Миллионеры в СССР

О Советском Союзе, особенно о сталинском периоде, было создано множество «чёрных мифов», один таких из «чёрных мифов» — это миф о «тотальном огосударствлении экономики» при Сталине. Однако это явная ложь или простое незнание истории. Именно при Сталине существовала возможность заниматься легальным предпринимательством.

Свобода, равенство и братство.

Во времена Сталина при жизни одного поколения наша страна создала уникальную цивилизацию, основанную на принципах свободы, равенства и братства людей.
Благодаря этому Россия дважды буквально восставала из руин и показала всему миру реальную альтернативу капиталистическому миру, основанному на жажде наживы и корысти, эксплуатации низменных пороков людей.
Одним из ключевых элементов новой сталинской экономической модели было развитие внутреннего рынка за счёт развития предпринимательства, которое в форме производственных и промысловых артелей – всячески и всемерно поддерживалось. Уже в первой пятилетке был запланирован рост численности членов артелей в 2,6 раза.
По сути именно Сталин сформировал и вырастил эффективно работающую систему предпринимательства – честного, производственного, а не спекулятивно-ростовщического.
К 1953 году в СССР было 114 000 частных артелей, мастерских и предприятий самых разных направлений – от пищепрома до металлообработки и от ювелирного дела до химической промышленности.
На них работало около 2 миллионов человек, которые производили почти 6% валовой продукции промышленности СССР. Артелями и промкооперацией производилось 40% мебели, 70% металлической посуды, более трети всего трикотажа, почти все детские игрушки.
В предпринимательском секторе экономики при Сталине работало около сотни конструкторских бюро, 22 экспериментальных лаборатории и 2 научно-исследовательских института.
В рамках этого сектора действовала своя, негосударственная, пенсионная система. Артели предоставляли своим членам ссуды на приобретение скота, инструмента и оборудования, строительство жилья.
Производственные артели производили как простейшие, наиболее необходимые в быту вещи, так и высокотехнологичные изделия.

Первенцы


До войны артель «Радист» выпустила около 2000 моделей телевизора «17ТН-1».
Первые советские ламповые приёмники (1930 г.), первые в СССР радиолы (1935 г.), первые телевизоры с электронно-лучевой трубкой (1939 г.) выпустила московская артель «Радист».

Телевизор Т1 ленинградской артели «Прогресс-Радио»

Телевизор Т2 ленинградской артели «Прогресс-Радио»

Артель «Фото-Труд»(отделение «фирма ЭФТЭ», позже отдельная артель «Арфо») выпускала первые советские серийные фотоаппараты.

Детекторный приёмник «Комсомолец» артели «РадиоФронт»
Промысловая кооперация Ленинграда и области освоила выпуск десятков видов новых изделий. «Артель имени 10-летия промкооперации» начала изготовлять складные женские зонтики. В сложенном виде такой зонт умещается в портфеле.
Артели «Галантерейщик», «Промпуговица» и «Галалит» выпускали пуговицы, пряжки, брошки из небьющегося стекла, акрилата, производство «бак-гейзеров» (приспособление для механической стирки белья дома).


Артель «Граммофон» сконструировала и производила портативные патефоны.

Колхозные рынки

Особую роль при Сталине играли и колхозные рынки. Они тоже были в ведении местных властей. И сборы за торговлю устанавливались местными советами народных депутатов. Например, в Первоуральске в последние предвоенные месяцы, если человек торговал с оборудованного места (т.е. имелся стол), то с него вообще не брали никакого налога. Не взимался налог, если граждане продавали яйца, молоко, масло и т.п. даже не с оборудованного места, а прямо с телеги.
Причём кустарей и крестьян – единоличников – в стране к началу войны было ещё очень много. Накануне войны в СССР насчитывалось более 3,5 млн. хозяйств единоличников.
Кустари и артели в одном только Первоуральске производили массу самых разнообразных предметов: шили полушубки, катали валенки, ткали платки, изготавливали кровати, столы, квас, овощные консервы, телеги, лыжи, лопаты, скипидар, гвозди, глиняные горшки, напильники, ложки, вилки, пряники, колбасу, холодные копчения и многое другое.

«Помощь на высшем уровне»

В самом начале 1941 года Совнарком и ЦК ВКП(б) специальным постановлением «дали по рукам» ретивым начальникам, вмешивающимся в деятельность артелей, подчеркнули обязательную выборность руководства промкооперацией на всех уровнях, на два года предприятия освобождались от большинства налогов и госконтроля над розничным ценообразованием – единственным и обязательным условием было то, что розничные цены не должны были превышать государственные на аналогичную продукцию больше, чем на 10-13% (и это при том, что госпредприятия находились в более сложных условиях: льгот у них не было).
А чтобы у чиновников соблазна «прижать» артельщиков не было, государство определило и цены, по которым для артелей предоставлялось сырьё, оборудование, места на складах, транспорт, торговые объекты: коррупция была в принципе невозможна.

В Великую Отечественную


Например, артель имени Володарского начала заниматься сборкой ружей из комплектующих производства ТОЗа. Артель «Искра” из стальной проволоки начинает делать воздушные противосамолётные заградительные сети, которые поднимаются аэростатами над Москвой и Ленинградом. Лесозаводцы строят временные деревянные помещения, в них устанавливают станки, поступившие с эвакуированных с Украины лесозаводов. Изготовляют ящики для патронов и снарядов. Когда комсомольцы Шарканского и Воткинского районов призвали на собранные и заработанные средства создать комсомольский противотанковый артдивизион, сарапульские комсомольцы в артели «Гарантия” для него подготовили всю упряжь лошадей, швейники пошили обмундирование, обувщики снабдили добротными сапогами бойцов.
В осаждённом Ленинграде, например, знаменитые автоматы Судаева делались в артелях. А это значит, что артели располагали машинным парком, станками и прессами, сварочным оборудованием, достаточно высокой технологией.

Помощь фронту

В многотомном издании документов НКВД периода Великой Отечественной войны можно найти рапорт старшего майора (было такое звание) НКВД о состоянии дел на заводе, выпускающем артиллерийские снаряды. Рапорт чисто статистический, столько-то тысяч готовых снарядов на складах, столько-то тысяч – в процессе производства, материалов для производства снарядов – столько-то, на такой-то период работы. Всё понятно, рутинно, но неожиданным является то, кому принадлежало производство – производственной артели! А ведь речь шла о выпуске десятков тысяч снарядов, мощном производстве!

От гробов до мебели и радиооборудования

Радиоприемник РИС-35 артели «Радист»
И даже в годы войны для артелей была сохранена половина налоговых льгот, а после войны их было предоставлено больше, чем в 41-м году, особенно артелям инвалидов, которых много стало после войны. В трудные послевоенные годы развитие артелей считалось важнейшей государственной задачей.
Например, Ленинградская артель «Столяр-строитель», начав в 1923 году с саней, колес, хомутов и гробов, к 1955 году меняет название на «Радист» — у неё уже крупное производство мебели и радиооборудования.
Якутская артель «Металлист», созданная в 1941 году, к середине 50-х располагала мощной заводской производственной базой.
Вологодская артель «Красный партизан», начав производство смолы-живицы в 1934 году, к тому же времени производила её три с половиной тысячи тонн, став крупным производством.
Гатчинская артель «Юпитер», с 1924 года выпускавшая галантерейную мелочь, в 1944 г., сразу после освобождения Гатчины, делала гвозди, замки, фонари, лопаты, к началу 50-х выпускала алюминиевую посуду, стиральные машины, сверлильные станки и прессы.
И таких артельных предприятий было десятки тысяч.

Дефицита нет

Одной из самых заметных черт брежневского социализма был постоянный дефицит товаров широкого потребления. Причина дефицита в брежневские годы общеизвестна: советская промышленность того времени являлась государственной, плановой и гибко реагировать на изменения спроса была не способна. Все промтовары, которые продавались в СССР, были изготовлены либо госпромышленностью СССР, либо ввезены из-за границы.
В сталинский период времени ситуация была совершенно иной. В стране трудились десятки тысячи промкооперативов, сотни тысяч кустарей. Все производственные артели и кустари относились не к государственной, а к так называемой «местной промышленности».
Если в брежневские времена, например, в некоем городке не хватало конфет, то, чтобы удовлетворить спрос, нужно было вносить изменения в пятилетние планы. В сталинском СССР вопрос решался самостоятельно, на местном уровне. Через месяц город бы заполнили торговцы, изготавливающие конфеты кустарным способом, а через два месяца к ним присоединились бы производственные артели.

После войны

Во время послевоенного восстановления страны развитие артелей считалось важнейшей государственной задачей. Многим руководителям, особенно фронтовикам, поручалось организовывать артели в различных населенных пунктах. В воспоминаниях об отце, руководителе крупной и успешной артели, коммунисте, фронтовике, написано так:
Ему поручили организовать артель в небольшом поселке, где он жил. Он съездил в райцентр, за день решил все оргвопросы и вернулся домой с несколькими листками документов и печатью новорождённой артели. Вот так, без волокиты и проволочек решались при Сталине вопросы создания нового предприятия. Потом начал собирать друзей-знакомых, решать, что и как будут делать. Оказалось, что у одного есть телега с лошадью – он стал «начальником транспортного цеха». Другой раскопал под развалинами сатуратор – устройство для газирования воды – и собственноручно отремонтировал. Третий мог предоставить в распоряжение артели помещение у себя во дворе. Вот так, с миру по нитке, начинали производство лимонада. Обсудили, договорились о производстве, сбыте, распределении паёв – в соответствии со вкладом в общее дело и квалификацией – и приступили к работе. И пошло дело. Через некоторое время леденцы начали делать, потом колбасу, потом консервы научились выпускать – артель росла и развивалась.
А через несколько лет её председатель за ударный труд был награждён орденом и на районной доске почёта красовался – оказывается, при Сталине не делалась разница между теми, кто трудился на государственных и артельных предприятиях, всякий труд был почётен, и в законодательстве о правах, о трудовом стаже и прочем обязательно была формулировка «…или член артели промысловой кооперации».

С горячим сердцем, чистыми руками и светлой головой!

Вот как развивалось предпринимательство при Сталине. Предпринимательство настоящее, производительное, а не спекулятивное. Предпринимательство со светлой головой и трудовыми руками, которое открывало полный простор инициативе и творчеству, и которое делало экономику сильнее, шло на пользу стране и народу. Предпринимательство, которое находилось под опекой и защитой государства – о таких реалиях «демократии», как рэкет, «крышевание», коррупция, в сталинские времена и не слыхал никто.
Сталин и его команда выступали против попыток огосударствления предпринимательского сектора. Во всесоюзной экономической дискуссии в 1951 году Д.Т. Шепилов и А.Н. Косыгин отстаивали и приусадебное хозяйство колхозников, которое достигало размеров 1 га и свободу артельного предпринимательства. Об этом же писал Сталин в своей последней – 1952 года – работе «Экономические проблемы социализма в СССР».

Разгром артельного предпринимательства был жестоким и несправедливым.

В 1956 году Хрущёв постановил к 1960 г. полностью передать государству все артельные предприятия. Исключение составляли только мелкие артели бытового обслуживания, художественных промыслов, и артели инвалидов, причем им запрещалось осуществлять регулярную розничную торговлю своей продукцией.
Упомянутый выше «Радист» стал госзаводом. «Металлист» – Ремонтно-механическим заводом, «Красный партизан» — Канифольным заводом. «Юпитер» превратился в государственный завод «Буревестник». Артельная собственность отчуждалась безвозмездно. Пайщики теряли все взносы, кроме тех, что подлежали возврату по результатам 1956 года. Ссуды, выданные артелями своим членам, зачислялись в доход бюджета. Торговая сеть и предприятия общественного питания в городах отчуждались безвозмездно, а в сельской местности — за символическую плату.
Собственность артелей, созданная и накопленная в советское время, в полном соответствии со справедливыми законами, собственность материальная, трудовая, не бумажные «ваучеры», «акции» и прочие бумажонки, являющиеся средствами и инструментами обмана и присвоения, а собственность в виде станков, машин и помещений, которые зачастую собственноручно строились артельщиками – это собственность честная. Это собственность, которая служит не эксплуатации одного человека другим, а созиданию благ для всех – и её отнимать, как отнял Хрущев, было нельзя.

Причины развития артелей в СССР.

Сталин прекрасно понимал, что в СССР был государственный капитализм, в котором единственным работодателем являлся государственный аппарат, а всем остальным заниматься наймом рабочей силы для производственных целей было запрещено.

Также он прекрасно понимал, что нравственный уровень населения достаточно низок и если дать людям возможность производственной эксплуатации других людей, то всё вернётся на круги своя, как это было до 1917 года (что мы и получили позднее, в 1991 году). По этой же причине приходилось ограничивать зарплаты управленцев всех уровней, чтобы они не стали превышать уровень зарплат рабочих в десятки и даже сотни раз (как это мы видим сейчас).
Также негативным явлением пирамидальных структур управления с бесправными участниками является скрытый саботаж по принципу «Зачем работать, если можно получать деньги и не работать?». В этом случае руководитель превращается в «лайку», который вынужден гонять своих подчинённых, чтобы получить от них необходимый результат.
Ничего приятного в работе «лайкой» нет. Кроме низкой производительности такой работы (а человек «под пинками» плохо работает), растёт отчуждение «низов» от «верхов» и напряжённость их взаимоотношений. Вы, наверно, обратили внимание, что руководители разного уровня фирм и заводов стараются не ходить в общий туалет с рабочими? А потому, что «чисто случайно» там можно и по голове получить. «Страшно далеки они от народа» — эту фразу В.И. Ленина можно смело применить и к управленцам пирамидальных структур.
По этой причине И.В. Сталин требовал на госпредприятиях по максимуму переводить всех, кого только возможно, на сдельщину. В годовых отчётах директора предприятий непременно указывали процент трудящихся, работающих по сдельной системе оплаты труда.
Отличным способом избежать указанных недостатков госпредприятий, а затем постепенно распространить новую нравственность на всё общество было создание структур, в которых нет бесправных участников – артелей.
Фактически этим продолжалась древнейшая производственная традиция Русской цивилизации: ведь производственные артели (общины) были важнейшей часть хозяйственной жизни русского государства с древнейших времён.
Артельный принцип организации труда существовал на Руси ещё при первых Рюриковичах, видимо, был и раньше. Он известен под разными названиями — ватага, братия, братчина, дружина. Суть всегда одна и та же — работа выполняется группой людей равноправных между собой, каждый из которых может поручиться за всех и все за одного, а организационные вопросы решает выбранный сходом атаман, мастер.
Все члены артели выполняют свою работу, активно взаимодействуют друг с другом.
Отсутствует принцип эксплуатации одного члена артели другим. То есть испокон веков преобладал общинный принцип, характерный для русского менталитета.
Иногда целые селения или общины организовывали общую артель.
Таким образом, при Сталине эта древнейшая русская ячейка общества сохраняла своё значение и занимала определённое и важное место в советской цивилизации.
В отличие от жёстких пирамидальных структур управления при капитализме в артели структуры управления создаются и уничтожаются в зависимости от необходимости. В капиталистических предприятиях человек – это ресурс для чужой ему пирамиды, а в артелях пирамида управления – всего лишь инструмент для взаимодействия людей. Чувствуете разницу?
К сожалению, процесс нравственного оздоровления нашего общества был прерван Хрущёвым, но мы продолжим это благое дело.


Ноги у этой легенды растут из КПРФ, на их сайте была серия статей, запущенных неким Трубициным. Наподобие статьи «О Сталине и предпринимателях» (https://kprf.ru/rus_soc/99271.html). КПРФ ведь нужно же свой правый оппортунизм оправдать, вот они и пытаются сделать это ссылками на левого радикала Сталина.
В статье Трубицина — как и положено псевдонауке — нет никаких ссылок, но именно она кочует в качестве аргумента тех, кто хочет натянуть сову предпринимательства на сталинскую экономику. В итоге даже статья в Википедии (https://ru.wikipedia.org/wiki/Артель) по данному вопросу имеет ссылки только на нее.
Считается, что после смерти Сталина, сменивший его Хрущёв, уничтожил «крепкую сталинскую экономику». И основной упор при этом делается на уничтожение Хрущёвым «развитых и цветущих при Сталине промартелей». Дескать, такие это чудесные были промартели, что прямо всё и полетело под откос без них. Давайте-ка рассмотрим эту сказку для легковерных.
Люди, которые тиражируют этот миф, явно вообще не читали последнюю работу Сталина про экономику, которая даже при его жизни, как вспоминал Микоян, вызвала шок: «Прочитав ее, я был удивлен: в ней утверждалось, что этап товарооборота в экономике исчерпал себя, что надо переходить к продуктообмену между городом и деревней. Это был невероятно левацкий загиб. Я объяснял его тем, что Сталин, видимо, планировал осуществить построение коммунизма в нашей стране еще при своей жизни, что, конечно, было вещью нереальной».
Как только начинаешь читать не жуликов от КПРФ или фриков типа Старикова (который тоже распространяет эту легенду), так сразу становится видно, что с частным предпринимательством именно боролись, а само оно считалось преступлением:
Поста­новление ЦК ВКП(б) и Совета министров СССР от 14 марта 1948 г.:
«В результате… сращивания с частниками ряда руководителей проверенных коо­перативных организаций дельцы-спекулянты вступали в артели с принадлежа­щим им промышленным оборудованием и крупными денежными средствами, превращая артели промысловой кооперации и кооперации инвалидов в лже­артели… В нарушение Конституции СССР допущена частная собственность на орудия и средства производства в некоторых кооперативных организациях. В таких лжеартелях частные предприниматели занимают должности руково­дителей предприятий, начальников цехов, зав. производством, агентов-про­изводителей, что дает им возможность вступать во всякого рода сделки с государственными и кооперативными организациями, скупать и продавать промышленные товары, расхищать социалистическую собственность».
При многих артелях, как и предприятиях местной промышленности, создавались мелкие цеха и мастерские, выпускавшие дефицитную продукцию широкого потребления (примусы, серьги, кольца, брошки, дверные пружины, иглы для патефонов, пуговицы, мыло и т.д.). Действовали они без всякого учета и контроля, без патентов, на «левом» сырье, полученная прибыль разделялась между руководителями артелей и организаторами подобных цехов. В Ленин­граде в середине 1940-х годов действовало свыше 60 подобных цехов, их продукция составляла 70-80% всех товаров, произведенных артелями. Производство и сбыт «левой» продукции стало нормой для многих артельных предприятий. Путем завышения норм использования сырья и процента его потерь при выработке продукции создавались излишки сырья. Произведён­ные из них дефицитные товары сбывали «свои» люди в торговой сети. Наи­большее распространение такая практика получила в швейных, трикотаж­ных, галантерейных, мыловаренных, лакокрасочных предприятиях. Весной 1946 г. в Оредежском районе Ленинградской области была арестована группа руководящих работников артели Разнопром. Группа из семи человек, вклю­чая председателя правления, главного бухгалтера и заведующего производ­ством артели наладила изготовление из искусственно созданных излишков сырья войлочных туфель и валенок, сбываемых на рынках по спекулятив­ным ценам. Прибыль дельцов, по оценкам следствия, составила 90 тыс. руб­лей. Всего по СССР только с июля 1948 по январь 1949 г. за хищения, злоупотребления, частнопредпринимательскую деятельность и организацию лжеартелей было привлечено к уголовной ответственности 8,8 тыс. работни­ков артелей и предприятий местной промышленности.

Поисковики просто забиты Стариковыми, Бердниками и тому подобными «достоверными» источниками. Особенно про цветущие и развивающиеся промартели. И тем не менее, покопавшись, можно кое что найти. И, если найденное внимательно прочесть и немного над прочитанным подумать, то картина складывается совсем уже не столь радужная, как нам её старались преподнести. Вот выдержка из материалов Комиссии советского контроля за 1936 год:
«Вовлечение в артели новых членов и исключение из артели производятся как правило в порядке простого найма и увольнения рабочих (распоряжением председателя правления или заведующего кадрами); таким же порядком оформляются взыскания (выговоры и т. п.), налагаемые на членов артели. Роль общих собраний членов артели и собраний уполномоченных, сведена почти исключительно к формальному заслушиванию раз в год отчетов и разрешению таких основных хозяйственных вопросов, как распределение прибылей, выделение и расходование фондов, проведение капитальных работ и пр. Подмена общественных методов работы администрированием во многие артелях дошла до того, что председатели артели попросту переименовали себя в директоров предприятий, членов артели — в рабочих и весьма широко развернули методы назначения руководящих работников вместо их выборности. Бюрократические извращения кооперативных методов работы, слабый контроль за работой низовых звеньев, незаинтересованность членов артели в результатах хозяйственной деятельности артели в целом привели к громадным растратам и дали доступ в артели классово-чуждым элементам. Только за 1934 г. растраты составили 25 млн. руб. Члены артели материально не заинтересованы в лучшей работе артели; у членов артели нет хозяйственных стимулов борьбы за экономное и рентабельное производство.
Заработок членов артели не зависит от результатов ее хозяйственной деятельности; члены артели по своей системе промкооперации целиком переведены на твердую систему заработной платы. Поэтому основной задачей в борьбе за организационно-хозяйственное укрепление промкооперации, является установление оплаты членов промысловых артелей и руководящего административно-технического персонала к прямой зависимости от результатов достигнутой артелью рентабельности, выполнения программы и качества работы. Участие членов артели в распределении прибылей и распределений части ее на руки в зависимости от количества, и качества труда заинтересуют члена артели в результате ее работы в целом, обеспечат сочетание личной заинтересованности с интересами всего коллектива, обеспечат внедрение кооперативных методов работы.
Игнорирование кооперативной демократии, отсутствие стимулов в борьбе за рентабельное производство сказались и на составе промартелей. Пополнение их происходит не за счет вовлечения некооперированных кустарей, а главным образом за счет молодежи, женщин и других категорий трудящихся, в основном впервые вовлекаемых в производство.
Из общего количества 1 213 тыс. чел., объединяемых промкооперацией, 594 тыс. чел. (49%) составляют женщины, 339 тыс. чел., или 28%,— молодежь (до 23 лет).
Ряд отраслей промкооперации, преимущественно ее зонные отрасли (стройматериалы, добыча ископаемых, топливная) вместо кооперирования местного населения использует исключительно навербованную рабочую силу из других областей, оформляя для вида навербованных рабочих как членов промартелей. Так например, Мособлстромсоюз вербует рабочих в Западной области, Татарии и других областях.
Таким образом промкооперация в своей организационной работе идет по линии наименьшего сопротивления, пополняя свой состав новыми, не связанным, с кустарными промыслами кадрами. Она не выполняет одной из основных, поставленных перед ней хозяйственно-политических задач — объединения в промартели кустарей-одиночек, не обеспечивает реализации решений XVII партконференции о завершении полного кооперирования кустарей в 1937 т., она не сумела развернуть подлинно массовой работы в артелях в сочетании с личной заинтересованностью члена артели.
Именно эти факты препятствуют сейчас главным образам вовлечению в артель кустарей-одиночек (заработок которых намного выше заработка члена артели) и в то же время обусловливают нерентабельную работу многих звеньев промкооперации.
В настоящее время около 35% всех артелей нерентабельны, а в ряде областей (Куйбышевский край, Воронежская область) число нерентабельных артелей доходит до 50%.
По балансу на 1 /IV 1935 г. потери отчетного года и прошлых лет составляют громадную сумму в 178 млн. руб.
Промкооперация проявляет также косность и медлительность в объединении в общих мастерских членов артелей, работающих на дому (так называемых «надомников»), не создавая тем самым условий для вооружения их более совершенными орудиями производства и повышения производительности труда: число — надомников составляет около 30% всего количества занятых в производстве членов артелей (229 тыс. чел. из 872 тыс. чел.).
Игнорирование промкооперацией работы по кооперированию кустарей-одиночек и ликвидации «надомничества» сохраняет до сих пор в городе и деревне сырьевую базу для остатков эксплуататорских классов — кулачества, спекулянтов, скупщиков и пр.
В Москве, Киеве и других городах выявлены крупные спекулянты, эксплуатировавшие неорганизованных кустарей. Обороты некоторых из них доходили до миллиона рублей в год.
В Павловском районе (Горьковский край) группа кулаков-лишенцев объединяла неорганизованных кустарей-одиночек, поставляла им ворованное сырье и полуфабрикаты.
Неудовлетворительно развертывает также промкооперация задачу развития производства, товаров ширпотреба как основного своего производства и не обеспечивает максимального удовлетворения бытовых нужд трудящихся (особенно по бытовому ремонту)».
Кому интересно, может пройти по ссылке (http://istmat.info/node/25535) и ознакомиться с текстом целиком. Но даже и приведённое легко разрушает навязанные нам мифы о том, что промартели, это такие островки в сталинской экономике, в которых свободно реализуется творческая и производственная инициатива любого желающего, заинтересованного, как в реализации своей инициативы, так и в реализации стремления больше заработать, реализуя социалистический принцип «от каждого по способности, каждому по труду». Также мы можем видеть и то, что промартели, как и колхозы, основной своей целью имеют ликвидацию единоличных кустарных производств. Как и через ликвидацию рабочих мест так называемых «надомников», вовлечение женщин в общественные процессы. Поскольку основными «надомниками», как правило» являются именно женщины. Что же касается рентабельности промартелей, так и это, как мы видим, миф и не более того. То есть, промартели, такой же инструмент внедрения в общество социалистических методов ведения общественного хозяйства, как и колхозы. Вот и всё!

Но при этом мы видим, что промартели, по структуре своей деятельности, являются сферой с весьма обширным коррупционным потенциалом. Вот потому-то, чтобы не заморачиваться лишний раз, Хрущёв их и ликвидировал. А некоторые укрупнил. Одним словом, довёл коллективизацию до определённого конца, как оно изначально и задумывалось, что с крестьянами, что с ремесленниками и иным мастеровым людом. Думаю, когда ещё кто-то начнёт тыкать сталинскими промартелями, есть смысл ткнуть им этим текстом из ссылки.
Что же касается уничтожения «эффективнейшей сталинской экономики», то более действенных мер по её уничтожению, чем ликвидация ГУЛАГа, позволявшего нещадно и даром эксплуатировать труд миллионов советских людей, ликвидация трудовых армий, позволявших более щадяще и уже не совсем даром также эксплуатировать сотни тысяч тех счастливчиков, кому повезло не оказаться арестованными, лично я не усматриваю.
Что касается работы геологов, инженеров, учёных, если они не в «шаражке», служащих, думаю, эти категории при любом режиме могут работать вполне эффективно. Особенно, если при этом их труд достаточно оплачивается.

Оригинал взят у altyn73 в Колхозом ”Каймы» оформлена покупка небольшой электростанции за 12 500 рублей
После проведения «сплошной» коллективизации в 1933-1934 гг. и ликвидации какого либо крупного частного бизнеса , в СССР появился сектор так называемый «теневой» , «параллельной» экономики. Производство потребительских товаров, снабженческо-торговая сфера , различные непроизводственные услуги и строительство стали очагами возникновения спекуляций и расхищения социалистической собственности. В 30-е годы этот сектор не был так значим, но с началом войны влияние на советскую экономику стало расти. В конце жизни Сталина , крупные теневые дельцы стали встраиваться в советско-хозяйственный аппарат и даже налаживали отношения с карательными органами. В отдельных секторах экономики доля теневого бизнеса могла достигать 30-40 % , а с учетом приписок в официальной сфере — более половины. Сложившийся режим совершенно устраивал хозяев параллельной советской экономики. Смерть Сталина и действия нового руководителя страны Н.С.Хрущева и его сменщиков по репрессированию различных теневиков , лишь отсрочили крах Советской власти.
Цитируется по Евгений Жирнов , статья «Колхозные деньги списываются по подложным документам» журнал КоммерсантЪ-Власть № 16 2013 г.
60 лет назад, в 1953 году, МВД СССР обнаружило странную тенденцию. По многим делам о хищениях государственной собственности в крупных и особо крупных размерах в качестве скупщика краденого проходили обычные колхозы. После масштабной проверки по всему Советскому Союзу выяснилось, что похищенное скупает уже каждый второй проинспектированный колхоз. А в 1957 году милиция установила, что, несмотря на все принимавшиеся меры, противозаконное снабжение колхозов продолжается во все возрастающих объемах и превратилось в обыденное явление.

«Без счетов, по подложным документам»
Конец сталинской эпохи ознаменовался многими удивительными открытиями. Страна, как оказалось, могла жить и без своего вождя и учителя. Хотя прежде на протяжении многих лет везде и всюду утверждалось обратное. Немало нового узнали о своей стране и ее руководители. К примеру, в прежние годы милиция регулярно докладывала о крупных хищениях социалистической собственности в торговле и промышленности. Однако, как правило, речь шла о снабженческо-сбытовой сфере — обвесы и обман покупателей, прямые хищения в магазинах, на складах, в малых кооперативных предприятиях и мастерских. В 1952 году, на закате сталинской эры, оперативники начали обнаруживать или, что скорее, решились докладывать о хищениях на крупных производствах, прежде всего пищевых, выпускавших самую востребованную советским народом категорию товаров — продовольствие. Не меньше воровства вдруг обнаружили и на предприятиях легкой промышленности, выпускавших не менее дефицитные обувь, одежду и ткани.

Однако самое примечательное стало появляться в докладах милиции уже после смерти вождя. Неожиданно выяснилось, что массовые хищения, поразившие всю легкую и пищевую отрасли, имеют место и на предприятиях главной движущей силы экономики — тяжелой индустрии. Причем крали буквально все — металлы, строительные материалы, покрышки для грузовиков, химикаты, смазочные материалы, бензин. Но если суммарные потери в торговле и снабжении милиция могла оценить уже в конце 1940-х годов — около миллиарда рублей в год, то о масштабах краж бензина или стройматериалов на первых порах МВД СССР не давало даже приблизительных оценок.
Возникал и еще один небезынтересный вопрос: для кого, к примеру, крали металл с заводов? Небольшую часть скупали владельцы подпольных производств — цеховики. Но, как правило, их цеха имели небольшие размеры, чтобы при неприятностях можно было без жалости и серьезного убытка все бросить и начать дело на новом месте. Да и специализировались они чаще всего на товарах повседневного спроса. К примеру, рекордную прибыль получили дельцы, выпускавшие самую обычную бельевую резинку, без которой не мог обходиться ни один житель СССР и которую днем с огнем нельзя было найти в магазинах. Так что тонны бензина или цемента этим воротилам черного рынка были без надобности. Покупателями могли выступать руководители производств, в большинстве своем испытывавшие проблемы со снабжением всем и вся. Но у них, как правило, не было наличных, в которых нуждались расхитители. Так что ситуация выглядела абсурдной. Однако в стране существовали организации, у которых были и наличные, и серьезные проблемы со снабжением. Колхозы продавали часть урожая, оставшегося после обязательной сдачи продуктов государству, на рынках. А государство, доводя до всех колхозов планы госпоставок, обычно выделяло им лишь минимум необходимого для выполнения этих планов. А иногда до конкретного колхоза после передела ресурсов на областном и районном уровнях вообще ничего не доходило. Правда, в порядке компенсации колхозам разрешали приобретать разные необходимые им материалы у частных лиц, чем многие из них и воспользовались, когда сталинский режим вместе с вождем ослаб.
В 1953 году милиция обобщила имевшуюся информацию и по поручению правительства провела дополнительные проверки. А 25 июля 1953 года заместитель министра внутренних дел СССР И. А. Серов докладывал о полученных результатах: «Главное Управление милиции располагает данными, свидетельствующими о массовых закупках колхозами за наличный расчет заведомо похищенных с государственных предприятий строительных материалов, горючего, запасных частей к автомашинам и оборудования. Израсходованные для этих целей колхозные деньги списываются обычно без счетов, по подложным документам или односторонним актам, в которых продавец товаров, как правило, не указывается».

Закупка заведомо похищенных горюче-смазочных материалов и запасных частей к автомобилям колхозами оформляется, как правило, односторонними актами
«Указывают в актах завышенные цены»
В докладе Серова приводились итоги проведенной милицией проверки колхозов: «Выборочными проверками в 103 колхозах Свердловской, Рязанской, Владимирской, Горьковской, Московской и Ленинградской областей, Приморского, Хабаровского, Ставропольского краев, Татарской АССР и Латвийской ССР установлено, что этими колхозами в 1952 году было куплено у частных лиц 943 тонны бензина, 57 тонн смазочных материалов и на 410 000 рублей запасных частей к автомашинам». А также говорилось о раскрытых делах по скупке краденного колхозами: «Органами милиции в 1952–1953 годах проведено значительное количество уголовных дел о хищениях горюче-смазочных материалов, проданных главным образом колхозам. В Запорожской области арестован начальник снабжения СМУ №2 ” Укрводстроя» Заяц, заведующий складом отдела снабжения Маркин и заправщик Низник, которые похитили и продали колхозам Васильковского, Михайловского и ГуляйПольского районов 47,6 тонны бензина и 17 тонн смазочных материалов. Арестованные Управлением милиции Казахской ССР заведующий складом Тенизской нефтеразведки Гертер, шофер Акмолинского облзаготтранса Циберман и другие, всего 4 человека, похитили с базы нефтеразведки и продали за наличный расчет колхозам 14 тонн бензина и керосина».
Как установило МВД, крупные подпольные дельцы все же участвовали в скупке краденых материалов, но исключительно в качестве посредников: «Строительные материалы, автомашины, запасные части к автомашинам, а также различное оборудование нередко скупается представителями колхозов при посредничестве крупных дельцов, имеющих связи среди расхитителей социалистической собственности на государственных предприятиях. Главным Управлением милиции в 1952 году привлечена к уголовной ответственности группа преступников: директор базы Управления снабжения Мосгорисполкома Гаранин, заведующий мастерскими Мосгортопа Агафонов и другие, которые расхищали кровельное железо, фанеру, гвозди, скобяные изделия и через дельцов Аракеляна и Тимакова сбывали их за наличный расчет колхозам Узбекской и Грузинской ССР, Московской, Рязанской и Тульской областей. Всего колхозами указанных республик и областей было куплено похищенных в Москве строительных материалов и оборудования на сумму более 500 000 рублей, в том числе 70 вагонов деловой древесины, 146 комплектов автокачек (повозок с резиновыми колесами.— «История»), около 200 тонн кровельного железа. Органами милиции Молотовской области вскрыта шайка преступников: директор Чусовского лесопункта Базиров, заместитель директора завода №169 Половинин и другие, всего 10 человек. Установлено, что Базиров и его соучастники похитили и через дельцов Корниловича и Бакрадзе продали в колхозы Украинской и Узбекской ССР лесоматериалов, кровельного и сортового железа более чем на 660 000 рублей. В частности, только заместитель председателя колхоза им. Калинина Винницкой области купил 37 460 килограммов похищенного железа». Как указывалось в докладе МВД СССР, при скупке краденого нередко действовал принцип «грабь награбленное» и колхозы нередко обворовывались: «Практика приобретения колхозами за наличный расчет строительных, горюче-смазочных и других материалов приводит к злоупотреблениям отдельных представителей колхозов, занимающихся такого рода закупками. Эти представители нередко указывают в актах завышенные цены на приобретенные товары, а разницу присваивают. Бухгалтер колхоза им. 18 Партсъезда Зугдидского района Грузинской ССР Хурция систематически скупал в Москве похищенные строительные материалы и сдавал их в колхоз по фиктивным документам, в которых указывал завышенные против фактически уплаченных суммы денег. В результате Хурция присвоил более 35 000 рублей колхозных средств.

Заместитель председателя колхоза ” Заря коммунизма» Кировской области Шихов купил у кладовщика машиннодорожной станции №30 Кабанова 3250 литров бензина за 3500 рублей, а правлению колхоза представил фиктивные документы на 14 137 рублей, присвоив в результате этого 10 687 рублей колхозных денег. Завхоз колхоза им. Ленина Фрунзенского района Ворошиловградской области Афанасьев в 1952 году приобрел у частных лиц для колхоза 11 954 килограмма горюче-смазочных материалов, в представленных актах указал стоимость бензина по 2 рубля за килограмм, в то время как платил во 1 рублю и меньше». Но самым удивительным оказалось другое. Колхозы стали использовать отработанную методику не только для того, чтобы добывать бензин и другие материалы, необходимые для выполнения госпоставок. Они начали скупать то, что следовало сдавать государству для выполнения плана. «Вскрыты также факты,— говорилось в докладе,— когда отдельные руководители колхозов в сговоре с работниками заготовительных организаций покупали у них по завышенным ценам похищенное плановое сырье, а затем это сырье сдавали в счет обязательных поставок государству. Председатель колхоза имени Микояна Молдавской ССР Шарпило и экспедитор колхоза ” Заветы Ильича» Топал у работников Измаильской конторы ” Заготживсырье» купили 1075 килограммов похищенной шерсти, которые сдали затем в счет госпоставок. Уплаченные за шерсть 42 500 рублей были списаны в колхозах по фиктивным документам на непроизводительные расходы». В качестве основной меры борьбы со скупкой краденого, а следовательно, и с хищениями на госпредприятиях МВД предлагало запретить колхозам закупки за наличные: «Существующая практика покупки колхозами фондируемых промышленных товаров у частных лиц облегчает сбыт похищенного государственного имущества и разлагающе действует на материально ответственных лиц в колхозах, побуждая их к расхищению общественных денежных средств. Исходя из необходимости всемерного укрепления общественной собственности в колхозах, МВД СССР просит рассмотреть вопрос о возможности пересмотра имеющегося порядка оформления производимых колхозами закупок». Но тогда колхозы нужно было снабжать всем необходимым в полном объеме, и потому рассмотрение предложения милиции отложили на будущее.

Добиваясь от крестьян неукоснительного выполнения сдачи продуктов по госпоставкам, власть забывала поставлять им все необходимое для работы
«Выезжают с бочками на шоссе»
Тем временем масштабы хищений госсобственности и скупки краденого продолжали расти. 1 февраля 1954 года министр внутренних дел С. Н. Круглов и министр финансов А. Г. Зверев доложили председателю Совета министров СССР Г. М. Маленкову о катастрофической ситуации с хищениями бензина: «Министерством внутренних дел СССР и Министерством финансов СССР установлено, что хищения автобензина за последнее время приняли массовый характер и совершаются в крупных размерах. Расхитители, пробравшиеся в автохозяйства и нефтебазы, совершают значительные операции по сбыту похищенного бензина. Из дел о хищениях горючего, вскрытых органами милиции, видно, что преступники создают излишки бензина путем обмана потребителей, составления фиктивных расходных документов, завышения километража и тоннажа в путевых листах, а также путем порчи спидометров на автомашинах и, похищая горючее, сбывают его главным образом колхозам.
Так, в числе 2404 колхозов, подвергнутых выборочной проверке по 16 союзным и автономным республикам, 3 краям и 32 областям, выявлено 954 колхоза, которые за 10 месяцев 1953 года закупили у частных лиц бензина около 1400 тонн, смазочных материалов более 80 тонн и запасных частей на сумму свыше 450 тысяч рублей. Только 296 колхозов Ростовской области в 1952–1953 гг. закупили у частных лиц указанных материалов на сумму около 8 миллионов рублей. В Калининской области из проверенных 16 колхозов закупку бензина у частных лиц производили 15, в Новгородской из 18 — тринадцать, в Орловской из 15 — одиннадцать, в Саратовской из 15 — четырнадцать». В докладе говорилось и о том, что закупки краденого бензина происходят практически открыто, у всех на глазах: «Приобретение горюче-смазочных материалов колхозами у частных лиц приняло легальную форму. Закупка заведомо похищенных горюче-смазочных материалов и запасных частей к автомобилям колхозами оформляется, как правило, односторонними актами, в которых лица, продавшие эти материалы, не называются или указываются вымышленные фамилии. Тем не менее такие документы бухгалтеры колхозов принимают к отчетам и списывают по ним деньги в расход. Шоферы колхозов Ярославской области — имени Сталина, ” Звезда», ” Восход» и других выезжают с бочками на шоссе Москва—Ярославль, где у водителей проходящих по трассе автомобилей покупают по 40–50 литров бензина и, закупив таким путем 150–200 литров, сдают в кладовые колхозов по цене от 1 рубля до 1 рубля 15 коп. за литр».
Как свидетельствовало сообщение МВД СССР в ЦК КПСС, датированное 5 октября 1954 года, та же картина наблюдалась и при продаже краденых лесоматериалов. В числе прочих примеров в нем приводился и такой: «В Горьковской области в феврале с. г. разоблачена группа преступников, которая длительное время расхищала деловую древесину в государственных и кооперативных лесозаготовительных организациях. По делу привлечено к уголовной ответственности 34 человека, в том числе начальник лесозаготовительной конторы Грузглавсовхозснаба Маргани, заведующий лесным складом лесозаготовительного участка Министерства оборонной промышленности СССР Дедищев, директор мехлесопункта треста ” Мосжиллесстрой» Головин, уполномоченный Министерства заготовок СССР при управлении Горьковской железной дороги Кутьин, начальник железнодорожной станции Уста Горьковской железной дороги Шмыдов, а также одиннадцать представителей по заготовкам леса для колхозов и совхозов южных районов страны и пять дельцовпосредников, не занимавшихся общественно-полезным трудом, и др. Расследованием установлено, что преступники при заготовке древесины создавали ее излишки, скрывали их от учета и сбывали за наличные деньги колхозам и совхозам. Таким путем преступники присвоили свыше полутора миллионов рублей». В докладах и сообщениях вновь предлагались меры по прекращению скупки краденого. Но за главную из них — наладить полноценное снабжение колхозов — правительство так и не взялось.

Насколько бы ни были обширны закупки колхоза на черном рынке, уровень жизни колхозников, как и прежде, оставался довольно низким

«Скуплено более 1000 похищенных автопокрышек»
Время шло, и в следующие годы МВД вновь и вновь обращало внимание руководства страны на необходимость прекращения скупки похищенного госимущества колхозами. 29 ноября 1957 года в докладе министра внутренних дел СССР Н. П. Дудорова в ЦК КПСС и Совет министров СССР говорилось: «Министерство внутренних дел СССР докладывает, что органами милиции в ряде мест выявлены многочисленные факты хищений с предприятий и из организаций строительных и горюче-смазочных материалов, запасных частей к автомашинам и различного оборудования. Во многих случаях преступники сбывают похищенные материальные ценности за наличный расчет представителям колхозов, которые покупают эти ценности с ведома руководителей и ревизионных комиссий колхозов. Преимущественно в колхозы сбываются похищенные лесоматериалы, бензин, цемент, шифер, кровельное железо, электропровод, электромоторы, генераторы, авторезина, запасные части к автомашинам и т. д. Выборочной проверкой установлено, что в первой половине 1957 года отдельными колхозами Башкирской АССР, Ярославской, Калининской, Омской и Псковской областей, Алтайского и Красноярского краев было закуплено похищенных бензина, цемента, кирпича, пиломатериалов, угля, различного электрооборудования и автоприцепов на сумму около 2 миллионов рублей. Еще в больших размерах покупка колхозами похищенных материальных ценностей выявлена в Украинской, Казахской, Латвийской, Таджикской, Узбекской и Армянской ССР». МВД сообщало, что скупка краденого происходит открыто и беззастенчиво: «В ряде случаев правления и бухгалтера колхозов, несмотря на фиктивность закупочных документов и незаконность приобретения имущества, беспрекословно принимают эти документы к оплате. В частности, правлениями колхозов ” Пламя революции», ” Победа» и ” Трудовой гигант» Куйбышевской области были оплачены односторонние акты о покупке якобы у частных лиц 850 метров металлического троса, а колхозом ” Каймы» Шереметьевского района Татарской АССР оформлена покупка небольшой электростанции за 12 500 рублей, хотя известно, что ни металлического троса, ни тем более электростанций у частных лиц быть не может». Правда, в отдельных случаях продавцы все-таки заботятся о предоставлении хотя бы липовых документов: «В гор. Москве и Московской области вскрыты крупные хищения электротоваров и электрооборудования в специализированных управлениях ” Мосэлектромонтаж» Главмосстроя и на ряде предприятий. К уголовной ответственности привлечено 38 человек. Преступники похитили с предприятий 240 тысяч метров электропровода, 22 тонны голого провода и большое количество электрооборудования (электромоторы, генераторы, трансформаторы и др.) на сумму свыше 800 тысяч рублей. Сбывая похищенное колхозам Калининской области за наличный расчет, преступники выдавали представителям этих колхозов фиктивные счета и товарные чеки со штампами и печатями магазинов ” Мосхозторга». Часть стоимости похищенных материалов и оборудования включалась в суммы оплаты по договорам, заключавшимся колхозами с частными подрядчиками на проведение строительных, ремонтных и электромонтажных работ». В докладе министра говорилось и о том, что вокруг колхозов уже образовалась целая сеть добытчиков и посредников: «Арестованный в гор. Москве некто Стешаков скупал похищенную на московских предприятиях авторезину из расчета 300–800 рублей за одну новую покрышку с камерой, а продавал каждую из них дороже на 45 рублей. Всего им было скуплено более 1000 похищенных автопокрышек с камерами, на перепродаже которых колхозам он нажил 45 000 рублей».

Заинтересованные в успехах родного хозяйства члены ревизионных комиссий колхозов в упор не видели подтасовок в их финансовой отчетности
А в конце доклада МВД, как обычно, говорилось о предложениях, ставших почти ритуальным заклинанием. Министерство просило: «Рассмотреть вопрос об организации планового снабжения колхозов строительными, горюче-смазочными и прочими материалами, электрооборудованием, автомобильными и другими запасными частями через учреждения Сельхозснаба». Милицейское начальство не понимало простейших вещей. Ведь при существовавшем раскладе каждый председатель колхоза был преступником, боялся, что его могут в любой момент посадить, а потому исполнял любую волю руководства — хоть сеять кукурузу на вечной мерзлоте. Да к тому же еще выполнял план госпоставок без огромных затрат со стороны государства. Так что менять что-то в этой сложившейся системе в очередной раз никто и ничего не стал.

Записи созданы 8837

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх