Налоговый контроль судебная практика

Содержание

Налоговый контроль

По общему правилу в случаях, не предусмотренных разделом V.1 НК РФ, налоговые органы не вправе оспаривать цену товаров, указанную сторонами сделки и учтенную при налогообложении, а доначисление предпринимателю НДС и НДФЛ исходя из рыночных цен товаров, реализованных взаимозависимому лицу, по результатам выездной налоговой проверки является незаконным.

Отличие примененной налогоплательщиком цены от уровня цен, обычно применяемых по идентичным (однородным) товарам, работам или услугам другими участниками гражданского оборота, также не может служить самостоятельным основанием для вывода о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды, возникновении у него недоимки, определяемой исходя из выявленной ценовой разницы, поскольку судебный контроль не призван проверять экономическую целесообразность решений, принимаемых субъектами предпринимательской деятельности. Если налоговым органом оспаривается соответствие отраженной в налоговом учете операции ее действительному экономическому смыслу, то многократное отклонение цены сделки от рыночного уровня может учитываться в качестве одного из признаков получения необоснованной налоговой выгоды в совокупности и взаимосвязи с иными обстоятельствами, порочащими деловую цель сделки (взаимозависимость сторон сделки, создание организации незадолго до совершения хозяйственной операции, использование особых форм расчетов и сроков платежей и т. п.). Между тем установленное по результатам налоговой проверки отклонение цен по спорным сделкам с взаимозависимым контрагентом в диапазоне от 11 процентов до 52 процентов, по сравнению с ценами на аналогичный товар по сделкам Налогоплательщика с другими контрагентами, многократным не является.

Определение от 16.03.2018 № 305-КГ17-19973 (с. Завьялова Т. В., Першутов А. Г., Тютин Д. В., Т Плюс)

Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации находит правильным вывод судов об отсутствии ограничения по глубине проведения повторной выездной налоговой проверки в рассматриваемой ситуации. Налогоплательщик не ограничен каким-либо сроком в праве подачи уточненной налоговой декларации и согласно абзацу третьему пункта статьи 89 НК РФ в случае ее представления в рамках соответствующей выездной налоговой проверки проверяется период, за который представлена уточненная налоговая декларация (в части внесенных уточнений). Данное правило исключает применение трехлетнего ограничения на глубину проведения выездной проверки, установленного абзацем вторым пункта 4 статьи 89 НК РФ. Между тем это не означает, что в случае подачи налогоплательщиком уточненной налоговой декларации повторная выездная проверка может быть инициирована налоговым органом в любое время — без учета разумности срока, прошедшего с момента подачи уточненной налоговой декларации.

При оценке разумности срока назначения повторной выездной проверки должны учитываться все обстоятельства, имеющие отношение к обеспечению баланса частных и публичных интересов, в том числе: существование у налогового органа при должной организации контрольной работы возможности по своевременному выявлению обстоятельств хозяйственной деятельности налогоплательщика, указывающих на необоснованность изменений в исчислении налога, заявленных в уточненной декларации способность налогоплательщика в случае проведения повторной выездной проверки обеспечить защиту своих прав по прошествии установленного пунктом 1 статьи 23 НК РФ четырехлетнего срока хранения документов, необходимых для исчисления и уплаты налогов; наличие или отсутствие в действиях налогоплательщика признаков противодействия налоговому контролю (предоставление налоговому органу недостоверных и (или) неполных документов и т. п.). Бремя доказывания обстоятельств, позволяющих сделать вывод о разумности срока назначения повторной выездной проверки, при этом в силу части 1 статьи 65, части 5 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации лежит на налоговом органе.

При рассмотрении настоящего дела суды установили, что повторная выездная налоговая проверка назначена спустя 1 год 10 месяцев после представления в налоговый орган налоговой декларации, что само по себе является значительным сроком. При этом доводы налогового органа, обосновывающие обстоятельства, связанные с назначением повторной выездной налоговой проверки, суды оставили без соответствующей правовой оценки.

НДС

Определение от 22 марта 2018 № 306-КГ18-1234 (с. Антонова М. К., Ривьера Тауэр)

Поскольку решением Арбитражного суда договор на выполнение предстроительных услуг и дополнительное соглашение признаны недействительными и применены последствия недействительности сделки в виде взыскания в пользу Налогоплательщика неосновательного обогащения данная денежная сумма не может быть использована для совершения операций, облагаемых НДС, следовательно, у Налогоплательщика, применившего налоговый вычет, возникла обязанность восстановить принятый ранее к вычету НДС.

Судами отмечено, что в рассматриваемой ситуации, заключенное между сторонами мировое соглашение является исключительно способом исполнения ранее установленных судом обязательств, определяет порядок их исполнения и не изменяет цену сделки. Кроме того, заключение мирового соглашения не было обусловлено разумными экономическими причинами (целями делового характера), поскольку им предусмотрено уменьшение активов Налогоплательщика (суммы, взысканной на основании вступившего в законную силу судебного решения) более чем в два раза.

Определение от 19.03.2018 № 310-КГ17-20259 (с. Павлова Н. В., ИП Нагурный Алексей Анатольевич)

Отменяя постановление суда апелляционной инстанции, суд кассационной инстанции исходил из того, что непредставление документов, предусмотренных пунктом 6 статьи 145 НК РФ, лишает права Налогоплательщика на освобождение от исполнения обязанностей налогоплательщика, связанных с исчислением и уплатой налога на добавленную стоимость. При этом суды установили, что при ведении экономической деятельности и получении дохода спорная налоговая декларация по налогу на добавленную стоимость за 3 квартал 2015 года была представлена предпринимателем с нулевыми показателями. В связи с этим, установив занижение налогооблагаемой базы по НДС и непредставление в установленный срок налоговой декларации, инспекция доначислила Налогоплательщику НДС, пени и применила штрафы.

Определение от 12.03.2018 № 303-КГ17-20685 (с. Завьялова Т. В., С Технология)

Суды учли, что Налогоплательщик финансирование строительства за счет собственных средств не осуществлял. Строительство осуществлялось за счет денежных средств (инвестиций), предоставляемых в соответствии с условиями инвестиционного контракта инвесторами (учредителями Налогоплательщика). Суды пришли к выводу о том, что Налогоплательщик не вправе заявлять налоговые вычеты по счетам-фактурам, предъявленных подрядными организациями при строительстве инвестиционного объекта.

Налог на прибыль

Определение от 23.03.2018 № 305-КГ18-1219 (с. Завьялова Т. В., РуссНефть)

Суды установили отсутствие деловых и экономических целей при предоставлении Налогоплательщиком займов ООО «Энергосоюз-А», поскольку займодавцу было известно о неплатежеспособности заемщика ввиду неосуществления им деятельности, направленной на реальное получение прибыли, аффилированность и взаимозависимость всех участников данных операций, а также формальное, не направленное на реальное получение денежных средств от указанного юридического лица, взыскание спорной задолженности в рамках судебных дел № А40-92378/10 и № А40-92376/1, целью которого является включение расходов в налогооблагаемую базу по налогу на прибыть и для последующего банкротства юридического лица ООО «Энергосоюз-А».

Определение от 15 марта 2018 № 306-КГ18-594 (с. Антонова М. К., ЕвроХим-ВолгаКалий)

Суды установив, что объект строительства — комбинат в эксплуатацию не введен, имущество с целью извлечения дохода не используется, Налогоплательщик спорные объекты не учитывал для целей налогообложения в составе амортизируемого имущества и не исчисляло по ним амортизацию в целях налогового учета пришли к выводу о неправомерном отнесении налогоплательщиком амортизационной премии по средствам, используемым при строительстве комбината, в состав косвенных расходов. Также установив, что находящиеся на балансе Налогоплательщика общежития, жилые дома, коттеджи, здание бани с прачечной в помещении бытового обслуживания с буфетом, сети газоснабжения, теплоснабжения и электроснабжения относятся к объектам обслуживающих производств и хозяйств, суды пришли к выводу о неправомерном завышении Налогоплательщиком убытка по результатам основной деятельности на убыток, полученный от деятельности всех объектов обслуживающих производств и хозяйств. Кроме того, судами отмечено отсутствие ведения раздельного учета деятельности объектов обслуживающих производств и хозяйств.

Относительно привлечения налогоплательщика к ответственности по пункту 2 статьи 120 НК РФ за грубое нарушение правил учета доходов (расходов) объектов налогообложения в виде штрафа в размере 15 000 рублей, суды поддержали выводы налогового органа, указав на наличие длящегося нарушения при ведении налоговых регистров по составу косвенных расходов, по причине неправомерного учета амортизационной премии по объектам комбината. Аналогичное нарушение установлено налоговым органом по результатам предыдущей выездной налоговой проверки.

Определение от 06 марта 2018 № 304-КГ17-8961 (с. Завьялова Т. В., Антонова М. К., Павлова Н. В., СУЭК-Кузбасс)

Применительно к налогообложению трансграничных дивидендов понятие «капитал» включает в себя все, что относится к капиталу в соответствии с гражданским (корпоративным) законодательством и, дополнительно, ряд элементов, прямо не охватываемых гражданским (корпоративным) законодательством, в том числе, предоставленные российской организации займы, проценты по которым переквалифицированы в дивиденды на основании пунктов 2 и 4 статьи 269 НК РФ. , Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации полагает ошибочными выводы судов о невозможности применения пониженной ставки налога 5 процентов, мотивированные отсутствием прямого участия иностранной компании SUEK PLC в капитале общества и невыполнением в связи с этим такого предусмотренного подпунктом «а» пункта 2 статьи 10 Соглашения об избежании двойного налогообложения условия, как достижение определенного размера вложения в капитал.

УСН

Определение от 22.03.2018 № 304-КГ18-1155 (с. Завьялова Т. В., Беркат)

Суды с учетом правовой позицией Верховного Суда Российской Федерации, изложенной в определении от 31.01.2017 № 309-КГ16-13100, пришли к выводу о том, что при передаче организацией-заемщиком заимодавцу имущества в счет погашения обязательства по договору займа стоимость этого имущества включается в состав доходов от реализации, учитываемых при определении налоговой базы по налогу, уплачиваемому в связи с применением УСН.

Определение от 15.03.2018 № 304-КГ17-20155 (с. Тютин Д. В., ИП Дорошук Вера Васильевна)

Суды первой и апелляционной инстанций, частично удовлетворяя требования Налогоплательщика, руководствовались положениями Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», НК РФ, и исходили из того, что полученное арбитражным управляющим вознаграждение за осуществление регулируемой Законом о банкротстве профессиональной деятельности не является доходом от предпринимательской деятельности и не может облагаться УСН. При этом суды приняли во внимание, что данный вывод был сделан в Обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации от 26.06.2015 № 2 (2015), утвержденном Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 26.06.2015, что являлось изменением судебной практики по отношению к Постановлению Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 04.03.2014 № 17283/13. С учетом правовой позиции, изложенной в Определении Верховного Суда Российской Федерации от 14.09.2015 № 301-КГ15-5301, суды первой и апелляционной инстанций заключили, что доначисление НДФЛ со спорного дохода за 2015 год незаконно, а Налогоплательщик был вправе применять в указанном периоде УСН.

Суд округа, отменяя акты судов первой и апелляционной инстанций в соответствующей части, отметил, что указанная правовая позиция высшей судебной инстанции была сформирована в 2015 году (определения Верховного Суда Российской Федерации от 21.01.2015 № 87-КГ14-1, от 14.09.2015 № 301-КГ15-5301, Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации от 26.06.2015 № 2 (2015), Обзор практики рассмотрения судами дел, связанных с применением главы 23 НК РФ от 21.10.2015 (пункт 13)), в связи с чем Налогоплательщик имел возможность в 2015 году вести учет своих доходов и расходов в целях исчисления НДФЛ. Данный вывод суда округа является правильным. Правовая позиция, изложенная в Определении Верховного Суда Российской Федерации от 14.09.2015 № 301-КГ15-5301, касалась иных фактических обстоятельств (по проверяемы периодам в совокупности с датами принятия решений налоговым органом и судом).

Определение от 06 марта 2018 г. № 308-КГ17-14457 (с. Антонова М. К., Пронина М. В., Тютин Д. В., ИП Мокин Денис Геннадьевич)

В соответствии с пунктом 1 статьи 2 Гражданского кодекса Российской Федерации предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг. По смыслу данной нормы направленность действий гражданина на систематическое получение прибыли, как признак деятельности предпринимателя, состоит в активных действиях — вовлечении соответствующих ресурсов (оборудования, рабочей силы, технологии, сырья, материалов, энергии, информационных ресурсов и тому подобное), нацеленности произведенных затрат на получение положительного финансового результата. При рассмотрении настоящего дела судами не исследована совокупность такого рода обстоятельств.

Вопрос законности доначисления налога по УСН с продажи доли в праве собственности на недвижимое имущество, как с предпринимательской деятельности, напрямую зависит от того, имел ли налоговый орган достаточную информацию в период сдачи имущества в аренду для того, чтобы квалифицировать данную деятельность, как предпринимательскую и воспользовался ли он данной информацией для того, чтобы предложить предпринимателю уплачивать налоги с учетом такого характера деятельности. При ином подходе нарушается требование защиты правомерных ожиданий предпринимателя.

Вопросы добросовестности

Определение от 29 марта 2018 г. № 307-КГ18-1946 (с. Антонова М. К., Зубцовский машиностроительный завод)

Ссылка Налогоплательщика на необходимость применения положений статьи 54.1 НК РФ признается ошибочной, поскольку положения указанной нормы права в силу статьи 2 Федерального закона от 18.07.2017 № 163-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Налогового кодекса Российской Федерации» применяются к проверкам только после вступления данного закона в законную силу.

Определение от 28.03.2018 № 306-КГ18-1506 (с. Завьялова Т. В., Камышинский стеклотарный завод)

Суды учли, что совокупность установленных обстоятельств дает основание полагать, что реализация товара происходила напрямую конечному покупателю, минуя спорных контрагентов. При этом в ходе проверки установлено, что реализация продукции в адрес названных организаций, которые обладают признаками «недобросовестных контрагентов», производилась Налогоплательщиком по цене, значительно ниже цены за аналогичную продукцию, реализованную в адрес иных организаций. Таким образом, по результатам оценки представленных в материалы дела доказательств суды пришли к выводу о фиктивности сделок, заключенных между заявителем и его контрагентами, их направленность на создание искусственных оснований для получения налоговой выгоды.

Определение от 27 марта 2018 № 306-КГ18-1650 (с. Антонова М. К., Випойл—гиперцентр)

В части эпизода, касающегося убытков от выхода Налогоплательщика из состава учредителей ООО «Стимул», суды исходили из необоснованности отнесения в состав внереализационных расходов списанной как безнадежной дебиторской задолженности ООО «Стимул» по возврату стоимости доли в уставном капитале, поскольку налоговым органом доказана совокупность обстоятельств, свидетельствующих об отсутствии у ООО «Стимул» финансово-хозяйственной деятельности и согласованности действий Налогоплательщика и ООО «Стимул», направленной на получение необоснованной налоговой выгоды в виде искусственного завышения дебиторской задолженности по невозвращенному уставному капиталу (искусственно сформированных убытков), в целях уменьшения налогооблагаемой базы по налогу на прибыль. При этом суды установили, что в нарушение законодательства об обществах с ограниченной ответственностью ООО «Стимул» не уменьшило уставный капитал на сумму, необходимую для выплаты доли Налогоплательщику. Кроме того, Налогоплательщик мог получить обратно имущество (имущественные права на финансовые активы), внесенное правопредшественником в качестве вклада в уставный капитал, поскольку ООО «Стимул» не осуществляло реальной деятельности и вклад оставался в неизменном состоянии, однако не было заинтересовано в возврате доли в том же виде, так как денежная оценка размера вклада изначально не соответствовала его действительному содержанию.

Определение от 27.03.2018 № 305-КГ18-2045 (с. Завьялова Т. В., БИГИНФОРМ)

Совокупность установленных обстоятельств дает основания полагать о наличии схемы, направленной на получение необоснованной налоговой выгоды, при которой услуги заказчикам (клиентам) Налогоплательщика оказывались силами самого Налогоплательщика, а также сотрудниками иных организаций, привлеченных в рамках договоров аутсорсинга, при этом оформлялись как выполненные спорными контрагентами.

Определение от 26.03.2018 № 303-КГ18-1551 (с. Першутов А. Г., Ванино-Групп)

Реальность хозяйственных операций со спорными контрагентами определяется не только представленными документами и фактическим выполнением работ (оказанием услуг), но и реальностью исполнения этих работ (услуг) именно силами этих контрагентов.

Определение от 26 марта 2018 № 309-КГ18-1292 (с. Антонова М. К., ИНСАЙТ-менеджмент)

Суд, оставляя судебные акты без изменения и соглашаясь с выводами инспекции о том, что налогоплательщик при выборе контрагентов действовал без должной осмотрительности, отметил, что в силу правовой позиции, выраженной в пункте 10 постановления № 53, данное обстоятельство является достаточным основанием для отказа в применении налогового вычета по НДС в условиях недоказанности поставки товара конкретным поставщиком.

Определение от 23 марта 2018 г. № 301-КГ18-1241 (с. Антонова М. К., Производственное объединение «Ресурс»)

Суд установил, что во исполнение обязательств по договорам Налогоплательщик (поставщик) осуществлял реализацию товаров (мебели) индивидуальным предпринимателям, при этом выставляя для оплаты счета-фактуры с указанием налога на добавленную стоимость. Впоследствии реализация товаров от индивидуальных предпринимателей по договорам поставки, заключенным с дилерскими салонами, осуществлялась без налога на добавленную стоимость. Регистрация индивидуальных предпринимателей прекращена по их заявлению одновременно с прекращением действия договоров поставки. При этом у Налогоплательщика и ИП существовали одни и те же схемы работы с заказами конечных покупателей, изготовление, хранение, погрузка и транспортировка товара, оформление документов, осуществление функций одного субъекта предпринимательской деятельности работниками другого субъекта, что противоречат общим принципам ведения самостоятельной предпринимательской деятельности и указывает на то, что весь товар (вне зависимости от документального оформления от имени того или другого предпринимателя) определялся Налогоплательщиком как свой собственный и, соответственно, реализовывался (независимо от наличия перепродавца) как собственный. Доказательств наличия каких-либо объективных обстоятельств, препятствовавших осуществлению поставок мебели непосредственно от Налогоплательщика в адрес дилерских салонов, не представлено, наоборот, материалами дела подтверждено осуществление Налогоплательщиком поставки продукции в адрес дилерских салонов до заключения договора, во время действия и после прекращения действия договора с ИП.

Определение от 22.03.2018 № 305-КГ18-1263 (с. Першутов А. Г., Торгово-Промышленная группа «Империя»)

Ссылка на статью 54.1 НК РФ подлежит отклонению, поскольку вопреки доводам жалобы суды исходили не из формальных претензий к контрагентам (нарушение законодательства о налогах и сборах, подписание документов неустановленным лицом), а из установленных фактов, опровергающих реальность сделок.

Почему не нужно бояться спорить с инспекторами

В последнее время практически ни одна налоговая проверка не заканчивается без доначислений. Что происходит дальше? Арест имущества, заморозка счетов, выдергивание значительных сумм из оборота налогоплательщика. О том, что делать, когда на руках решение инспекции, с которым вы не согласны, какие приемы помогут защитить свои права и отбиться от надуманных претензий, читайте в новом блоге для «БИЗНЕС Online» от партнеров АНП «Зенит» Юлии Заздравной и Гузель Валеевой.


Фото: ©Михаил Мордасов, РИА «Новости»

ЭФФЕКТИВНЫЕ ПРИЕМЫ ЗАЩИТЫ

Выездные налоговые проверки оборачиваются серьезными доначислениями, и исключения редки. Согласиться с незаконными доначислениями значит отдать заработанные непростым трудом деньги, поставить под угрозу само существование бизнеса, а порой и личную свободу.

Но нередко налогоплательщик отказывается от совершенно законных способов защиты своих прав и интересов. Почему? Чаще всего боятся «разозлить», «испортить отношения», «налоговой вендетты».

Доводы, скажем так, неубедительные.

Во-первых, разозлить. Если вы ведете себя корректно и профессионально, не переходите на личности, то риск излишней негативной эмоциональности значительно сокращается.

Во-вторых, «испортить отношения». Если кратко, то здоровые отношения всегда подразумевают взаимность. Налоговая боялась испортить с вами отношения, производя, по вашему мнению, незаконные доначисления? Боюсь, что нет.

В-третьих, «налоговая вендетта». Это скорее фобии десятилетней давности. В последние годы профессиональный уровень налоговых инспекторов неизменно повышается, а налоговые отношения становятся более определенными. Поэтому в проведении «налоговой вендетты» нет никакой целесообразности. Сотруднику выгоднее не «мстить», а выйти на следующую проверку, произвести новые доначисления и получить долгожданную премию СМС (средства материального стимулирования). Понимаете, это налоговая инспекция для вас единственная, а у нее таких, как вы, очень много.

НЮАНСЫ ЗАЩИТЫ

Но чтобы качественно защитить свои интересы, надо максимально использовать предусмотренные законом возможности.

Для начала разберемся, когда можно считать проверку оконченной.

Если говорить о выездной налоговой проверке, окончанием считается день вручения справки. После этого находиться на территории налогоплательщика и проводить проверку налоговые органы не вправе (исключение — проведение дополнительных мероприятий налогового контроля, но об этом чуть позже).

Что касается камеральных налоговых проверок, их окончанием является истечение трехмесячного срока со дня подачи декларации.

На практике случается, что налоговые органы не выдерживают этот срок.

Так, в одном деле налогоплательщик подал декларацию и уже, вероятно, забыл про это. Каково было его удивление, когда через 11 месяцев пришло требование представить документы и пояснения. Налогоплательщик дошел до ВАС РФ, и высшая на тот момент судебная инстанция поддержала компанию. Таким образом, если по истечении трех месяцев со дня подачи декларации (+15 — 20 рабочих дней — столько отводится на составление и вручение/направление акта) налогоплательщик не получил акт камеральной налоговой проверки, он вправе рассчитывать, что нарушений нет.

Итак, налоговая проверка закончилась, и вы получили акт проверки, с которым не согласны.

Дальнейшее обжалование результатов проверки условно проходит в три этапа.

I. Подача возражений на акт проверки, участие в рассмотрении материалов проверки.

II. Апелляционное обжалование.

III. Судебное обжалование.

Рассмотрим нюансы каждого из этапов.

ВОЗРАЖЕНИЯ НА АКТ ПРОВЕРКИ

На подачу возражений налогоплательщику отводится один месяц.

Ключевые правила при подготовке возражений следующие.

1. Тщательно перепроверить все расчеты в акте (включая расчеты недоимки, пеней, штрафов).

Да, налоговые инспектора такие же, как и мы с вами, люди, и им свойственно ошибаться.

Так, в одном акте при расчете суммы по пяти столбцам таблицы налоговый орган последнюю графу попросту не учел — «не протянул» до конца формулу в Excel.

В итоге получилось: 1+1+1+1=5

Это кардинально отразилось на результате — при правильном расчете у налогоплательщика должна быть переплата 1,6 млн. рублей, а так — недоимка 12,6 млн. рублей.

2. Представить с возражениями дополнительные документы.

Особенно в ситуации, когда в ходе налогового аудита вы выявили налоговые переплаты (неучтенные расходы, неиспользование льгот, ошибки в расчетах и т. д.) и хотите, чтобы налоговый орган их учел при вынесении решения. Если представить такие документы на последующих этапах обжалования — вышестоящий налоговый орган и суды их попросту не примут во внимание.

В нашей практике был случай, когда налоговая доначислила 7 млн. рублей. В ходе подготовки возражений мы провели налоговый аудит и выявили переплаты. По результатам судебного рассмотрения начисления налоговой были признаны незаконными, а переплата подтверждена. В итоге проверка для налогоплательщика закончилась не взысканием недоимки, а возвратом 1,6 млн. рублей переплаты.

3. Акцент делать на нарушениях материального права, арифметических и логических ошибках.

4. При наличии смягчающих обстоятельств — указать в возражениях.

К таковым относят тяжелое материальное положение компании, социальная значимость предприятия, несоразмерность штрафа тяжести совершенного правонарушения и пр. Это позволяет снизить размер штрафа минимум в два раза.

ПРОЦЕДУРНЫЕ НАРУШЕНИЯ ИНСПЕКЦИИ

Процедура проведения налоговой проверки и оформления ее результатов достаточно четко регламентирована. Права и обязанности налогоплательщика и налогового органа взаимосвязаны, коррелируют между собой.

Ключевое право налогоплательщика — возможность участвовать в рассмотрении материалов налоговой проверки и давать свои объяснения (п. 14 ст. 101 НК РФ). Если налоговый орган не обеспечил налогоплательщику такую возможность, решение подлежит отмене по процедурным основаниям.

Безусловным основанием для отмены решения являются следующие нарушения.

1. Не вручили акт налоговой проверки, приложения к акту.

Очевидно, в таком случае налогоплательщик лишен возможности представить какие-то объяснения в свою защиту.

Отдельно надо сказать про приложения к акту. Налоговый орган обязан раскрыть свою доказательственную базу уже на этом этапе. Однако ситуации, когда налоговый орган вручает акт без каких-либо приложений (материалов встречных проверок, протоколов осмотра, допросов, экспертных заключений и т. д.), далеко не редкость. В таких случаях не всегда помогают даже письменные обращения в инспекцию с просьбой представить материалы проверки. Подготовить качественные возражения в таких случаях крайне проблематично.

Ситуация обещает измениться в ближайшее время. Дело в том, что с 1 июня 2016 право налогоплательщика знакомиться с материалами налоговой проверки зафиксировано в п. 2 ст. 101 НК РФ. Для реализации такого права необходимо подать письменное заявление в инспекцию (в течение месяца, отведенного на представление возражений на акт). Налоговый орган, в свою очередь, обязан предоставить такую возможность не позднее двух дней с момента получения заявления. Материалы проверки разрешается осматривать, делать с них выписки, снимать копии. По окончании ознакомления будет составляться протокол. Правда, новшество действует лишь в отношении проверок, оконченных после 1 июня.

2. Не пригласили на рассмотрение акта налоговой проверки.

Одна из вариаций нарушения — когда налоговый орган вручает соответствующее уведомление ненадлежащему представителю налогоплательщика.

Предприимчивые налогоплательщики долгое время попросту не забирали письма с почты. Без тени сомнения можно сказать, что сегодня такие действия будут квалифицированы судом как злоупотребление правом. Ведь именно в обязанности компании входит своевременное получение корреспонденции, направленной по юридическому адресу. Кроме того, в этом случае компания рискует получить блокировку счета инспекцией.

3. Не ознакомили с результатами дополнительных мероприятий налогового контроля (ДМНК), не пригласили на их рассмотрение.

К слову, на днях заработала полезная для налогоплательщика норма. Компания вправе ознакомиться с результатами ДМНК и представить свои возражения по ним в течение 10 рабочих дней по истечении срока проведения ДМНК, указанного в решении. Срок, конечно, недостаточный, ведь очень часто основную доказательную базу налоговые органы собирают именно на этой стадии. Но раньше и этого срока не было, что на практике приводило к ущемлению прав налогоплательщика (к примеру, знакомили с материалами в день рассмотрения).

4. Не учли возражения налогоплательщика.

Мы вели подобное дело. Предприниматель в надежде быть услышанным направил в инспекцию увесистые возражения, приложив пакет документов. Однако в решении обнаружил короткую фразу «Налогоплательщик возражения на акт не представил». И это несмотря на то, что возражения поступили в инспекцию за два дня до рассмотрения материалов проверки (был сделан запрос на почту). Иными словами, налоговый орган имел возможность ознакомиться с возражениями. Суды отменили решение.

5. Не допустили представителя налогоплательщика на рассмотрение материалов проверки.

В нашей практике был примечательный случай. Анализируя материалы проверки на предмет процедурных нарушений, внимание упало на дату рассмотрения акта и вынесения решения. Все мы знаем, что 12 июня наша страна отмечает важный государственный праздник — День России. А по правилам переноса в тот год 13 июня (день рассмотрения акта и вынесения решения) был выходным. В суде мы сумели доказать, что налоговый орган лишил налогоплательщика права привлечь на рассмотрение материалов проверки квалифицированного представителя.

6. Решение принято лицом, не рассматривающим материалы налоговой проверки.

Например, на рассмотрении возражений присутствовал заместитель начальника ИФНС, а решение вынес начальник. Логика простая: в такой ситуации налогоплательщик остается неуслышанным.

7. В решении указаны новые основания для доначисления налогов (не описанные в акте); суммы доначислений превышают прежние.

Исключение — результаты ДМНК, их по понятным причинам в акте быть не может.

Несмотря на рост профессионализма работников налоговых органов и «хрестоматийность» нарушений, подобные случаи отнюдь не редкость.

КАК НАЛОГОВИКИ ПОДДЕЛАЛИ ПОДПИСЬ НАЛОГОПЛАТЕЛЬЩИКА

С грустью приходится констатировать, что недобросовестные представители встречаются как в рядах налогоплательщиков, так и контролирующих органов.

К примеру, в одном из дел, рассмотренных АС Поволжского округа, налогоплательщик с опозданием подал декларацию по земельному налогу за 2011 год. Инспекция решила оштрафовать предпринимателя. При этом камеральную проверку проводил один инспектор, а акт по итогам проверки подписал другой. И не просто подписал, а попытался сымитировать подпись коллеги. Как пишут эксперты в таких случаях, «выполнена с подражанием подписи». В суд инспектора предоставили другую версию акта, оформленного и подписанного по всем правилам. Но суды не приняли новый акт и отменили решение по проверке.

В другом деле проверяющие подделали подпись налогоплательщика в протоколе об ознакомлении с назначенной экспертизой и в уведомлении о времени и месте рассмотрения дополнительных мероприятий налогового контроля. Подлог инспекторов выявила почерковедческая экспертиза, инициированная бдительным налогоплательщиком в суде.

В своей практике мы сталкивались с дописками в акте налоговой проверки (запись о получении приложений к акту), а также с попыткой сфальсифицировать требование о представлении документов, от получения которого директор, по заверению инспекторов, отказался (в действительности требование «вручалось» в день, когда директор находился за границей).

Своевременное выявление недобросовестных действий налоговых органов в этих делах позволило отменить незаконные решения по проверкам.

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОБЖАЛОВАНИЕ

С 2014 года действует обязательный досудебный порядок обжалования по любым налоговым спорам. Ранее такой порядок работал лишь в отношении решений, принятых по итогам налоговых проверок. Это означает, что налогоплательщик не может обратиться в суд, если не попробовал урегулировать спор с инспекцией в вышестоящем налоговом органе.

Для территориальной инспекции вышестоящим налоговым органом является управление (в Татарстане — УФНС по Республике Татарстан), для управления — ФНС. Выше ФНС в ведомстве никого нет, поэтому их решения обжалуются напрямую в суде.

С одной стороны, досудебный порядок отсекает откровенные нарушения инспекции. По нашему опыту, до 40 процентов споров разрешаются уже на этой стадии. Это экономит время и деньги налогоплательщика.

Вместе с тем, апелляционное обжалование увеличивает сроки восстановления прав налогоплательщика.

Взять, к примеру, ситуацию с незаконной блокировкой счета компании. Раньше была возможность обратиться напрямую в суд, получить в считанные дни обеспечительные меры и тем самым приостановить действие обжалуемого решения.

Теперь надо сначала обратиться с жалобой в вышестоящую инспекцию и дожидаться ответа в течение месяца. Открывать в такой ситуации новые счета банки не вправе (к слову, принятые налоговым органом решения о блокировке счета находятся в открытом доступе на сайте ФНС). Для бизнеса это очень большой, порой губительный срок. Единственная оперативная мера в таких случаях — подача жалобы в прокуратуру.

Справедливости ради стоит сказать, что возможность получить обеспечительные меры предусмотрена и при досудебном обжаловании.

КАК ПРАВИЛЬНО ЖАЛОВАТЬСЯ

Итак, вы получили решение по проверке, с которым не согласны.

В зависимости от расторопности существует два варианта:

— подать апелляционную жалобу, если не прошел месяц со дня вручения решения. В этом случае компания получает своего рода отсрочку: решение по проверке вступает в силу лишь после принятия решения вышестоящей инспекцией;

— подать жалобу на вступившее в силу решение инспекции (в течение года с момента вручения).

Буквально на днях разбирали забавный случай.

Компания решила обжаловать решение управления об отказе признать налог уплаченным, привлекла юриста. Однако суд обездвижил заявление, поскольку не был соблюден досудебный порядок. Недолго думая, представитель направил (!) в территориальную инспекцию (!) претензию. Видимо, по аналогии с гражданским спором. Представляю удивление налоговиков на местах.

К таким курьезам приводит ситуация, когда юрист «и швец, и жнец, и на дуде игрец».

Ключевые правила при составлении апелляционной жалобы.

1. Просим отменить решение полностью.

Даже если на этой стадии аргументов по отдельным эпизодам проверки у вас нет, они могут появиться на стадии судебного обжалования. Правильная просительная часть поможет избежать необходимости обращаться с дополнительной жалобой в управление.

2. Раскрываем процедурные нарушения территориальной инспекции.

Раньше многие налогоплательщики применяли следующий тактический прием — процедурные нарушения инспекции берегли для суда. Логика простая — не дать вышестоящей инспекции «переиграть» ситуацию. ВАС РФ пресек эту практику — суды примут подобные доводы налогоплательщика лишь при указании на них в апелляционной жалобе (п. 68 постановления пленума ВАС РФ №57 от 30.07.2013).

До недавнего времени вышестоящий налоговый орган рассматривал жалобу без участия налогоплательщика. Теперь в этом правиле появилось исключение. Вышестоящий налоговый орган должен рассмотреть жалобу с участием ее подателя, если будут выявлены противоречия между сведениями, содержащимися в представленных нижестоящим налоговым органом материалах либо несоответствия сведений, представленных налогоплательщиком, сведениям, содержащимся в материалах нижестоящего налогового органа.

Следует обратить внимание, что вышестоящий налоговый орган проверяет правильность решения территориальной инспекции. И делать работу последней (усиливая доказательственную базу), также как давать указания инспекции провести дополнительные мероприятия налогового контроля не вправе, это будет нарушением.

Другое дело — когда территориальная инспекция допустила процедурные нарушения и управление в состоянии их исправить (например, пригласив налогоплательщика на рассмотрение).

Обжалование в суде.

Ключевые правила подготовки документов как нельзя лучше сформулировал заслуженный юрист России Семен Ария.

Правило №1: простота. «Избегайте сложных фраз с деепричастными и причастными оборотами, с длинной цепью придаточных предложений. Так мог позволить себе писать Лев Толстой, у которого фраза могла быть растянута от начала до конца страницы. Он знал, что фразу эту все равно прочтут с напряженным вниманием, чтобы не упустить движение мысли гения.

Мы не гении, наши документы читают по долгу службы заваленные делами, подчас утомленные люди. Следует облегчить их труд, писать просто и ясно. В идеале текст должен состоять из коротких рубленых фраз, не обремененных сложным построением».

Правило №2: структурность. «Изложение должно складываться из логически последовательных разделов, каждый из которых завершается четким выводом. Иногда словом «вывод» можно даже выделить концовку раздела».

На сегодняшний день в результате ряда кадровых перестановок налоговый состав суда серьезно усилен и очень квалифицирован.

Предмет спора все чаще перемещается от нюансов применения налогового законодательства в производственную плоскость. Судьи углубляются в технологии, вникают в специфику деятельности налогоплательщика, не ограничиваясь изучением стандартного пакета доказательств.

Сама практика стала жестче. И доводы, что вы не знали (к примеру, о том, что контрагент проблемный), сейчас не работают. Суды ждут раскрытия деловой цели сделок, истинных мотивов налогоплательщика.

К слову, изменение состава по определенным и, к сожалению, неудивительным причинам значительно сказалось на показателях некоторых юридических фирм.

ДЬЯВОЛ В ДЕТАЛЯХ

Важный совет: при изучении материалов дела всегда помните «Дьявол кроется в деталях». При внимательном изучении документов часто выявляются интересные нюансы.

В одном деле, которое мы вели, налоговый орган выяснил, что строительная лицензия получена по поддельному диплому (речь шла о периоде до введения СРО). В качестве доказательств к акту прилагался соответствующий запрос и ответ вуза. Однако детальная проверка документов показала, что инспекция в запросе неверно указала серию и номер диплома. Соответственно, ответ вуза (о том, что такой диплом не выдавался) не имел отношения к делу. Суд не принял довод инспекции, что наряду с иными собранными нами доказательствами позволило оспорить решение налогового органа.

Помимо внимательности, глубоких знаний, постоянного отслеживания законодательства и судебной практики налоговые споры требуют творческого подхода и нестандартного мышления.

К примеру, один налогоплательщик измерил требование инспекции в автомобилях марки «Газель». Дело было так. Инспекция выставила в адрес банка обширное требование о представлении копий документов. Банк обжаловал требование и в обоснование своей позиции произвел филигранные расчеты, показав, что оспоренное требование — это:

— 98 529 документов;

— 6 260 000 листов;

— 100 принтеров для снятия копий, при условии работы каждого в течение более двух месяцев;

— 12 520 пачек бумаги (что в пересчете 1,8 млн. рублей);

— 1,4 млн. рублей на приобретение расходных материалов (картриджей, роликов и т. д.);

— 30 тонн груза, для перевозки которого потребуется 20 автомобилей марки «Газель»;

— 90 месяцев для изучения четырьмя проверяющими истребованных документов (при чтении одним сотрудником 100 страниц в час).

Аргументация более чем убедительная, согласитесь?

Уроки математики помогли налогоплательщику и в другом деле. Инспекция утверждала, что направила акт проверки налогоплательщику заказным письмом. По весу конверта налогоплательщик высчитал, что в письме могло находиться не больше 5 листов формата А4, тогда как акт состоял из 30 листов. Суд отменил решение налогового органа.

А вот пример, когда суды не оценили «креатива» налогоплательщика. Инспекция запросила документы у налогоплательщика. Часть документов компания не представила, сославшись на их изъятие представителями правоохранительных органов. В качестве доказательства представила протокол выемки следователем ОВД, подписанный, к тому же двумя понятыми. Сделав несколько запросов в профильные службы, налоговый орган выяснил, что людей с такими ФИО попросту не существует, а изымавший документы «следователь» никогда в рядах служителей правопорядка не состоял. Как отреагировали на эту «изобретательность» налогоплательщика сами правоохранительные органы, история умалчивает…

Как видите, важность грамотной подготовки и ведения дела трудно переоценить. Нам известны случаи, когда невыверенность позиции, плохая подготовка налогоплательщика к делу приводили к отрицательному результату — необходимости уплатить десятки и сотни миллионов, банкротству компаний, уголовному преследованию руководителей и учредителей.

И здесь очень важно чувствовать грань между дозволенным и запретным, между законными способами защиты прав налогоплательщика и противоправными. Это тот случай, когда к цели ведут не любые средства.

Гузель Валеева, Юлия Заздравная

Когда нужна глубинная проверка

Начнем с проверок потенциальных контрагентов. Здесь судьи отметили, что ИФНС часто подменяет понятия. Вместо того, чтобы установить факт проявления организацией осмотрительности при выборе контрагента, налоговики выявляют изъяны в эффективности и рациональности хозяйственных решений, принятых налогоплательщиком. Именно так, по мнению высокого суда, следует квалифицировать претензии налоговых органов о том, что налогоплательщик при заключении сделки не запросил данные о складах, транспорте, сотрудниках контрагента, а ограничился лишь проверкой сведений по ЕГРЮЛ и сверкой паспортных данных руководителя.

Проверить контрагента на достоверность сведений в ЕГРЮЛ и признаки фирмы‑однодневки

Подобная подмена, по мнению ВС РФ, недопустима. Действительно, при выборе контрагента нужно оценить не только условия сделки и их коммерческую привлекательность, но и деловую репутацию, платежеспособность партнера, а равно риск неисполнения обязательств. Именно поэтому покупатель может проверить наличие у контрагента необходимых ресурсов (производственных мощностей, технологического оборудования, квалифицированного персонала) и соответствующего опыта. Однако глубина таких проверок, как отметила Судебная коллегия, зависит от конкретного договора. Нельзя применять одинаковый подход при проверке контрагента для разовой незначительной сделки (например, закупка материально-производственных запасов) и при выборе стороны договора в крупном или длительном контракте. Например, в случае приобретения дорогостоящего актива или при заключении долгосрочного контракта, предполагающего регулярные поставки, либо выполнение существенного объема работ.

На практике этот вывод ВС РФ означает следующее: если заключается некрупная сделка, достаточно убедиться в том, что контрагент зарегистрирован в установленном порядке, с ним можно связаться по указанному в ЕГРЮЛ адресу и от его имени действует уполномоченное лицо.

Получить свежую выписку из ЕГРЮЛ или ЕГРИП с подписью ФНС

Глубинные проверки, предполагающие анализ мощностей, которыми располагает контрагент, лицензий и разрешений, истории его взаимоотношений с другими контрагентами и т.д., требуются при совершении значимых (крупных или длительных) сделок. Исключение — ситуация, когда условия планируемого к заключению договора значительно отклоняются от рыночного уровня, либо свои услуги предлагает контрагент, который не имеет опыта исполнения аналогичных сделок. В этих случаях, по мнению ВС РФ, также следует провести глубинную проверку контрагента.

Отсутствие ресурсов у контрагента

Второй момент, разъяснения по которому дала Судебная коллегия, касается ситуации с фиктивными контрагентами, за которых всю работу выполняют другие лица. Тут надо напомнить, что выполнение обязательств по сделке непосредственно стороной договора, либо тем, кому исполнение передано на основании отдельного соглашения, является одним из критериев, определяющим право на вычет и учет расходов (п. 2 ст. 54.1 НК РФ). Это значит, что если установлен факт выполнения обязательств по сделке третьим лицом, не имеющим на это каких-либо правовых оснований, то ИФНС вправе «снять» с покупателя вычеты по НДС.

Определить вероятность выездной налоговой проверки и получить рекомендации по налоговой нагрузке

Как пояснили судьи, при применении этого положения нужно учитывать не столько наличие у контрагента материальных, финансовых и трудовых ресурсов для исполнения заключенного с покупателем договора, сколько тот факт, осуществляет ли контрагент какую-либо реальную деятельность. Ведь если налогоплательщик фактически ведет бизнес, то, даже не имея нужных ресурсов, он может официально — на основании соответствующих договоров — привлечь третьих лиц к исполнению принятых на себя обязательств.

Тогда как номинальный контрагент не оформляет таких договоров, поскольку существует исключительно «на бумаге» и нужен лишь для прикрытия. А сделка в действительности совершается иными лицами, которым обязательство по ее исполнению официально не передавалось и не могло передаваться.

Таким образом, и в этой части судьи несколько снизили планку требований к проверке контрагентов. Теперь вовсе не обязательно отказываться от сделок с небольшими компаниями или ИП только лишь потому, что у них нет ресурсов, достаточных для исполнения сделок. Главное — убедиться, что контрагент фактически осуществляет деятельность: заключает договоры, представляет бухгалтерскую и налоговую отчетность.

Узнать, сколько налогов заплатил контрагент и проверить его финансовое состояние можно в сервисе «Контур.Фокус» Подключиться к сервису

Неуплата налога продавцом

Наконец, третья часть разъяснений ВС РФ касается отказа в вычетах входного НДС из-за того, что продавец не перечислил сумму налога в бюджет. Здесь судьи вывели четкое правило: в подобной ситуации «снять» вычеты у покупателя, реально получившего товар (работу или услугу), можно только в том случае, если доказано, что он знал или должен был знать о недобросовестном поведении продавца.

То обстоятельство, что покупателю должно быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом, подтверждается, в первую очередь, фактом их взаимозависимости или аффилированности (подробнее об этом см. «Налоговые риски: можно ли заключать сделки между «своими» фирмами и ИП» и «Долги ООО: когда участникам общества придется лично заплатить за свою фирму»).

Проведите автоматическую сверку счетов-фактур с контрагентами Подключиться к сервису

Если же указанная связь между сторонами сделки отсутствует, то во внимание должны приниматься результаты проверки контрагента, проведенной с учетом указанных выше рекомендаций ВС РФ. Другими словами, оценивается, насколько разумно и добросовестно действовал покупатель при заключении конкретного договора (с учетом регулярности и цены сделки, специфики товара и т.д.). И мог ли он при такой проверке в принципе установить факты противоправного поведения продавца: номинальность (т. е. отсутствие реальной деятельности продавца, в связи с чем договор будет фактически выполняться другим лицом), искажение отчетности, вывод денег по фиктивным документам или обналичивание, перевод средств в низконалоговые иностранные юрисдикции и проч.

Записи созданы 8837

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх