Контрагент нет

Рассказываем о цели и инструментах, приводим примерный порядок проведения проверки контрагента, открываем доступ к готовым регламентам проверки контрагента – на платежеспособность и налоговую безопасность.

Содержание

Цели проверки контрагентов

Служба безопасности проверяет контрагента с целью:

  1. Минимизации рисков образования проблемной дебиторской задолженности. Самая частая причина проверки контрагента. Анализ информации из открытых (ФНС, Арбитражный суд) и закрытых (базы данных, бюро кредитных историй) источников информации позволяет сделать оценку платежной дисциплины контрагента и сделать прогноз по формированию им проблемной (невозвратной) «дебитрки».
  2. Снижения рисков отказа со стороны налоговых органов в возмещении НДС. Непроявление должной осмотрительности при выборе контрагента, предъявленный к вычету НДС налоговая может вернуть. Также чревато взаимодействие с неблагонадежными контрагентами встречными проверками, предъявлением иска по п.3 ст.122 НК (Неуплата или неполная уплата сумм налога).
  3. Укрепления деловой репутации. Неблагонадежные контрагенты и мошеннические организации теряют всякий интерес к взаимодействию с предприятием, на котором должным образом организована работы службы безопасности.
  4. Повышения дисциплины труда сотрудников отделов сбыта и снабжения. Регулярные проверки контрагентов оставляют мало «места для маневров» нечистым на руку сотрудникам, использующем механизм «отката» в работе с поставщиками товаров или услуг, покупателями.

Проверить контрагента на долги

Способы проверки контрагентов службой безопасности

Способы проверки контрагента выбирают сообразно цели. Условно разделить способы проверки можно на две большие группы – информационные и физические. К информационным относятся сбор и анализ данных из информационных баз и источников. К физическим – проверка реальных активов торговых и производственных компаний, выезд по месту фактического нахождения, оценка торгового и производственного оборудования, собеседования сотрудников предприятия-контрагента.

Виктор Смирнов, специалист службы безопасности дорожно-строительной компании

— Мы выполняем строительные работы на основании договора субподряда. Специфика отрасли такова, что мы зачастую вынуждены работать без предоплаты, за свой счет, используя собственные кадры и технику. Для этого мы проверяем компанию-подрядчика на предмет исполнения договорных обязательств. В числе проверок – встречи с другими субподрядными организациями, с которыми компания-подрядчик сотрудничала ранее. В ходе встреч мы выясняем, насколько своевременно и согласно договоренностям поступила оплата за выполненные работы, если возникали сложности с получением денежных средств, то какого рода и насколько критичными были задержки. Только после этого руководство компании принимает решение о том, взять ли предложенный объем работ или отказаться от взаимодействия.

Проверить контрагента на долги

Регламент проверки контрагентов службой безопасности

Перед тем как выполнять проверку контрагента следует запросить у него минимальный перечень документов.

Стартовый регламент проверки контрагента – проверка компании-партнера на существование и соответствие предоставленной информации реальному положению дел. Проверяются ИНН и ОГРН, полное и краткое наименование компании, ОКВЭДы, размер уставного капитала, изыскивается информация об учредителях и руководителях предприятия. Регламент предписывает получение сведений о регистрации компании в «адресных ямах», о нахождении руководителей в списках дисквалифицированных лиц, о задолженности юридического лица по налогам и сборам, об их участии в арбитражных процессах или в исполнительных производствах.

Чаще служба безопасности проверяет контрагента только в том случае, если сделка с ним представляется высоко рискованной. К такого рода сделкам относятся:

  • Сделки по поставке или купле-продажи на сумму свыше 1 млн руб.,
  • Договоры подряда или субподряда, оказания услуг или выполнения работ на сумму свыше 1 млн руб.
  • Перевозка на сумму свыше 300000 руб.
  • Оказание информационных, консультационных, юридических и маркетинговых услуг на сумму свыше 500000 руб.

Тогда применяется расширенный регламент проверки контрагента. Он включает в себя стартовый (базовый) уровень проверок, и дополняет эти сведения детальным анализом финансового состояния контрагента, проверку его кредитной истории.

В бухгалтерской отчетности проверяющую сторону интересуют отчет о прибылях и убытках за несколько лет. Компания-контрагент должна показывать устойчивый рост. А также пассивы – долгосрочные и краткосрочные обязательства.

В кредитной истории важно отсутствие просроченной задолженности, повышенного интереса к получению кредита в момент сделки, следов «кассовых разрывов» (периодически возникающих просрочек по платежу при в целом стабильной оплате счета).

Для того, чтобы иметь оперативный доступ к оценке платежной дисциплине компании-партнера и состоянию ее долговой нагрузки вы можете вести мониторинг контрагентов на Unirate24. В момент наступления события вы узнаете о наступлении просрочки и сможете оперативно взыскать всю или часть дебиторской задолженности по контрагенту.

Проверить контрагента на долги

Также принимаются во внимание индексы должной осмотрительности и платежной дисциплины (их можно найти в бизнес-справке СПАРК).

Порядок проверки контрагентов на предприятии определяет начальник службы безопасности и/или генеральный директор. В зависимости от целей проверки, конкретный набор инструментов и порядок их запроса могут разниться от компании к компании. Начальник СБ составляет приказ и подписывает его у генерального директора. Каждый сотрудник отдела безопасности, допущенный к проверкам контрагентов, ознакамливается с документом. Сотрудник несет ответственность за качество проверки, соответствие ее результатов действительности. Не допускается халатное отношение к проверочным мероприятиям, опущение этапов проверки, умышленное искажение результатов.

Для вашей работы могут быть полезны следующие регламенты (нажмите на ссылку, чтобы открыть и скачать документ):

Заключение службы безопасности по проверке контрагента

При проверке контрагента служба безопасности действует в связке с отделом продаж, финансовым отделом компании. В этом случае ее заключение носит рекомендательный характер и может быть выдано в форме сводной таблицы характеристик контрагента и результирующим заключением. Например, так:

Инструмент проверки Ключевые моменты Характеристика контрагента
ЕГРЮЛ Сведения о контрагенте соответствуют предоставленным, сведений о критических изменениях в «Вестнике ЕГРЮЛ» отсутствуют. Контрагент характеризуется нейтрально.
Бизнес-справка Индекс финансового риска 41, Индекс должной осмотрительности 50 Контрагент несет средние финансовые риски.
Бухгалтерская отчетность Снижение прибыли по сравнению с прошлым периодом на 15%, большое количество долгосрочных обязательств. Контрагент работает нестабильно, обладает повышенной долговой нагрузкой.
Кредитная история Наличие исторических просрочек по кредитам до 30 -60 дней с периодичностью 6-12 месяцев.

Более 5 заявок на кредитную линию за последний месяц

Контрагент допускает «кассовые разрывы», испытывает острую потребность в дополнительном финансировании.
Заключение Высокий риск формирования проблемной задолженности. Рекомендуется взаимодействие с использованием предоплаты. При невозможности – максимальный размер коммерческого кредита до 20% суммы контракта.

Может заключение службы безопасности носить и блокирующий характер. Сделки с контрагентами, имеющими признаки фирм-однодневок, опыт неисполнения платежей, обладающими чрезмерной долговой нагрузкой способны нанести значительный ущерб предприятию.

Способы проверки контрагентов

В ситуации экономической турбулентности очень важно внимательно наблюдать за рынком и быстро извлекать из кризисных моментов практические уроки и выгоду. Этим правилом активно пользуются не только бизнесмены, но и мошенники, чья активность значительно возросла в последнее время. Поэтому очень важно работать именно с проверенными поставщиками.

Изучить сайт поставщика

Обратите внимание, чтобы на сайте была живая информация. Реальные фото сотрудников, офиса, склада, транспорта. А так же новостная лента компании. Убедитесь, что фото на сайте не стоковые. Для этого можно воспользоваться «поиском по фотографии» в Яндексе или Google, проверив наличие этих фотографий на других сайтах.

Запросить пакет документов у поставщика

Пакет документов включает в себя: свидетельство о государственной регистрации юр. лица (ОГРН), свидетельство о постановке на учет в налоговый орган (ИНН/КПП), устав организации, копия документа об избрании (назначении) директора, свежая выписка из ЕГРЮЛ и др. Как правило добросовестные поставщики предоставляют все необходимые документы без проблем. Однако риск подделки документов всегда есть. Поэтому помимо запроса документа нужно проверять контрагента и в других источниках.

Получить сведения об организации с помощью сервиса на сайте Федеральной Налоговой службы (ФНС)

Проверьте основные данные организации, с которой вы собираетесь заключить договор. Для этого возьмите бесплатную выписку из ЕГРЮЛ, в которой посмотрите общие данные: дату регистрации, адрес, уставный капитал, телефоны, ФИО или наименования руководителей и учредителей, виды деятельности организации.

Выписки находятся в открытом доступе на сайте налоговой, проверить контрагента можно по ИНН, ОГРН или названию.

Полный пакет документов компании Кабельные системы вы можете посмотреть в разделе Реквизиты и документы. Отзывы партнеров о работе нашей компании

Получить сведения об организации на других сервисах

Помимо сайта ФНС, получить информацию об организации можно и на других сервисах проверки контрагентов. Они, как правило, платные, но в бесплатном режиме предоставляют ограниченную информацию о контрагенте, которая тоже может помочь в проверке поставщика. Например, сервис Контур Фокус — www.focus.kontur.ru . Здесь вы сможете получить расширенную информацию о контрагенте: имелись ли арбитражные дела, бухгалтерскую отчетность и финансовый анализ, с помощью которых можно оценить финансовую устойчивость компании, участие в государственных закупках.

Проверить адрес контрагента

Проверьте адрес контрагента — не массовый ли он. Массовый адрес — это адрес места нахождения большого количества организаций, которые просто покупают его в интернете для регистрации. По одному адресу могут находиться тысячи разных фирм. Это может означать, что контрагент не находится по заявленному адресу. Его будет трудно найти в случае конфликта. Массовый адрес, купленный для регистрации, сам по себе может не свидетельствовать о ненадежности контрагента, но в общей картине проверки должен насторожить.

Уточнить, какой бизнес ведет контрагент

Пробейте по реестру субъектов малого и среднего предпринимательства, к какому типу относится контрагент: микропредприятие, малое или среднее предприятие. Это покажет уровень оборотов фирмы и количество сотрудников в организации. У малых предприятий может быть до 100 сотрудников, а у средних — от 101 до 250 человек по официальным данным. Фирма-однодневка или мошенническая организация не будет трудоустраивать такое количество человек.

Проверить, не банкрот ли контрагент

Проверьте в федеральном реестре сведений о банкротстве, не собирается ли ваш контрагент стать банкротом и не находится ли он на стадии конкурсного производства.

Если в отношении контрагента введено конкурсное производство, его деятельность приостановлена: он вообще не может заключать сделки. С такой фирмой работать нельзя.

Если банкротство только началось, стоит подождать: финансовое положение может стабилизироваться. Если будущий партнер сам подал заявление о своем банкротстве, скорее всего, он хитрит, и у него нет денег — с таким лучше не связываться.

Проверить контрагента в картотеке арбитражных дел

Картотека арбитражных дел расскажет, в каких судебных разбирательствах участвует контрагент, какие обязательства не выполняет, с кем конфликтует и почему. А может, наоборот, ваш будущий партнер всегда на стороне добра и справедливости.

Если у поставщика идут подряд несколько судебных разбирательств с покупателями, подрядчик судится с заказчиком из-за качества работ, организация регулярно забывает заплатить за электричество — это повод задуматься. А можно задать об этом вопрос будущему контрагенту напрямую.

Узнать, прибыльный ли у контрагента бизнес

Посмотрите данные бухгалтерской отчетности контрагента. В них вы увидите, что происходило с финансами компании за предыдущие годы: сколько заработали, сколько потеряли, ушли в минус или выбились в плюс.

Данные по отчетности ООО, ПАО, АО и даже некоммерческих организаций можно найти на сайтах Центра раскрытия корпоративной информации и Федеральной службы государственной статистики. Прибыльное бухгалтерское прошлое — хороший знак. В Центре раскрытия корпоративной информации можно посмотреть еще много всего интересного: связанных с компанией лиц, решения участников и даже эмиссионные документы.

Посмотреть, не номинальный ли директор

Посмотрите, не руководит ли директор сразу несколькими организациями. Сделать это можно на сайте Федеральной налоговой службы.

Бывает так, что компании-мошенники просто платят какому-то человеку за то, чтобы он был директором в 5, 10 или даже 15 компаниях. Это явный признак фирмы-однодневки.

Добросовестный поставщик

Многие строительные организации и поставщики участвуют в государственных торгах на госзакупках. Когда они не выполняют свои обязательства, их заносят в реестр недобросовестных поставщиков. Проверить, внесен ли контрагент в такой реестр, можно на сайте закупок.

Включение в реестр недобросовестных поставщиков сразу не характеризует организацию как ненадежную. Но вместе с остальными способами проверки создаст общую картину по контрагенту.

Обращайтесь только к проверенным поставщикам кабеля.
Отправьте заявку он-лайн или позвоните по бесплатному номеру 8 (800) 555-88-72
Отправить заявку

Еще несколько лет назад стало понятно, что термин «электронный документооборот» (ЭДО) не очень точно отражает то, что реализуется на практике в российских компаниях и организациях. Выяснилось, что зачастую речь шла (и идет), скорее, об электронной поддержке традиционного бумажного документооборота: в самом простом случае — об управлении электронными карточками бумажных документов, в более сложном — о создании дополнительного контура их электронных копий. Однако подлинником здесь всегда является бумажный документ. Именно поэтому в данном обзоре мы решили использовать термин «безбумажный электронный документооборот» (БЭД), имея в виду вариант реализации «настоящего» ЭДО, когда подлинники документов представлены именно в электронном формате. При этом хотелось бы подчеркнуть, что отказ от бумажных документов — это не самоцель, а лишь средство повышения качества и эффективности работы.

Разговоры о переходе на БЭД идут довольно давно, на государственном уровне — активно с 2008 г. Но насколько динамичен и успешен этот процесс? В чем причины того, что сегодняшние результаты отличаются от тех, которые прогнозировались 7–10 лет назад? За ответами на эти вопросы мы обратились к экспертам — разработчикам средств СЭД/ECM и тем, кто занимается внедрением и эксплуатацией таких систем.

Какова актуальность перехода на БЭД

Данная тема становится все более актуальной для разного вида заказчиков — и коммерческих, и государственных организаций, уверен руководитель практики Alfresco компании «Логика бизнеса» (ГК «АйТи») Олег Бейлезон. Все уже буквально тонут в потоках бумаги — это физически становится проблемой, рабочие столы и шкафы многих сотрудников завалены рассматривающимися, согласуемыми, подписываемыми, хранимыми и «отчетными-для-налоговой» документами, управлять ими все тяжелее и тяжелее. По его мнению, это осознали и многие государственные регуляторы (например, ФНС), поэтому настоятельно — вплоть до императивных требований — рекомендуют переходить на безбумажное обращение формальных документов.

Руководитель управления маркетинга компании ЭОС Елена Иванова, в свою очередь, отмечает, что хотя переход на безбумажный документооборот позволяет сократить издержки предприятий и повысить эффективность их бизнес-процессов, нужно иметь в виду, что такая трансформация требует определенных затрат, связанных с внедрением технологических решений, изменением регламентов, минимизацией рисков, вытекающих из факта применения электронных документов. В целом же ситуация очевидна: чем больше поток бумажных документов — тем актуальнее вопрос безбумажного обмена. В качестве основных барьеров, тормозящих такой переход, она видит необходимость дополнительных затрат «прямо сейчас» и неготовность сотрудников отказываться от привычных процессов и атрибутов бумажного документа. Но у разработчиков есть инструменты, которые позволяют преодолевать трудности внедрения.

Тем не менее сейчас, в условиях затяжного экономического кризиса, на это готовы пойти не все компании, констатирует начальник отдела развития ЕСМ-решений корпорации ЭЛАР Дмитрий Шмайлов. Кроме того, БЭД не является для бизнеса таким приоритетным направлением, как, скажем, автоматизация производства, решения для критически важных задач и систем, нацеленных на сокращение издержек, т. е. проекты, которые могут приносить деньги.

Заместитель генерального директора компании «ИнтерТраст» по развитию бизнеса Вадим Ипатов напоминает, что помимо организационных и технологических проблем есть еще нормативно-правовые требования, которые сегодня во многом по-прежнему ориентированы на использование бумажных оригиналов. В частности, до сих пор остаются нерешенными вопросы долгосрочного (и тем более вечного) хранения документов. Доля таких документов в общем их объеме вроде бы небольшая, но она, как якорь, сдерживает процесс отказа от бумажных оригиналов в целом.

Если же говорить о документах, используемых в качестве средства коммуникаций, то сегодня самым распространенным является механизм электронной почты. Казалось бы, тут организационно-правовых и технических проблем нет. Но на самом деле электронная почта реализует традиционный бумажный вариант взаимодействия, который в автоматизированной реализации приводит к созданию огромных массивов информации, которыми трудно управлять даже при использовании ИТ. То есть необходимы какие-то качественно иные коммуникационные архитектуры. А для их применения, подчеркивает эксперт, нужно пересмотреть наше понимание СЭД/ECM, позиционируя их в качестве систем, объединяющих людей, процессы и связанный с ними контент. Сегодня правильнее говорить не о безбумажном документообороте, а о безбумажном, но документированном взаимодействии людей в ходе рабочих процессов.

Традиционно под проблематикой СЭД у нас понимались вопросы автоматизации внутренних бизнес-процессов предприятия, причем в существенной степени в отношении организационно-распорядительных документов. Однако в последние годы быстро повышается актуальность проблематики межорганизационного обмена документами: между коммерческими компаниями, внутри органов государственного управления, а также при взаимодействии бизнеса и частных лиц с госструктурами. Все эти направления сейчас быстро развиваются именно с точки зрения перехода на межорганизационный ЭДО.

Говоря об этом, заместитель директора по маркетингу компании «Такском» Эрнест Колесников ссылается на прогнозы аналитиков: к 2017 г. использование механизмов ЭДО с контрагентами достигнет показателя 22,5%. Уже сейчас, после введения новой декларации по НДС (ее теперь должны сдавать в электронном виде почти все налогоплательщики), вопрос автоматизации документооборота стал особенно актуальным, поскольку при ручном вводе данных бухгалтерия с высокой вероятностью будет получать автотребования по расхождениям с контрагентами. Он напоминает также, что глава 49.1 Трудового кодекса РФ разрешает использовать ЭДО при работе удалённых сотрудников, а с 01.07.2016 начнут действовать поправки в ФЗ «Об акционерных обществах», которые позволят акционерам дистанционно принимать участие в собраниях при помощи ЭДО.

Руководитель проектов «Обмен Электронными Документами» фирмы «1С» Артем Танан уверен, что главным стимулом перехода к БЭД является стремление компаний к повышению своей конкурентоспособности. Те, кто хочет быть лидером на рынке, начали подготовку к такой трансформации задолго до разрешения со стороны законодательства и первыми осваивают эти возможности на практике. Еще в 2013–2014 гг. электронные методы взаимодействия с контрагентами начали использовать компании из высококонкурентных и технологичных отраслей, например торговые сети, дистрибьюторы, телеком-операторы и т. д. Это позволило им получить комплексный эффект: от ускорения возврата НДС и снижения налоговых рисков до оптимизации затрат и повышения оперативности взаимодействия с контрагентами. Под давлением компаний-поставщиков на БЭД начали переходить и их контрагенты. В 2015 г. процесс принял еще более массовый характер, чему способствовали развитие законодательства и появление ряда новых нормативных требований по сдаче налоговой отчетности. За последние годы количество пользователей, подключенных к сервисам ЭДО, увеличилось в разы.

Практика перехода к безбумажному электронному документообороту

По мнению Елены Ивановой, все шире распространяется практика передачи электронных оригиналов при взаимодействии с филиалами и удаленными подразделениями. Все более востребованным становится обмен с контрагентами первичными бухгалтерскими документами (акт, счет-фактура и т. п.) и интеграция с соответствующими специализированными сервисами обмена. При этом она отмечает, что многие организации по-прежнему опасаются рисков, возникающих при использовании электронных оригиналов документов, и использование любых видов электронных документов у них остается «запрещенной» темой.

«При разговоре о переходе к работе с электронными подлинниками компании начинают со слова «хотим», за которым следует «но…», — отмечает и Олег Бейлезон. — Дальше идет набор более или менее преодолимых причин: не готовы некоторые подразделения, не выделен бюджет, не можем сломать традиции организации и т. д.» Но в целом, считает он, тенденция к электронизации документооборота видна достаточно хорошо, хотя бы потому, что проекты по переходу на безбумажные технологии есть, а о проектах обратного перехода что-то не слышно. Охваченных БЭД областей много — это и классические СЭД, и финансовый документооборот организации, и юридически значимый оборот финансовых документов. Несколько буксует юридически значимый организационно-распорядительный документооборот — слишком много тут правовых тонкостей, не наработана достаточная практика. Еще сильнее отстает электронное хранение и обработка документов с различными грифами доступа, поскольку предъявляются (в целом обоснованно) довольно жесткие требования к реализующим их системам.

Бизнес-аналитик компании Directum Максим Кайнер говорит о том, что при внедрении СЭД/ECM экономия на печати бумаги достигается только в рамках автоматизированных процессов, но зачастую получается, что общий объем печати во всей организации может увеличиться. Более того, автоматизация конкретного бизнес-процесса за счет ECM менее чем в 10% случаев позволяет уйти от печати документов даже в рамках этого процесса. В целом он считает, что пока о переходе организаций к безбумажному документообороту речь не идет.

Как правило, задача избавиться от бумаги не является самоцелью, цель — оптимизировать те или иные деловые процессы, ускорить и упростить их выполнение, подчеркивает Вадим Ипатов. По его оценкам, в большинстве организаций-заказчиков полностью реализован внутренний электронный документооборот, включая весь комплекс вспомогательных документов (поручения, резолюции, отчеты об исполнении…). Во многих органах власти из числа заказчиков его компании в значительной степени автоматизированы предоставление госуслуг и работа с обращениями граждан. Если обращение поступает по электронным каналам, то работа с ним полностью идет в электронном виде. В сфере организационно-распорядительных и нормативных документов «цифровизация» может достигать, условно говоря, 99,9%, но приказ, распоряжение или регламент хотя бы в единственном бумажном экземпляре все равно нужен — это продиктовано и традициями, и законодательными нормами. В работе с договорами ситуация схожая: весь процесс их подготовки и согласования проходит полностью в электронном виде, но два экземпляра, которые подписывают стороны, все еще «живут» в бумаге.

Важную роль в переходе на БЭД играют ИТ-отделы организаций именно как пользователи СЭД — они применяют эти средства для своих внутренних задач (обработка пользовательских заявок, управление проектами в части распределения задач и работ, согласований и пр.), при этом на своем примере они показывают, как можно полностью исключить бумажные носители.

«Переход к безбумажным технологиям становится привычным и обусловлен производственной необходимостью, работать без бумаги выгодно», — соглашается Дмитрий Шмайлов. — БЭД очень актуален для внутрикорпоративного документооборота. Сегодня, когда электронные документы постепенно получают законодательный статус, обычным делом становится работа в СЭД с контрагентами». Но при этом он отмечает, что в организациях, которые применяют специальные режимы, документы, составляющие государственную, коммерческую тайну или представляющие особую ценность, по-прежнему хранятся на бумаге. Переход на БЭД для такой документации либо невозможен, либо связан с обеспечением высочайшего уровня безопасности, что дорого, сложно и часто не оправдывает средства.

По мнению Эрнеста Колесникова, обмен электронными документами с контрагентами переживает стадию перехода из зачаточного состояния к более зрелому. Операторы ЭДО изначально выбрали тактику привлечения крупнейших компаний — генераторов трафика документов, в ключевых отраслях бизнеса обмен документами в электронном виде становится обычным делом, в других идут пилотные проекты. Этот процесс в существенной мере стимулируется, а порой и инициализируется действиями регулятора. Распространенный случай для автоматизации — это группы компаний одного холдинга с территориальным распространением по всей стране, где в электронный вид переводится большая часть документов и обеспечивается максимальный финансовый эффект. При этом эксперт отмечает важный момент: «Многое зависит от того, как ведётся бухгалтерия в компании. Если всё по закону, то повышение прозрачности приветствуется, если же ситуация обратная, то ЭДО выступает инструментом для наведения порядка, но это процесс не быстрый».

Наиболее очевидная сфера применения БЭД — это переход на электронные товарные накладные и счета-фактуры. Но Артем Танан отмечает, что хотя регулятор проявляет явное желание быстро двигаться в этом направлении, возникает довольно много трудностей частного характера. Например, переходу на обмен электронными счетами-фактурами мешали ситуации, когда, скажем, услуги были оказаны в последний день налогового периода (связь, Интернет, коммунальные услуги и т. п.), а счет-фактура с подтверждением оператора электронного документооборота датировался уже следующим месяцем. Эта проблема вполне оперативно была решена с принятием федерального закона 382-ФЗ и последующими разъяснениями Минфина.

Препятствия на пути к БЭД

Еще несколько лет назад главным ответом на данный вопрос служил тезис «неготовность нормативно-законодательной базы», но сейчас эксперты, упоминая эту проблему, ставят ее не на первое место. «Организации не заинтересованы в уходе от бумаги, — говорит Максим Кайнер. — Затраты на печать и работу с бумажными документами не настолько велики, чтобы рассматривать их сокращение как выгоду. ECM-системы внедряются не для перехода к безбумажному документообороту, а для получения других более ощутимых и очевидных эффектов: прозрачности процессов и их ускорения, снижения рисков и т. д. Более того, подчас переводить процесс в электронный вид просто не имеет смысла, в том числе и по причине довольно высокой цены сертификата электронной подписи». При этом он отмечает и недостатки нормативной базы — нечеткость ряда формулировок и общий рекомендательный характер, оставляющий выбор за организациями, которые могут просто не захотеть менять проверенные схемы работы. Вместе с тем он уверен, что резко насаждать новые подходы не следует, так как в большинстве компаний они потребуют изменений на уровне ИТ-инфраструктуры.

Говоря о проблеме законодательной базы, Елена Иванова обращает внимание на то, что многие нормативные вопросы находятся в ведении самих организаций. «Во многом в развитии БЭД играет роль воля руководства, — уверена она. — Если руководитель приказывает работать без бумаги, то все будут это исполнять, хотят они того или нет. Если же такого мотивирующего действия со стороны руководства в организации нет, значит, оно не видит в БЭД экономической целесообразности и эффекта. Тут еще стоит вопрос нехватки кадров, которые как раз и могли бы выступить драйвером процесса внедрения БЭД и донести до руководителя все его прелести».

С ней согласен и Дмитрий Шмайлов: «Конечно, можно говорить о том, что законодательство отстает от западных стран в плане развития БЭД, но гораздо важнее, что далеко не все используют даже те возможности, которые дают поправки в законодательство. Скорее, идет отставание: многие технологии БЭД используются лишь считанным количеством организаций. В случае с нашими заказчиками мы видим тенденцию к развитию и углублению тем электронного документооборота и построения единой модели обработки и хранения учетных документов в электронном виде. Сильно ограничивает полный переход на БЭД отсутствие единого пространства доверия электронной подписи. Также не стоит забывать о требованиях по защите информации, предусматривающих в ряде случаев невозможность хранения и использования электронных документов. Ну и немаловажным фактором остается финансирование».

Перефразируя известную поговорку, Эрнест Колесников называет две основные беды российского электронного документооборота: законы и люди. «Имеются пробелы в законодательстве, например, утверждены форматы лишь для нескольких документов, по другим типам работа только ведется. В ближайшее время должны утвердить формат универсального передаточного документа, ходят разговоры об универсальном контейнере, к которому можно будет прикрепить любой документ. Судебной практики использования неформализованных документов пока ещё недостаточно, чтобы все компании без страхов перешли на ЭДО, но время идет и ситуация меняется в лучшую сторону. Вторая ключевая проблема — это люди и сложившиеся реалии жизни, часто приходится слышать от заказчиков: откажемся от бумаги, только если заставят».

Для внедрения новой технологии в рамках существующего процесса требуется в основном переподготовка кадров и желание руководства компаний применять новацию, а процессы, по сути, остаются те же, считает Артем Танан. Он дает конкретный совет: для внедрения БЭД следует назначить ответственных и выполнить три основные задачи — выстроить новую процедуру работы с документами, обучить персонал и определить сроки отказа от старой процедуры по выбранным контрагентам. Чтобы новые процедуры по работе с документами были простыми, понятными и имели минимум отличий от существующих, необходимо поддерживать интеграцию БЭД с учетными, управленческими и СЭД-программами, еще лучше — делать БЭД неотъемлемой их частью. Отдельным, вероятно, самым проблемным блоком идут вопросы вовлечения контрагентов. Нужно не просто подключить контрагентов заказчика БЭД, но и помочь в переходе на новую процедуру работы с документами. В ином случае даже с применением БЭД будут сохраняться ошибки и расхождения в сведениях книг покупок и продаж, причем есть и другие негативные последствия. Эксперт уверен, что вопросы интеграции БЭД с другими бизнес-системами и вовлечения контрагентов в ближайшие несколько лет будут играть основную роль с точки зрения распространения технологий БЭД в нашей стране.

Что делать?

«Пока в России отказаться совсем от бумаги, будь то государственный сектор или коммерческий, невозможно, — констатирует Елена Иванова. — Надо прежде всего развивать законодательную базу, которая стимулировала бы организации к переходу на БЭД. Отчасти сейчас это начинает проявляться в госорганизациях в связи с совершенствованием СМЭВ, МЭДО». Многое зависит от СЭД-вендора, считает она; они могут обосновывать экономический эффект от перехода на БЭД, предлагать технологические решения. Немаловажно также работать в профессиональных сообществах и в организациях, занимающихся стандартизацией в СЭД/ECM-областях, взаимодействовать с госрегулятором.

Более того, СЭД-поставщики должны сами показывать пример перехода к БЭД, уверен Дмитрий Шмайлов. Эти компании тоже нуждаются в электронном документообороте для повышения эффективности своей работы. В условиях недостатка заказчиков фактором успеха может стать опробование технологий БЭД на собственном бизнесе. СЭД-поставщики были бы хорошим подспорьем с точки зрения технологического развития, предлагая самые последние разработки, отвечающие и учитывающие индивидуальные требования и специфику своих клиентов.

Об экономическом обосновании перехода к БЭД говорит и Максим Кайнер: «Чтобы переход к безбумажному документообороту состоялся, внедрение ИТ-решений должно окупаться за счет экономии на поддержке работы с бумажными носителями (закупка и обслуживание оборудования, расходные материалы, издержки пересылки и доставки, затраты на хранение и поиск). Мировые эксперты говорят, что срок окупаемости инвестиций в конкретные ECM-решения более чем в половине случаев составляет полтора года или меньше». Реальное участие вендоров в этом процессе может заключаться в продвижении идеи «работа без бумаги возможна и выгодна», в участии в законотворческом процессе, а также в снижении стоимости своих решений, в том числе за счет использования облачных моделей и SaaS.

Непреодолимых барьеров на пути к БЭД нет, но есть задачи, которые можно и нужно решать, считает Эрнест Колесников. Явно позитивным моментом является то, что государственные власти вкладывают большие средства в автоматизацию страны, и можно констатировать, что жить и работать за последние десять лет стало намного приятнее. Проблемы есть, но они выявляются и решаются совместными усилиями регулятора, разработчиков и заказчиков. «К определенному моменту объём информации в социуме достигнет достаточного объёма и все будут понимать, что выставлять документы по старинке на бумаге — это что-то из прошлого, — уверен он. — Сейчас уже сложно представить, как мы раньше жили без Интернета, с ЭДО, считаю, будет такая же ситуация».

«Мы рекомендовали бы компаниям не дожидаться «последнего звонка», когда они уже сами не смогут справляться с потоком бумаги и не будут соответствовать требованиям регулятора, — советует Артем Танан. — Им нужно уже сейчас определиться, для каких типов сделок/документов и с какими контрагентами будет применяться БЭД, далее назначить ответственных и установить сроки. Если необходимо, привлекать экспертов с достаточными компетенциями в этой области для качественной реализации поставленных задач. Если возникают сложности методического или технического характера, то выносить их на обсуждение на специализированных площадках, в рабочих группах по вопросам БЭД. Только постановка конкретных задач при переходе на БЭД в отдельно взятой компании позволяет получить успешный опыт, понятный остальным участникам рынка. Тиражирование этого опыта силами крупных компаний совместно с операторами ЭДО СФ, вендорами ПО и их партнерскими сетями — это самый эффективный способ распространения технологий БЭД на рынке».

В приказе ФНС от 11.02.2016 № ММВ-7-14/72@ приведен критерий массовости:

  • юридический адрес считается адресом массовой регистрации, если в нем зарегистрировано пять и более юридических лиц,
  • На должность руководителя компании назначено дисквалифицированное лицо,
  • Отсутствие документа, подтверждающего полномочия руководителя,
  • Отсутствие информации о фактическом местонахождении предприятия,
  • Отсутствие у компании торговых, производственных, складских и иных площадей для осуществления заявленной деятельности,
  • Отсутствие иных условий для реального осуществления заявленной деятельности, например, отсутствие производственных мощностей, транспортных средств, квалифицированного персонала и т.д.

Это прямые показатели фирм-однодневок, на которые ФНС предлагает обратить внимание перед заключением договора.

Суды обращают внимание на следующие дополнительные критерии неблагонадежности контрагентов (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 11 июля 2017 г. № 09АП-28276/17, постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 21 октября 2016 г. № Ф03-4892/16 по делу № А73-11012/2015, постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 2 июня 2017 г. № 20АП-7868/16):

  • Отсутствие в штате персонала,
  • Минимальный размер уставного капитала (рассматривается в совокупности с другими признаками, сам по себе не является признаком неблагонадежности),
  • Отчетность сдается с нулевыми показателями или не сдается совсем, Нетипичные хозяйственные операции,
  • Отсутствие производственных или административных возможностей реального исполнения договорных обязательств,
  • Регистрация компании незадолго до сомнительной сделки,
  • Отсутствие упоминаний об организации в открытых источниках,
  • Невыполнение требований налоговых органов о предоставлении документов, пояснений,
  • Наличие фактов порчи, утраты, уничтожения документов.

К рискам, которые выявил Верховный суд, можно отнести следующие:

  1. Перевод денежных средств фирмам-однодневкам во время банкротства

В Определении Верховного суда от 22 августа 2019 г. по делу № А57-8868/2016 был рассмотрен следующий спор.

В рамках дела о банкротстве должника его конкурсный управляющий Мерзляков Алексей Александрович (далее – конкурсный управляющий) обратился в суд с заявлением о привлечении к субсидиарной ответственности бывших руководителей должника Якобашвили Романа Спиридоновича и Заступова Григория Юрьевича, и взыскании с них солидарно в пользу должника 46 634 463 рублей 60 копеек по основаниям, предусмотренным статьями 61.11, 61.12 Федерального закона от 26.10.20102 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве), а также о взыскании убытков, причиненных снятием средств со счёта в отсутствие оправдательных документов, и перечислением денежных средств должника в пользу фирм-однодневок в размере 3 100 000 рублей.

Определением Арбитражного суда Саратовской области от 27.11.2018, оставленным без изменения постановлениями Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 28.01.2019 и Арбитражного суда Поволжского округа от 22.04.2019, заявление удовлетворено частично. Заступов Г.Ю. привлечён к субсидиарной ответственности за непередачу активов балансовой стоимостью 45 470 000 рублей со взысканием с него в пользу должника денежных средств на указанную сумму активов. В удовлетворении остальной части требований отказано.

2. Транзитный характер операций

Оценивая в соответствии с требованиями главы 7 Кодекса представленные сторонами доказательства, в том числе свидетельские показания, протоколы осмотра и выемки, выписки из ЕГРЮЛ и банков, а также сведения об источниках доходов для уплаты НДФЛ в отношении общества и его контрагентов (ООО «ЭнергоИнжиниринг», ООО «Парагон», ООО «Проектные Решения), в их совокупности и взаимосвязи, учитывая ошибочность расчета инспекцией действительного размера налоговых обязательств общества, суды пришли к выводу, в соответствии с которым, представленные обществом документы не могут являться основанием для применения налоговых вычетов по НДС, поскольку содержат недостоверные сведения и не подтверждают реальность хозяйственных операций между обществом и его контрагентами.

Судами установлено, что спорные контрагенты имели признаки фирм-однодневок , договоры, заключенные с обществом, в действительности не исполнялись, движение денежных средств по счетам контрагентов носит транзитный характер, а состояние контрагентов не позволяет исполнять обязательства по заключенным с обществом договорам.

  • Фиктивный характер операций

В Определении Верховного суда от 13 июня 2019 г. по делу № А43-8828/2018 суд установил фиктивный характер операций фирм-однодневок.

Налоговый орган установил, что в проверяемом периоде Общество допустило занижение НДС за счет завышения налоговых вычетов по счетам-фактурам, полученным от организаций, имеющих признаки фирм «однодневок «, в том числе: ООО «АгроИнвест», ООО «Прима» и ООО «Марвин».

Кроме того, со ссылкой на договор оказания автотранспортных услуг от 06.05.2013 № 10 с ООО «Резерв Групп», ответчик перечислил в адрес названной организации 1 402 975 рублей. Между тем услуги не оказывались, документы по учету работы техники в течение всего периода действия договора не оформлялись.

  • Вексельные формы расчетов

Нестандартные формы расчетов также воспринимаются налоговыми органами в качестве расчетов, свидетельствующих о необоснованной налоговой выгоде.

В Определении Верховного суда от 4 июня 2019 г. по делу № А40-56760/2017 суд установил нестандартные формы расчетов.

Судебными инстанциями проверены и правомерно отклонены доводы истцов о причинении убытков Обществу в связи с заключением договора о выдаче векселя, поскольку сам по себе факт отзыва у финансовой организации лицензии не подтверждает, что ответчик, заключая данный договор, действовал недобросовестно и исключительно с намерением причинить убытки Обществу.

  • Вывод средств через фирмы-однодневки

В Определении Верховного суда от 20 мая 2019 г. по делу № А40-81088/2016 суд рассмотрел спор, касающийся вывода денежных средств через фирмы-однодневки.

Рассматривая спор, суды руководствовались статьями 9, 10, 61.10, 61.11, 61.13 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», Федеральным законом от 29.07.2017 № 266-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» и в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях» и исходили из того, что в результате незаконных действий контролирующих должника лиц по завышению расходной части и занижению налогооблагаемой базы, вывода денежных средств через » фирмы-однодневки » причинен вред имущественным правам кредиторов должника.

  • Наличие противоречий в документах

Наличие противоречий в документах также может свидетельствовать о взаимодействии с фирмой-однодневкой (Определение Верховного суда от 23 апреля 2019 г. по делу № А58-713/2018).

Признавая выводы налогового органа обоснованными, суды исходили из ряда обстоятельств, установленных инспекцией, которые в совокупности свидетельствуют о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды в результате документального оформления хозяйственных операций с проблемными контрагентами, которые не осуществляли соответствующей деятельности.

Спорные организации имеют признаки проблемных контрагентов, не имеют необходимых трудовых, материальных, технических ресурсов для выполнения обязательств по заключенным с заявителем договорам и совершения спорных операций; не представляют налоговую отчетность; имеют признаки взаимозависимости по отношению к обществу; обладают признаками » фирм-однодневок «.

Принимая во внимание также выявленные противоречия в документах, служащих основанием для отнесения спорных затрат в состав расходов и применения вычетов по НДС, не проявление налогоплательщиком должной осмотрительности при выборе названных контрагентов, суды пришли к выводу об отсутствии реальной хозяйственной деятельности между обществом и спорными организациями и фиктивности заключенных между ними сделок, направленных на создание искусственных оснований для получения налоговой выгоды.

Записи созданы 8837

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх