Недействительные сделки при банкротстве

Банкротными юристами обсуждается определение Верховного Суда РФ от 29.01.2020 №308-ЭС19-18779(1,2) по делу №А53-38570/2018, в котором рассматривался вопрос о взыскании убытков с финансового управляющего за неоспаривание сделок должника, совершенных ранее периода подозрительности.

Коллегами отмечается, что Верховный Суд сделал выводы о том, что 1) при оспаривании сделок по 10, 168 ГК РФ необходимо определять обстоятельства, позволяющие выйти за рамки диспозиции п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве и 2) финансовый управляющий вправе не оспаривать по основаниям статей 10, 168 ГК РФ сделки не выходящие за рамки диспозиции п. 2 ст. 61.2 ЗоБ и не входящие в период подозрительности.

Основное, что важно из фабулы дела — это то, что сделки по выводу имущества были совершены в середине 2011-2013 годов, а дело о банкротстве возбуждено в ноябре 2016 года.

Сделки физического лица, не являющегося ИП, совершенные до 01.10.2015 могут быть оспорены исключительно по ст. 10, 168 ГК РФ. При этом речь идет о сделках, входящих в период подозрительности. В свою очередь, квалифицирующие признаки для таких сделок тождественны критериям для сделок, указанных в п. 2 ст. 61.2 ЗоБ.

В судебной практике, в том числе в определениях Верховного Суда, уже прочно закреплена позиция о том, что если на момент совершения сделок должник-физлицо имел статус ИП, то сделки могут быть оспорены исключительно по специальным банкротным основаниям (например, определение Верховного Суда РФ от 22.07.2019 N 308-ЭС19-4372 по делу N А53-15496/2017).

В рассматриваемом деле должник на момент совершения сделок являлся ИП, о чем Верховный Суд делает специальную оговорку. Это имело бы значение если бы сделки входили в период подозрительности. Тогда их следовало бы оспаривать по п. 2 ст. 61.2. Но сделки были совершены за периодом подозрительности, в связи с чем оспаривание было возможно только на основании статей 10, 168 ГК РФ.

В рассматриваемом определении Верховный Суд не приводит разъяснений на этот счет, а указывает следующее:

«Поскольку спорные сделки совершены Крымовым А. И. с 2011 года по апрель 2013 года, то есть за пределами трехлетнего периода подозрительности, перспектив на судебное оспаривание по главе III.1 Закона о банкротстве они не имели, так как с высокой вероятностью последовал бы судебный отказ в удовлетворении заявленных требований».

В свою очередь, кредитор, осознавая бесперспективность оспаривания по п. 2 ст. 61.2 ЗоБ, требовал от финансового управляющего оспорить сделки именно на основании статей 10, 168 ГК РФ.

Но к вопросу о перспективах такого оспаривания Верховный Суд указывает следующее:

«Для квалификации сделки как ничтожной по статьям 10 и 168 ГК РФ требовалось выявление нарушений, выходящих за пределы диспозиции части 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве».

И дальше продолжает:

«… отчуждение Крымовым А.И. своего имущества по заниженной цене в пользу заинтересованных лиц (родственников) в преддверии наступления срока возврата займов с целью причинения вреда кредиторам являлось достаточным основанием для оспаривания сделок по общим нормам о недействительности сделок, совершенных со злоупотреблением правом. Однако, арбитражный управляющий вполне правильно исходил из того, что названные ПоповымВ.А. обстоятельства не выходят за рамки диспозиции статьи 61.2 Закона о банкротстве, а иных обстоятельств не усматривалось. Следовательно, судебных перспектив для оспаривания сделок Крымова А.И. в деле о его банкротстве по статьям 10 и 168 ГК РФ так же не было».

Таким образом, Верховный Суд говорит, что, если сделка хотя и обладает всеми пороками сделки, указанной в п. 2 ст. 61.2 ЗоБ, но совершена за периодом подозрительности, ее оспаривание невозможно на основании статей 10, 168 ГК РФ.

Верховный Суд в очередной раз повторяет о необходимости наличия обстоятельств, позволяющих выйти за рамки диспозиции п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве для оспаривания сделок по статьям 10, 168 ГК РФ, однако не приводит примеров таких обстоятельств.</o:p>

Сделки с предпочтением — сделки, которые влекут или могут повлечь за собой оказание предпочтения одному из кредиторов перед другими кредиторами в отношении удовлетворения требований.

Разъяснение

Сделки с предпочтением являются оспоримыми сделками в законодательстве о банкротстве.

Основным последствием совершения сделок с предпочтением является возможность в последующем привлечь руководителя должника (и иных контролирующих должника лиц — Контролирующее должника лицо) к субсидиарной ответственности за невозможность полного погашения требований кредиторов.

Так, пп. 1 п. 2 ст. 61.11 Закона о Банкротстве указывает, что пока не доказано иное, предполагается, что полное погашение требований кредиторов невозможно вследствие действий и (или) бездействия контролирующего должника лица если «причинен существенный вред имущественным правам кредиторов в результате совершения этим лицом или в пользу этого лица либо одобрения этим лицом одной или нескольких сделок должника (совершения таких сделок по указанию этого лица), включая сделки, указанные в статьях 61.2 и 61.3 настоящего Федерального закона».

Термин «Сделки с предпочтением» определен в статье 61.3. «Оспаривание сделок должника, влекущих за собой оказание предпочтения одному из кредиторов перед другими кредиторами» Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»:

Статья 61.3. Оспаривание сделок должника, влекущих за собой оказание предпочтения одному из кредиторов перед другими кредиторами

1. Сделка, совершенная должником в отношении отдельного кредитора или иного лица, может быть признана арбитражным судом недействительной, если такая сделка влечет или может повлечь за собой оказание предпочтения одному из кредиторов перед другими кредиторами в отношении удовлетворения требований, в частности при наличии одного из следующих условий:

— сделка направлена на обеспечение исполнения обязательства должника или третьего лица перед отдельным кредитором, возникшего до совершения оспариваемой сделки;

— сделка привела или может привести к изменению очередности удовлетворения требований кредитора по обязательствам, возникшим до совершения оспариваемой сделки;

— сделка привела или может привести к удовлетворению требований, срок исполнения которых к моменту совершения сделки не наступил, одних кредиторов при наличии не исполненных в установленный срок обязательств перед другими кредиторами;

— сделка привела к тому, что отдельному кредитору оказано или может быть оказано большее предпочтение в отношении удовлетворения требований, существовавших до совершения оспариваемой сделки, чем было бы оказано в случае расчетов с кредиторами в порядке очередности в соответствии с законодательством Российской Федерации о несостоятельности (банкротстве).

2. Сделка, указанная в пункте 1 настоящей статьи, может быть признана арбитражным судом недействительной, если она совершена после принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом или в течение одного месяца до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом.

3. Сделка, указанная в пункте 1 настоящей статьи и совершенная должником в течение шести месяцев до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом, может быть признана арбитражным судом недействительной, если в наличии имеются условия, предусмотренные абзацами вторым и третьим пункта 1 настоящей статьи, или если установлено, что кредитору или иному лицу, в отношении которого совершена такая сделка, было известно о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества либо об обстоятельствах, которые позволяют сделать вывод о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества.

Предполагается, что заинтересованное лицо знало о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества, если не доказано обратное.

04.01.2020

Дополнительно

Подозрительные сделки — 1) сделки, совершенные должником при неравноценном встречном исполнении обязательств другой стороной сделки, а также 2) сделки, совершенные должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов.

Контролирующее должника лицо — лицо, имеющее либо имевшее в течение менее чем три года до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом право давать обязательные для исполнения должником указания или возможность в силу нахождения с должником в отношениях родства или свойства, должностного положения либо иным образом определять действия должника…

Словари:

Словарь

Налоговый словарь

Словарь бухучета

Юридический словарь

Словарь инвестора

Продолжая цикл публикаций, посвященных отдельным вопросам банкротства, настал черед темы признания в процедурах банкротства сделок недействительными. Актуальность темы очень велика, так как сейчас, вступая в договорные отношения можно легко нарваться на иск о признании сделки недействительной, так как должников становится все больше, а они токсичны, так как всегда можно пострадать от возврата полученного по сделке в конкурсную массу, а требование по реституции полученного должником реально исполнено не будет, так как все придется возвращать в процедуре банкротства, т.е. можно не получить обратно ничего. Поэтому важно понимать, как защищаться от подобных требований. Естественно, это не всегда возможно, но есть ситуации, когда можно победить.

Для меня тема недействительных сделок еще интересна и тем, что в моей практике и вне банкротства приходится довольно часто участвовать в делах о признании сделок недействительными.

Основания оспаривания сделок при банкротстве

Ч.1 ст. 61.1 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» предусматривает следующее:

Сделки, совершенные должником или другими лицами за счет должника, могут быть признаны недействительными в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации, а также по основаниям и в порядке, которые указаны в настоящем Федеральном законе.

Таким образом, основания сделок, оспариваемых в банкротстве можно разделить на два больших класса: класс оснований, специально установленных в ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», и класс общих оснований, предусмотренных ГК РФ. Первый класс оснований можно условно назвать сделки, совершенные во вред кредиторам, а второй может включать сделки, например, совершенные с нарушением корпоративного законодательства либо сделки, противоречащие закону так далее.

Существуют ли какие-либо принципы конкуренции оснований признания сделок недействительными? Иначе говоря, может ли, например конкурсный управляющий (далее по тексту – КУ), который пропустил годичный срок исковой давности (далее по тексту – СИД) по специальному основанию оспаривания, квалифицировать те же самые действия должника, например по ст. 10 и 170 ГК РФ, по которым установлен 3-х годичный СИД, т.е. обойти специальные нормы, путем применения общих оснований для оспаривания?

СКЭС ВС РФ дает отрицательный ответ на данный вопрос. В Определении Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 06.03.2019 N 305-ЭС18-22069 по делу N А40-17431/2016 как раз находим обсуждение данного вопроса, и в нем делается следующий вывод:

Поскольку определенная совокупность признаков выделена в самостоятельный состав правонарушения, предусмотренный пунктом 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве (подозрительная сделка), квалификация сделки, причиняющей вред, по статьям 10 и 168 ГК РФ возможна только в случае выхода обстоятельств ее совершения за рамки признаков подозрительной сделки. Это означает, что если обстоятельства совершения сделки полностью подпадают под признаки специальных оснований оспаривания, то квалификация её по общим основаниям будет обходом закона. В вышеназванном определении говорится, что в противном случае оспаривание сделки по статьям 10 и 168 ГК РФ по тем же основаниям, что и в пункте 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве, открывает возможность для обхода сокращенного срока исковой давности, установленного для оспоримых сделок, и периода подозрительности, что явно не соответствует воле законодателя.

Приведу пример из судебной практики.

Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 17.12.2019 N Ф07-15848/2019 по делу N А56-11608/2017
Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в абзаце четвертом пункта 4 Постановления № 63 и пункте 10 постановления от 5 А56-11608/2017 30.04.2009 № 32 «О некоторых вопросах, связанных с оспариванием сделок по основаниям, предусмотренным Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)» разъяснил, что наличие в законодательстве о банкротстве специальных оснований оспаривания сделок само по себе не препятствует суду квалифицировать сделку, при совершении которой допущено злоупотребление правом, как ничтожную (статьи 10 и 168 ГК РФ).

Вместе с тем в упомянутых разъяснениях речь идет о сделках с пороками, выходящими за пределы дефектов сделок с предпочтением или подозрительных сделок. В данном случае финансовым управляющим в обоснование своего заявления указано на то, что оспариваемая сделка направлена на уменьшение имущества должника в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов, заключена с заинтересованными лицами при наличии у должника признаков неплатежеспособности.

Вместе с тем названные основания не выходят за пределы диспозиции пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве, иных оснований финансовым управляющим не указано. Таким образом, поскольку основания для признания оспариваемого Договора дарения ничтожным ни финансовым управляющим, ни Банком не указаны, срок исковой давности, установленный для оспаривания ничтожных сделок и составляющий 3 года, в данном случае применен быть не может.

Следующей особенностью банкротства является то, что в нем правила об оспаривании сделок применяется и к действиям, направленным на исполнение обязанностей и обязательств и даже во исполнение судебных актов. Многим непривычен такой подход законодательства, но это просто вопрос терминологии. Например, в США не говорят об оспаривании сделки, а признают недействительной передачу имущества, в случае если она была обманной и там существует термин fraudulent transfer (обманная передача). В ч.3 ст. 61.1 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» как раз и говорит об обманных передачах, которые признаются недействительными.

Таким образом, не только сами сделки, но и платежи во исполнение существующих договоров, выплаты заработной платы, передача имущества на основании соглашений о разделе имущества супругов или брачного договора и т.п. могут признаваться недействительными.

Для успешной защиты от требований о признании сделок недействительными крайне важно знать и понимать различные сроки, СИД, а также периоды, предшествующие принятию заявления о банкротстве, когда совершена оспариваемая сделка. Это крайне важно, так как нарушение сроков является безусловным основанием для отказа в удовлетворении заявления и оценку перспектив спора надо начинать именно с проверки сроков.

В этой публикации я не буду подробно останавливаться на том, какие обстоятельства подлежат доказыванию по каждому основанию оспаривания сделок, а остановлюсь на том, каковы сроки подозрительности и на сроках исковой давности. В следующих же публикациях я расскажу об основных правовых позициях СКЭС ВС РФ и судов округов по каждому из оснований.

Подозрительные сделки

Сделки, основания недействительности которых определены в ч.1 ст. 61.2 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», могут быть оспорены лишь в случае, если они совершены в течение одного года до принятия заявления о признании банкротом или после принятия указанного заявления. Подчеркну, что здесь речь идет не о сроке исковой давности, а о периоде подозрительности. Если сделка совершена за пределами периода подозрительности, то по данным банкротным основаниям она не подлежит оспариванию. Этот срок в отличие от срока исковой давности является объективным, т.е. зависит от конкретной даты. Соответственно кредиторы должны быть заинтересовано не медлить с подачей заявления о признании должника банкротом, чтобы иметь возможность наполнить конкурсную массу за счет оспаривания таких сделок.

Сделки, совершенные с целью причинения вреда кредиторам

Сделки, основания недействительности которых определены в ч.2 ст. 61.2 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», которые также являются подозрительными сделками, могут быть оспорены лишь в случае, если они совершеныв течение трех лет до принятия заявления о признании должника банкротом или после принятия указанного заявления.

Как мы видим, данный вид подозрительных сделок предусматривает довольно длинный период подозрительности.

Сделки с предпочтением

Сделки, основания недействительности которых определены в ст. 61.3 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», могут быть оспорены если она совершена после принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом или в течение одного месяца до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом, а в некоторых случаях в течение шести месяцев до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом.

Еще раз подчеркну, так как некоторые путают данные сроки со сроками исковой давности. Сроки исковой давности являются сроками обеспечения судебной защиты права, а сроки подозрительности являются сроками, определяющими глубину исследования сделок должника во времени по банкротным основаниям. Если, например, сделка с предпочтением была совершена за 7 месяцев до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом, то по данным основаниям она оспариваться не может. Возможно, в ней будут основания для оспаривания, как сделки во вред кредиторам, что позволит увеличить период подозрительности, но это уже другое основание.

Кстати, СКЭС ВС РФ исходит из того, что подача КУ об оспаривании сделок по банкротным основаниям за пределами подозрительности свидетельствует о непрофессионализме КУ. Так в недавнем Определении Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 29.01.2020 № 308-ЭС19-18779(1,2) говорится:

Судебное оспаривание сделок должника является одним из механизмов пополнения конкурсной массы. Однако, не всякое оспаривание может привести к положительному для конкурсной массы результату. Так, в частности, если сделка совершена должником или за счет должника за пределами трехлетнего периода подозрительности, исчисляемого с даты принятия судом заявления о возбуждении в отношении должника дела о банкротстве, то вполне очевидно, что ее оспаривание по основаниям, предусмотренным главой III.1 Закона о банкротстве, не имеет судебных перспектив на положительное удовлетворение. Следовательно, бездействие арбитражного управляющего в отношении оспаривания подобных сделок разумно и рационально и по общему правилу не может быть признано противоправным.

Напротив, возбуждение по инициативе арбитражного управляющего судебных производств по заведомо бесперспективным требованиям может указывать либо на его непрофессионализм, либо на его недобросовестность, влекущие для конкурсной массы дополнительные издержки.

Исковая давность оспаривания сделок при банкротстве

Применение исковой давности в защите от оспаривания сделок в процедурах банкротства часто приходит на помощь и понимание момента, с которого начинает течь срок исковой давности признания сделки недействительной по банкротным основаниям, крайне важно для успешной защиты от подобных требований.

Сделки, оспариваемые по банкротным основаниям, являются оспоримыми и согласно ч.2 ст. 181 ГК РФ СИД по их признанию недействительными составляет 1 год. Соответственно для применения СИД необходимо установить, когда КУ или иные лица, оспаривающие сделку, узнали либо должны были узнать о наличии соответствующих оснований. Подчеркну, что для КУ СИД не может течь ранее его утверждения.

Что нам говорит об этом профильный пленум, а именно п.32 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 23 декабря 2010 г. N 63
«О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»

В соответствии со статьей 61.9 Закона о банкротстве срок исковой давности по заявлению об оспаривании сделки должника исчисляется с момента, когда первоначально утвержденный внешний или конкурсный управляющий (в том числе исполняющий его обязанности — абзац третий пункта 3 статьи 75 Закона) узнал или должен был узнать о наличии оснований для оспаривания сделки, предусмотренных статьями 61.2 или 61.3 Закона о банкротстве. Если утвержденное внешним или конкурсным управляющим лицо узнало о наличии оснований для оспаривания сделки до момента его утверждения при введении соответствующей процедуры (например, поскольку оно узнало о них по причине осуществления полномочий временного управляющего в процедуре наблюдения), то исковая давность начинает течь со дня его утверждения. В остальных случаях само по себе введение внешнего управления или признание должника банкротом не приводит к началу течения давности, однако при рассмотрении вопроса о том, должен ли был арбитражный управляющий знать о наличии оснований для оспаривания сделки, учитывается, насколько управляющий мог, действуя разумно и проявляя требующуюся от него по условиям оборота осмотрительность, установить наличие этих обстоятельств. При этом необходимо принимать во внимание, в частности, что разумный управляющий, утвержденный при введении процедуры, оперативно запрашивает всю необходимую ему для осуществления своих полномочий информацию, в том числе такую, которая может свидетельствовать о совершении сделок, подпадающих под статьи 61.2 или 61.3 Закона о банкротстве. В частности, разумный управляющий запрашивает у руководителя должника и предыдущих управляющих бухгалтерскую и иную документацию должника (пункт 2 статьи 126 Закона о банкротстве), запрашивает у соответствующих лиц сведения о совершенных в течение трех лет до возбуждения дела о банкротстве и позднее сделках по отчуждению имущества должника (в частности, недвижимого имущества, долей в уставном капитале, автомобилей и т.д.), а также имевшихся счетах в кредитных организациях и осуществлявшихся по ним операциям и т.п.Из вышеизложенного следует, что применительно к каждому конкретному случаю следует устанавливать момент начала течения СИД.

Посмотрим, как применяются положения о СИД по подобным требованиям в судебной практике.

Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 18.11.2019 N Ф07-13257/2019 по делу N А05-2366/2016

Как установлено судами, процедура наблюдения в отношении Общества введена определением от 24.05.2016, временным управляющим должником утверждена Чепурная Л.Ф., на которую впоследствии решением от 11.11.2016 было возложено исполнение обязанностей конкурсного управляющего должником. Определением от 02.12.2016 конкурсным управляющим утверждена Ляпунова Е.В.

Суды указали на то, что разумный и добросовестный конкурсный управляющий мог и должен был принять своевременные меры по истребованию информации о совершенных должником сделках, в том числе перечислениях взыскателю в исполнительном производстве денежных средств (с учетом шестимесячного срока конкурсного производства).

В силу пункта 6 статьи 20.6 Закона о банкротстве утвержденные арбитражным судом арбитражные управляющие являются процессуальными правопреемниками предыдущих арбитражных управляющих.

В связи с этим суды пришли к выводу о том, что срок исковой давности для обращения с заявлением об оспаривании сделок по основаниям, предусмотренным главой III.1 Закона о банкротстве, начал течь с момента открытия в отношении должника конкурсного производства и истек 14.11.2017.

Мы видим, что в данном случае суды исчисляли начало течения СИД с момента открытия конкурсного производства. В данном случае КУ мог без затруднений получить необходимые для установления оснований оспаривания сведения в ССП. Кроме того, суды учли и то, что смена арбитражных управляющих не влечет изменения момента начала течения СИД.

В то же время далеко не всегда СИД исчисляется с момента открытия конкурсного производства, так как разумный управляющий даже изучив всю документацию о деятельности должника, имеющуюся у него в наличии, не всегда может найти в них сведения об оспоримости сделки. Также не всегда КУ получает весь объем документов. В таком случае возникает вопрос о том, что об определенных основаниях недействительности он мог узнать даже за пределами годичного срока с момента начала конкурсного производства. И судебная практика в таком случае признаёт, что СИД начал течь позже открытия конкурсного производства.

Так, АС МО, отменяя акты нижестоящих судов, которые считали, что СИД начал течь для КУ с момента открытия конкурсного производства, исходил из того, что КУ узнал об основаниях недействительности сделки лишь из обособленного спора. В постановлении Арбитражного суда Московского округа от 12.02.2018 N Ф05-3474/2017 по делу N А40-151852/2015 говорится:

Вынося оспариваемые судебные акты, суды не обратили на это обстоятельство внимания, формально определили момент начала течения срока исковой давности с даты открытия в отношении АО «Темех-1» процедуры конкурсного производства, должным образом не проверили факт своевременной передачи, либо не передачи документов по оспариваемой сделке конкурсному управляющему бывшим руководителем должника сразу после открытия конкурсного производства. Информация о заключении Должником оспариваемой сделки стала известна управляющему от одного из конкурных кредиторов, а не из переданных ему руководством должника документов. Доказательства передачи конкурсному управляющему документов по оспариваемой сделке в материалах дела отсутствуют.Итак, СИД по оспариванию сделок по банкротным основаниям начинает течь с момента открытия конкурсного производства, но в случае представления КУ доказательств невозможности узнать об основаниях для оспаривания в силу объективных обстоятельств, СИД начинает течь с момента, когда КУ узнал об этих обстоятельствах.

Основной целью банкротства является наиболее полное и соразмерное удовлетворение требований кредиторов. Довольно часто решению этой задачи препятствует недостаточность имущества должника. Как правило, причина этого кроется в совершении должником в преддверии банкротства сделок по отчуждению активов, будь то попытка конвертировать активы в денежные средства для стабилизации финансового положения должника или недобросовестные действия по незаконному выводу активов из безнадежного предприятия.

Действующее законодательство о банкротстве имеет ряд инструментов для возврата отчужденных активов в конкурсную массу должника. Так, в 2009 году ФЗ от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве) был дополнен новой главой III.1 «Оспаривание сделок должника». Кроме этого, данная глава была существенно расширена и дополнена Постановлением Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63 (далее – Постановление № 63). Эффективность этих инструментов, безусловно, зависит от умений и навыков специалистов, их использующих.

Следует отметить, что в рамках дела о банкротстве могут быть оспорены не только сделки в прямом смысле этого слова, но и любые иные действия должника, направленные на ухудшение его финансового положения, например, погашение обязательств в рамках исполнительного производства, уплата налогов, выплаты премий сотрудникам и т. п.

Законодательством выделяются две группы сделок, которые могут быть признаны недействительными в рамках дела о банкротстве. Это подозрительные сделки и сделки с предпочтением. Рассмотрим подробнее особенности каждой группы.

Подозрительные сделки

Во-первых, это сделки с неравноценным встречным исполнением своих обязательств другой стороной сделки. Это означает, что если рыночная стоимость переданного должником имущества или осуществленного им иного исполнения обязательств существенно превышает стоимость полученного встречного исполнения обязательств, то такая сделка может рассматриваться как подозрительная. Степень равноценности встречного исполнения, как правило, определяется экспертом-оценщиком на момент совершения сделки или сравнением с аналогичными сделками. Периодом подозрительности сделок с неравноценным встречным исполнением является один год до принятия заявления о признании банкротом или после принятия указанного заявления.

Наиболее распространенным примером сделки с неравноценным встречным исполнением является пресловутый вывод активов, направленный на спасение ликвидного имущества с тонущего корабля-предприятия. Судебная практика по данному вопросу довольно-таки обширна и однозначна. К примеру, суд признал недействительной сделку по отчуждению объекта недвижимости по причине того, что рыночная стоимость переданного по договору имущества существенно превышает стоимость полученного встречного исполнения обязательств.

Во-вторых, сделки, совершенные в целях причинения имущественного вреда кредиторам, при условии, что другая сторона сделки знала о намерении должника причинить вред кредиторам. Презюмируется, что другая сторона сделки знала о таком намерении должника, если она признана заинтересованным лицом либо если она знала или должна была знать об ущемлении интересов кредиторов должника либо о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника. Вред, причиненный имущественным правам кредиторов, понимается как уменьшение стоимости или размера активов должника или увеличение размера требований к должнику. В данном случае период подозрительности – три года до принятия заявления о признании банкротом или после принятия указанного заявления.

Следует отметить, что цель причинения имущественного вреда предполагается, если выполняется одно из следующих условий:

  • на момент совершения сделки должник отвечал признаку неплатежеспособности или недостаточности имущества, и сделка была совершена безвозмездно или в отношении заинтересованного лица;
  • сделка направлена на выплату доли в связи с выходом участника из общества;
  • стоимость переданного по сделке или принятых на себя обязательств составляет 20 % или более балансовой стоимости активов должника;
  • должник изменил свое место нахождения без уведомления кредиторов непосредственно перед совершением сделки или после ее совершения, либо скрыл свое имущество, либо уничтожил или исказил правоустанавливающие или иные учетные документы;
  • после совершения сделки по передаче имущества, должник продолжал пользоваться данным имуществом или иным образом осуществлял управление данным имуществом.

Характерный пример совершения сделки с целью причинения имущественного вреда кредиторам – передача активов в залог аффилированной структуре в качестве обеспечения какого-либо обязательства, зачастую фиктивного. Рассмотрим недавний случай из судебной практики. Должник фактически передал в залог все основные активы, обеспечивающие нормальную хозяйственную деятельность общества. Суд пришел к выводу о том, что совершением оспариваемых операций был причинен вред имущественным правам кредиторов, выразившийся в значительном увеличении размера имущественных требований к должнику. Совокупный размер принятых должником обязательств составил более 20 % от балансовой стоимости активов должника.

Сделки с предпочтением

Еще одним критерием оспоримости сделки является оказание предпочтения отдельному кредитору. Это означает, что должник, имея несколько неисполненных обязательств, осуществляет преимущественное погашение одного из обязательств. По общему правилу, периодом оспоримости таких сделок является один месяц до принятия судом заявления о банкротстве или после такого принятия, за некоторыми исключениями, которые будут рассмотрены ниже. Для признания сделки недействительной по основанию оказания предпочтения необходимо выполнение одного из следующих условий:

  1. Сделка направлена на обеспечение исполнения обязательства должника или третьего лица перед отдельным кредитором;
  2. Сделка привела или может привести к изменению очередности удовлетворения требований кредиторов;
  3. Сделка привела или может привести к удовлетворению требований, срок исполнения которых к моменту совершения сделки не наступил;
  4. Cделка привела к тому, что отдельному кредитору оказано или может быть оказано большее предпочтение, чем было бы оказано в случае расчетов с кредиторами в порядке очередности, предусмотренной Законом о банкротстве.

Период оспоримости может быть увеличен до шести месяцев, если сделка одновременно удовлетворяет условиям, изложенным в пунктах 1 и 2, или если установлено, что кредитору было известно о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника, что предполагается, пока не доказано обратное. Бремя доказывания того, что сделка совершена с оказанием предпочтения, лежит на оспаривающем ее лице.

Последствия признания сделки недействительной

По правилам Гражданского кодекса РФ в отношении сделки, признанной недействительной применяются правила двусторонней реституции, то есть сторонам возвращается все переданное по сделке. В случае невозможности возврата переданного имущества в конкурсную массу, контрагент обязан возместить его действительную стоимость на момент приобретения, а также убытки, вызванные изменением стоимости.

В случае возврата в конкурсную массу полученного по недействительной сделке имущества, кредиторы приобретают право требования к должнику, которое подлежит удовлетворению в порядке, предусмотренном Законом о банкротстве. Очередность удовлетворения таких требований зависит от обстоятельств, на основании которых данная сделка была признана недействительной.

Особо актуальным остается вопрос возврата в конкурсную массу имущества, которое было передано другой стороной сделки второму приобретателю по последующей сделке. Требование о признании первоначальной сделки недействительной предъявляется первому приобретателю. Если первоначальная сделка будет признана недействительной, должник вправе истребовать спорную вещь у ее второго приобретателя посредством предъявления к нему виндикационного иска вне рамок дела о банкротстве. В случае подсудности виндикационного иска тому же суду, виндикационное требование может быть присоединено к требованию о признании сделки недействительной.

Сделки, совершаемые в процессе обычной хозяйственной деятельности

Сделки, совершаемые в процессе обычной хозяйственной деятельности, не могут быть оспорены, если цена имущества или размер обязательств по одной или нескольким сделкам, не превышает один процент балансовой стоимости активов должника. Балансовые показатели крупных предприятий могут быть довольно высокими, вследствие чего под планку обычной хозяйственной деятельности могут быть подогнаны сделки на вполне значительные суммы.

ВАС РФ разъяснил, какие сделки не могут считаться совершенными в процессе обычной хозяйственной деятельности:

  • платеж со значительной просрочкой;
  • предоставление отступного;
  • не обоснованный разумными экономическими причинами досрочный возврат кредита.

Кроме этого, ВАС РФ указывает, что к сделкам, совершенным в процессе обычной хозяйственной деятельности могут быть отнесены различные платежи по длящимся обязательствам, например:

  • возврат очередной части кредита в соответствии с графиком;
  • уплата ежемесячной арендной платы;
  • выплата заработной платы;
  • оплата коммунальных услуг;
  • платежи за услуги сотовой связи и Интернет;
  • уплата налогов и т. п.

Бремя доказывания того, что сделка была совершена в процессе обычной хозяйственной деятельности, возлагается на другую сторону сделки – контрагента должника.

Порядок оспаривания сделок

Заявление об оспаривании сделки может быть подано в процедурах внешнего управления и конкурсного производства. Указанное заявление подается и рассматривается в рамках дела о банкротстве должника. Срок исковой давности исчисляется с момента, когда арбитражный управляющий узнал или должен был узнать об обстоятельствах, свидетельствующих о недействительности сделки.

Заявление о признании сделки недействительной может быть подано арбитражным управляющим, как по собственной инициативе, так и по решению собрания или комитета кредиторов. Кроме этого, правом подачи такого заявления наделены конкурсные кредиторы и уполномоченный орган, если размер задолженности перед ними составляет не менее 10 % от всего реестра требований кредиторов.

Право конкурсного кредитора и уполномоченного органа на самостоятельную подачу заявления о признании сделки недействительной было введено лишь недавно Федеральным законом от 22.12.2014 N 432-ФЗ. Это немаловажная регалия, поскольку миноритарные кредиторы зачастую были лишены возможности повлиять на возврат активов в конкурсную массу в силу того, что собрание или комитет кредиторов контролировалось большинством, по тем или иным причинам не заинтересованным в оспаривании определенных сделок.

В заключение хотелось бы отметить, что оспаривание сделок – это очень эффективный инструмент для любого лица, заинтересованного во взыскании задолженности с предприятия-банкрота. К сожалению, судебная практика знает множество случаев отказа в удовлетворении подобных заявлений по причине неграмотной формулировки исковых требований и непонимания процессуальных особенностей такого рода споров. Банкротство – очень специфическая область гражданско-правовых отношений, и использование штатных общепрофильных юристов для участия в банкротном процессе зачастую оборачивается не только отсутствием экономической выгоды, но и серьезными убытками. Автор статьи настоятельно рекомендует привлекать к участию в делах о банкротстве узкопрофильных высококвалифицированных специалистов для достижения максимального экономического эффекта.

П. 3 ст. 61.1 Закона о банкротстве.

Ст. 61.2 Закона о банкротстве.

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 08.07.2015 N Ф05-15707/2013 по делу N А41-42650/11

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 22.04.2015 N Ф05-3201/2015 по делу N А40-134563/2013

Ст. 61.3 Закона о банкротстве.

Ст. 61.6 Закона о банкротстве.

П. 16 Постановления № 63

П. 14 Постановления № 63

Там же.

Там же.

Записи созданы 8837

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх