Корпоративные споры судебная практика

Время летит незаметно, и со дня образования Экономической коллегии ВС РФ прошло уже почти пять лет. За этот период ВС РФ успел разрешить свыше 60 корпоративных споров. Много это или мало? Смотря с чем сравнивать. Если взять за основу банкротные споры, то показатель невелик, но в целом корпоративные споры занимают достойное место в рейтинге симпатий судей высшей инстанции. Но главное всё же не количество, а качество.

При разрешении корпоративных споров ВС РФ сформулировал достаточно много интересных позиций, некоторые из которых уже успели внести заметные изменения в правоприменительную практику нижестоящих судов. Я решил подобрать десять дел, которые, на мой взгляд, претендуют на звание лучших корпоративных споров, рассмотренных по существу ВС РФ. Критериями, которые я использовал для отбора претендентов, являлись: сложность разрешенного вопроса права, новизна и красота сформулированной правовой позиции, ее значение для правоприменительной практики и экономического оборота. Думаю, что каждый юрист вне зависимости от своей специализации должен обязательно обратиться к судебным актам ВС РФ по этим делам и внимательно их изучить.

Собрать десять лучших дел — интересная задача, но еще интересней выбрать лучшего из лучших. Для этого я прошу каждого, кто ознакомится со списком претендентов, принять участие в интерактивном опросе. Проголосовать за понравившийся корпоративный спор можно в специальной форме, размещенной по окончании изложения дел.

Ниже приводится краткая характеристика каждого дела и реквизиты судебных актов (дела приводятся в порядке хронологии).

1. Дело об оспаривании поручительства

Зубков vs «Фототехникапочтой» и «Канон Ру»

Определение ВС РФ от 15.09.2014 года № 305-ЭС14-68

Вопрос права: вправе ли акционер оспаривать крупную сделку общества в связи с несоблюдением корпоративной процедуры по ее одобрению, если обращение с иском свидетельствует о злоупотреблении правом и направлено на извлечение выгоды из недобросовестного поведения?

Фабула дела: акционер обратился в арбитражный суд с иском о признании недействительным договора поручительства как крупной сделки. Договор поручительства был заключен между обществом (поручитель) и фирмой (кредитор) в обеспечение исполнения обязательств компании (покупатель) перед фирмой (продавец) по оплате поставленного товара. Покупатель и поручитель имели общих акционеров (участников) — истца и другое физическое лицо, каждый из которых обладал 50% общего количества голосов, приходящихся на акции/доли данных юридических лиц. Сами поставки истец не оспаривал, не ставил под сомнение их целесообразность, не извещал поставщика о нарушении его прав и законных интересов, соглашаясь с приемкой товаров.

Результат рассмотрения спора: в удовлетворении иска отказано.

Правовая позиция ВС РФ: оспаривание акционером поручительства в ситуации, когда, по сути, неплатежеспособный основной должник, в значительной части контролируемый истцом, уже получил товары без внесения оплаты, направлено на освобождение подконтрольного истцу и обладающего реальными активами общества-поручителя от исполнения договорных обязательств по обеспечительной сделке, представляет собой использование корпоративных правил об одобрении крупных сделок исключительно в целях причинения вреда фирме-кредитору. Такие интересы не подлежат судебной защите в силу п. 4 ст. 1 ГК РФ, не допускающего возможность извлечения выгоды из недобросовестного поведения.

ВС РФ подчеркнул, что истец, будучи заинтересованным в получении товаров от фирмы, имел реальный экономический интерес в выдаче поручительства обществом, от наличия которого зависела сама возможность фактического приобретения продукции, что, в свою очередь, определяло предпринимательскую деятельность юридических лиц, подконтрольных истцу и второму участнику этих организаций.

Состав суда: И.В. Разумов, Г.Г. Кирейкова, С.В. Самуйлов

Текст судебного акта: http://vsrf.ru/stor_pdf_ec.php?id=628564

2. Дело о дедлоке

Медведев vs Кондрашов

Определение ВС РФ от 08.10.2014 года № 306-ЭС14-14

Вопрос права: вправе ли суд в ситуации корпоративного дедлока, возникшего между участниками, обладающими 50% долей уставного капитала, исключить одного из них, если каждый из участников допускал нарушения корпоративных интересов общества и своего партнера?

Фабула дела: Один из участников общества, состоящего из двух участников, каждый из которых владел долей в 50% уставного капитала, обратился в арбитражный суд с иском к другому участнику об исключении из общества на основании ст. 10 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», ссылаясь на то, что ответчик, являясь участником и генеральным директором общества, ни разу не проводил очередных собраний общества, действовал в ущерб интересам общества, причиняя тем самым убытки. Ответчик по первоначальному иску обратился к истцу со встречным иском с аналогичным требованием, ссылаясь на неоднократное уклонение последнего от участия в общих собраниях общества, а также действия, направленные на затруднение деятельности общества.

Результат рассмотрения спора: в удовлетворении первоначального и встречного исков отказано.

Правовая позиция ВС РФ: при указанном соотношении долей (50/50) названный механизм защиты (исключение участника) может применяться только в исключительных случаях при доказанности грубого нарушения участником общества своих обязанностей либо поведения участника, делающего невозможной или затрудняющего деятельность общества. Однако в ситуации, когда уровень недоверия между участниками общества, владеющими равными его долями, достигает критической, с их точки зрения, отметки, при этом позиция ни одного из них не является заведомо неправомерной, целесообразно рассмотреть вопрос о возможности продолжения корпоративных отношений, результатом чего может стать принятие участниками решения о ликвидации общества либо принятие одним из участников решения о выходе из него с соответствующими правовыми последствиями, предусмотренными Законом об обществах с ограниченной ответственностью и учредительными документами общества.

ВС РФ пришел к выводу, что действительной причиной обращения в суд с взаимными требованиями об исключении из общества являются утрата участниками единой цели при осуществлении хозяйственной деятельности и желание за счет интересов другого участника разрешить внутрикорпоративный конфликт, а не действия (бездействие) участников по причинению вреда обществу.

Состав суда: Д.В. Капкаев, И.В. Разумов, С.В. Самуйлов

Текст судебного акта: http://vsrf.ru/stor_pdf_ec.php?id=626254

3. Дело о «золотом парашюте»

Ашурков, Савченко и Росимущество vs «Ростелеком»

Определение ВС РФ от 30.03.2015 года № 307-ЭС14-8853

Вопрос права: должен ли совет директоров исходить из прозрачных и разумных критериев при установлении размера единовременной компенсации единоличного исполнительного органа в связи с досрочным прекращением трудового договора («золотого парашюта»)?

Фабула дела: акционеры обратились с иском к ОАО «Ростелеком» о признании недействительным решения совета директоров общества о выплате единоличному исполнительному органу «золотого парашюта» в размере 200 880 000 рублей.

Результат рассмотрения спора: иск удовлетворен.

Правовая позиция ВС РФ: в процессе установления «золотого парашюта» сталкиваются интересы менеджмента и акционеров, поэтому, определяя компенсацию, совет директоров не мог действовать произвольно, а должен был исходить из предназначения компенсации как адекватной гарантии защиты бывшего руководителя от негативных последствий, наступивших в результате потери работы. При этом на совете директоров лежала обязанность по соблюдению баланса интересов, с одной стороны, упомянутого руководителя, расторжение трудового договора с которым не было связано с его противоправным поведением, с другой стороны, акционеров, чьи инвестиционные интересы нарушаются выплатой явно завышенной и необоснованной компенсации.

ВС РФ указал, что компенсация в размере 200 880 000 рублей являлась чрезмерной, базировалась на безосновательном предположении о достижении максимальных экономических показателей, характеризующих деятельность общества, при сохранении прежнего президента, не учитывая при этом фактические результаты, сложившиеся в период, предшествующий прекращению полномочий. Для установления столь высокой выплаты, не вытекающей из буквального значения условий трудового договора, совету директоров, осуществляющему стратегическое управление обществом и контролирующему деятельность исполнительных органов, следовало представить веские обоснования и раскрыть акционерам информацию о причинах ее назначения, обеспечив прозрачность расчетов и четко разъяснив применяемые подходы и принципы. Совет директоров этого не сделал.

Состав суда: И.В. Разумов, Д.В. Капкаев, Г.Г. Кирейкова

Текст судебного акта: http://vsrf.ru/stor_pdf_ec.php?id=1247038

4. Дело о непереданной документации

УНИСАМ-6 «КАРАВАЙ» vs Тюков

Определение ВС РФ от 02.02.2016 года № 302-ЭС15-14349

Вопрос права: должно ли лицо, освобожденное от должности единоличного исполнительного органа, передать новому единоличному исполнительному органу бухгалтерскую документацию общества, относящуюся к периоду, который превышает обязательный пятилетний срок хранения документов, установленный ФЗ «О бухгалтерском учете»?

Фабула дела: общество обратилось к экс-генеральному директору с иском о передаче всех документов, находящихся в его распоряжении и связанных с деятельностью Общества за период с 2005 по 2011 год, новому генеральному директору, а также просило установить компенсацию за ожидание исполнения судебного решения.

Результат рассмотрения спора: иск удовлетворен.

Правовая позиция ВС РФ: общество обязано хранить документы, связанные с его деятельностью, за весь период её осуществления и принимать меры к возврату или восстановлению (при наличии такой возможности) отсутствующих документов. В связи с этим выводы судов апелляционной и кассационной инстанций о том, что документы, относящиеся к периодам 2005-2009 годов, не представляют ценности для общества по причине истечения сроков их хранения, противоречат требованиям законодательства. Кроме того, Экономическая коллегия разъяснила, что при определении размера присуждаемой суммы за ожидание исполнения судебного решения суд обязан исследовать и учесть степень затруднительности исполнения судебного акта, срок для возможности добровольно исполнить решение суда, а также имущественное положение ответчика.

Состав суда: Е.Н. Золотова, А.Н. Маненков, Н.С. Чучунова

Текст судебного акта: http://vsrf.ru/stor_pdf_ec.php?id=1413210

5. Дело о поддельном одобрении сделки

Елизарьянц vs «Россельхозбанк» и «АССЕР»

Определение ВС РФ от 18.04.2016 года № 308-ЭС15-18008

Вопрос права: является ли недействительной крупная сделка, которая не прошла корпоративную процедуру по ее одобрению, о чем контрагент по сделке не мог знать в связи с тем, что представленное ему решение об одобрении сделки в действительности было подделано директором общества?

Фабула дела: единственный участник общества обратился с иском о признании недействительным договора об ипотеке недвижимого имущества, принадлежащего на праве собственности обществу. В обоснование заявленных требований истец сослался на противоправные действия генерального директора общества, выразившиеся в подделке подписи истца на решении об одобрении сделки, представленном банку-залогодержателю, что было подтверждено приговором суда. Истец указал, что сделка не имела под собой экономической целесообразности, так как обеспечивала обязательства третьего лица.

Результат рассмотрения спора: в удовлетворении иска отказано.

Правовая позиция ВС РФ: российский правопорядок базируется, в том числе на необходимости защиты прав добросовестных лиц и поддержании стабильности гражданского оборота, что, в числе прочего, подразумевает направленность правового регулирования и правоприменительной практики на сохранение юридической силы заключенных сделок. Поэтому приоритет в рассматриваемом случае необходимо отдать банку как лицу добросовестному, положившемуся на представленный генеральным директором, сведения о котором имелись в ЕГРЮЛ, комплект документов. Действия истца, направленные на аннулирование выданного директором залога, свидетельствуют о попытке переложить негативные последствия осуществленного им неправильного выбора менеджера на третье лицо, что не согласуется с принципом добросовестности.

Дополнительно ВС РФ обратил внимание, что само по себе обременение имущества ипотекой (даже направленное на обеспечение исполнения обязательств третьих лиц в отсутствие для залогодателя экономической целесообразности) не свидетельствует о наличии у одной из сторон сделки цели, заведомо противной основам правопорядка или нравственности (ст. 169 ГК РФ). Напротив, договор ипотеки является одной из наиболее распространенных договорных конструкций, регулярно применяемых участниками гражданского оборота, так как залог во многом направлен на развитие кредитных отношений, которые являются одной из необходимых предпосылок экономического роста.

Состав суда: И.А. Букина, И.В. Разумов, С.В. Самуйлов

Текст судебного акта: http://vsrf.ru/stor_pdf_ec.php?id=1432424

6. Дело о бенефициарном владельце,

оспаривающем решение общего собрания акционеров и сделки корпорации

Москалев vs «Аспект-Финанс»

Определения ВС РФ от 31.03.2016 года № 305-ЭС15-14197,

от 27.05.2016 года № 305-ЭС15-16796

Вопрос права: вправе ли бенефициарный владелец оспаривать решения общего собрания и сделки корпорации, если они нарушают его интересы как конечного лица, которому принадлежит соответствующее юридическое лицо?

Фабула дела: истец обратился с требованиями о признании недействительными решения общего собрания акционеров о назначении генерального директора и сделок общества, на основании которых по заниженной стоимости был продан его единственный ценный актив. Истец указал, что является бенефициарным владельцем общества и имеет возможность влиять на решения, принимаемые акционерами указанного общества, посредством создания сложной корпоративной структуры. По мнению истца, признание недействительными оспариваемых им решения общего собрания акционеров и сделок общества приведет к восстановлению его нарушенных прав как конечного владельца данного общества.

Результат рассмотрения спора: судебные акты, которыми было отказано в удовлетворении исковых требований, отменены, дело направлено на новое рассмотрение.

Правовая позиция ВС РФ: в силу положений п. 7 ст. 49 ФЗ «Об акционерных обществах» и ст. 181.4 ГК РФ акционеры наделены исключительным правом на обжалование решений собрания, если они являются оспоримыми, а не ничтожными. Напротив, по смыслу ст. 181.5 ГК РФ правом на обжалование ничтожных решений общего собрания обладают как сами участники данного гражданско-правового сообщества, так и иные лица, для которых принятие указанных решений может порождать правовые последствия. В равной степени бенефициар имеет законный интерес в сохранении имущества общества, в связи с чем признание недействительными сделок приведет к восстановлению его нарушенных прав как конечного владельца данного общества.

Состав суда: Е.Н. Золотова, А.Н. Маненков, Н.С. Чучунова; Е.Н. Золотова, Е.Е. Борисова, А.Н. Маненков

Тексты судебных актов: http://vsrf.ru/stor_pdf_ec.php?id=1427172, http://vsrf.ru/stor_pdf_ec.php?id=1442864

7. Дело об исковой давности по косвенному иску

«Vilhelmina Holding Limited» vs «Загородный клуб «Раздолье» и Кораев

Определение ВС РФ от 26.08.2016 года № 305-ЭС16-3884

Вопрос права: с какого момента подлежит исчислению срок исковой давности по иску участника, оспаривающего от имени корпорации совершенную ею недействительную сделку?

Фабула дела: участник общества обратился с иском о признании недействительным договора безвозмездного пользования земельным участком, заключенного обществом со вторым участником без соблюдения корпоративной процедуры для одобрения сделки с заинтересованностью. Несмотря на тот факт, что истец обратился в суд спустя почти четыре года после заключения оспариваемого договора, он считал срок исковой давности непропущенным. По мнению истца, он был лишен возможности своевременно получить информацию о существовании оспариваемого договора, поскольку общество не проводило общего собрания участников и отказывалось предоставить запрашиваемые истцом документы.

Результат рассмотрения спора: иск удовлетворен.

Правовая позиция ВС РФ: заключение сделки с заинтересованностью без должного одобрения нарушает в том числе и права участника, в защиту которых предъявляется соответствующее исковое требование. Такой участник корпорации действует не только в интересах корпорации как ее представитель, но и преследует свой опосредованный (косвенный) интерес (а поэтому, по сути, является косвенным истцом), который обосновывается наличием у него как истца материально-правового требования, обусловленного недопущением причинения ему ущерба, как субъекту гражданско-правовых отношений. Поэтому для исчисления срока исковой давности по такому требованию имеет существенное значение момент, когда обладатель нарушенного права (участник) узнал или должен был узнать о соответствующем нарушении.

ВС РФ особо отметил, что иной подход ставил бы участников общества, не обладающих возможностью постоянно контролировать органы управления юридическим лицом, в заведомо невыгодное положение, сопряженное с невозможностью реальной защиты своих интересов в ситуации, когда факт совершения сделки с заинтересованностью скрывается органом управления юридическим лицом, и при этом срок исковой давности продолжает течь, что противоречит сути законодательного регулирования отношений, касающихся одобрения сделок с заинтересованностью, направленных на предотвращение конфликта интересов между органами управления и участниками хозяйственных общества.

Состав суда: Н.С. Чучунова, И.Л. Грачева, Г.Г. Попова

Текст судебного акта: http://vsrf.ru/stor_pdf_ec.php?id=1468726

8. Дело о «скидке» на действительную стоимость доли

Раевский vs «Седна» и «Орион»

Постановления Президиума ВС РФ от 09.11.2016 года № 336-ПЭК16,

от 09.11.2016 года № 338-ПЭК16, от 09.11.2016 года № 347-ПЭК16

Вопрос права: подлежат ли применению понижающие и повышающие коэффициенты оценки (так называемые скидки и премии), связанные с (не-)контрольным влиянием и степенью ликвидности, при определении действительной стоимости доли в уставном капитале общества? Применяются ли соответствующие скидки и премии к пакету акций, которые принадлежат обществу, чьи активы оцениваются для целей определении действительной стоимости доли в уставном капитале?

Фабула дела: экс-участник обратился с иском о взыскании действительной стоимости доли в уставном капитале общества. Одним из активов, принадлежащих обществу, был миноритарный пакет акций. По мнению истца, при определении действительной стоимости доли как к самим долям в уставном капитале, так и к пакетам акций, принадлежащих обществу, не подлежат применению понижающие коэффициенты (так называемые скидки) на неконтрольный характер и низкую ликвидность.

Результат рассмотрения спора: судебные акты, в которых при расчете действительной стоимость доли не были применены понижающие коэффициенты на принадлежащие обществу акции другого общества, отменены, дело направлено на новое рассмотрение.

Правовая позиция ВС РФ: Действительная стоимость доли участника общества соответствует части стоимости чистых активов общества, пропорциональной размеру его доли. В связи с этим использование повышающих или понижающих коэффициентов при определении действительной стоимости доли участника общества не подлежит применению. Независимо от вида активов при возникновении спора о размере действительной стоимости доли участника суд должен установить рыночную стоимость активов общества (стоимость предприятия). При этом суд не ограничен в круге доказательств, определяющих рыночную стоимость активов, только данными бухгалтерского учета. Вместе с тем, поскольку порядок выхода участника из общества регламентирован Законом об ООО, которым не предусмотрены ограничения, аналогичные указанным в п. 3 ст. 75 Закона об АО, применение понижающих коэффициентов при определении рыночной стоимости принадлежащего обществу пакета акций другого общества не исключается.

Состав суда: П.П. Серков, В.А. Давыдов, В.И. Нечаев, Т.А. Петрова, О.М. Свириденко, Н.В. Тимошин, В.В. Хомчик

9. Дело об экс-участниках, оспаривающих сделку общества

Попов и Шулепов vs «Стройтермоизоляция» и Борисовец

Определение ВС РФ от 13.06.2017 года № 301-ЭС16-20128

Вопрос права: вправе ли экс-участник общества оспаривать сделку общества, совершенную после его выхода из состава участников, если в результате ее совершения имущественное положение общества существенно ухудшилось и привело к невозможности выплаты действительной стоимости доли?

Фабула дела: экс-участники общества с ограниченной ответственностью обратились с иском о признании недействительным и применении последствий недействительности договора купли-продажи недвижимости, на основании которого по заниженной стоимости было отчуждено всё недвижимое имущество общества. Истцы указали, что в нарушение вступившего в законную силу решения суда общество не выплатило действительную стоимость их доли, в связи с чем у них существует охраняемый законом интерес, позволяющий им требовать как признания договора недействительным, так и применения последствий его недействительности. То обстоятельство, что они не являются стороной оспариваемого договора, не может расцениваться как препятствие для применения судом последствий его недействительности.

Результат рассмотрения спора: судебные акты в части отказа в применении последствий недействительности договора отменены, дело направлено на новое рассмотрение.

Правовая позиция ВС РФ: оспариваемая сделка совершена с нарушением установленного законом запрета на злоупотребление правом, поскольку в результате обществом произведено отчуждение всего недвижимого имущества, что повлекло нарушение прав и охраняемых законом интересов истцов, выразившееся в невозможности исполнения постановления суда о взыскании в пользу истцов действительной стоимости доли. Истцы, обращаясь в суд с требованиями о признании недействительным (ничтожным) договора купли-продажи и о применении последствий недействительности сделки, указали то право (законный интерес), защита которого будет обеспечена в результате возврата каждой из сторон всего полученного по сделке, а именно: возможность исполнения вступившего в законную силу судебного акта о взыскании в их пользу действительной стоимости доли. В результате отказа суда в применении последствий признанной им недействительной (ничтожной) сделки не была обеспечена защита истцов, и их нарушенное право не оказалось восстановленным.

Состав суда: Е.Н. Золотова, Е.Е. Борисова, Р.А. Хатыпова

Текст судебного акта: http://vsrf.ru/stor_pdf_ec.php?id=1550956

10. Дело о порядке оформления услуг по управлению обществом

Блинова vs Копытина и «Производственная компания «Полесье»

Определение ВС РФ от 01.02.2018 года № 301-ЭС17-16245

Вопрос права: в каком порядке происходит приемка и оформление услуг по договору о передаче полномочий единоличного исполнительного органа управляющему?

Фабула дела: конкурсный кредитор общества с ограниченной ответственностью обжаловал судебные акты о взыскании с общества задолженности по договору о передаче полномочий исполнительного органа управляющему обществу. Один из доводов заявителя, ставящих под сомнение существование задолженности, заключался в том, что акты об оказании услуг от имени общества и управляющего общества были подписаны одним и тем же лицом — руководителем управляющего общества.

Результат рассмотрения спора: судебные акты, которыми были удовлетворены исковые требования о взыскании задолженности, отменены, дело направлено на новое рассмотрение.

Правовая позиция ВС РФ: по смыслу норм Закона об ООО заказчиком услуг, оказываемых управляющей организацией, выступает само управляемое хозяйственное общество в лице его органа, принявшего решение о передаче третьему лицу функций единоличного исполнительного органа. Приемка оказанных услуг осуществляется в том же порядке — лицом, наделенным соответствующими полномочиями решением общего собрания участников управляемого общества либо решением его совета директоров (наблюдательного совета). Иной подход, допускающий участие управляющей организации при сдаче-приемке услуг как на стороне заказчика, так и на стороне исполнителя, противоречит существу отношений возмездного оказания услуг, поскольку влечет за собой совпадение заказчика и исполнителя в одном лице и свидетельствует об очевидном конфликте интересов.

Кроме того, ВС РФ акцентировал внимание на том, что правовая природа вознаграждения управляющей организации носит частноправовой встречный характер (п. 1 ст. 328 ГК РФ). Если управляющий ненадлежащим образом исполняет свои обязанности, размер причитающегося ему вознаграждения может быть соразмерно уменьшен (абз. 3 п. 1 ст. 723, ст. 783 ГК РФ).

Состав суда: И.В. Разумов, Е.Н. Зарубина, Е.С. Корнелюк

Текст судебного акта: http://vsrf.ru/stor_pdf_ec.php?id=1619796

Собственный выбор

По моему мнению, тройка лучших споров включает в себя дело о «дедлоке», дело о «золотом парашюте» и дело о бенефициаре. В свое время каждое из них изменило господствующий взгляд на исследуемые проблемы и повлияло на дальнейший ход развития правоприменительной практики. Но одна из их главных ценностей заключается в том, что сформулированные в них правовые позиции (вне зависимости от того, признаем мы их верными или нет) лежат за плоскостью тривиальности и основываются не на формальном толковании норм права, а на настоящем судебном поиске справедливости и баланса интересов противоборствующих сторон. Именно благодаря таким делам развивается право.

Расставляя их по местам, я поступил следующим образом. На третьем месте обосновалось дело о «дедлоке». Хотя мне посчастливилось лично поучаствовать в нем, на мой вкус, оно уступает двум другим претендентам. И дело о «золотом парашюте», и дело о «бенефициаре» являлись более сложными, что среди прочего было обусловлено отсутствием наработанной правоприменительной практики по этим категориям дел. Выбирая же между «золотым парашютом» и «бенефициаром», я ставлю на первое место дело, которое мне кажется не только лучшим среди корпоративных споров, но и одним из самых интересных дел последних лет. Это дело о «бенефициарном владельце». Оно, безусловно, обладает рядом недостатков (прежде всего, не самой внятной мотивировкой), но его появление в нашем правопорядке является не просто шагом, а прыжком вперед. Ту роль, которую уже сыграло это дело, трудно переоценить. Благодаря ему к проблеме защиты интересов бенефициара обратило свой взор не только практикующее, но и научное юридическое сообщество. Думаю, что этот спор станет лишь одним из первых кирпичиков для строительства полноценного сооружения правового статуса бенефициарного владельца в отечественном праве.

Схожий вопрос права был разрешен и в деле «АМ-Девелопмент» vs «Банк «МБА-Москва», «Международный Банк Азербайджана» (Определение ВС РФ от 28.09.2017 года № 305-ЭС17-5571). Суть иска сводилась к оспариванию крупной сделки, совершенной без одобрения единственного акционера общества, о чем контрагент не мог знать, поскольку директором акционерного общества ему были представлены поддельные решение об одобрении сделки и выписка из реестра акционеров. Отказывая в удовлетворении требований, ВС РФ указал, что на добросовестного контрагента не должны возлагаться риски последствий, связанных с нарушением хозяйственным обществом, его участниками и органами управления при заключении договора требований, предусмотренных Законом об АО и определяющих, прежде всего, внутренние взаимоотношения в самом хозяйственном обществе.

С формальной точки зрения это дело не относится к корпоративным спорам, поскольку оно являлось одним из обособленных споров в деле о банкротстве. Тем не менее, сформулированная в нем правовая позиция полностью охватывается сферой корпоративного права, что позволило мне включить его в рейтинг.

Обзор судебной практики по вопросам, возникающим в связи с оспариванием крупных сделок в АО (глава X Закона «Об акционерных обществах»)

Перед изучением Обзора рекомендуем предварительно ознакомиться с его оглавлением.

I. Основные положения об оспаривании крупных сделок в АО

I. Основные положения об оспаривании крупных сделок в АО

Крупной сделкой является сделка (заем, кредит, залог, поручительство) или несколько взаимосвязанных сделок, связанных с приобретением, отчуждением или возможностью отчуждения обществом прямо либо косвенно имущества, стоимость которого составляет двадцать пять и более процентов балансовой стоимости активов общества, определенной по данным его бухгалтерской отчетности на последнюю отчетную дату, за исключением сделок, указанных в ст.78 ФЗ «Об акционерных обществах».
Крупная сделка, совершенная акционерным обществом с нарушением установленной ст.79 ФЗ «Об акционерных обществах» процедуры одобрения, может быть оспорена обществом либо его акционером.
16 мая 2014 года Высший Арбитражный Суд Российской Федерации актуализировал разъяснения по сделкам обществ, которые могут быть оспорены в судебном порядке (Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 16.05.2014 N 28 «О некоторых вопросах, связанных с оспариванием крупных сделок и сделок с заинтересованностью») и признал утратившими силу прежние разъяснения от 2003 года и 2007 года, в частности суд отметил следующее:
— перечень видов сделок (заем, кредит, залог, поручительство), на которые наряду с договорами купли-продажи, дарения, мены распространяется порядок заключения крупных сделок, не является исчерпывающим;
— требование о признании сделки недействительной как совершенной с нарушением порядка одобрения крупных сделок подлежит рассмотрению по правилам п.6 ст.79 ФЗ «Об акционерных обществах» и иных законов о юридических лицах, предусматривающих необходимость одобрения такого рода сделок в установленном данными законами порядке и основания для оспаривания сделок, совершенных с нарушением этого порядка. При этом нормы о крупных сделках являются специальными по отношению к правилам ст.173.1 и п.3 ст.182 ГК РФ;
— сделки, совершенные без необходимого согласия (одобрения) органа юридического лица, а также сделки, совершенные единоличным исполнительным органом или другим представителем юридического лица в отношении себя лично либо в отношении другого лица, представителем (единоличным исполнительным органом) которого он одновременно является, но не подпадающие под действие упомянутых норм о крупных сделках, могут быть оспорены в соответствии с общими правилами, предусмотренными ст.173.1 и п.3 ст.182 ГК РФ;
— не требуется соблюдения предусмотренного законом порядка одобрения крупных сделок в случаях, когда сделка совершена в процессе обычной хозяйственной деятельности общества (п.1 ст.78 ФЗ «Об акционерных обществах» и п.6 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 16.05.2014 N 28);

— иски о признании крупных сделок недействительными и применении последствий их недействительности могут предъявляться в течение срока, установленного п.2 ст.181 ГК РФ для оспоримых сделок, при этом срок давности по такому иску исчисляется с момента, когда истец узнал или должен был узнать о том, что такая сделка требовала одобрения в порядке, предусмотренном законом или уставом, хотя бы она и была совершена раньше. Предполагается, что акционер должен был узнать о совершении сделки с нарушением порядка одобрения крупной сделки не позднее даты проведения годового общего собрания акционеров по итогам года, в котором была совершена оспариваемая сделка, если из предоставлявшихся акционерам при проведении этого собрания материалов можно было сделать вывод о совершении такой сделки (например, если из бухгалтерского баланса следовало, что изменился состав основных активов по сравнению с предыдущим годом).
В пункте 3 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 16.05.2014 N 28 суд указал, что лицо, предъявившее иск о признании сделки недействительной на основании того, что она совершена с нарушением порядка одобрения крупных сделок, обязано доказать следующее:

1) наличие признаков, по которым сделка признается соответственно крупной сделкой, а равно нарушение порядка одобрения соответствующей сделки (ст.78 ФЗ «Об акционерных обществах»);

2) нарушение сделкой прав или охраняемых законом интересов общества или его акционеров, т.е. факт того, что совершение данной сделки повлекло или может повлечь за собой причинение убытков обществу или его акционеру, обратившемуся с соответствующим иском, либо возникновение иных неблагоприятных последствий для них (п.2 ст.166 ГК РФ, абз.5 п.6 ст.79 ФЗ «Об акционерных обществах»). В отношении убытков истцу достаточно обосновать факт их причинения, доказывания точного размера убытков не требуется.
Об отсутствии нарушения интересов общества и его акционеров может свидетельствовать, в частности, следующее:

1) предоставление, полученное обществом по сделке, было равноценным отчужденному имуществу;

2) совершение сделки было способом предотвращения еще больших убытков для общества;

3) сделка общества, хотя и была сама по себе убыточной, но являлась частью взаимосвязанных сделок, объединенных общей хозяйственной целью, в результате которых общество должно было получить выгоду.
Если суд установит совокупность обстоятельств, указанных в пункте 3 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 16.05.2014 N 28, сделка признается недействительной.
Суд отказывает в удовлетворении иска о признании недействительной крупной сделки, если будет доказано наличие хотя бы одного из следующих обстоятельств:

1) голосование акционера, обратившегося с иском о признании крупной сделки, решение об одобрении которой принимается общим собранием акционеров, недействительной, хотя бы он и принимал участие в голосовании по этому вопросу, не могло повлиять на результаты голосования (абз.4 п.6 ст.79 ФЗ «Об акционерных обществах»);

2) к моменту рассмотрения дела в суде сделка одобрена в предусмотренном законом порядке (абз.6 п.6 ст.79 ФЗ «Об акционерных обществах»);

3) ответчик (другая сторона оспариваемой сделки или выгодоприобретатель по оспариваемой односторонней сделке) не знал и не должен был знать о ее совершении с нарушением предусмотренных законом требований к ней (абз.7 п.6 ст.79 ФЗ «Об акционерных обществах»).
Некоторые спорные вопросы при оспаривании крупных сделок (гл.X ФЗ «Об акционерных обществах») отражены в следующих документах:
— Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 16.05.2014 N 28 «О некоторых вопросах, связанных с оспариванием крупных сделок и сделок с заинтересованностью»;
— Обзор практики разрешения споров, связанных с заключением хозяйственными обществами крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность, утвержденный информационным письмом Президиума Высшего Арбитражного Суда России от 13.03.2001 N 62;
— Постановление Пленума ВАС РФ от 18.11.2003 N 19 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об акционерных обществах» (п.п.30-36), указанные пункты постановления утратили силу с 16 мая 2014 года;
— Информационное письмо ФКЦБ России от 16.10.2001 N ИК-07/7003 «О балансовой стоимости активов хозяйственного общества».

Ниже приводится обзор выводов судов, изложенных в решениях конкретных дел, по спорным вопросам при оспаривании крупных сделок (гл.X ФЗ «Об акционерных обществах»), а именно:
— квалификация сделки в качестве крупной;
— субъекты, обладающие правом на оспаривание крупных сделок;
— оспаривание взаимосвязанных сделок, являющихся для общества крупными;
— сделки, заключаемые в процессе обычной хозяйственной деятельности;
— определение стоимости отчуждаемого обществом имущества;
— нарушение порядка одобрения крупной сделки;
— нарушение срока исковой давности по требованиям о признании крупных сделок недействительными.

II. Выводы судов по вопросам, возникающим в связи с оспариванием крупных сделок в АО

Квалификация сделки в качестве крупной

1.1. Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 25.09.2013 по делу N А32-11351/2013
Исковые требования:
ООО «Аквасток» обратилось в суд с исковым заявлением к ЗАО НПО «КДБ» о взыскании долга по договору поставки и процентов за пользование чужими денежными средствами.
Решение суда:
Суд оставил без изменения определение суда нижестоящей инстанции об утверждении заключенного сторонами мирового соглашения, по условиям которого ответчик обязался уплатить истцу определенную сторонами денежную сумму.
Позиция суда:
Как разъяснил суд, мировое соглашение не создает для компании нового обязательства, связанного с отчуждением имущества, а направлено на исполнение уже существующего обязательства по договору, в связи с чем довод жалобы о необходимости проверки судом первой инстанции соответствия мирового соглашения порядку заключения крупных сделок не основан на положениях ФЗ «Об акционерных обществах». Из условий представленного на утверждение арбитражного суда мирового соглашения следует, что оно заключено в целях устранения по обоюдному согласию сторон возникшего спора, явившегося причиной предъявления иска. По условиям мирового соглашения ответчик обязался погасить задолженность за поставленный ему товар и проценты за пользование чужими денежными средствами.

1.2. Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 10.04.2014 N 15АП-22251/2013 по делу N А53-4680/2013
Исковые требования:
Открытое акционерное общество «РОСИФ» обратилось в суд с иском к открытому акционерному обществу «Банк ЗЕНИТ», открытому акционерному обществу «Гранит» о признании договоров об ипотеке недействительными и применении последствий их недействительности.
Решение суда:
Суд отменил решение суда нижестоящей инстанции и отказал в удовлетворении заявленных обществом требований.
Позиция суда:

Довод истца об отнесении оспариваемых сделок к категории крупных не может считаться доказанным, поскольку бухгалтерский баланс ОАО «Гранит» и расшифровка балансовой стоимости предмета ипотеки на отчетную дату в материалы дела не представлены, следовательно, соблюдения процедуры одобрения оспариваемых сделок, предусмотренной ст.79 ФЗ «Об акционерных обществах», не требовалось.

Суд, руководствуясь разъяснениями ФКЦБ России, изложенными в Информационном письме ФКЦБ России от 16.10.2001 N ИК-07/7003 «О балансовой стоимости активов хозяйственного общества», указал, что балансовая стоимость активов и стоимость имущества, являющегося предметом ипотеки, должны были быть определены по данным бухгалтерской отчетности на последний календарный день месяца, предшествующего месяцу заключения с учетом даты заключения оспариваемых договоров ипотеки.

Кроме того, суд указал, что в любом случае оспариваемые сделки не могут быть отнесены к категории крупных по смыслу ст.78 ФЗ «Об акционерных обществах», поскольку исходя из сведений бухгалтерских балансов ОАО «Гранит» за 2011 и за 2012 годы, балансовая стоимость активов составляла соответственно 647618 тыс.руб. и 1098597 тыс.руб., а общая стоимость всех основных средств, в составе которых должен быть учтен предмет ипотеки, составила соответственно: 89188 тыс.руб. (2011 год) и 109322 тыс.руб. (2012 год), т.е. 13,77% и 9,95%.

1.3. Определение ВАС РФ от 07.02.2013 N ВАС-442/13
Исковые требования:
Локотунин В.И. и Зипалова Т.Н. обратились в суд с исковым заявлением к ОАО «Росгазификация», Apaucuck point environmental limited (Апокук Пойнт Энвайронментал Лимитед), Traviata environmental limited (Травиата Энвайронментал Лимитед), Backstreet environmental limited (Бэкстрит Энвайронментал Лимитед), с участием в деле третьего лица: ООО «Центргазсервис-опт» (с учетом уточнений исковых требований) о признании недействительной как не соответствующей положениям ст.79 ФЗ «Об акционерных обществах» крупной сделки — взаимосвязанных между собой договоров гарантии, заключенных между ОАО «Росгазификация» и Apaucuck point environmental limited (Апокук Пойнт Энвайронментал Лимитед), Traviata environmental limited (Травиата Энвайронментал Лимитед), Backstreet environmental limited (Бэкстрит Энвайронментал Лимитед).
Решение суда:

Суд отказал в передаче в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации дела N А40-151438/09-132-974 (А40-7544/11-131-82) для пересмотра в порядке надзора. Суд кассационной инстанции оставил без изменения судебные акты нижестоящих инстанций об удовлетворении заявленных требований.
Позиция суда:
Поскольку сумма поручительства по договорам гарантии превысила балансовую стоимость активов ОАО «Росгазификация», суды пришли к выводам о том, что оспариваемая сделка в силу пункта 1 статьи 78 Закона об акционерных обществах

Обзор исков о восстановлении прав собственности акционера, споры о реорганизации, оспаривание решения органа государственного управления.

1. Восстановление прав собс­твенности акционера

Из Постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.07.2008 г. №3905/08:

«Признавая за Истцами право собственнос­ти на спорные акции и обязывая Регистратора восстановить на лицевых счетах истцов запи­си о принадлежности им указанных ценных бу­маг, суд должен был установить, с чьих лицевых счетов должны быть списаны акции, количест­во таких акций, и с согласия истцов привлечь этих лиц к участию в деле в качестве ответчи­ков. В противном случае внесение изменений в реестр акционеров общества приведет к уве­личению его уставного капитала способом, не предусмотренным законом».

Фабула дела

При создании ЗАО «Приобское» (далее — Общество) в соответствии с учредительным до­говором акционеры были обязаны вносить вкла­ды (оплачивать акции) в зависимости от величины земельного и имущественного пая в реорганизо­ванном совхозе. Размеры имущественного пая и земельной доли каждого акционера были зафик­сированы в списке акционеров от 10.08.1994 г.

После заключения в 2004 году между Обществом и ОАО «Межрегиональный спе­циализированный финансово-промышлен­ный регистратор «Сибирский реестр» в ли­це Новосибирского филиала «Независимый регистратор» (далее — Регистратор) дого­вора на ведение реестра владельцев имен­ных ценных бумаг Регистратору был передан список акционеров Общества по состоянию на 26.04.2004 г., в котором количество акций, принадлежащих гражданам В.Г.Г., Л.Л.М., С.К.А., СТА. (далее — Истцы), уменьше­но по сравнению со списком акционеров от 10.08.1994 г., а Истцы Б.Н.Н., В.В.Г. и П.Н.К. вообще не указаны в качестве владельцев ценных бумаг Общества.

Предмет иска

Истцы обратились в Арбитражный суд Новосибирской области с иском к ЗАО «Приобское» и Регистратору:

— о признании незаконными действий Общества по внесению изменений в реестр ак­ционеров путем уменьшения у Истцов количес­тва акций;

— об истребовании из незаконного вла­дения Общества 348 акций, принадлежащих Истцам;

— об обязании Регистратора открыть лице­вые счета на имя Б.Н.Н., В.В.Г., П.Н.К. и восста­новить на лицевых счетах истцов записи о при­надлежности им акций Общества в соответствии со списком акционеров от 10.08.1994 г.

Позиция судов

Как было установлено судами, Истцы не участвовали в каких-либо сделках по отчуж­дению принадлежащих им акций, с учетом че­го правовые основания для исключения их из реестра акционеров и уменьшения количес­тва акций, принадлежащих другим Истцам, отсутствуют.

Отказ в удовлетворении исковых требова­ний в части истребования акций из незаконно­го владения Общества мотивирован отсутстви­ем у спорных ценных бумаг индивидуальных определенных признаков.

При этом суды пришли к выводу, что список акционеров от 10.08.1994 г. является достаточ­ным доказательством наличия у Истцов права собственности на спорные акции.

Позиция ВАС РФ

Согласно п. 16 Положения о реорганиза­ции колхозов, совхозов и приватизации го­сударственных сельскохозяйственных пред­приятий (утв. Постановлением Правительства РФ от 04.09.1992 г. №708) владелец имущес­твенного пая и земельной доли может как получить их при выходе из хозяйства с целью создания крестьянского (фермерского) хо­зяйства, так и внести их в качестве взноса в создаваемое общество, продать или сдать в аренду другим владельцам долей (паев). По смыслу данного положения при выборе вто­рого способа члены коллектива хозяйства должны были внести в качестве взноса в со­здаваемое акционерное общество как иму­щественные паи, так и принадлежащие им земельные доли.

В обоснование своих требований Истцы со­слались на сведения о количестве принадлежа­щих им акций, содержащиеся в списке акцио­неров от 10.08.1994 г.

Однако, как указывает Общество, данный список составлен до его государственной ре­гистрации и содержит сведения о количестве принадлежащих акционерам ценных бумаг ис­ходя из величины их имущественных и земель­ных паев. Как указал Ответчик, Истцы свои зе­мельные доли в уставный капитал Общества не внесли, поэтому не приобрели право на то ко­личество акций, которое определено в списке акционеров.

При новом рассмотрении дела судам необ­ходимо дать оценку указанным доводам, вы­яснить, были ли фактически внесены земель­ные доли в уставный капитал Общества, как это предусмотрено списком акционеров, либо ис­тцы распорядились ими иным предусмотрен­ным законом способом.

Кроме того, признавая за Истцами право собственности на спорные акции и обязывая Регистратора восстановить на лицевых счетах истцов записи о принадлежности им указанных ценных бумаг, суд должен был установить, с чьих лицевых счетов должны быть списаны ак­ции, количество таких акций, и с согласия ис­тцов привлечь этих лиц к участию в деле в ка­честве ответчиков. В противном случае внесе­ние изменений в реестр акционеров общества приведет к увеличению его уставного капитала способом, не предусмотренным законом.

2. Оспаривание реорганизации

Из Постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 15.07.2008 г. №5022/08: «Нарушение требований, обеспечивающих реализацию права акционера на выкуп у него акций реорганизуемого общества, само по се­бе не может являться основанием для призна­ния недействительным решения общего соб­рания акционеров о реорганизации, поскольку при отказе или уклонении общества от выкупа акций в случаях, порядке и сроки, предусмот­ренные Законом «Об акционерных обществах», акционер вправе обратиться в суд с требовани­ем об обязании общества выкупить акции».

Фабула дела

Решением внеочередного общего собрания акционеров ОАО «ЮАИЗ» (далее — Общество) от 13.04.2005 г., оформленного протоколом от 21.04.2005 г., указанная организация была реор­ганизована путем разделения на два общества: ОАО «ЮАИЗ — Инжиниринг» и ОАО «Сервисная компания — ЮАИЗ». Акционер Общества — гражданин К.А.А. (далее — Истец), владеющий менее чем 0,1 процента голосующих акций, участия в данном внеочередном собрании ак­ционеров не принимал. При подготовке к про­ведению собрания ему было направлено уве­домление, содержащее информацию о дате, времени и месте проведения собрания, форме голосования, порядке ознакомления с матери­алами собрания, предоставляемыми при под­готовке к проведению собрания (с указанием адреса и времени ознакомления). Кроме того, в уведомлении было указано право акционера требовать выкупа Обществом акций по цене, оп­ределенной на заседании совета директоров от 22.02.2005 г., и порядке их выкупа, однако све­дения о конкретной цене акций в уведомлении отсутствовали. Не получив указанной инфор­мации в уведомлении, Истец направил в адрес ОАО «ЮАИЗ» запрос с требованием выслать ему указанную информацию. Однако данные требо­вания Обществом выполнены не были.

Предмет иска

Истец как акционер ОАО «ЮАИЗ», владеющий менее чем 0,1 процента голосующих акций, обатился с иском к ОАО «ЮАИЗ — Инжиниринг» и ОАО «Сервисная компания — ЮАИЗ» о при­знании недействительным решения внеочеред­ного общего собрания акционеров Общества от 13.04.2005 г., оформленного протоколом от 21.04.2005 г., о реорганизации ОАО «ЮАИЗ» в форме разделения на два общества: ОАО «ЮАИЗ — Инжиниринг» и ОАО «Сервисная ком­пания — ЮАИЗ». Иск мотивирован отсутстви­ем при голосовании кворума, необходимого для решения данного вопроса. Впоследствии Истец заявил об изменении оснований иска, сослав­шись на нарушение требований статей 52, 75 и 76 ФЗ «Об акционерных обществах» при приня­тии общим собранием акционеров ОАО «ЮАИЗ» оспариваемого решения.

Позиция судов

Как было установлено судами, в оспарива­емом собрании (проведено путем заочного го­лосования) приняли участие акционеры, об­ладавшие 95,04% голосов. За реорганизацию проголосовало 99,74% голосов акционеров, участвовавших в собрании. Акционер К.А.А. в голосовании не участвовал. Оспаривая реше­ние собрания, ссылается на нарушение его права на ознакомление с информацией, подле­жащей предоставлению акционерам при под­готовке к проведению общего собрания, и пра­ва требовать выкупа у него акций реорганизу­емого общества. Суды всех инстанций пришли к выводу, что ненаправление Истцу инфор­мации, подлежащей предоставлению акцио­нерам, при подготовке к проведению общего собрания вместе с уведомлением, а также от­дельно по его требованию, отсутствие в уве­домлении о проведении собрания конкретной цены акций свидетельствуют о нарушении прав Истца на доступ к информации, предусмотрен­ной п. 3 ст. 52 и пунктами 1, 2 ст. 76 Закона «Об акционерных обществах».

Позиция ВАС РФ

При рассмотрении спора судами был уста­новлен факт своевременного извещения Истца о проведении общего собрания акционеров. В уведомлении о проведении 13.04.2005 г. вне­очередного собрания акционеров Общества сообщались дата, время и место проведения собрания, форма голосования и порядок озна­комления с материалами, предоставляемыми при подготовке к проведению собрания, содер­жалась информация о праве акционера требо­вать выкупа Обществом акций по цене, опре­деленной на заседании совета директоров от 22.02.2005 г., а также порядке их выкупа.

Для ознакомления с данной информацией по указанному в уведомлении адресу Истец не явился.

Направленное Истцу уведомление о про­ведении общего собрания акционеров ОАО «ЮАИЗ» по своему содержанию соответство­вало требованиям к тексту сообщения о прове­дении общего собрания, установленным пунк­тами 1 и 2 ст. 52 Закона «Об акционерных обще­ствах» и уставом Общества.

Поскольку Обществом своевременно на­правлено и Истцом получено уведомление, со­держащее сведения о порядке ознакомления акционеров с материалами, предоставляемы­ми при подготовке к проведению общего соб­рания акционеров, с сообщением адреса для ознакомления, по которому Истец не явил­ся, выводы судов о нарушении прав данно­го лица на доступ к информации не являются правомерными.

Нарушение требований, обеспечивающих реализацию права акционера на выкуп у него акций реорганизуемого общества, само по се­бе не может являться основанием для призна­ния недействительным решения общего соб­рания акционеров о реорганизации, поскольку при отказе или уклонении общества от выкупа акций в случаях, порядке и сроки, предусмот­ренные Законом «Об акционерных обществах», акционер вправе обратиться в суд с требовани­ем об обязании общества выкупить акции.

Указанным правом Истец не воспользовал­ся: требования к ОАО «ЮАИЗ» о выкупе прина­длежащих ему акций им не предъявлялось.

С учетом изложенного, принятое общим собранием акционеров ОАО «ЮАИЗ» решение от 13.04.2005 г. о реорганизации Общества не нарушает прав и законных интересов Истца, связанных с реализацией права на выкуп при­надлежащих ему акций, а заявленное им требо­вание, исходя из характера нарушений, на кото­рые он ссылается, и отношений с Обществом, не направлено на восстановление корпоратив­ного контроля.

При таких обстоятельствах Президиум ВАС РФ принятые по делу судебные акты отменил, в удовлетворении исковых требований Истца о признании недействительным внеочередного общего собрания акционеров о реорганизации Общества отказал в полном объеме.

3. Обжалование решений орга­нов государственного управления

Из Определения Верховного Суда Российс­кой Федерации от 22.07.2008 г. № КАС08-379: «Предписание Федеральной службы по финансовым рынкам, обязывающее эмитен­та именных ценных бумаг иметь в штате не менее одного работника, имеющего квали­фикационный аттестат специалиста финансо­вого рынка по ведению реестра владельцев ценных бумаг, неправомерно распространя­ет квалификационное требование, необходи­мое для выдачи профессиональному участни­ку рынка ценных бумаг лицензии на осущест­вление деятельности по ведению реестра, на эмитентов, ведущих самостоятельно реестр владельцев именных ценных бумаг, посколь­ку в законе такого условия для осуществления эмитентами деятельности по ведению реест­ра не имеется».

Фабула дела

Пунктом 2.2 Приказа Федеральной службы по финансовым рынкам России от 27.12.2007 г. № 07-113/пз-н «О требованиях к порядку веде­ния реестра владельцев именных ценных бумаг эмитентами именных ценных бумаг» (далее — Приказ) предусмотрено, что при ведении реест­ра владельцев именных ценных бумаг эмитента­ми таких ценных бумаг в штате эмитента долж­но быть не менее одного работника, имеющего квалификационный аттестат специалиста фи­нансового рынка по ведению реестра владель­цев ценных бумаг.

Предмет иска

ООО «Управляющая компания «Независимые директора» (далее — Заявитель, Общество) об­ратилось в Верховный Суд Российской Федера­ции с заявлением о признании пункта 2.2 При­каза недействующим, ссылаясь на его несоот­ветствие статьям 8, 42 Федерального закона «О рынке ценных бумаг» и статье 44 Федерального закона «Об акционерных обществах».

Как полагает Заявитель, при принятии ос­париваемого Приказа ФСФР России превыси­ла свои полномочия, установив норму, обязы­вающую эмитента нести необоснованные рас­ходы по содержанию специалиста, поскольку условие о наличии в штате эмитента именных ценных бумаг (независимо от количества вла­дельцев акций: и когда в акционерном обще­стве число акционеров более 50, и когда чис­ло владельцев ценных бумаг превышает 500) не менее одного работника, имеющего квалифи­кационный аттестат специалиста финансового рынка по ведению реестра именных ценных бу­маг, влечет за собой необходимость найма (ат­тестации) указанного работника либо передачи эмитентом функций по ведению реестра имен­ных ценных бумаг профессиональному участ­нику рынка ценных бумаг, что приводит к допол­нительным финансовым издержкам эмитента. Тем самым, по мнению Заявителя, на эмитен­та незаконно возлагается дополнительная обя­занность, не предусмотренная действующим законодательством.

Позиция ВС РФ

Под порядком ведения реестра владельцев ценных бумаг следует понимать деятельность по сбору, фиксации, обработке, хранению и предоставлению данных, совокупность кото­рых обеспечивает идентификацию зарегистри­рованных в системе ведения реестра владель­цев ценных бумаг номинальных держателей и владельцев ценных бумаг и учет их прав в отно­шении ценных бумаг, зарегистрированных на их имя, позволяет получать и направлять инфор­мацию указанным лицам и составлять реестр владельцев ценных бумаг.

При этом по общему правилу законодате­лем эмитенту предоставлено право выбора при решении вопроса о том, кто будет осущест­влять ведение реестра ценных бумаг: юриди­ческое лицо может самостоятельно занимать­ся этой деятельностью, а также может поручить ее профессиональному участнику рынка цен­ных бумаг.

Статьей 38 Закона установлено, что одной из основ регулирования рынка ценных бумаг является лицензирование деятельности про­фессиональных участников рынка ценных бу­маг. Данная деятельность лицензируется тре­мя видами лицензий, в том числе лицензией на осуществление деятельности по ведению реес­тра (пункт 6 статьи 39 Закона).

Утвержденный во исполнение пункта 6 статьи 42 Закона Приказом Федеральной службы по финансовым рынкам России от 06.03.2007 г. № 07-21/пз-н Порядок лицензи­рования видов профессиональной деятель­ности на рынке ценных бумаг среди других лицензионных требований и условий назы­вает соответствие работников лицензиата квалификационным требованиям, установ­ленным законодательством Российской Фе­дерации о ценных бумагах, в том числе нор­мативными правовыми актами федерально­го органа исполнительной власти по рынку ценных бумаг (пункт 3.1.4).

Одним из главных квалификационных требо­ваний, предъявляемых к специалистам финан­сового рынка, является наличие квалификаци­онного аттестата по соответствующей специализации (раздел II Положения о специалистах финансового рынка, утвержденного Приказом Федеральной службы по финансовым рынкам России от 20.04.2005 г. № 05-17/пз-н).

Таким образом, без подтверждения лицен­зиатом соответствия работников квалифика­ционным требованиям путем представления, в частности, их квалификационных аттеста­тов лицензия на осуществление деятельнос­ти по ведению реестра юридическому лицу не выдается.

Однако случаи, когда эмитент не может са­мостоятельно осуществлять деятельность по ведению реестра и в обязательном поряд­ке должен поручить ее профессиональному участнику рынка ценных бумаг, носят исклю­чительный характер и специально оговорены в законе.

Кроме случая, указанного в абзаце деся­том пункта 1 статьи 8 Закона (если число вла­дельцев ценных бумаг превышает 500), абза­цем вторым пункта 3 статьи 44 Федерального закона от 26.12.1995 г. № 208-ФЗ «Об акцио­нерных обществах» определено, что в акцио­нерном обществе с числом акционеров более 50 держателем реестра акционеров общества должен быть регистратор.

Суд обоснованно признал неправомерным то, что, закрепив в пункте 2.2 Приказа предписание, обязывающее эмитента именных цен­ных бумаг иметь в штате не менее одного работника, имеющего квалификационный ат­тестат специалиста финансового рынка по ведению реестра владельцев ценных бумаг, Федеральная служба по финансовым рын­кам России тем самым распространила ква­лификационное требование, необходимое для выдачи профессиональному участнику рынка ценных бумаг лицензии на осуществление де­ятельности по ведению реестра, на эмитен­тов, ведущих самостоятельно реестр владель­цев именных ценных бумаг, поскольку в законе такого условия для осуществления эмитен­тами деятельности по ведению реестра не имеется.

Вывод суда о том, что оспариваемое пред­писание Приказа не устанавливает обязатель­ное требование к порядку ведения реестра, а фактически накладывает на эмитентов, веду­щих самостоятельно реестр владельцев имен­ных ценных бумаг, дополнительную обязан­ность, не предусмотренную законом, ограни­чивая их право на самостоятельное ведение реестра, является правильным.

&nbspОбзор арбитражной практики

Из зала суда: богатые тоже плачут

Приватизированные предприятия возвращаются государству в судебном порядке
Прецедентные решения по кредитным спорам: если заемщик умышленно не вернул ссуду, страховщик не должен платить возмещение банку-кредитору
Арбитраж признал незаконной торговлю программами телепередач
Суд запретил Федеральной службе по валютному и экспортному контролю и налоговой полиции взыскивать с предприятий штрафы за незачисление валютной выручки на счета в уполномоченных российских банках
Продажа серебра без лицензии обернулась для продавца изъятием всей его прибыли по решению суда
Арбитраж признал законным 31-миллиардный штраф, наложенный налоговыми органами на «Русский дом селенга» за сверхлимитный остаток наличных денег в кассе
Телекомпании хотят выходить ночью и торговать анонсами
САМЫЕ громкие споры минувших недель в Высшем арбитражном суде связаны с двумя телекомпаниями. Заметим, что средства массовой информации — не частые участники арбитражных споров. Некоторые их иски к госорганам арбитражные суды не принимают, заявляя, что они должны рассматриваться в общих (народных) судах. Именно по этой мотивировке более года назад Высший арбитражный суд оставил без рассмотрения иск «Российской газеты», которая оспаривала постановление правительства России о смене ее учредителей. В народный же суд «Российская газета» обратиться не успела, так как правительство спешно уволило ее тогдашнего редактора, и некому было подписывать иск. Как правило, арбитраж принимает иски газет и телерадиокомпаний, если ущемлены их интересы как предприятий и собственников имущества. А споры по поводу учредительства средств массовой информации разрешают нарсуды.
Петербургская телекомпания «5-й канал» предъявила иск к Федеральной службе по телерадиовещанию (ФСТР), которая, как считает истец, нанесла ущерб «5-му каналу» и как средству массовой информации, и как предприятию. ФСТР изъяла у телекомпании часть утреннего и ночного эфирного времени. Согласно приказу ФСТР, программы компании «Петербург-5-й канал» больше не будут выходить с 7.00 до 12.30 (в выходные дни до 10.00) и с 0.30 до 2.00. Петербургская телекомпания обратилась в суд с просьбой признать этот приказ недействительным.
Если эфирное время забирают, значит, это нужно кому-нибудь из конкурентов «5-го канала». И действительно, изъятые у петербургской компании эфирные часы были отданы московской компании «Телеэкспо» по просьбе Юрия Лужкова. Эту компанию создали Москомимущество и АО «Мосэкспо» для организации в эфире своеобразного телемагазина, а также выпуска развлекательных и семейных программ. ФСТР своим приказом передала компании «Телеэкспо» все ночное время, в том числе те часы, которые принадлежали ГТРК «Петербург-5-й канал». Телекомпания пыталась доказать суду, что ФСТР нарушила порядок изъятия эфирного времени. Нарушение, по мнению истца, заключалось в том, что ФСТР предоставила компании «Телеэкспо» чужое эфирное время, в то время как лицензия «5-го канала» не была аннулирована в части этого времени. Однако истцу следовало бы придержать этот главный козырь до судебного заседания, а не оглашать его в отправленном ФСТР по почте иске. Сообразительный ответчик успел подготовиться к суду — переформулировал оспариваемый приказ так, чтобы его действия выглядели законно.

Основной же причиной изъятия лицензии у телекомпании являлось, по словам представителей ФСТР, нарушение ею «Положения о лицензировании…» Имела место скрытая переуступка истцом своей лицензии, а именно трансляция им передач телекомпании «Свежий ветер» без логотипа «5-го канала». (Эта телекомпания, учрежденная директором фирмы «ЛИС`С» Сергеем Лисовским, готовила, в частности, развлекательную программу «Доброе утро», наиболее прибыльную на петербургском телевидении). Хотя истец и утверждал, что передачи «Свежего ветра» выходили с логотипом петербургской компании, однако видеопленку в доказательство не представил. ФСТР также не передала суду видеоматериалы. Но судебная коллегия сочла, что в данном случае доказательства должны были поступить от истца. А поскольку они предоставлены не были, суд отклонил иск «5-го канала».
Коллеги «5-го канала» из екатеринбургской частной компании «4-й канал» судились со Свердловским теруправлением антимонопольного комитета (ГКАП). Телевизионщиков возмутило предписание этого теруправления о нарушении «4-м каналом» закона «О конкуренции». Предыстория спора такова. Год назад телекомпания «4-й канал» решила выпускать свою газету и публиковать в ней программу передач. На время «раскрутки» этой газеты было решено ограничить другим изданиям доступ к телепрограмме. К примеру, «Уральской газете» и ее приложению «Торг» программу не давали, так как они отказались платить за нее 50 млн руб. «Уральская газета» обратилась с жалобой на телекомпанию в Свердловское теруправление антимонопольного комитета РФ. И оно предписало телекомпании обеспечить равное право доступа всем печатным изданиям к приобретению программы телевидения «4-го канала» и ее публикации. В ответ телекомпания подала в суд иск к антимонопольному теруправлению, и Свердловский арбитражный суд отменил его предписание. Однако теруправление добилось пересмотра этого дела в Высшем арбитражном суде. Суд вынес прецедентное решение. Он признал, что компания вообще не вправе была взимать с газет плату за публикацию программ передач, поскольку телепрограммы не относятся ни к объектам авторского права, ни к интеллектуальной собственности — это лишь расписание выхода передач в эфир. Действия же «4-го канала» суд расценил как нарушение закона «О средствах массовой информации». Иск телекомпании к антимонопольному управлению отклонен. И хотя руководство «4-го канала» заявило, что все равно будет брать плату за телеанонсы, тем не менее этот вердикт Высшего арбитражного суда может стать основанием для отказа газет от оплаты программ передач, даже чисто символической.
Началась экспроприация неудачно проданных предприятий
В местные арбитражные суды стало поступать все больше исков госорганов о расторжении или признании недействительными договоров, по которым победителям конкурсов продавались магазины, кафе и парикмахерские. Как правило, иски предъявляются от имени фондов имущества, которые недовольны нецелевым использованием проданных объектов. В некоторых случаях истцом выступает прокуратура, нашедшая в давних сделках приватизации формальные нарушения закона.
Судебные споры по таким искам показывают, что лишиться приватизированного объекта не просто, а очень просто. В некоторых случаях фонд имущества только и ждет, когда покупатель нарушит хоть один пункт договора купли-продажи, что станет поводом для расторжения с ним этого договора через суд. Два таких иска были недавно рассмотрены в порядке надзора Высшим арбитражным судом.
Типичная ситуация сложилась в Перми, где городской фонд имущества решил возвратить в свою собственность муниципальное предприятие «Кафе ‘Лира'», проданное в 1993 году фирме «Лира Лтд». Фонд подал в Пермский арбитражный суд иск к «Лире Лтд» о расторжении договора купли-продажи кафе. Областной арбитраж не стал отменять сделку приватизации, признав, что ни один из законодательных актов такого права ему не дает. Однако его поправил Высший арбитражный суд. Он сослался на закон «О приватизации…», который предоставляет суду право признать сделку приватизации предприятия недействительной, если нарушены условия, на которых оно было приобретено по конкурсу.
Кафе «Лира» было продано одноименной фирме на условиях сохранения его профиля на 5 лет и рабочих мест на 2 года. Оба эти условия покупатель нарушил. Как сказано в решении суда, фирма «Лира Лтд» вообще не обеспечила работу предприятия. Это стало основанием для признания сделки по продаже ей кафе недействительной. Высший арбитражный суд обязал «Лиру Лтд» возвратить кафе в муниципальную собственность. Взамен фирма получит от фонда 78 тыс. руб., которые она заплатила в 1993 году за кафе.
Аналогичные иски прокуратур удовлетворяются судами реже. Судьи с некоторым раздражением воспринимают прокурорские требования, основанные лишь на формальном и незначительном отступлении сделок приватизации от требований закона. В качестве примера — тяжба прокуратуры Московской области с коммерческим благотворительным фондом содействия правоохранительным органам, у которого она пыталась изъять в пользу муниципальных властей магазин «Малахит».
Летом 1992 года в подмосковном Щелково был проведен конкурс по продаже магазина #40 «Малахит». Победителем был признан коммерческий благотворительный фонд содействия правоохранительным органам, учрежденный тремя физическими лицами. Он заявил о намерении уплатить за магазин 15,3 млн руб. Местные власти продали ему эту торговую точку. А два года спустя областная прокуратура предъявила иск о признании договора купли-продажи недействительным. По ее мнению, фонд не вправе выступать в роли покупателя на конкурсе, так как его статус не соответствует ни одной из организационно-правовых форм, предусмотренных законом «О предприятиях…». К тому же, покупателю была необоснованно предоставлена рассрочка в оплате здания, которую вправе был получить лишь трудовой коллектив магазина «Малахит».
Однако Высший арбитражный суд счел претензии прокуратуры необоснованными и отклонил ее иск. Из устава фонда следует, что он создан как предприятие, а значит, он мог быть покупателем на конкурсе. Попрекать же фонд рассрочкой, по мнению суда, уже поздно, так как он давно уплатил всю продажную сумму магазина и 3 года пользуется им как собственник.
Приватизироваться можно и по решению суда
Активность в арбитражных спорах о приватизации проявляют не только госорганы, но и фирмы-покупатели. В суде последние просят принудить чиновников к оформлению выкупа их предприятий. Суды принуждают органы по управлению имуществом включить в договор выкупа не только оборудование предприятия, но и недвижимость, которую упомянутые органы предпочитают оставлять в своем распоряжении и сдавать в аренду.
Однако покупатели могут рассчитывать на результативный исход судебной тяжбы лишь при правильном составлении иска. Довольно распространенная ошибка истцов — требовать в суде признания за ними права собственности на помещения, которые они арендуют и по закону имеют право выкупить. Торопиться не следует — сначала надо заставить госорганы оформить договор купли-продажи помещений. А право собственности на них будет следовать из такого договора.
Неудачей завершилась в Высшем арбитражном суде тяжба ТОО «Чародейка» с комитетом по управлению имуществом подмосковного города Жуковский. И все из-за того, что «Чародейка» неправильно сформулировала свой иск, потребовав признать за ней право собственности на помещение парикмахерской, которую она занимает (Жуковский, ул. Молодежная, д. 22). Ранее ТОО выкупило арендованное имущество парикмахерской, а ее площади продолжало арендовать. Теперь согласно Госпрограмме приватизации на 1994 год «Чародейка» имеет право на приобретение в собственность и арендованного помещения.
Однако суд отклонил ее иск. Позиция суда такова: право собственности на помещение перейдет к «Чародейке» лишь после заключения договора купли-продажи. Поэтому ей следовало подать иск о принуждении ответчика к заключению такого договора, а не о признании за ней права собственности.
Довольно часто судьям приходится сталкиваться с необоснованными придирками госорганов к договорам аренды, предусматривающим право выкупа арендованного имущества. Так, министерство республики Коми по управлению имуществом отказалось продавать «Автотранспортному предприятию торговли» арендованное (с правом выкупа) имущество предприятия. Министерство сочло договор аренды незаконным, так как в нем отсутствовала фиксированная ставка арендной платы.
Однако, по мнению судебной коллегии, которая рассматривала иск предприятия к министерству, арендная плата не обязательно должна быть фиксированной. В договоре о передаче имущества в аренду «Автотранспортному предприятию торговли» арендная плата измеряется в процентах от прибыли арендатора. И это не повод для отказа в приватизации предприятия. Арбитражный суд республики Коми признал недействительным решение министерства об отказе в выкупе арендованного имущества и обязал ответчика в 20-дневный срок заключить с истцом соглашение о выкупе. Министерство пыталось оспорить это решение в Высшем арбитражном суде, однако он оставил его в силе.
Крупное предприятие борется с мошенничеством властей
Если вас как вкладчика обманула какая-нибудь фирма типа «Рога и копыта», вам должно быть не так обидно, как руководству Курского производственного объединения «Магнит». Последнее оказалось жестоко обманутым более солидной организацией — администрацией Курска. В декабре 1991 года администрация выставила в адрес «Магнита» платежное требование на 300 тыс. руб., сообщив, что согласно ее распоряжению это предприятие обязано внести дополнительный долевой вклад в строительство жилья. Ни квартир, ни своих денег «Магнит» не получил. Позже выяснилось, что упомянутое распоряжение Курской администрации не обязывало «Магнит» вносить дополнительные средства на строительство жилья. Городские власти умышленно ввели в заблуждение это предприятие, чтобы получить деньги на свои нужды.
«Магнит» решил проучить чиновников-мошенников, предъявив Курской администрации иск на 900 млн руб. В сумму иска вошли не возвращенные ему 300 тыс. руб., а остальное — убытки, рассчитанные исходя из количества жилой площади, которую истец мог бы получить в 1991 году на 300 тыс. руб. То есть «Магнит» требовал возместить ему убытки в связи с инфляцией. Увы, эти требования были заведомо обречены на отклонение, так как в нашей стране ни один законодательный акт не предусматривает взыскание с должника убытков, связанных с инфляцией. Предприятию следовало бы взыскивать с администрации проценты за незаконное пользование чужими деньгами, в соответствии с «Основами гражданского законодательства». Увы, оно пошло другим путем, и его стремление проучить власти так и осталось неудовлетворенным. Высший арбитражный суд взыскал с администрации Курска лишь незаконно полученные в 1991 году 300 тыс. руб., а в остальной части иска отказал.
Суд разъяснил, что такое страховой случай
Невозврат банковского кредита стал довольно банальным явлением. Как и нежелание страховщика кредита расплачиваться с банком за должника. Крупные и известные страховые компании имеют опытных юристов, которые при подаче на них в суд легко доказывают, что их компания не должна отвечать за невозврат застрахованного кредита.
«Наступил ли страховой случай?» — этот вопрос для участников кредитных споров сродни гамлетовскому «Быть или не быть?» Высший арбитражный суд в нескольких постановлениях по конкретным делам разъяснил, в каких случаях страховщик освобождается от ответственности перед банком-кредитором.
Челябинский Форум-банк судился с Русской страховой транспортной компанией, которая застраховала ссуду 11,5 млн руб., выданную банком в 1993 году некоему ИЧП «Антант». По истечении срока возврата ссуды «Антант» постигла участь многих ИЧП: он обанкротился. Банк-кредитор, как и полагается, обратился за возмещением к страховщику. Однако не получил от него ни рубля. Тогда банк решил взыскать кредит через суд.
Челябинский арбитражный суд в декабре 1994 года удовлетворил иск банка за счет страховой компании. Но спустя полгода надзорная коллегия Высшего арбитражного суда, специализирующаяся на банковских спорах, приняла решение о возврате страховой компании взысканных денег. Коллегия пришла к однозначному выводу, что страховой случай не наступил. Ведь ссуда была целиком потрачена заемщиком на погашение другого кредита, взятого ранее ИЧП «Антант», а не на закупку товаров, как указывалось в кредитном договоре. Причем нецелевое использование кредита не было случайным, а носило умышленный характер. Между тем согласно закону «О страховании» основанием для отказа произвести страховую выплату являются умышленные действия заемщика, направленные на наступление страхового случая. Подтверждением умысла заемщика на невозврат ссуды явился для суда и факт возбуждения против ИЧП «Антант» уголовного дела. По мнению суда, кредит следовало взыскивать именно с ИЧП «Антант».
Другой челябинский банк, «Челиндбанк» через суд взыскивал со страховой компании «Росса» 43 млн руб. — проценты за пользование ссудой, выданной банком акционерному обществу «Стройпрофиль» и застрахованной «Россой». Этот иск также был удовлетворен Челябинским арбитражным судом за счет страховой компании, а Высший арбитражный суд не согласился с областным арбитражем и отменил его решение.

Коллегия суда отметила, что «неисполнение заемщиком обязанности по возврату кредита может быть расценено как страховой случай только тогда, когда это событие явилось случайным, то есть не зависящим от действий самого заемщика». Если же заемщик использует ссуду не на цели, указанные в кредитном договоре, а на расчеты со своими должниками и уплату налогов (как это сделало в данном случае АО «Стройпрофиль»), то невозврат кредита нельзя считать случайным. Следовательно, страховщик ничего не должен платить банку-кредитору. В этом же постановлении Высший арбитражный суд подверг критике практику местных арбитражей, которые считают наличие договора страхования безусловным основанием для взыскания со страховой компании невозвращенной ссуды.
Скрывая валютную выручку, вы дарите ее государству
По всей стране идут судебные процессы, связанные с применением небезызвестного указа президента РФ от 14 июня 1992 года #629 «О частичном изменении порядка обязательной продажи части валютной выручки…» С исками в арбитражные суды обращаются предприятия, которые были уличены госорганами в сокрытии валютной выручки от экспорта и оштрафованы на сумму сокрытой выручки.
К каким уловкам только не прибегают в суде истцы, чтобы вернуть кровные валютные суммы, исчисляемые, как правило, в миллионах долларов! Но тщетно. Штраф будет вам возвращен судом лишь в одном случае — если его наложил ненадлежащий орган. Ответ на вопрос, какой же орган правомочен штрафовать за сокрытие валютной выручки, содержится в июльском постановлении Высшего арбитражного суда по иску госпредприятия «Инмортранс» к налоговой инспекции по Петербургу.
Налоговая инспекция при проверке установила, что «Инмортранс» в 1993 году реализовал компании «Бошинфлот» (Гамбург) 8 млн тонн топлива на $1,2 млн. Полученную выручку «Инмортранс» не зачислял на счета в уполномоченные банки РФ, как требует упомянутый указ #629, а расходовал на нужды своих экипажей, рассчитывался с кредиторами, переводил деньги на свой счет в Будапештском банке. Налоговая инспекция решила оштрафовать «Инмортранс» на сумму сокрытой валютной выручки, как это предусмотрено тем же указом.
Оштрафованное предприятие подало на инспекцию в суд. Оно утверждало, что налоговая инспекция не вправе была накладывать такой штраф. Ведь согласно закону «О валютном регулировании…» штрафовать за нарушения, связанные с использованием валюты, вправе лишь специальные органы валютного контроля.
Однако суд опроверг этот довод и отклонил иск «Инмортранса». Он разъяснил, что закон «О валютном регулировании…», принятый позже указа #629, не отменил его. А по указу штраф налагается Госналогслужбой РФ. Следовательно, Петербургская налоговая инспекция как подразделение этой службы вправе была штрафовать истца. Вместе с тем суд прямо указал в своем постановлении, что Федеральная служба РФ по валютному и экспортному контролю штрафует провинившихся лишь в случаях, предусмотренных законом «О валютном регулировании…», а применять штрафные санкции на основании указа #629 она не имеет права.
Лишена такого права и налоговая полиция. Если решение о штрафе за незачисление валютной выручки в уполномоченные банки РФ принимается налоговыми полицейскими, то Высший арбитражный суд его отменяет. Он считает, что полиция не вправе применять к кому-либо санкции за правонарушения, не связанные с налоговыми отношениями.
Строить без лицензии можно, а торговать серебром нельзя
Плох тот налоговый инспектор, который не найдет в любой сделке налогоплательщика нарушение закона. Некоторые особо добросовестные инспекторы и налоговые полицейские, обнаружив незаконную сделку, подают в суд иск о ее аннулировании и взыскании полученной по ней прибыли в бюджет. Незаконной госорганы считают, в частности, деятельность, запрещенную без лицензии, если у сторон по сделке ее нет.
Налоговая инспекция по Новочеркасску подала иск о признании незаконными строительно-монтажных работ, проведенных экологическим кооперативом «Диоген» по договору с Новочеркасской ГРЭС. Хотя «Диоген» делал полезную работу (ремонтировал очистные сооружения), однако лицензии у него не было. Поэтому инспекция потребовала взыскать в бюджет всю полученную от этих работ прибыль (38 млн руб.). Но Высший арбитражный суд не позволил истцу пополнить бюджет за счет «Диогена». В обоснование отказа в иске суд сослался на новый Гражданский кодекс. Согласно ему сделка, совершенная лицом, не имеющим лицензию на занятие соответствующей деятельностью, может быть признана судом недействительной, если доказано, что другая сторона по сделке знала или заведомо должна была знать о ее незаконности. А налоговая инспекция не доказала, что заказчик знал о незаконности договора с «Диогеном».
Не нашел суд оснований и для взыскания прибыли от этой сделки в госбюджет. По Гражданскому кодексу такая санкция предусмотрена, если сделка была совершена с целью, заведомо противной основам правопорядка и нравственности, при наличии умысла у обеих сторон. Этого инспекция также не доказала. Суд отметил в решении, что «Диоген» хоть и вел строительно-монтажные работы без лицензии, но при этом свой устав не нарушал, так как по нему подобная деятельность была кооперативу разрешена.
ТОО «Юность» повезло меньше, чем кооперативу «Диоген». К этому товариществу Высший арбитражный суд применил-таки «высшую меру наказания»: взыскал полученную по его незаконным сделкам прибыль в доход государства.
Инициатором этих жестких мер стала налоговая полиция Ивановской области, которая уличила «Юность» в совершении в 1992 году незаконных сделок по продаже населению ювелирных изделий из серебра. Они были приобретены «Юностью» на Приволжском ювелирном заводе «Красная Пресня» и на предприятии «Росгалантерея». ТОО, перепродав ювелирные изделия без соответствующего разрешения (лицензии), нарушило указ президента от 22 февраля 1992 года «О видах продукции (работ, услуг) и отходов производства, свободная реализация которых запрещена». Полиция предъявила иск о признании этих сделок незаконными и взыскании в госбюджет прибыли, полученной «Юностью» в результате их совершения (0,9 млн руб.). Суд удовлетворил иск, так как упомянутый указ президента запрещает свободную реализацию драгметаллов в целях «обеспечения общественной безопасности». Следовательно, сделки, совершенные в нарушение этого запрета, противоречат, по мнению суда, государственным интересам. И прибыль от них подлежит изъятию в доход государства.
У РДС изъяли 7 миллиардов и пересчитали за его счет
Год назад областные налоговые органы проверили региональные филиалы АОЗТ «Русский дом селенга» на предмет накопления в их кассах наличных денег сверх установленного лимита. Проверке в Байкальском филиале РДС предшествовал инцидент в Иркутском аэропорту, когда налоговая полиция предотвратила вывоз этим филиалом 7 млрд руб. за пределы области. Изъятие денег и стало поводом для проверки. Полицейские пытались выяснить, каким образом у филиала накопилась такая крупная сумма наличности. Ведь он обязан был ежедневно сдавать так называемые сверхлимитные остатки наличных денег в Востсибкомбанк, где находится его счет.
Проверив филиал, налоговая инспекция по Иркутской области вынесла решение о наложении на него штрафа в размере 31,8 млрд руб. Санкции были применены на основании указа президента РФ от 23 мая 1994 года #1006 «Об осуществлении комплексных мер по своевременному и полному внесению в бюджет налогов и иных обязательных платежей». Этот указ разрешает штрафовать налогоплательщика в тройном размере от суммы сверхлимитных остатков в кассе. У филиала же было обнаружено 10,6 млрд руб., не сданных в банк. Филиал подал на инспекцию в суд. Истец доказывал, что штрафовать филиал за сверхлимитные наличные деньги в кассе незаконно — ведь самого лимита установлено не было. Согласно «Порядку ведения кассовых операций в РФ», этот лимит должен быть установлен Востсибкомбанком, обслуживающим филиал. Но банк его не определил, так как филиал РДС просил слишком большой лимит (сначала 54 млрд руб., затем 5 млрд руб.). Иркутский арбитражный суд отменил штраф. А пока длилась тяжба, изъятые у РДС деньги (7 млрд руб.) были сданы Иркутской налоговой полицией в Востсибкомбанк. Там они были пересчитаны сотрудниками банка, которым полиция заплатила за эту работу 164 млн руб. из денег РДС. Пересчитанные деньги полностью ушли на счета областной налоговой инспекции и Кировской районной налоговой инспекции (где стоит на учете филиал РДС). Таким образом, частично было исполнено инкассовое распоряжение о 31-миллиардном штрафе.
Налоговые органы не могли смириться с отменой судом штрафа. С помощью Генпрокуратуры они добились пересмотра дела в Высшем арбитражном суде. Ему было представлено заключение Департамента регулирования денежного обращения ЦБ, который признал, что если обслуживающий банк не установил предприятию лимит остатка наличных денег в кассе, то оно обязано сдавать в банк всю денежную наличность. Следовательно, филиал РДС, который является предприятием, оштрафован законно, так как наличные деньги в банк не сдавал. С этим согласился Высший арбитражный суд, который отменил решение Иркутского арбитража и отказал в иске филиалу РДС.
Аналогичные судебные процессы по искам филиалов АОЗТ «Русский дом селенга» к налоговым органам состоялись во многих областях страны. Во всех случаях филиалы оспаривали штрафные санкции за обнаруженные в их кассах «лишние» миллиарды рублей, которые не были вовремя сданы в банк. В некоторых случаях им удавалось добиться удовлетворения исков. Так, Хабаровский арбитражный суд признал недействительным решение управления Департамента налоговой полиции (УДНП) по Хабаровскому краю о взыскании с Хабаровского филиала РДС 6,8 млрд руб. штрафа за превышение лимита наличных денег в кассе. Суд признал, что решение о штрафе в данной ситуации вправе была принимать лишь налоговая инспекция, а не полиция. Пензенский арбитражный суд признал недействительным аналогичный акт проверки УДНП в отношении Пензенского филиала РДС, оштрафованного на 11,6 млрд руб., поскольку налоговая полиция опять же превысила свои полномочия. В остальных случаях победы в судебных спорах с РДС добивались налоговые органы. К великому огорчению вкладчиков, чьи деньги, собственно, и уходили в лучшем случае в бюджет, а в худшем — оседали на счетах налоговых органов.
ГПУ растолковало указ президента. Имеются жертвы
Указ президента #1773 о налоговой амнистии и трехкратных штрафах отменен, о чем Ъ сообщал на минувшей неделе в налоговом обзоре. Однако судебных исков налогоплательщиков, испытавших на себе действие указа, меньше пока не стало. А в связи с разъяснением указа Государственно-правовым управлением (документ датирован 28 декабря 1994 года) судам придется, возможно, пересматривать и собственные решения. Дело в том, что сам указ предусматривает тройные штрафы лишь за сокрытые от налога доходы, а в разъяснении ГПУ под «доходами» понимаются и остальные недоплаченные налоги. Арбитражные суды отменили уже довольно много решений налоговых органов, которые так же, как и ГПУ, расширительно трактовали указ и штрафовали в тройном размере за неуплату любых налогов.
Теперь же Высший арбитражный суд диктует иную практику. В своих постановлениях он ссылается на разъяснение ГПУ и признает правомерным тройной штраф за сокрытие любого налога. В качестве примера можно привести решение этого суда от 19 июля об отказе в иске ВО «Авиаэкспорт» к налоговой инспекции #4. Истец надеялся избежать 300-процентного штрафа за занижение налога на пользователей автомобильных дорог и на имущество. Суд мотивировал отказ в иске так: по указу президента, конечно, тройные санкции в этом случае не положены, но «между тем» есть разъяснение ГПУ (данное по поручению самого президента), которое такие санкции узаконило. Так что требования истца об их снижении, по мнению суда, необоснованны. Таким образом, суд взял на вооружение трактовку ГПУ, юридически далеко не безупречную. Спорить же по этому поводу с судом Ъ не советует.
ЕКАТЕРИНА ЗАПОДИНСКАЯ

Записи созданы 8837

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх