной и ложной информации;
    • o рациональная полуправда — логически упорядоченное соединение правды и лжи на основе той или иной рациональной ошибки. Это может быть подмена понятий, извращение смысла сказанного, тенденциозное истолкование текста;
    • o диалектическая полуправда — это упорядоченное соединение истины и лжи, когда сам факт соединения признается в качестве вполне допустимого «диалектического» противоречия.
  • 7. Переформализация — в процессе формализации знаний вносятся сознательные искажения, например, при переводе с одного языка на другой; многократный повтор информации (в соответствии с принципом «истина есть многократно повторенная ложь»), чередование разнородной информации (используется для снижения уровня критичности мышления, отвлечения внимания).

Однако необходимо отметить, что в данной классификации показаны способы искажения информации, но не даны основания, по которому она проводится, не учитывается отношение самого человека к искажению информации и степень его заинтересованности в данном действии.

Российский философ Д. И. Дубровский в своей классификации выделяет:

  • — намеренный обман (корыстный или бескорыстный, т.е. продиктованный соображениями долга, тактичности или вызванный принуждением, шантажом) и ненамеренный;
  • — злонамеренный и добродетельный;
  • — полуправда;
  • — самообман.

Г. В. Грачев и И. К. Мельник предлагают для определения лжи и обмана в негативном аспекте следующие компоненты:

  • — намеренность (сознательность) действия;
  • — искажение реальности (действительности, фактов, информации);
  • — социально не одобряемую, неблагородную, прежде всего корыстную цель, в результате достижения которой приобретается преимущество одним человеком или группой лиц над другим человеком или группой лиц, которым наносится ущерб.

Хотя далее они отмечают, что выделение в качестве критерия оценки социальной одобряемости (неодобряемости) целей субъекта, прибегающего к искажению информации как форме поведения, является достаточно уязвимым моментом.

Американский ученый П. Экман подразделяет искажение информации на две основные формы — умолчание и искажение. При умолчании истинная информация скрывается, но не сообщается ложная. При искажении (фальсификации) не только скрывается правда, но и представляется взамен ложная информация.

Наиболее содержательный анализ данной категории был проведен в работах В. В. Знакова. Проведенный анализ существующих понятий и определений позволил структурировать и обобщить понятия, входящие в категорию «искажение информации». И хотя в данной классификации не отражены различные намерения субъекта, такие как достижение корыстных целей или же справедливости, избежание собственного наказания или защита другого человека, тем не менее, данная классификация представляется наиболее полно освещающей позиции искажающего информацию субъекта.

Так, В. В. Знаков предлагает характеризовать различия по трем основным признакам:

  • — фактическая истинность или ложность утверждения;
  • — вера говорящего в истинность или ложность утверждения;
  • — наличие или отсутствие у говорящего намерения ввести в заблуждение слушающего.

Эти три признака дают основание для классификации разновидностей правды и психологического анализа отличий от ее антиподов — неправды, вранья, лжи и обмана (табл. 7.2).

Таблица 7.2. Классификация неистинной информации (по В. В. Знакову)

5. УГОЛОВНЫЙ ПРОЦЕСС, КРИМИНАЛИСТИКА

5.1. ПРЕСТУПЛЕНИЯ, СОВЕРШАЕМЫЕ ПУТЁМ ОБМАНА, ПО УГОЛОВНОМУ КОДЕКСУ РОССИИ:ПОНЯТИЕ И ВИДЫ

Малышева Юлия Юрьевна, к.ю.н., доцент, заведующая кафедрой уголовного права и уголовного процесса НОУ ВПО «Университет управления «ТИСБИ»

Аннотация. Настоящая статья посвящена исследованию преступлений, совершаемых путём обмана, по Уголовному кодексу России. В работе рассматриваются понятия обмана и лжи, используемые законодателем в качестве обязательных признаков объективной стороны при конструировании ряда составов преступлений, совершаемых путём обмана. Особое внимание уделяется определению преступления, совершаемого путём обмана, по уголовному праву России.

Ключевые слова: преступление, ложь, обман, уголовный кодекс РФ

CRIMES, PERFORMED BY MEANS OF FRAUD, IN CRIMINAL CODE OF RUSSIAN FEDERATION: CONCEPTION AND FORMS

Keywords: crime, lie, fraud, Criminal code of Russian Federation

Существуют различные виды классификаций обмана, различающиеся в зависимости от подхода, то есть от того, с какой стороны мы рассматриваем сам обман. Если мы выберем коммуникативный подход — то есть подойдём к обману как к передаче ложной информации, то сможем вычленить чистую ложь, полуправду, ложь по умолчанию, и т.п. Подобного подхода придерживается московский психолог В.В. Знаков, который выделяет в отдельные категории неправду, ложь и обман. При этом он относит обман к такой разновидности полуправды, из которой реципиент должен сделать ошибочные выводы. Такое определение вполне корректно, однако оно не затрагивает нравственные стороны человеческого общения.

По нашему мнению, заслуживает внимания классификация обмана, представленная Ю.В Щербатовым,

где основное внимание обращается на то, кто в основном извлекает пользу из ложного обещания1.

На сегодняшний день, учитывая новейшие изменения в Уголовном кодексе России 1996 года, содержится сорок пять преступлений, совершаемых путём обмана, предусмотренных ст. 127 (Торговля людьми), ст. 129 (Клевета) ст. 140 (Отказ в предоставлении гражданину информации), ст.141 (Воспрепятствование осуществлению избирательных прав или работе избирательных комиссий), ст. 142 (Фальсификация избирательных документов, документов референдума), ст. 142.1 (Фальсификация итогов голосования) ст. 150 (Вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления), 153 (Подмена ребёнка), ст.159 (Мошенничество) и ст. 165 (Причинение имущественного ущерба путём обмана или злоупотребления доверием), ст. 170 (Регистрация незаконных сделок с землёй), ст. 170.1 (Фальсификация единого государственного реестра юридических лиц, реестра владельцев ценных бумаг или системы депозитарного учёта), ст. 171.1 (Производство, приобретение, хранение, перевозка или сбыт немаркированных товаров и продукции), ст. 176 (Незаконное получение кредита), ст. 181 (Нарушение правил изготовления и использования государственных пробирных клейм), ст. 185 (Злоупотребления при эмиссии ценных бумаг), ст. 185.1 (Злостное уклонение от предоставления инвестору или контролирующему органу информации, определённой законодательством Российской Федерации о ценных бумагах), ст. 185.2 (Нарушение порядка учёта прав на ценные бумаги), ст. 185.3 (Манипулирование рынком), ст. 185.5 (Фальсификация решения общего собрания акционеров (участников) хозяйственного общества или решения совета директоров (наблюдательного совета) хозяйственного общества), ст. 186 (Изготовление или сбыт поддельных денег или ценных бумаг), ст. 187 (Изготовление или сбыт поддельных кредитных либо расчётных карт и иных платёжных документов), ст. 188 (Контрабанда), ст. 195 (Неправомерные действия при банкротстве), ст. 196 (Преднамеренное банкротство), ст. 197 (Фиктивное банкротство), ст. 198 (Уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с физического лица), ст. 199 (Уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с организации), ст. 199.2 (Сокрытие денежных средств либо имущества организации или индивидуального предпринимателя, за счёт которых должно производиться взыскание налогов и (или) сборов), ст. 207 (Заведомо ложное сообщение об акте терроризма), ст. 233 (Незаконная выдача либо подделка рецептов или иных документов, дающих право на получение наркотических средств или психотропных веществ) УК РФ и ст. 237 (Сокрытие информации об обстоятельствах, создающих опасность для жизни или здоровья людей), ст. 285.3 (Внесение в единые государственные реестры заведомо недостоверных сведений), ст. 287 (Отказ в предоставлении информации Федеральному Собранию Российской Федерации или Счётной палате Российской Федерации), ст. 292 (Служебный подлог), ст. 292.1 (Незаконная выдача паспорта гражданина Российской Федерации, а равно

1 См. Щербатых Ю.В. «Психология лжи и обмана» — Ростов -на -Дону:»Феникс», 2011.

Бизнес в законе

внесение заведомо ложных сведений в документы, повлекшее незаконное получение гражданства Российской Федерации), ст. 298 (Клевета в отношении судьи, присяжного заседателя, прокурора, следователя, лица, производящего дознание), судебного пристава, судебного исполнителя), ст. 303 (Фальсификация доказательств), ст. 305 (Вынесение заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта), ст. 306 (Заведомо ложный донос), ст. 307 (Заведомо ложные показание, заключение эксперта, специалиста или неправильный перевод), ст. 326 (Подделка или уничтожение идентификационного номера транспортного средства), ст. 327 (Подделка, изготовление или сбыт поддельных документов, государственных наград, штампов, печатей, бланков), ст. 327.1 (Изготовление, сбыт поддельных марок акцизного сбора, специальных марок или знаков соответствия либо их использование), ст. 339 (Уклонение от исполнения обязанностей военной службы путём симуляции болезни или иными способами) УК РФ 1996 г.

В действующем уголовном законодательстве, к сожалению, не раскрывается понятие обмана, поэтому обратимся вначале к грамматическому толкованию этих смежных терминов и попытаемся выявить их об-щеупотребляемое значение. В лексикографической литературе обман определяется как ложное представление информации о чём-нибудь, введение кого-либо в заблуждение. По толковому словарю В. Даля, обман есть всякое ложное действие или слово, введение кого-либо в заблуждение, уверение в небыли. В словаре С.И. Ожегова и Н.Ю. Шведовой обман — то же, что ложь; ложное представление о чём-нибудь (пойти на обман, решиться солгать). «Обмануть» означает «ввести кого-либо в заблуждение, поступить недобросовестно, нарушить обещание»2.

Учеными в области уголовного права высказаны различные мнения относительно понятия «обмана». Нам представляется, что обман — это умышленное искажение действительного положения вещей, сознательная дезинформация контрагента, преднамеренное введение его в заблуждение относительно определённых фактов, обстоятельств с целью побудить его по собственной воле, фальсифицированной ложными сведениями или умолчанием об истине, передать имущество обманывающему. Обман — это осознанное сокрытие или искажение истины, совершённые в устной или письменной форме либо посредством умолчания путём действия или бездействия при наличии вытекающей из закона или договора обязанности действовать.

Криминологической реальностью стало такое социально негативное проявление как ложь. В качестве особой уголовно-правовой категории ложь охватывает ставшие традиционными обманные способы поведения, а также сходные с ними формы преступной активности. Её отражение в уголовном законе говорит о расширении оснований ответственности за умышлен-

2 См.: Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. — М., 1997. С. 422.

Иное мнение по данному вопросу высказано А.А. Закатовым. Последний различаетпреднамеренную ложь и ложь непреднамеренную (заблуждение). При этом преднамеренная ложь, как замечает А.А. Закатов, имеет место, во-первых, когда делается высказывание для других и, во-вторых, когда делающий такое высказывание осознаёт, что делает ложное высказывание. Заблуждающийся же искренне принимает ложное за истинное (см.: Закатов А.А. Ложь и борьба с нею. Волгоград, 1984. С.39-40).

ные посягательства, связанные с дезинформацией и введением другого лица в заблуждение.

Обман — это умышленное искажение действительного положения вещей, сознательная дезинформация контрагента, преднамеренное введение его в заблуждение относительно определённых фактов, обстоятельств с целью побудить его по собственной воле, фальсифицированной ложными сведениями или умолчанием об истине, передать имущество обманывающему. Обман — это осознанное сокрытие или искажение истины, совершённые в устной или письменной форме либо посредством умолчания путём действия или бездействия при наличии вытекающей из закона или договора обязанности действовать.

Ложные сведения могут вноситься в документы путём материального и интеллектуального подлога. Такими способами могут быть собственно внесение в подлинный документ записей, не соответствующих действительности, при этом документ сохраняет признаки и реквизиты настоящего, однако вносимые в него данные (например, текст) являются ложными; подделка документа, которая состоит в изготовлении (составлении) полностью подложного документа, при этом подделывается весь документ, как по форме, так и по содержанию; фальсификация документа (частичная подделка), т.е. внесение искажённых сведений в подлинный документ путём, например, уничтожения или исправления части текста, отдельных слов или цифр любым приёмом.

Следовательно, в русском языке обман и ложь -близкие по смыслу понятия, означающие неправду, измышления, выдаваемые за истину, намеренное возбуждение в другом лице неверного представления. С точки зрения русского языка эти слова являются синонимами, то есть выражают одно и то же понятие и считаются тождественными или близкими по своему значению. Такое сходство рассматриваемых понятий в лингвистике не случайно. Ведь ложь и обман — разновидности психического воздействия на сознание человека.

Как представляется, категория «ложь» рассматривается законодателем как более широкое понятие, чем обман. С юридической точки зрения понятие лжи, в отличие от других видов психического воздействия, содержит три обязательных признака. Один из признаков лжи — это искажение истины (дезинформация) как результат поведения лжеца. Второй признак рассматриваемого понятия — это заведомое, преднамеренное искажение истины (неправда, выдаваемая за истину). Лживые действия (в том числе слова) есть разновидность рационального поведения. Лжец осознанно дезинформирует других лиц, преследуя какие-либо цели. Отсюда ошибочное искажение истины не является ложью, следовательно, обманом. Как заметил И.Я. Фойницкий: «Ошибочно считающий своё свидетельство истинным находится в состоянии заблуждения. Сознательно удостоверяющий неверный факт совершает ложь или обман». Наконец, третий признак, образующий понятие лжи и характеризующий, как и второй признак, её субъективную сторону, — это введение другого лица в заблуждение. Путём лжи виновный стремится вызвать у потерпевшего ошибочные представления об окружающей действительности. Ложь направлена на введение другого лица в заблуждение.

Исходя из вышеизложенного, можно дать следующее общее понятие лжи. Ложь — это преднамеренное искажение истины с целью ввести другое лицо (или других лиц) в заблуждение.

Ложь может совершаться безотносительно к будущему поведению потерпевшего — жертвы лжи. Она может использоваться без намерения склонить другое лицо к совершению какого-либо действия или воздержанию от его совершения. Обязательное наличие такого намерения превращает ложь в обман. Поэтому не всякая ложь является обманом, но любой обман есть ложь и необходимо включает в себя все признаки лжи. Для того, чтобы ложь «переросла» в обман, необходимо наличие ещё одного признака. Содержание последнего выражается во введении конкретного лица в такое заблуждение, которое побуждает его совершить действие (бездействие) в интересах обманщика. Отсюда обман — это такая ложь, которая обязательно направлена на склонение другого лица к совершению действия (бездействия), выгодного (значимого) для обманщика; это ложь, которая имеет своей целью возбудить у другого лица желание (решимость) действовать определённым образом обобщённый характер и унижающую его честь и достоинство» Особый вопрос — соотношение обмана и заведомо ложных обещаний. Заведомо ложные обещания (лживые намерения) есть не соответствующие действительности сообщения об обстоятельствах, относящихся к будущему.

Исходя из вышеизложенного, под обманом в уголовно-правовом смысле следует понимать сообщение ложных сведений или сокрытие фактов, направленное на введение другого лица в заблуждение и склонение последнего к совершению действия (бездействия) в интересах обманщика.

Следовательно, можно дать следующее определение преступления, совершаемого путём обмана: преступление, совершаемое путём обмана, это умышленное общественно опасное деяние, предусмотренное уголовным законом, основанное на искажении истины, направленное на склонение обманываемого к определённому поведению в интересах обманщика, посягающее на общественные отношения во всех сферах нашего общества.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Список литературы:

1. Щербатых Ю.В. Психология лжи и обмана. Ростов-на-Дону, 2011. 285с.

2. Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М., 1997. 543с.

Reference list:

1. Scherbatih U.V.Psychology of lie and fraud. Rostov-na-Donu, 2011. 285 p.

2. Ojegov S.I., Shvedova N.Y. Explanatory dictionary of the Russian language. M., 1997. 543 p.

РЕЦЕНЗИЯ

научного консультанта на статью к.ю.н., доцента Ю.Ю.

Малышевой «Преступления, совершаемые путём обмана, по Уголовному кодексу России: понятие и виды»

В научной статье к.ю.н., доцента Ю.Ю. Малышевой «Преступления, совершаемые путём обмана, по Уголовному кодексу России: понятие и виды» выделяются преступления, объективная сторона которых содержит обман в качестве обязательного признака. В Уголовном кодексе, по мнению автора, содержится сорок пять преступлений, совершаемых путём обмана.

В работе отражена проблема точности формулировок и терминов, используемых законодателем при определении понятия обмана и лжи в Уголовном кодексе РФ и разграничения указанных понятий.

Автор предлагает собственное определение обмана в уголовно-правовом смысле, а также преступления, совершаемого путём обмана по Уголовному кодексу РФ, что является новшеством в теории уголовного права.

По нашему мнению, статья будет интересна для студентов, аспирантов и преподавателей юридических факультетов вузов, практических работников и всех интересующихся понятиями обмана и лжи в уголовном законе.

С учётом изложенного полагаем, что научная статья Малышевой Ю.Ю. соответствует предъявляемым требованиям к данного рода работам, и может быть рекомендована к изданию.

Профессор кафедры уголовного права

Казанского Федерального

(Приволжского) университета М.В.Талан

в1

Записи созданы 8837

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх