Мене

Да, эти слова буквально означают денежно-весовые единицы, и перечислялись они по мере убывания. Но даже зная это вавилонские мудрецы не смогли понять значения этих слов. И только пророк истинного Бога — Даниил, смог под действием святого духа объяснить значение надписи и рассказать присутствующим о замысле Бога.

«МЕНЕ» — (Даниил 5:26). В этом слове согласные буквы располагались так, что подставляя гласные, можно было его прочитать, либо как слово «мина»(то есть, весовая единица), либо как форму арамейских слов, означающих «исчислил» или «сосчитал». То есть, Бог посчитал нужным положить конец господствующей мировой вавилонской державе. То, что это слово повторялась дважды в надписи, свидетельствовало о конце правления как самого Валтасара, так и его ныне живущего отца, Набонида.

«ТЕКЕЛ» — это слово было написано в единственном числе и только один раз, то есть, это было непосредственное обращение к царю Валтасару. Это вполне логично, потому что, именно он повелел прославлять ложных богов Вавилона из священных сосудов, которые были вынесены из Иерусалимского храма во время плена иудеев. Тем самым, Валтасар, проявил вопиющее неуважение к истинному Богу — Иегове или Яхве. «Текел» означает — «сикль», но согласные позволяют прочитать его и как «взвешен». То есть, Валтасар был взвешен на весах Бога и найден очень легким. Если для Всемогущего Бога, все народы как пыль на чашах весов, то, что, значит для него один надменный царь, дерзнувший вознестись выше Владыки Вселенной?!

«УПАРСИН» — Даниил прочитал это слово в единственном числе — «ПЕРЕС». Может быть, по-тому, что он обращался только к Валтасару, а Набонида в это время не было в городе. И хотя, это слово означает «полсикля», но согласные буквы имеют еще два варианта прочтения. Можно сказать, что при толковании, Даниил использовал игру этих трех слов: полсикля, персы и разделения. «Твое царство разделено и отдано Мидянам и Персам» (Даниил 5:28).

Согласно библейским и историческим источникам, в ту же самую ночь, с 4-го на 5-е октября 539 года до н.э. по Григорианскому календарю, великий город Вавилон был завоеван Мидо-Персидской державой, которая стала — следующей мировой державой.

Мене, мене, текел, упарсин (ивр. ‏מְנֵא מְנֵא תְּקֵל וּפַרְסִין‏‎, по-арамейски означает буквально «мина, мина, шекель и полмины» (меры веса), в церковнославянских текстах «мене, текел, фарес») — согласно библейскому преданию — слова, начертанные на стене таинственной рукой во время пира вавилонского царя Валтасара незадолго до падения Вавилона от рук Кира. Объяснение этого знамения вызвало затруднения у вавилонских мудрецов, однако их смог пояснить пророк Даниил:

Вот и значение слов: мене — исчислил Бог царство твое и положил конец ему; Текел — ты взвешен на весах и найден очень лёгким; Перес — разделено царство твое и дано Мидянам и Персам.

В ту же ночь Валтасар был убит, и Вавилон перешёл под власть персов. Вероятно, библейский рассказ основывается на реальных событиях, сопровождавших вступление персидской армии в Вавилон в ночь на 12 октября 539 до н. э. (по крайней мере, отголоски истории пира Валтасара можно обнаружить в других ближневосточных и античных источниках). К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)).

В светской культуре

<imagemap>: неверное или отсутствующее изображение

Проверить на соответствие критериям энциклопедичности.Возможно, содержание этой статьи или раздела представляет собой произвольный набор слабо связанных фактов, инструкцию, каталог или малозначимую информацию новостного характера. Пожалуйста, улучшите её в соответствии с правилами написания статей. На странице обсуждения могут быть подробности.

Эта статья или раздел нуждается в переработке.Пожалуйста, улучшите статью в соответствии с правилами написания статей.

  • В светской культуре эти слова стали условным обозначением предзнаменования смерти именитых персон. В этом качестве они непрямо фигурировали также в рамках советской культуры: в тексте песни «Вы жертвою пали» (1870—1880 гг.), ставшей в дальнейшем одной из наиболее исполняемых советских идеологически значимых песен, имеется прямая отсылка к соответствующему фрагменту библейского текста:

А деспот пирует в роскошном дворце,
Тревогу вином заливая,
Но грозные буквы давно на стене
Уж чертит рука роковая!

  • В третьей части песни Another Brick in the Wall группы Pink Floyd звучат слова «I have seen the writing on the wall» («Я видел надпись на стене»).
  • Роман Ивана Наживина, реакция писателя на события Революции 1905—1907 гг., был назван «Менэ… тэкэл… фарес…» (1907).
  • «Мене, текел, фарес» называется повесть («конспект романа») российской писательницы Олеси Николаевой о современных тенденциях в православии.
  • В романе Г. Л. Олди «Тирмен» фигурирует главный герой Даниил, который пытается сопоставить происходящее вокруг него с библейской историей о царе Валтасаре. Ключом выступают именно эти слова.
  • В фильме Андрея Тарковского «Сталкер» эти слова звучат в монологе Писателя о Профессоре: «Тоже мне, психологические бездны. В институте мы на плохом счету, средств на экспедицию нам не дают. Эх… Набьём-ка мы наш рюкзак всякими манометрами-дерьмометрами, проникнем в Зону нелегально. И все здешние чудеса поверим алгеброй. Никто в мире про Зону понятия не имеет. И тут, конечно, сенсация! Телевидение, поклонницы кипятком писают, лавровые веники несут. Появляется наш Профессор, весь в белом и объявляет: «Мене, мене, текел, упарсин». Ну, натурально, все разевают рты, хором кричат: «Нобелевскую ему»!..». Выражению «мене, мене, текел, упарсин» в данном случае придаётся смысл — вычислено, измерено, проверено.
  • Части книги Михаила Веллера «Б. Вавилонская» имеют названия: «Мене», «Текел», «Фарес».
  • В романе Виктора Пелевина «Чапаев и Пустота» — в воспоминаниях Петра Пустоты:

«К этому моменту мною овладело новое состояние. Оставив фон Эрнена полусидеть в углу (всё время транспортировки я тщательно следил, чтобы его лицо не показалось из-за серой ткани пальто), я сел за рояль. Поразительно, подумал я, товарищ Фанерный и рядом, и нет. Кто знает, какие превращения претерпевает сейчас его душа? Мне вспомнилось его стихотворение, года три назад напечатанное в «Новом Сатириконе», — там как бы пересказывалась газетная статья о разгоне очередной Думы, а акростихом выходило «мене текел фарес». Ведь жил, думал, прикидывал. Как странно.»

  • В поэме Венедикта Ерофеева «Москва — Петушки» — в главе «Петушки. Садовое кольцо»:

«Неужели так трудно отворить человеку дверь и впустить его на три минуты погреться? Я этого не понимаю… Они, серьёзные, это понимают, а я, легковесный, никогда не пойму… Мене, текел, фарес — то есть «ты взвешен на весах и найден легковесным», то есть «текел»… Ну и пусть, пусть…
Но есть ли там весы или нет — всё равно — на тех весах вздох и слеза перевесят расчёт и умысел».

  • В песне Ростислава Чебыкина (Филигон) «Жизненные принципы»:

Где-то танцевали, где-то воевали, где-то толковали надпись на стене:
МЕНЕ, ТЕКЕЛ, УПАРСИН.

  • В песне Тимура Шаова «О народной любви»: «Он написал губной помадой на стене кабака: мене, мене, текел, упарсин».
  • В песне группы Каста «Пир»:

…При свете золотых лампад, с пророчеством во взгляде,
Он прочёл слова, а утро сделало их явью.
«Твоя могила готова, царство закончено,
Ты потеряешь трон и жизнь этой ночью.
Твоя душа темна, образ туманен,
Парадным ложем для тебя станет могильный камень…»

  • В ироническом ключе переосмысливают грозное библейское пророчество такие российские авторы новейшего времени, как Дмитрий Александрович Пригов, в стихах которого «безграмотный мужик распевает «мене, текел, фарес» на мотив «ах вы сени, мои сени»», Юлий Гуголев и др. Иронические рецензии за подписью М. Упарсин появлялись в ряде изданий.
  • В книге Дмитрия Емца «Посох волхвов» Айседора, жена генерала Котлеткина, пытаясь завладеть квартирой Дурнева думает про себя фразу о последнем «Ты взвешен на весах и найден очень лёгким…»
  • У В. В. Набокова, в романе «Король, дама, валет», сумасшедший старик, сдававший комнату Францу, называл себя: «превосходный фокусник, — Менетекелфарес…».
  • В песне «Взвешен» группы «СБПЧ» в дуэте с Надеждой Грицкевич: «Ты взвешен на весах, найден очень легким».
  • В книге Кассандры Клэр «Орудия Смерти. Город стекла». Главный злодей Валентин произносит : «Мене, мене, текел, упарсин»
  • В песне Донована (Донован Филипс Лич) Universal Soldier: «…He’s the one who must decide, who’s to live and who’s to die, and he never sees the writing on the wall…» («Он один решает: кому жить, кому умереть, и он не видел надписи на стене»).
  • В песне Алексея Романова (Воскресенье) «Делай своё дело» встречается фраза-метафора: «взвесили, отмерили, пересчитали»
  • В стихотворении Александра Полежаева «Валтасар» представлены немного изменённые слова «Мани, факел, фарес» с другим значением:

Напишите отзыв о статье «Мене, мене, текел, упарсин»

Отрывок, характеризующий Мене, мене, текел, упарсин

– Я знал, что вы будете, – отвечал Пьер. – Я приеду к вам ужинать, – прибавил он тихо, чтобы не мешать виконту, который продолжал свой рассказ. – Можно?
– Нет, нельзя, – сказал князь Андрей смеясь, пожатием руки давая знать Пьеру, что этого не нужно спрашивать.
Он что то хотел сказать еще, но в это время поднялся князь Василий с дочерью, и два молодых человека встали, чтобы дать им дорогу.
– Вы меня извините, мой милый виконт, – сказал князь Василий французу, ласково притягивая его за рукав вниз к стулу, чтоб он не вставал. – Этот несчастный праздник у посланника лишает меня удовольствия и прерывает вас. Очень мне грустно покидать ваш восхитительный вечер, – сказал он Анне Павловне.
Дочь его, княжна Элен, слегка придерживая складки платья, пошла между стульев, и улыбка сияла еще светлее на ее прекрасном лице. Пьер смотрел почти испуганными, восторженными глазами на эту красавицу, когда она проходила мимо него.
– Очень хороша, – сказал князь Андрей.
– Очень, – сказал Пьер.
Проходя мимо, князь Василий схватил Пьера за руку и обратился к Анне Павловне.
– Образуйте мне этого медведя, – сказал он. – Вот он месяц живет у меня, и в первый раз я его вижу в свете. Ничто так не нужно молодому человеку, как общество умных женщин.
Анна Павловна улыбнулась и обещалась заняться Пьером, который, она знала, приходился родня по отцу князю Василью. Пожилая дама, сидевшая прежде с ma tante, торопливо встала и догнала князя Василья в передней. С лица ее исчезла вся прежняя притворность интереса. Доброе, исплаканное лицо ее выражало только беспокойство и страх.
– Что же вы мне скажете, князь, о моем Борисе? – сказала она, догоняя его в передней. (Она выговаривала имя Борис с особенным ударением на о ). – Я не могу оставаться дольше в Петербурге. Скажите, какие известия я могу привезти моему бедному мальчику?
Несмотря на то, что князь Василий неохотно и почти неучтиво слушал пожилую даму и даже выказывал нетерпение, она ласково и трогательно улыбалась ему и, чтоб он не ушел, взяла его за руку.
– Что вам стоит сказать слово государю, и он прямо будет переведен в гвардию, – просила она.
– Поверьте, что я сделаю всё, что могу, княгиня, – отвечал князь Василий, – но мне трудно просить государя; я бы советовал вам обратиться к Румянцеву, через князя Голицына: это было бы умнее.
Пожилая дама носила имя княгини Друбецкой, одной из лучших фамилий России, но она была бедна, давно вышла из света и утратила прежние связи. Она приехала теперь, чтобы выхлопотать определение в гвардию своему единственному сыну. Только затем, чтоб увидеть князя Василия, она назвалась и приехала на вечер к Анне Павловне, только затем она слушала историю виконта. Она испугалась слов князя Василия; когда то красивое лицо ее выразило озлобление, но это продолжалось только минуту. Она опять улыбнулась и крепче схватила за руку князя Василия.
– Послушайте, князь, – сказала она, – я никогда не просила вас, никогда не буду просить, никогда не напоминала вам о дружбе моего отца к вам. Но теперь, я Богом заклинаю вас, сделайте это для моего сына, и я буду считать вас благодетелем, – торопливо прибавила она. – Нет, вы не сердитесь, а вы обещайте мне. Я просила Голицына, он отказал. Soyez le bon enfant que vous аvez ete, – говорила она, стараясь улыбаться, тогда как в ее глазах были слезы.

– Папа, мы опоздаем, – сказала, повернув свою красивую голову на античных плечах, княжна Элен, ожидавшая у двери.
Но влияние в свете есть капитал, который надо беречь, чтоб он не исчез. Князь Василий знал это, и, раз сообразив, что ежели бы он стал просить за всех, кто его просит, то вскоре ему нельзя было бы просить за себя, он редко употреблял свое влияние. В деле княгини Друбецкой он почувствовал, однако, после ее нового призыва, что то вроде укора совести. Она напомнила ему правду: первыми шагами своими в службе он был обязан ее отцу. Кроме того, он видел по ее приемам, что она – одна из тех женщин, особенно матерей, которые, однажды взяв себе что нибудь в голову, не отстанут до тех пор, пока не исполнят их желания, а в противном случае готовы на ежедневные, ежеминутные приставания и даже на сцены. Это последнее соображение поколебало его.
– Chere Анна Михайловна, – сказал он с своею всегдашнею фамильярностью и скукой в голосе, – для меня почти невозможно сделать то, что вы хотите; но чтобы доказать вам, как я люблю вас и чту память покойного отца вашего, я сделаю невозможное: сын ваш будет переведен в гвардию, вот вам моя рука. Довольны вы?
– Милый мой, вы благодетель! Я иного и не ждала от вас; я знала, как вы добры.
Он хотел уйти.
– Постойте, два слова. Une fois passe aux gardes… – Она замялась: – Вы хороши с Михаилом Иларионовичем Кутузовым, рекомендуйте ему Бориса в адъютанты. Тогда бы я была покойна, и тогда бы уж…
Князь Василий улыбнулся.
– Этого не обещаю. Вы не знаете, как осаждают Кутузова с тех пор, как он назначен главнокомандующим. Он мне сам говорил, что все московские барыни сговорились отдать ему всех своих детей в адъютанты.
– Нет, обещайте, я не пущу вас, милый, благодетель мой…
– Папа! – опять тем же тоном повторила красавица, – мы опоздаем.
– Ну, au revoir, прощайте. Видите?
– Так завтра вы доложите государю?
– Непременно, а Кутузову не обещаю.
– Нет, обещайте, обещайте, Basile, – сказала вслед ему Анна Михайловна, с улыбкой молодой кокетки, которая когда то, должно быть, была ей свойственна, а теперь так не шла к ее истощенному лицу.
Она, видимо, забыла свои годы и пускала в ход, по привычке, все старинные женские средства. Но как только он вышел, лицо ее опять приняло то же холодное, притворное выражение, которое было на нем прежде. Она вернулась к кружку, в котором виконт продолжал рассказывать, и опять сделала вид, что слушает, дожидаясь времени уехать, так как дело ее было сделано.
– Но как вы находите всю эту последнюю комедию du sacre de Milan? – сказала Анна Павловна. Et la nouvelle comedie des peuples de Genes et de Lucques, qui viennent presenter leurs voeux a M. Buonaparte assis sur un trone, et exaucant les voeux des nations! Adorable! Non, mais c’est a en devenir folle! On dirait, que le monde entier a perdu la tete.
Князь Андрей усмехнулся, прямо глядя в лицо Анны Павловны.
– «Dieu me la donne, gare a qui la touche», – сказал он (слова Бонапарте, сказанные при возложении короны). – On dit qu’il a ete tres beau en prononcant ces paroles, – прибавил он и еще раз повторил эти слова по итальянски: «Dio mi la dona, guai a chi la tocca».

Слова взяты из древнейшей книги Библии, из книги пророка Даниила

Рассуждать о значении этих слов вне контекста не имеет смысла, поэтому следует обратиться к Священному писанию. О чём мы можем узнать?

Предыстория

Даниил, один из пленных сынов Израиля, находился на службе у вавилонского царя Навуходоносора вместе со своими друзьями. Он обладал большой мудростью от Бога и знанием, полученным при воспитании при царском дворе. Не один раз Бог чудесным образом помогал ему в трудную минуту и давал свои откровения при истолковании снов для фараона, избавлял от смертельной опасности, даже львы в известной истории не тронули его во рву. Навуходоносор ценил его и с уважением относился к Богу Даниила.

Рука на стене

Но его сын Валтасар, сменивший Навуходоносора, повёл себя очень вызывающе и кощунственно по отношению к Всевышнему. Он не вспомнил тех уроков, которые получил отец от Бога Даниила, а начал превозноситься и возвеличивать себя пред всеми.

Во время пира Валтасар велел принести священные чаши, которые были взяты из иерусалимского храма после победы и пленения еврейского народа. и принесены в Вавилон вместе с множеством других награбленных ценностей.

Вместе со своими жёнами и наложницами Валтасар стал пить вино из золотых и серебряных чаш.

В это время на стене появилась кисть руки, которая и написала слова:

МЕНЕ, МЕНЕ, ТЕКЕЛ, УПАРСИН

Царь сильно напугался и велел призвать всех мудрецов и гадателей, но никто не смог объяснить ему написанное, пока не вспомнили о Данииле. Ему Бог открыл толкование слов.

Вот и значение слов: мене — исчислил Бог царство твое и положил конец ему; Текел — ты взвешен на весах и найден очень лёгким; Перес — разделено царство твое и дано Мидянам и Персам.

(Дан. 5:26-28)

На арамейском языке звучало так: МИНА,МИНА, ШЕКЕЛЬ И ПОЛМИНЫ, то есть о мерах веса

В ту же ночь Валтасар был убит, а царство его перешло К Персам. Эти события действительно имели место в истории, имеются и упоминания о пире.

Ещё интересно узнать на Вовет, а также написать свои ответы:

  • Какие цитаты из Библии вы знаете и что они означают?
  • Присно — значение слова.
  • Нелицеприятный — значение слова.

Записи созданы 8837

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх