Как признать договор дарения недействительным?

Добрый день Валя!

В силу п. 1 ст. 164 ГК РФ сделки с недвижимым имуществом подлежат государственной регистрации в случаях и в порядке, которые предусмотрены законом о регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним.

На основании п. 3 ст. 574 ГК РФ договор дарения недвижимого имущества подлежит государственной регистрации, вступает в силу (ст. 425 ГК РФ) и становится обязательным для сторон с момента его заключения.

Договор, подлежащий государственной регистрации, считается заключенным с момента его регистрации, если иное не установлено законом (п. 3 ст. 433 ГК РФ)

Правоспособность граждан прекращается со смертью (п. 2 ст. 17 ГК РФ). В связи с этим право собственности дарителя на квартиру прекратилось в момент его смерти. Пунктом 2 ст. 218 ГК РФ установлено, что в случае смерти гражданина право собственности на принадлежащее ему имущество переходит по наследству к другим лицам в соответствии с завещанием или законом.

Следовательно после смерти право собственности дарителя на принадлежавшее ему имущество прекратилось и стало наследственным.

В настоящий момент собственниками имущества являются наследники.

Если появятся дополнительные вопросы или уточнения — обращайтесь в чат.

Удачи Вам!

Ваша оценка ответа на вопрос важна для меня

На договор дарения, как и на любую другую гражданскую сделку, распространяются нормы главы 9 ГК РФ, определяющие основания для признания данного безвозмездного договора недействительным. Нормами ст. 168 ГК, законодатель определил общее основание недействительных всех сделок дарения, согласно которому, любая дарственная считается ничтожной (недействительной), если она не соответствует общим и специальным требованиям закона к данному правоотношению. В таком случае согласно п. 1 ст. 167 ГК, дарственная не может влечь никаких свойственных ей юридических последствий — порождение обязательства дарителя, права собственности одаряемого и т.д.

Дополнительно В зависимости от порядка признания дарения недействительным, согласно п. 1 ст. 166 ГК, законодатель делит указанные сделки на оспоримые и ничтожные. Оспоримые сделки требуют признания их недействительности от суда, в то время как ничтожные — недействительны и без такого признания. Однако, применение последствий недействительности, возможно исключительно в судебном порядке.

Требовать признания недействительности дарения, а также применения последствий такой недействительности в зависимости от порядка ее признания, согласно ст. 166 ГК, может сторона дарения, указанное в законе или любое другое заинтересованное лицо, имеющее в том охраняемый законом интерес. При необходимости защиты публичных интересов, правом применить последствия признания дарения недействительным, согласно п. 4 указанной статьи, наделен также и суд.

По общему правилу, недействительный договор дарения считается таковым с момента его заключения сторонами, независимо от даты вынесения судом решения о том. Исключение из указанной нормы содержится в п. 3 ст. 167 ГК, согласно которой, если оспоримое дарение имеет длящийся характер, то оно может быть прекращено лишь на будущее время.

Возможность признания дарения недействительным следует принципиально отличать от права сторон на расторжение (ст. ст. 450, 573, 577 ГК) и отмену (ст. 578 ГК) дарения. В отличие от недействительности, указанные институты в общем порядке применимы исключительно сторонами и могут прекратить правоотношения лишь в будущем.

Внимание Стороны, которые на момент заключения недействительного дарения знали или должны были знать о наличии оснований для недействительности, после признания сделки таковой, считаются действовавшими недобросовестно.

Последствия недействительности сделки определены в п. 2 ст. 167 ГК, согласно которому, таким единственным последствием считается взаимная реституция — возврат сторонами всего полученного по сделке друг другу. Применительно к дарению, это означает, что одаряемый обязан вернуть подарок дарителю. Ввиду безвозмездности, даритель не мог ничего получить по заключенной сделке, а следовательно, реституция к нему неприменима (кроме случаев признания недействительности по причине возмездности по п. 2 ст. 170 ГК).

Основания недействительности договора дарения

Законодатель, нормами ГК, определил достаточно широкий перечень оснований для признания недействительным договора дарения. Так, для признания такой недействительности могут быть применены как общие для всех гражданских сделок, определенные главой 9 ГК, так и специальные основания, определенные в главе 32 ГК. Нужно понимать, что специальные основания действуют в рамках общих и расширяют их.

Важно Факт наличия оснований для признания недействительности может быть признан исключительно судом по ходатайству заинтересованного лица. Согласно ст. 56 ГПК, такое заинтересованное лицо должно будет доказать факт наличия оснований, как обоснование требований о признании дарения недействительным.

Так, в качестве причин для признания недействительности дарения следует выделить обстоятельства, когда:

  • Договор дарения не соответствует нормам закона и иным нормативным актам (ст. 168 ГК). Указанное основание занимает особое место, поскольку обобщает все последующие основания и применяется в случае отсутствия более специальной нормы для признания недействительности.
  • Договор дарения противоречит нравственности и основам правопорядка (ст. 169 ГК). Редко применяемое основание, направленное на антисоциальные сделки. Содержит исключительные для гражданского права конфискационные последствия.
  • Договор дарения является мнимым или притворным (ст. 170 ГК). Распространенное на практике основание, применяется в случаях, когда дарение совершается для создания иллюзии его последствий или прикрытия любой другой сделки.
  • Договор дарения совершен недееспособным, малолетним, несовершеннолетним или ограниченным в дееспособности лицом (ст. ст. 171, 172, 175, 176 ГК). Все указанные лица имеют общую черту — отсутствие полного объема дееспособности, что, согласно п. 1 ст. 575 ГК, запрещает им совершать дарение. Отметим, что в отношении несовершеннолетних и ограниченных в дееспособности лиц, такая недействительность считается оспоримой и только их законными представителями.
  • Договор дарения совершен лицом, которое не понимало сути значения участия в данной сделке (ст. 177 ГК). Не стоит путать данное непонимание с недееспособностью — оно должно наступать ввиду внешних обстоятельств, которые привели лицо в такое состояние.
  • Дарение совершено лицом, под влиянием заблуждения (ст. 178 ГК). Наличие указанного основания предполагает наличие порока воли — на совершение лицом дарения повлияли обстоятельства, относительно сути которых у такого лица было ошибочное понимание.
  • Договор дарения совершен под влиянием угрозы, обмана, насилия или стечения тяжелых обстоятельств (ст. 179 ГК). Такие внешние факторы, как угроза, насилие и обман, не дают лицу выразить свое истинное волеизъявление, относительно совершаемого дарения. Так, имеет место дефект воли стороны дарения, что определяет его недействительность.
  • Договор дарения заключен с условием о наличии встречного представления или обязанности одаряемого (п. 1 ст. 572 ГК). Указанное специальное основание нарушает основной признак дарения — безвозмездность и корреспондирует со п. 2 ст. 170 ГК, так как возмездность дарения определяет его притворность.
  • Договор дарения содержит обещание подарить все имущество (п. 2 ст. 572 ГК). Данное специальное основание предполагает, что стороны не пришли к консенсусу относительно единственного существенного условия дарения — его предмета (ст. 432 ГК), что по факту, является единственным основанием для признания договора заключенным.
  • Договор дарения содержит обещание подарить имущество после смерти дарителя (п. 3 ст. 572 ГК). Законодатель прямо указывает на ничтожность такого договора, и требует применения к нему норм о наследовании.
  • Договор дарения совершен устно, в то время как законодатель требует письменного оформления (п. 2 ст. 574 ГК). Данное основание корреспондирует со ст. 168 ГК и относится к консенсуальным договорам и договорам, где дарителем выступает организация.
  • Договор дарения совершен лицами, которым или в отношении которых это запрещено (ст. 575 ГК). Основание расширяет перечень лиц, указанных в ст. ст. 171, 172, 175, 176 ГК, определяя не только тех, кто не может выступать дарителями, но и тех, кому запрещено принимать подарки ввиду тех или иных обстоятельств.

Пример Гражданка К., приходясь матерью малолетней М., выступая в качестве законного представителя своей дочери, решила подарить принадлежащий М. автомобиль, который последняя получила в наследство от своего деда, своему сожителю. От лица М., К. оформила письменный договор дарения и передала ключи от автомобиля его новому собственнику.

Об этом факте узнал бывший муж К. — отец М. Несмотря на то, что он не жил вместе со своей дочерью, являясь одним из ее родителей, он также являлся ее законным представителем. Реализуя возможность законного представителя на защиту имущественных прав своего ребенка, в соответствии со ст. 52 ГПК, отец М. подал иск в суд в отношении К. и ее сожителя, с целью признать заключенный ей договор недействительным и вернуть автомобиль в собственность его подопечной — малолетней М.

В обоснование своей позиции отец М, ссылался на прямое указание ничтожности такой сделки в ст. 172 ГК РФ, ввиду ее совершения малолетним лицом, поскольку по факту, дарителем в сделке выступала собственница автомобиля М. а К. лишь представляла ее интересы. Кроме того, отец М. ссылался на прямое указание о запрете подобного дарения в ст. п. 1 ст. 575 ГК, определяющей невозможность дарения от представителя малолетнего лица. На основании этого, отец М. требовал подтвердить недействительность заключенной сделки, и руководствуясь п. 2 ст. 167 ГК, обязать сожителя К. вернуть автомобиль в собственность М., а при невозможности этого — возместить его фактическую стоимость. Ответчики — К. и ее сожитель в заседание не явились.

Суд, выслушав доводы отца М., счел их достаточными для признания недействительности и вынес решение, которым удовлетворил его требования в полном объеме.

Оспоримость и ничтожность договора дарения

Согласно ст. 166 ГК, законодатель делит все недействительные договоры дарения на две категории — оспоримые и ничтожные договоры. В качестве критериев, по которым производится деление на указанные категории, законодатель приводит порядок признания недействительности таких сделок, а также круг лиц, которые могут использовать такой порядок. Так, оспоримые сделки могут быть признаны недействительными только по решению судебного органа, в то время как ничтожные являются таковыми по предписанию закона, т.е. вне зависимости от мнения суда по данному поводу.

Дополнительно Указанное разделение отражается на процессуальном порядке оспаривания дарения. Так, в отношении оспоримой сделки, иск заинтересованного лица должен содержать требование о признании недействительности и применении соответствующих последствий, в то время как в отношении ничтожной сделки — только о применении последствий, так как при наличии оснований для того, сделка уже недействительна.

Согласно п. 4 ст. 166 ГК, суд вправе самостоятельно применить последствия недействительности к ничтожной сделке, если того требует защита публичных интересов. В отношении оспоримых сделок, признание недействительности и применение ее последствий допустимо только по иску указанных конкретных лиц — по инициативе суда это не предусмотрено.

Кроме того, разделение недействительных сделок дарения на указанные категории нашло отражение и в сроке исковой давности, в течение которого заинтересованные лица могут оспаривать дарение. Так, согласно ст. 181 ГК, ничтожное дарение может быть оспорено в течение 3 лет с того момента, когда лицо узнало о нарушении своих прав, в то время, как в отношении оспоримых сделок, таким лицам предоставлен лишь 1 год.

Мнимый договор дарения

Исходя из смысла п. 1 ст. 170 ГК РФ, мнимой следует считать сделку дарения, которая совершается ее сторонами лишь для создания иллюзии ее заключения, без цели и желания наступления конкретных юридических и гражданско-правовых последствий, характерных для сделки данного вида. Такое дарение следует считать ничтожным — при наличии оснований считать дарение таковым, для признания его недействительности не требуется решение суда.

К сведению Как правило, подобные сделки совершаются сторонами дарения, преследующими цели скрыть передаваемое по договору имущество от кредиторов, налоговых, судебных и других компетентных органов, имеющих законные основания обратить взыскание на такое скрываемое сторонами дарения имущественное благо.

Отсутствие направленности волеизъявления сторон дарения на возникновение, изменение или прекращение каких-либо гражданских прав и обязанностей является дефектом сделки — его истинная конструкция как раз требует обратного. Исходя из этого, как и любая другая сделка, мнимое дарение не отвечает признакам гражданско-правовой сделки, отчего его следует считать недействительными.

Законодатель не установил специальных последствий заключения мнимого договора. Таким образом, в случае требования их применения, следует руководствоваться п. 2 ст. 167 ГК и применять общие последствия — взаимный возврат всего полученного сторонами по сделке.

Поскольку внутренняя воля сторон мнимого дарения расходится с их внешним волеизъявлением, оформленным должным образом, такой договор следует относить к сделкам, совершенным с пороком воли. Несмотря на то, что такие расхождения в волеизъявлениях сторон являются далеко не очевидным фактом и нуждаются в убедительном доказывании, законодатель все равно воспринимает указанную сделку ничтожной, с чем мы не можем не считаться.

Притворный договор дарения

Согласно п. 2 ст. 170 ГК РФ, притворным следует считать договор дарения, который совершается его сторонами без цели наступления конкретных юридических последствий, характерных для обычного дарения, а заключается лишь для прикрытия какой-либо другой сделки и истинной воли сторон договора. Как и мнимый, притворный договор является ничтожным, т.е. его недействительность, при наличии очевидных оснований для того, не требует признания его таковым со стороны суда.

Дополнительно Чаще всего, ввиду присущего ему безвозмездного характера, дарение является сделкой, прикрывающей возмездные договоры. Как правило, о притворности дарения прямо свидетельствует наличие в договоре или по факту, встречного представления или обязательства со стороны одаряемого в пользу дарителя (прикрытие дарением купли-продажи, ренты, мены и т.д.).

При совершении притворного дарения, действительная воля сторон не соответствует их волеизъявлению по подписанному ими договору. Исходя из этого, законодателем предусмотрено специальное последствие, отличающееся от реституции — с учетом существа прикрываемой сделки, к ней применяются регулирующие ее правила. Так, суд может обязать стороны притворного дарения заключить сделку, которую они пытались прикрыть.

Основной целью заключения притворного дарения, является достижение незаконных последствий, в частности, обход нормативных запретов, ограничений и уклонение от установленных законом обязанностей. Исходя из этого, можно выделить основное назначение норм о притворных сделках — установление заслона для подобных неправомерных действий различных лиц.

Несмотря на ничтожность — изначальную недействительность притворного дарения, доказывание его в судебном процессе является довольно сложным. Такой вывод основан на том, что критерии, по которым можно судить о притворности дарения вряд ли поддаются обобщенному выражению. Единственным таким бесспорным критерием, прямое указание на который есть в п. 1 ст. 572 ГК, это наличие встречного представления или обязательства одаряемого.

Для подтверждения притворности дарения, заинтересованной в том стороне предоставляется весь спектр инструментов для доказывания, вплоть до привлечения свидетелей и представления косвенных доказательств. На практике, вопрос о признании притворности дарения, разрешается всегда в индивидуальном порядке с учетом фактических обстоятельств дела — бесспорная ничтожность имеет место крайне редко.

Порядок признания договора дарения недействительным

Договор дарения может быть признан недействительным только в судебном порядке, по требованию стороны сделки, конкретного, указанного в законе лица, или заинтересованного в признании недействительности любого другого субъекта (ст. 166 ГК). Для этого, такому лицу необходимо будет подать иск в суд с требованием признать договор дарения недействительным и применить соответствующие недействительности последствия, которые могут быть разными, в зависимости от основания для оспаривания.

Важно При подаче иска необходимо учесть, к какой категории относится оспариваемая сделка — ничтожной или оспоримой. Это прямо отражается на допустимости оспаривания конкретным лицом, предъявляемых им исковых требованиях и сроке, в течение которого такая сделка может быть оспорена.

Перед подачей искового заявления о признании недействительности, заинтересованному лицу необходимо оплатить госпошлину, чего требует ст. 132 ГПК, в противном случае иск будет оставлен без движения (ст. 136 ГПК). Согласно ст. 333.19 НК, размер пошлины в таких случаях будет составлять для физ. лиц — 300 рублей, для организаций — 6 тыс. рублей.

На заинтересованную сторону, которая оспаривает дарение, согласно ст. 56 ГПК, возложено бремя доказывания тех фактов, на которые она ссылается при обосновании своих требований о признании недействительности дарения. Исходя из этого, истцу необходимо обеспечить доказательную базу, которая будет тем или иным образом свидетельствовать о наличии оснований для признания недействительности и применения ее последствий.

В случае если доказательства несоответствия законным требования являются явными, а сделка, ввиду прямого указания в законе, является ничтожной, заинтересованное лицо может не заявлять требования о признании недействительности, ограничиваясь лишь просьбой о применении последствий — такое дарение является недействительным уже с момента его заключения. Если сделка является оспоримой — без такого требования не обойтись.

Если суд сочтет приведенные лицом доказательства достаточными для признания недействительности дарения и применения его последствий, он вынесет соответствующее решение, которым обяжет стороны к совершению определенных действий — возврату полученного по сделке (п. 2 ст. 167 ГК), заключению другой сделки (п. 2 ст. 170 ГК) и т.д.

Очевидно, что сам факт признания недействительности вряд ли удовлетворит заинтересованную сторону — ее целью, прежде всего, будет наступление последствий, к которым стороны обяжет суд. В случае если стороны откажутся от выполнения судебного предписания, заинтересованному лицу необходимо инициировать исполнительное производство, в рамках которого исполнение решение будет совершаться принудительно.

Отмена дарения

Положениями ст. 578 ГК установлена одна из самых ярко выраженных особенностей договора дарения — право дарителя на отмену сделки. Указанное право применимо им, вне зависимости от того, договор был заключен посредством передачи подарка или был исполнен после обещания его передачи, главное, что их применение возможно только после фактического исполнения сделки. Право дарителя на отмену дарения обусловлено тем, что при обогащении другого лица за свой счет, даритель вполне может рассчитывать на лояльность с его стороны. Основания же для отмены как раз исключают такую лояльность.

К сведению Институт отмены дарения нельзя отождествлять с нормами прекращения и расторжения договора, а также признания его недействительным. Отмена дарения, в отличие от прекращения правоотношений по договору, направлена на аннулирование права собственности одаряемого и изначально не содержит дефектов сделки, как основания для недействительности.

Первым основанием для отмены дарения, согласно п. 1 ст. 578 ГК, следует считать нанесение одаряемым телесных повреждений или покушение на жизнь дарителя и его родственников. Такое недостойное поведение одаряемого, для того, чтоб оно стало основанием для отмены, должно иметь умышленный характер и подтверждаться официальными документами — справками, выписками из уголовного дела и т.д.

Кроме того, дарение может быть отменено по причине недобросовестного использования подарка, который имеет крупную неимущественную ценность для дарителя, следствие чего может стать его безвозвратная утрата (п. 2 ст. 582 ГК). В суде дарителю предстоит доказать факт такого использования одаряемым переданной ему вещи.

Отмена дарения также возможна, если даритель переживет одаряемого, при условии, что такое право дарителя будет закреплено в договоре дарения (п. 4 ст. 578). Исходя из этого, даритель однозначно будет лишен указанного права, если будет совершать договор дарения устно.

Поскольку к обособленной форме дарения — пожертвованию, неприменимы общие основания для отмены, согласно п. 5 ст. 582 ГК, оно может быть отменено по специальному основанию — использование пожертвования не по назначению или изменение такого назначения в нарушение установленного для этого порядка.

Согласно п. 5 ст. 578 ГК, последствием отмены дарения следует считать реституцию — обязанность возврата сохранившегося в натуре подарка дарителю, а при его утрате — возмещение его стоимости в порядке п. 1 ст. 1105 ГК. Поскольку последствия носят обязательственно-правовой характер, отмена дарения, в случае отказа от добровольного возврата подарка, может проводиться только в судебном порядке.

Как и любая другая сделка, договор дарения может быть признан недействительным по причине несоответствия нормативным требованиям. Значимость института недействительности дарения огромна, поскольку его безвозмездный характер, довольно часто становится подспорьем для реализации недобросовестных намерений сторон, которые его заключают, или одной из таких сторон.

Исходя из возможности признания недействительности не только по требованию сторон, но и по инициативе других заинтересованных лиц, она позволяет защитить имущественные интересы всех требующих того субъектов права. В то же время широкий круг оснований для оспаривания дарения, заставляет стороны сделки стремиться к соблюдению максимального уровня законности договора, что свидетельствует о фактическом выполнении нормами права своей непосредственной задачи.

Консультация юриста

Вопрос Мой отец перед своей смертью подарил свой автомобиль своему дальнему родственнику, в обмен на некоторые средства, полученные отцом по расписке. Оригинал расписки имеется у меня на руках. Насколько я знаю, такое дарение, сопряженное с передачей дарителю средств незаконно. Сейчас пришло время мне вступать в наследство. Подскажите, могу ли я оспорить заключенный между отцом и его родственником договор дарения и вернуть автомобиль в наследственную массу? Ответ Согласно п. 1 ст. 572 ГК, договор дарения является безвозмездной сделкой. Наличие встречного представления делает такой договор притворным, что, согласно п. 2 ст. 170 ГК, влечет его ничтожность. Исходя из сказанного вами, следует, что встречное представление со стороны родственника как раз имело место. Таким образом, заключенный между вашим отцом и его родственником договор следует считать ничтожным, ввиду чего он может быть вами оспорен. В то же время нужно учитывать специальное последствие такого оспаривания — если бы ваш отец был жив, суд мог бы обязать его и его родственника, заключить договор купли-продажи, который прикрывался ими при помощи сделки дарения. Поскольку вашего отца нет в живых, а вы имеете намерения вернуть автомобиль в наследственную массу, вполне очевидно, что суд может применить общее последствие — взаимный возврат всего полученного по сделке (п. 2 ст. 167 ГК). Поскольку такой возврат порождает взаимные имущественные обязательства сторон сделки, а вы, как наследник отца, согласно ст. 1112 ГК, берете на себя все его обязательства, то вероятнее всего, что в обмен на автомобиль, суд обяжет вас выплатить родственнику отца, переданную им сумму по вышеупомянутой расписке. Вопрос Моя престарелая мать составила дарственную квартиры на свою сиделку, которая сказала ей, что после заключения такого договора она будет обязана ухаживать за матерью, а сама квартира перейдет ей только после ее смерти. Скажите, можем ли мы теперь оспорить такой договор? Ответ Указанный вами договор дарения может быть оспорен по ст. 178 ГК, как недействительный, ввиду его совершения под влиянием заблуждения. Так, сиделка вашей матери, намеренно склоняя ее к заключению в отношении нее дарственной и пользуясь преклонным возрастом матери, убедила ее в тех юридических последствиях, которые не могут наступить после заключения договора дарения. Указанные ей обстоятельства — пожизненный уход и переход квартиры только после смерти, являлись основанием для совершения вашей матерью сделки, хотя на самом деле, такие обстоятельства не имели место. Таким образом, у вашей матери было ошибочное понимание относительно последствий заключения дарения в пользу сиделки, что следует считать совершением дарения под влиянием заблуждения. Оспорить такой договор, согласно п. 1 ст. 178 ГК может исключительно ваша мать, однако, вы можете выступать в процессе в качестве ее представителя, предварительно оформив доверенность. У вас остались вопросы? 3 важные причины воспользоваться помощью юриста прямо сейчас Быстро Оперативный ответ на все ваши вопросы! Качественно Ваша проблема не останется без внимания! Достоверно С вами общаются практикующие юристы! Задайте вопрос юристу онлайн! Схема нашей работы Вопрос Вы задаете вопросы дежурному юристу. Юрист Юрист анализирует ваш вопрос. Связь Юрист связывается с вами. Решение Ваш вопрос решен. Вопрос Вы задаете вопросы дежурному юристу. Юрист Юрист анализирует ваш вопрос. Связь Юрист связывается с вами. Решение Ваш вопрос решен. Наши преимущества Анонимное обращение Любые вопросы по дарению Бесплатное общение Вы быстро получите ответ на свой вопрос 15 мин Средняя скорость ответа 1 Количество консультаций за сегодня 250 Количество консультаций всего Задайте свой вопрос юристу!

Несмотря на всю специфику договора дарения (обещания дарения), неисполнение или ненадлежащее исполнение вытекающего из него обязательства влечет ответственность, предусмотренную для должника, нарушившего гражданско-правовое обязательство (гл. 25 ГК). Данное обстоятельство (возложение ответственности на дарителя, нарушившего обязательство) иногда вызывает непонимание в юридической литературе. Так, И.В. Елисеев, рассматривая вопрос о последствиях неисполнения дарителем договора обещания дарения, пишет: «Если же предмет дарения — вещь, определяемая родовыми признаками, то право на получение дара может сузиться до права на возмещение убытков (п. 2 ст. 396 ГК)… Жаль, — сокрушается И.В. Елисеев, — что законодатель не учел такой возможности и не предотвратил ее. Указанное право одаряемого, хотя и основано на законе, но выглядит весьма ущербным с точки зрения морали»(1)

Думается, однако, что, рассуждая подобным образом, автор не выходит за рамки обыденных представлений о договоре дарения. Представим, что объектом дарения является действующее предприятие; одаряемый, вооружившись доверенностью дарителя и рассчитывая стать собственником указанного предприятия, инвестирует за свой счет средства на его реконструкцию, вступает в имущественные отношения с поставщиками оборудования, сырья и материалов, несет в связи с этим большие расходы. Однако даритель передумывает и не передает предприятие в собственность одаряемого. Или другой пример. По договору дарения в собственность одаряемого должно быть передано большое количество нефтепродуктов, зерна или другого имущества, требующего специального хранения. Все расходы на хранение берет на себя одаряемый, резонно рассчитывая на то, что он сможет покрыть их, став собственником соответствующего имущества. Неужели в подобных случаях право одаряемого на возмещение прямого ущерба (понесенных расходов), причиненного неисполнением дарителем своего обязательства, «выглядит весьма ущербным с точки зрения морали»? Нельзя же забывать, что в результате совершения дарения имущество одаряемого должно увеличиться, а не сократиться.

Если же брать договор дарения в обыденном представлении, то не следует забывать, что ответственность дарителя за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства по передаче имущества одаряемому может наступить лишь при наличии вины дарителя в нарушении договора (п. 1 ст. 401 ГК). Поэтому в случаях, когда даритель, заключив договор обещания дарения, не принимает никаких мер для исполнения взятого на себя обязательства, а одаряемый несет разумные расходы (при условии, что факт и размер им будут доказаны), нет никаких оснований для освобождения дарителя от ответственности. На наш взгляд, такой подход не противоречит принципам регулирования имущественного оборота (имея в виду, прежде всего, обеспечение определенности и стабильности имущественных отношений) и является справедливым в отношении как дарителя, так и одаряемого.

В связи с этим нельзя не согласиться с А.Л. Маковским, который подчеркивает, что «договор дарения подчиняется общим положениям обязательственного права, в том числе правилам об исполнении обязательств (гл. 22) и об ответственности за нарушение обязательств (гл. 25), если иное не предусмотрено специальными правилами о договоре дарения (п. 3 ст. 420). Из этого следует, что, если в договоре дарения (прежде всего это относится к консенсуальному договору) прямо предусмотрены условия, определяющие количество, качество даримого имущества, отсутствие на него прав у третьих лиц и т.д., на дарителя может быть возложена ответственность за нарушение этих условий в виде возмещения одаряемому убытков, которые он понес из-за этих нарушений (ст. 393). Договор дарения не может рассматриваться как обязательство, исполняемое «при осуществлении предпринимательской деятельности», и поэтому указанная ответственность дарителя по общему правилу возможна лишь при его вине (п. 1 ст. 401)»(1)

Несмотря на применение к дарителю общих положений об ответственности должника, нарушившего свои обязательства, законодатель счел необходимым специальным образом урегулировать ответственность дарителя за вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу одаряемого гражданина вследствие недостатков подаренной вещи (ст. 580 ГК). Такая ответственность в целом строится по правилам деликтной ответственности (внедоговорное возмещение вреда). Особенность же (а вместе с ней и смысл специального регулирования) состоит в том, что основания такой ответственности дарителя определены в самом тексте ст. 580 ГК, согласно которой в указанных случаях вред подлежит возмещению дарителем, если будет доказано, что эти недостатки возникли до передачи вещи одаряемому, не относятся к числу явных и даритель, хотя и знал о них, не предупредил о них одаряемого. Таким образом, даритель несет ответственность за вину в форме умысла или грубой неосторожности. В остальном возмещение вреда, причиненного жизни, здоровью или имуществу одаряемого, осуществляется по правилам, предусмотренным в гл. 59 ГК («Обязательства вследствие причинения вреда»).

Кроме того, поскольку в качестве стороны (потерпевшего) в деликт-ном обязательстве выступает гражданин, которому причинен вред вследствие недостатков вещи и в результате ее использования для личных бытовых нужд, в соответствии со ст. 9 Федерального закона «О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации» одаряемый пользуется не только правами стороны в деликтном обязательстве, но и правами, предоставленными потребителю законодательством о защите прав потребителей. Это означает, что требование о возмещении вреда, причиненного жизни, здоровью или имуществу одаряемого, может быть предъявлено не только к дарителю (при наличии оснований, предусмотренных ст. 580 ГК), но и к изготовителю (исполнителю) соответствующей вещи (товара) на основании Закона РФ «О защите прав потребителей».

Нормы об ответственности дарителя за вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу одаряемого гражданина, представляют собой специальные правила, которые не подлежат расширительному толкованию. В связи с этим никак нельзя согласиться со следующим утверждением: «Недостатки вещи по смыслу ст. 580 ГК охватывают наряду с собственно физическими недостатками (конструктивными и прочими) и юридические дефекты вещей, например, неизвестные ранее обременения вещи правами третьих лиц или ущербность титула. И хотя юридические дефекты вещи обычно не могут причинить вреда жизни или здоровью одаряемого, их негативное влияние на имущественную сферу может быть ощутимо». Более того, автор приведенной цитаты (И.В. Елисеев) утверждает, что «правило ст. 580 целесообразно применять и к случаям, когда предметом дарения выступают имущественные права или освобождение от обязанности. В этом случае единственно возможный недостаток дара может заключаться только в его юридической ущербности»(1)

К сожалению, приходится констатировать, что данные рассуждения не имеют ничего общего с нормой, содержащейся в ст. 580 ГК, которая говорит только о вреде, причиненном вследствие недостатков подаренной вещи, и ни одним словом не упоминает договоры дарения, совершаемые путем передачи прав или посредством освобождения одаряемого от его обязательств. Данная норма не имеет также никакого отношения к так называемым юридическим дефектам подаренной вещи, не говоря уже о том, что все вопросы, связанные с «юридическими дефектами» передаваемой вещи (обременение правами третьих лиц, ущербность титула и т.п.), должны решаться в рамках договорной ответственности.

О сути же своей проблемы гражданка рассказала уже в суде. Из ее повествования стало известно, что еще в 2005 году между ней и ее родственницей был подписан договор дарения. То есть тринадцать лет назад нашей даме родственница безвозмездно отписала часть квартиры. Но сейчас, пожаловалась истица, дарительница «уклоняется от регистрации перехода права собственности в добровольном порядке».

Центральный районный суд Волгограда в иске о регистрации договора дарения нашей героине отказал.

Спустя три месяца Cудебная коллегия по гражданским делам областного суда подтвердила правильность решения районных коллег.

Недовольной истице пришлось идти дальше — в Верховный суд страны.

Там проверили материалы дела, обсудили доводы кассационной жалобы и решили, что гражданке местные суды отказали неправильно. И к ее аргументам стоит прислушаться.

Сначала Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ напомнила коллегам про Гражданский процессуальный кодекс РФ.

В нем есть 387-я статья. В ней говорится, что основанием для отмены или изменения судебных решений в кассационном порядке является «существенное нарушение норм материального или процессуального права», которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможно восстановить законность и защитить нарушенные права и свободы. А такие нарушения, по мнению высокого суда и сделали местные суды.

Случился казус — ­ местные суды приняли решение не по тем требованиям, что были предъявлены истцом

В другой статье того же Гражданского процессуального кодекса — 390-й — сказано следующее.

Что суд, рассматривающий дело в кассационном порядке, проверяет правильность применения и толкования норм закона нижестоящими коллегами. И «в интересах законности» этот суд «вправе выйти за пределы доводов кассационной жалобы».

О том же самом — о «праве выйти за пределы жалобы в интересах законности» — сказано и в постановлении пленума Верховного суда (от 11 декабря 2012 года N 29).

О тонкостях оформления дарения эксперты «РГ» рассказывают в рубрике «Юрконсультация»

Высокая судебная инстанция растолковала, что она понимает под словами «об интересах законности и праве суда выйти за пределы доводов кассационной жалобы» .

По разъяснению Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда РФ под этими словами она понимает необходимость обеспечить правильное применение норм закона по тому делу, которое он изучает.

Все эти разъяснения про выходы за пределы доводов жалобы понадобились Верховному суду исключительно для того, чтобы растолковать, какие «существенные нарушения правовых норм» были сделаны как районным, так и областным судами, когда они рассматривали иск жительницы Волгограда к своей родственнице.

Вот главное, что подчеркнул высокий суд: по Гражданскому процессуальному кодексу суд не имеет права самостоятельно изменить предмет или основание иска. Суд может принимать решение только по заявленным требованиям и выйти за их пределы только в тех случаях, тогда, когда это разрешено законом.

Напомним, что наша героиня получила от родственницы красивую бумагу, которая называется дарственной. Гражданка была уверена, что с таким документом она стала обладательницей одной трети в квартире. Но так сложилась жизнь, что дальше написания дарственной родственница не пошла. Тогда, спустя годы с этим документом истица отправилась в суд. Она очень хотела, чтобы заманчивые обещания на бумаге превратились наконец в реальность.

В нашем случае, как подчеркнула Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ, гражданка, именуя обращение в суд исковым заявлением о регистрации договора дарения, тем не менее просила произвести регистрацию перехода права собственности на недвижимое имущество.

Верховный суд обратил внимание коллег на то, что в процессе рассмотрения этого гражданского дела исковые требования не менялись, не уточнялись и не дополнялись.

Районный суд, когда отказал истице, сослался на разъяснение, данное в постановлении пленумов Верховного и Высшего арбитражного судов (N10/22 от 29 апреля 2010 года). Там речь шла о судебной практике по защите прав собственности. И было сказано следующее — «сторона сделки не имеет права на удовлетворение иска о признании права, основанного на этой сделке, так как соответствующая сделка до ее регистрации не считается заключенной либо действительной в случаях, установленных законом».

Между тем этот же районный суд признал рассматриваемый иск как иск о регистрации договора дарения и своим решением отказал именно в иске о регистрации договора дарения.

Второй суд, областной, тоже признал этот иск иском о регистрации договора дарения, но, описывая его, назвал предъявленные претензии требованием о регистрации перехода прав собственности. Однако при этом он оставил в силе решение районного суда — отказать в регистрации договора дарения.

Теперь разъясним оба решения, точнее переведем их с юридического на обывательский язык.

Проще говоря, случился очень интересный юридический казус — местные суды приняли решение не по тем требованиям, что были предъявлены нашим истцом.

По предъявленным же гражданкой исковым требованиям суды первой и второй инстанций, то есть районный и областной вообще не приняли никакого решения.

В итоге, как указала Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда, требования о регистрации договора дарения и регистрации перехода прав собственности на недвижимое имущество имеют разные основания и требуют установления разных обстоятельств дела. Именно поэтому Верховному суду пришлось не только объяснить, что произошло, но и оба решения местных судов отменить.

Верховный суд отправил дело о дарственной назад и велел пересмотреть спор по новой, но с учетом своих разъяснений.

Согласно ст. 168 ГК РФ, любой договор дарения, который не соответствует общим или специальным требованиям законодателя, следует считать недействительным. Согласно ст. 166 ГК, такие недействительные договоры, в зависимости от порядка их признания, делятся на две категории — оспоримые и ничтожные. Так, ничтожными следует считать договоры дарения, которые имеют нарушения, относительно которых прямо указано, что они влекут ничтожность договора дарения.

Дополнительно Смыслом ст. 168 ГК, определяется презумпция оспоримости недействительной сделки. Ничтожной она будет в случае ее несоответствия правовым нормам и посягательства на общественные или частные интересы и права.

Ничтожный договор дарения является недействительным по своей природе — формально для этого даже не требуется решения суда (ст. 166 ГК). Таким образом, при оспаривании подобного дарения, необязательно требовать признания его недействительности — договор дарения следует понимать как ничтожный, с момента его заключения.

Однако такой подход допустим лишь относительно тех сделок дарения, неустранимый дефект которых «лежит на поверхности» — совершение его лицом или в отношении лица, которому это запрещено; нарушение обязательной формы и т.п.

В то же время большинство общих оснований недействительности, определенных в главе 9 ГК, нельзя назвать очевидными, поскольку они однозначно требуют доказывания их со стороны заинтересованного в том лица.

Согласно ст. 167 ГК, ничтожный договор дарения не влечет никаких юридических последствий. Буквальная трактовка данного положения позволяет сделать вывод, что ничтожный договор дарения не порождает обязательств дарителя по передаче подарка, что дает дарителю возможность отказаться от его исполнения без каких-либо оснований. Аналогично этому, такое дарение не может порождать права собственности одаряемого на подарок.

Нормами п. 2 ст. 167 ГК, законодатель определил общее последствие, которое наступает при ничтожности дарения — взаимный возврат всего полученного по сделке. Отметим, что в законе определены и специальные последствия, в зависимости от основания ничтожности.

Понятие ничтожного договора

Согласно ст. 166 ГК РФ, ничтожным следует считать договор, который является изначально недействительным, в силу прямого указания на то в законе, независимо от признания этого судебным органам, а также мнения о том сторон договора. Ничтожность договора имеет место с момента его заключения, ввиду чего он не может повлечь возникновения, изменения или прекращения каких-либо гражданских прав или обязанностей, на которые он фактически был направлен его сторонами (п. 1 ст. 167 ГК).

Важно Правом требовать применение последствий недействительности ничтожного договора наделены любые заинтересованные в том лица, если обратное не указано в конкретном основании ничтожности. Кроме того, согласно п. 4 ст. 166 ГК, если того требует защита публичных интересов, суд может применить указанные последствия по собственной инициативе.

Согласно п. 1 ст. 166 ГК, сделку следует считать ничтожной по основаниям, прямо предусмотренным в ГК. Однако указанной норме противоречит п. 1 ст. 168 ГК, определяющий ничтожной любую сделку, которая не соответствует требованиям закона и в отношении которой прямо не установлено ее оспоримости или каких-либо других последствий.

Указание такой обобщающей нормы объективно оправдано. Так, применение ст. 168 ГК, необходимо лишь в тех случаях, когда специальный состав ничтожной сделки отсутствует, а нарушение требований закона все же имеет место.

Ничтожная сделка, являясь по своей сути неправомерным действием или правонарушением, может повлечь лишь те последствия, которые предусмотрены законодателем в качестве реакции на ее совершение — последствия недействительности.

Противоправность действий сторон ничтожной сделки, в большинстве случаев, вполне очевидна, на чем и основываются нормы, относительно недействительности таких договоров, не требующей ее признания. В случаях оспаривания подобных сделок, функции суда сводятся лишь к применению последствий. В случаях, когда противоправность действий сторон не является очевидной — признание недействительности ничтожной сделки судом неизбежно.

Случаи, в которых договор дарения является ничтожным

Относительно дарения, законодателем установлены 2 категории оснований, когда данную безвозмездную сделку следует считать ничтожной. Так, причиной этому могут стать часть общих оснований признания гражданских сделок недействительными, а также специальные обстоятельства, влекущие ничтожность дарения, указанные в главе 32 ГК.

Внимание Исходя из презумпции ничтожности недействительного договора, определенной в ст. 168 ГК, ничтожным должен считаться любой договор дарения, нарушающий требования закона относительно его заключения.

Так, кроме общего нарушения требований закона и посягательства на публичные или частные интересы (ст. 168 ГК), договор дарения следует считать ничтожным в случаях:

  • Когда дарение совершалось в целях, противоречащим основам правопорядка и нравственности (ст. 169 ГК). Под таким дарением может быть воспринята сделка, имеющая состав уголовного преступления, направленная на распространение наркотиков или порнографических материалов, уклонение от налогообложения и т.п. Указанное основание не является очевидным, поэтому оно подлежит доказыванию.
  • Когда дарение носит мнимый или притворный характер (ст. 170 ГК). Так, если дарение совершалось без направленности воли сторон на создание его последствий, в целях создать иллюзию отчуждения имущества или прикрыть любую другую возмездную сделку, то такое дарение будет ничтожным. Такое основание однозначно подлежит доказыванию в суде.
  • Когда дарение совершено недееспособным или малолетним лицом (ст. ст. 171, 172 ГК, п. 1 ст. 575 ГК). Указанным лицам запрещено участие в дарении в качестве дарителей. Поскольку такое основание является очевидным, его доказывание не требуется, вследствие чего в судебном порядке сразу должны быть применены последствия недействительности.
  • Когда дарение совершено в отношении лиц, которым это запрещено (ст. 575 ГК). Нарушение законодательного запрета следует считать прямым несоблюдением требований закона, ввиду чего, применению подлежит ст. 168 ГК, определяющая ничтожность. К таким лицам относят работников медицинских, образовательных и социальных учреждений, государственных и муниципальных служащих.
  • Когда договор дарения содержит обещание подарить все имущество или не содержит конкретизации подарка (п. 2 ст. 572 ГК). Данная норма содержит прямое указание на ничтожность дарения, ввиду того, что подарок является предметом дарения, а предмет является существенным условием, в отношении которого стороны должны прийти к консенсусу (ст. 432 ГК).
  • Когда договор дарения содержит обещание подарить имущественное благо после смерти дарителя (п. 3 ст. 572 ГК). В качестве специального последствия ничтожности, к такому договору законодатель требует применять нормы ГК о наследовании. Основание ничтожности является очевидным, ввиду чего не требует доказывания в суде.
  • Когда дарение, относительно которого определена обязательная письменная форма, совершено устно (п. 2 ст. 574 ГК). Указанное основание применимо к договорам обещания дарения и к договорам, в которых дарителями выступают организации. Статья содержит прямое указание на ничтожность, а само основание является очевидным.
  • Когда дарение совершено доверенным лицом дарителя, в доверенности которого не был указан предмет дарения и одаряемый (п. 5 ст. 576 ГК). Такое основание корреспондирует со ст. 168 ГК, поскольку вышеуказанная норма лишь констатирует ничтожность описанной доверенности. Дарение же по ничтожной доверенности также следует считать ничтожным, в силу ст. 168 ГК.

Пример Между пенсионером Андрющенко и его квартирантом Карловым, был заключен договор дарения, по которому Андрющенко обещал подарить все свое имущество Карлову, как только тот женится на его дочери, которая проживала вместе с ними. Среди имущества, которое принадлежало Андрющенко, Карлова интересовала лишь его квартира, на все остальное он не претендовал. Так, желая быстрее заполучить квартиру, Карлов настаивал на немедленной подаче заявления в ЗАГС. По прошествии установленного законом срока после подачи заявления, Карлов и дочь Андрющенко провели процедуру бракосочетания, после чего Карлов потребовал от Андрющенко подать заявление в отдел Росреестра для регистрации прав на его квартиру. Андрющенко не понимал причин спешки, однако был человеком обязательным, ввиду чего выполнил обещание, данное по договору дарения.

По прошествии семи дней после подачи заявления, на адрес, по которому проживают стороны сделки пришло письмо, в котором было постановление Росреестра с отказом в проведении государственной регистрации перехода прав на недвижимость, по причине того, что содержание представленных к регистрации документов не соответствует закону (ст. 20 ФЗ №122). В частности, содержалось указание на ничтожность договора дарения, как основания для перехода прав на недвижимость. Такой вывод был сделан госрегистратором в рамках проведения правой экспертизы представленных документов (ст. 13 ФЗ № 122), по причине несоответствия договора п. 2 ст. 572 ГК, а именно — отсутствия конкретизации предмета подарка.

Карлов пытался обжаловать данное решение в суде, однако суд отклонил его требования, признал постановление об отказе законным и подтвердил ничтожность договора дарения.

Срок оспаривания ничтожного договора

Срок оспаривания ничтожного договора дарения именуется сроком исковой давности, т.к. оспаривание осуществляется в рамках стандартного искового производства. Согласно ст. 181 ГК, срок оспаривания ничтожного договора дарения и применения к нему последствий недействительности составляет 3 года, однако порядок его течения всегда строго индивидуален.

Дополнительно По общему правилу, определенному вышеуказанной статьей, срок исковой давности для сторон сделки начинает течь с момента начала ее исполнения. Для других, заинтересованных в оспаривании ничтожной сделки лиц, течение срока начинается по общему правилу — с того момента, когда они узнали о начале исполнения дарения.

По истечении трехгодичного срока после того как лицо узнало о нарушении своих прав, оно лишается возможности оспорить договор дарения. Однако если такой срок был пропущен по каким-либо уважительным причинам, согласно ст. 205 ГК, он может быть восстановлен.

Восстановление срока исковой давности осуществляется судом, рассматривающим вопрос о признании ничтожности. Так, такой срок может быть восстановлен судом, только в том случае, если заинтересованное лицо докажет уважительность причин его пропуска, в качестве которых могут быть признаны длительная болезнь, неграмотность лица, командировка и т.п.

Несмотря на то, когда такое лицо узнало о нарушении своих прав, срок давности, согласно п. 1 ст. 181 ГК, не может превышать 10 лет. Очевидно, что такой временной предел определен из соображений актуальности оспаривания, ведь через 10 лет после начала исполнения даже длящейся сделки, ее оспаривание потеряет всякий смысл.

Признание договора дарения ничтожным в судебном порядке

Как известно, ничтожный договор дарения изначально недействителен, еще с момента его заключения. Согласно ст. 166 ГК, недействительность ничтожного дарения не зависит от факта признания этого судом, т.е. по сути, признание судом вообще не требуется. Однако, данная норма применима лишь к тем случаям ничтожного дарения, доказательства ничтожности которого представляются для заинтересованных лиц и суда очевидными (например, при дарении малолетним или несоблюдении обязательной письменной формы). Во всех остальных случаях, когда очевидность недействительности дарения не лежит «на поверхности», для признания сделки таковой, заинтересованному лицу необходимо будет представить убедительные доказательства.

Согласно п. 3 ст. 166 ГК, требование о признании недействительности ничтожного дарения, а также о применении последствий его недействительности, может быть предъявлено дарителем, одаряемым, а также любым другим лицом, которое имеет охраняемый законом интерес в таком признании, а в некоторых случаях и судом.

Порядок признания договора дарения ничтожным

Признание ничтожности дарения, а также применение соответствующих последствий, осуществимо исключительно в судебном порядке, в рамках искового производства. Анализ судебной практики рассмотрения таких дел, позволил выделить типичный порядок признания недействительности, состоящий из нескольких этапов, которые заинтересованному субъекту неизбежно придется пройти при оспаривании:

  • Сбор доказательств и подготовка документов. Поскольку на лицо, которое будет требовать признания ничтожности дарения, возложено бремя доказывания тех обстоятельств, на которые оно ссылается (ст. 56 ГПК), ему целесообразно собрать достаточную доказательную базу. В качестве доказательств ничтожности могут выступать любые документальные доказательства, медицинские справки, показания свидетелей, заключения экспертов и т.п. Все доказательства, исполненные на бумажном носителе, подлежат подаче в суд, вместе со стандартными документами и самим иском.
  • Оплата госпошлины. Документ, подтверждающий уплату госпошлины, должен быть подан вместе с иском (ст. 132 ГПК). В противном случае согласно п. 1 ст. 136 ГПК, иск будет оставлен без движения. Согласно ст. 333.19 НК, размер госпошлины за подачу иска о признании недействительности дарения составляет: 300 рублей — для граждан и 6 тыс. рублей — для организаций.
  • Составление искового заявления и его подача. При составлении иска, кроме стандартных реквизитов в нем следует указать на все обстоятельства ситуации; указать на конкретные обстоятельства, которые влекут ничтожность дарении, обосновать свою позицию нормами ГК; указать перечень своих исковых требований, среди которых обязательно должны присутствовать:
    • 1) требование о признании недействительности;
    • 2) требование о применении конкретных последствий недействительности.
  • Согласно ст. 28 ГПК, подача иска осуществляется по месту жительства ответчика — физ. лица, и по месту нахождения ответчика юр. лица.

  • Судебный процесс. Как известно, рассмотрение дела в судебном процессе происходит в несколько этапов — открытие процесса, рассмотрение дела по сути, судебные прения и вынесения решения. Для достижения положительного результата и признания недействительности, нельзя пропускать заседания суда. В них необходимо отстаивать свою позицию, приводить дополнительные доказательства, ходатайствовать о привлечении свидетелей, экспертов, специалистов и т.д.
  • Исполнение решения. В случае если суд выносит решение о признании ничтожного дарения недействительным и применяет последствия недействительности, наступает этап исполнения решения. В его рамках ответчики должны исполнять предписания суда. В случае отказа от добровольного исполнения, заинтересованное лицо инициирует исполнительное производство. В его рамках, ответчиков принудительно обяжут к исполнению решения (чаще всего, это взаимный возврат всего полученного по дарению).

Необходимые документы

Согласно ст. 132 ГПК, при необходимости оспаривания договора дарения, заинтересованному лицу, вместе с подаваемым им иском, необходимо представить следующие документы:

  1. Копию документа, удостоверяющего его личность;
  2. Копии искового заявления;
  3. Копии оспариваемого договора дарения;
  4. Копии документальных доказательств, исполненных на бумажном носителе;
  5. Документ, подтверждающий оплату госпошлины;
  6. Копии доверенности, в случае участия представителя.

Отметим, что все копии искового заявления, договора дарения и документальных доказательств, представляются в количестве, равном количеству ответчиков и третьих лиц. Обращаем внимание, что указанный перечень является стандартным и примерным — в зависимости от индивидуальных особенностей дела, истцом могут быть представлены и другие документы.

Последствия ничтожности договора дарения

По общему правилу, установленному п. 2 ст. 167 ГК, единственным последствием ничтожности договора дарения, является двусторонняя реституция — стороны дарения обязаны вернуть друг другу все полученное ими в рамках этой сделки, а при невозможности этого — возместить его фактическую стоимость. Однако данная норма также содержит и указание на возможность определения законом более специальных последствий ничтожности.

Важно Поскольку договор дарения является безвозмездным, даритель не получает ничего по совершенной им сделке. Ввиду этого, реституцию можно применить исключительно к одаряемому, который будет обязан возвратить полученный подарок обратно дарителю.

Так, одно из специальных последствий определено в отношении ничтожного дарения, признанного таковым по причине его притворности (п. 2 ст. 170 ГК). Указанное в статье правило, с учетом существа и содержания прикрываемой дарением сделки, позволяет применить к ней правила, которые регулирую именно ее. Таким образом, в случае признания дарения притворным, суд имеет право обязать стороны к заключению той сделки, которую они имели в виду.

Кроме того, аналогичное по смыслу последствие предусмотрено п. 3 ст. 572 ГК, которое применимо к дарению, признанному ничтожным по причине его заключения под условием, что дарение будет исполнено после смерти дарителя. При наличии такого обещания, законодатель требует применения к такому договору норм о наследстве (глава 61 ГК).

Помимо этого в некоторых случаях, ответчик обязан возместить ущерб заинтересованного лица. Применение такого последствия возможно в случаях признания ничтожности дарения по причине его совершения от малолетнего или недееспособного лица, если одаряемый был дееспособен и знал об отсутствии дееспособности дарителя (ст. ст. 171, 172 ГК).

Как известно, в отношении ничтожных договоров дарения определен особый внесудебный порядок признания их недействительности, который вводит многих в заблуждение. Отсутствие необходимости признания недействительности в суде является не более чем формальностью, поскольку:

  • такой порядок применим только к дарению, ничтожность которого очевидна и не требует доказательства;
  • итоговой целью заинтересованного в оспаривании лица является непризнание недействительности, а применение ее последствий, что без суда невозможно.

Кроме того, необходимо отметить несовершенство института последствий ничтожности — относительно дарения, корректными следует считать только специальные последствия. Двусторонняя реституция же, как общее последствие, требует уточнения и конкретизации правил ее применения в частных случаях дарения.

Обобщая сказанное, отметим, что рассмотренные правила хоть и позволяют осуществить гражданско-правовую защиту лиц, права которых нарушены, но во многом создают определенные проблемы в правоприменительной практике, ввиду чего, они требуют существенной доработки со стороны законодателя.

Вопрос Мой отец предлагает мне заключить договор дарения квартиры, однако с условием, что право собственности перейдет ко мне лишь после его смерти. До нее я буду обязан содержать его и покупать ему продукты питания. Скажите, законно ли это? Ответ Описанная вами конструкция договора дарения является ничтожной по двум причинам: обещание дарения имущества после смерти дарителя, согласно п. 3 ст. 572 ГК следует считать ничтожным; переход права собственности на имущество после смерти дарителя, при условии пожизненного содержания является договором ренты — заключив дарение с такими условиями, его следует считать притворным, что влечет его ничтожность, согласно п. 2 ст. 572 ГК. Таким образом, если вы преследуете цели получить квартиру только после смерти отца, целесообразно заключить договор ренты. При заключении дарения с подобными условиями, любое заинтересованное лицо (другие наследники, кредиторы и т.д.) сможет его оспорить. К тому же, подав такой договор для регистрации прав на недвижимость, вы однозначно получите отказ в ней по причине ничтожности основания для регистрации. Вопрос Моя малолетняя внучка получила от меня в подарок дачу, которую я оформила на нее по договору дарения. Однако, ее мать — моя дочь, являясь ее законным представителем, намеревается подарить эту дачу Церкви 12 свидетелей Кришны, послушницей которой она вот уже 2 года является. Скажите, как я могу препятствовать такой сделке моей дочери? Ответ С ваших слов, ваша дочь намерена подарить недвижимость, принадлежащую вашей внучке, выступая в сделке в качестве ее законного представителя. Согласно п. 1 ст. 172 ГК, п. 1 ст. 575 ГК, даже в случае заключения такой сделки, ее следует считать ничтожной в силу прямого запрета законодателя на совершение дарения малолетним лицом или его представителем. Таким образом, такая сделка будет недействительной и не пройдет государственную регистрацию прав, по крайней мере, до достижения вашей внучкой 14 лет. У вас остались вопросы? 3 важные причины воспользоваться помощью юриста прямо сейчас Быстро Оперативный ответ на все ваши вопросы! Качественно Ваша проблема не останется без внимания! Достоверно С вами общаются практикующие юристы! Задайте вопрос юристу онлайн! Схема нашей работы Вопрос Вы задаете вопросы дежурному юристу. Юрист Юрист анализирует ваш вопрос. Связь Юрист связывается с вами. Решение Ваш вопрос решен. Вопрос Вы задаете вопросы дежурному юристу. Юрист Юрист анализирует ваш вопрос. Связь Юрист связывается с вами. Решение Ваш вопрос решен. Наши преимущества Анонимное обращение Любые вопросы по дарению Бесплатное общение Вы быстро получите ответ на свой вопрос 15 мин Средняя скорость ответа 1 Количество консультаций за сегодня 250 Количество консультаций всего Задайте свой вопрос юристу!

Записи созданы 8837

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх