Неустойка по 223 ФЗ

При возникновении у бюджетного учреждения права на предъявление к исполнителю договора, заключенного в рамках деятельности по выполнению задания, санкций (неустойки, пеней, возмещение ущерба) средства, полученные в результате применения мер гражданско-правовой ответственности, признаются собственными доходами учреждения по приносящей доход деятельности. Разъяснения даны в письмах Минфина России от 23.01.2014 № 02-06-07/2378, от 25.03.2013 № 02-06-07/9374. См. также абз. 11 п. 109 инструкции, утв. приказом Минфина России от 16.12.2010 № 174н (далее – Инструкция № 174н).

Доходы, полученные от приносящей доход деятельности, поступают в самостоятельное распоряжение бюджетного учреждения (п. 3 ст. 298 ГК РФ). Обязанности по перечислению этих средств в бюджет у учреждения не возникает. Даже если неустойка получена по договору, который заключен за счет субсидии, перечислять эту сумму в бюджет не требуется (письма Минфина России от 24.11.2014 № 02-06-10/59651, от 26.09.2013 № 02-15-11/39907).

Доходы учреждения от денежных взысканий (штрафов) за нарушение условий контрактов (договоров) по поставке товаров, выполнению работ, оказанию услуг относятся на подстатью 141 «Доходы от штрафных санкций за нарушение законодательства о закупках и нарушение условий контрактов (договоров)» КОСГУ (п. 3 разд. V указаний, утв. приказом Минфина России от 01.07.2013 № 65н).

Для отражения таких доходов в учете бюджетного учреждения применяется счет 209 41 «Расчеты по доходам от штрафных санкций за нарушение условий контрактов (договоров)» (пп. 220, 221 инструкции, утв. приказом Минфина России от 01.12.2010 № 157н).

Таким образом, поступление рассматриваемых доходов отражается в учете бюджетного учреждения следующими бухгалтерскими записями:

Дебет КДБ 2 209 41 560 Кредит КДБ 2 401 10 141 – предъявлено требование поставщику об уплате штрафа (пени) за нарушение условий договора (п. 109 Инструкции 174н);

Дебет КИФ 2 201 11 510 (Увеличение счета 17 141 КОСГУ) Кредит КДБ 2 209 41 660 – поступили денежные средства на лицевой счет учреждения от поставщика в сумме штрафов (пени) (п. 72 Инструкции № 174н).

Если же в учреждении будет принято решение о перечислении этих средств в доход бюджета, необходимо руководствоваться п. 2.9 письма Минфина России от 10.08.2017 № 02-05-11/52212. Поскольку полученные средства учитываются по КФО 2 и могут быть использованы в текущем году на достижение целей, для которых создано учреждение, отражать перечисление в бюджет этих сумм путем уменьшения доходов по коду аналитической группы подвида доходов 140 некорректно. Средства от приносящей доход деятельности следует перечислять в доход бюджета по виду расходов 853. Таблицей соответствия видов расходов КОСГУ (приложение 5 к указаниям, утв. приказом Минфина России от 01.07.2013 № 65н) предусмотрено применение КВР 853 в увязке с любой из подстатей статьи 296 КОСГУ. Исходя из экономического содержания операции, в рассматриваемом случае должна применяться подстатья 296 КОСГУ. Таким образом, неустойка (пеня), полученная от подрядчика, должна быть перечислена в бюджет по КВР 853 и подстатье 296 КОСГУ.

В бухгалтерском учете дополнительно будут даны следующие корреспонденции счетов:

Дебет КРБ 2 401 20 296 Кредит КРБ 2 303 05 730 – начислены расходы учреждения по перечислению рассматриваемой суммы в бюджет (аналогично положениям п. 110 Инструкции № 174н);

Дебет КРБ 2 303 05 830 Кредит КИФ 2 201 11 610 (Увеличение счета 18 КОСГУ 296) – перечислены денежные средства в бюджет (п. 73 Инструкции № 174н).

В соответствии с п. 3 ст. 250 НК РФ штрафы, пени и (или) иные санкции за нарушение договорных обязательств в целях налогообложения прибыли признаются внереализационными доходами.

ОТВЕТ:

Внутренний финансовый контроль и внутренний финансовый аудит, как управленческие инструменты главных администраторов (администраторов) бюджетных средств (далее – ГА (А)БС), применяются в Российской Федерации уже более пять лет. За это время стало ясно, что применение изначально установленных норм законодательства, регулирующих вопросы организации и осуществления внутреннего финансового контроля как отдельного бюджетного полномочия, привело не только к получению положительного эффекта, но и повлекло чрезмерную формализацию процедур внутреннего контроля.

Ранее действующая редакция статьи 160.2-1 Бюджетного кодекса Российской Федерации (далее — БК РФ) не содержала определения понятия «внутренний финансовый контроль». Согласно БК РФ, осуществляемый внутренний финансовый контроль должен был быть направлен на:

  • соблюдение установленных в соответствии с бюджетным законодательством Российской Федерации, иными нормативными правовыми актами, регулирующими бюджетные правоотношения, внутренних стандартов и процедур составления и исполнения бюджета по расходам, составления бюджетной отчетности и ведения бюджетного учета этим главным распорядителем бюджетных средств и подведомственными ему распорядителями и получателями бюджетных средств;
  • подготовку и организацию мер по повышению экономности и результативности использования бюджетных средств.

С учетом изложенного, внутренний финансовый контроль должен представлять собой контрольный механизм, осуществляемый на постоянной основе в ходе формирования любого юридически значимого документа и (или) совершения операции и действий, направленных на выполнение бюджетного полномочия (внутренней бюджетной процедуры). Следует отметить, что фактически внутренний финансовый контроль представляет собой составную часть цикла осуществления любого процесса, включая осуществление бюджетных полномочий (внутренних бюджетных процедур).

Цикл осуществления бюджетного полномочия приведён на рисунке 1.

Рисунок 1 — Цикл осуществления бюджетного полномочия (внутренней бюджетной процедуры)

В этой связи, а также в целях устранения излишней формализации осуществляемых процедур внутреннего финансового контроля (далее – ВФК), была осуществлена реорганизация норм статьи 160.2-1 БК РФ.

Федеральным законом от 26.07.2019 № 199-ФЗ «О внесении изменений в Бюджетный кодекс Российской Федерации в части совершенствования государственного (муниципального) финансового контроля, внутреннего финансового контроля и внутреннего финансового аудита» из БК РФ исключено понятие ВФК как отдельного самостоятельного бюджетного полномочия.

Одновременно были внесены правки, в соответствии с которыми изменены как подходы к организации ВФК, так и к его осуществлению.

Во-первых, в БК РФ косвенно появилось определение ВФК. Так, п.п.1) п.2 статьи 160.2-1 БК РФ установлено, что внутренний финансовый аудит осуществляется в целях:

«1) оценки надежности внутреннего процесса главного администратора бюджетных средств, администратора бюджетных средств, осуществляемого в целях соблюдения установленных правовыми актами, регулирующими бюджетные правоотношения, требований к исполнению своих бюджетных полномочий (далее — внутренний финансовый контроль), и подготовки предложений об организации внутреннего финансового контроля.».

Таким образом, исходя из обновленных норм БК РФ, под внутренним финансовым контролем понимается внутренний процесс ГА(А)БС, осуществляемый в целях соблюдения установленных правовыми актами, регулирующими бюджетные правоотношения, требований к исполнению своих бюджетных полномочий.

В соответствии с новой редакцией статьи 160.2-1 БК РФ, деятельность по осуществлению внутреннего финансового аудита регламентируется на федеральном уровне и должна с 1 января 2020 года осуществляться в соответствии с федеральными стандартами внутреннего финансового аудита. При этом, деятельность по ВФК не регулируется нормативными правовыми актами федерального уровня. Согласно обновленной редакции абзаца сорокового статьи 165 БК РФ Минфин России осуществляет только методическое обеспечение осуществления внутреннего финансового контроля.

Как указано в п.5 ст. 160.2-1 БК РФ, внутренний финансовый контроль осуществляется в соответствии с порядком, установленным соответственно Правительством Российской Федерации, высшим исполнительным органом государственной власти субъекта Российской Федерации, местной администрацией. Таким образом, ГА(А)БС получили возможность самостоятельно определять порядок осуществления ВФК. В этой ситуации руководители ГА(А)БС смогут действовать более свободно и обеспечить увязку систем внутреннего финансового аудита и внутреннего финансового контроля, необходимую для исполнения новых полномочий по организации и проведению мониторинга качества финансового

менеджмента с учетом существующей специфики. Это позволит, с одной стороны, организовать эффективную систему внутреннего финансового контроля в организациях государственного сектора, отвечающую потребностям конкретного главного администратора (администратора) бюджетных средств, а с другой, избавит сотрудников ГА (А)БС от необходимости «механического» соблюдения норм, не отражающих существующие реалии и потребности.

В соответствии с Программой разработки федеральных стандартов внутреннего финансового аудита на 2018-2020 гг., утверждённой Минфином России 14.11.2018, планируется разработка девяти федеральных стандартов внутреннего финансового аудита.

К настоящему времени в открытом доступе опубликованы проекты трёх федеральных стандартов внутреннего финансового аудита (ФС ВФА). Перечень ФС ВФА с указанием сфер регулирования приведён на рисунке 2.

Рисунок 2 – Перечень опубликованных проектов федеральных стандартов внутреннего финансового аудита по состоянию на 28.10.2019 года

Указанные проекты размещены на сайте Минфина России в разделе «Деятельность / Бюджет / Внутренний финансовый контроль и аудит в государственном секторе / Нормативные правовые акты и методические рекомендации»: https://www.minfin.ru/ru/perfomance/budget/gov_control/legistation/

Анализ текстов проектов ФС ВФА, а также комментарии представителей Минфина России по данному вопросу, свидетельствуют о том, что с 1 января 2020 года организация ВФК и анализ его осуществления возлагаются на подразделения внутреннего финансового аудита (далее – ВФА).

При этом, устанавливается, что внутренний финансовый контроль представляет собой внутренний процесс главного администратора (администратора) бюджетных средств, осуществляемый в целях соблюдения установленных правовыми актами, регулирующими бюджетные правоотношения, требований к исполнению своих бюджетных полномочий, который является составной частью бюджетных процедур и осуществляется посредством совершения контрольных действий (см. п. 3 раздела II проекта ФС ВФА «Определения, принципы и задачи внутреннего финансового аудита»).

Следует отметить, что первый из обозначенных стандартов (ФС ВФА «Определения, принципы и задачи внутреннего финансового аудита») 14 октября т.г. размещен на Федеральном портале проектов нормативных правовых актов — https://regulation.gov.ru/projects#npa=95859, срок завершения общественного обсуждения документа – 28 октября т.г.

В целом представляется, что принятие соответствующих федеральных стандартов внутреннего финансового аудита будет обеспечено до конца текущего года, что, в свою очередь, повлечет необходимость актуализации действующих документов, устанавливающих порядки осуществления внутреннего финансового аудита и, соответственно, внутреннего финансового контроля, на региональном и муниципальном уровнях.

Однако, даже если этого не произойдёт, на наш взгляд, в настоящее время нет препятствий для «прекращения» деятельности по осуществлению внутреннего финансового контроля по причине «неясности» норм законодательства. Продолжает действовать приказ Минфина России от 07.09.2016 № 356 «Об утверждении Методических рекомендаций по осуществлению внутреннего финансового контроля». Сохраняет действие и постановление Правительства РФ от 17.03.2014 № 193, устанавливающее порядок осуществления ВФК в отношении ГА (А)БС – федеральных органов исполнительной власти. Это даёт возможность сориентироваться соответствующим субъектам внутреннего финансового контроля при решении вопросов об организации и осуществлении ВФК.

Вместе с тем, нельзя не учитывать тот факт, что новации, внесённые в БК РФ Федеральным законом от 26.07.2019 № 199-ФЗ, уже сейчас предоставляют реальную возможность отказаться от отдельных «формальных» элементов при осуществлении ВФК, сохранив наиболее эффективные наработки, и превратить ВФК в эффективный управленческий инструмент руководителя.

РЕЗЮМЕ:

Внутренний финансовый контроль исключен из БК РФ как отдельное бюджетное полномочие, однако:

  • сохранил свою роль в качестве управленческого инструмента, позволяющего:
  • обеспечить своевременное выявление (минимизацию) бюджетных рисков при осуществлении внутренних бюджетных процедур;
  • достижение целевых значений показателей качества финансового менеджмента.
  • в соответствии с БК РФ должен осуществляться ГА(А)БС федерального, регионального и муниципального уровня в порядке, установленном соответственно Правительством Российской Федерации, высшим исполнительным органом государственной власти субъекта Российской Федерации, местной администрацией.

Ответ подготовила:
Заместитель директора Департамента методологии, анализа и консалтинга (ДМАиК) Зенцова Елена

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Подборка судебных решений за 2018 год: Статья 526 «Государственный или муниципальный контракт на поставку товаров для государственных или муниципальных нужд» ГК РФ
(ООО юридическая фирма «ЮРИНФОРМ ВМ»)Руководствуясь статьей 526 ГК РФ и установив, что при приемке товарно-материальных ценностей актами установлены расхождения количественных характеристик товара, а именно: не было поставлено две позиции товара; двигатель к товару с заводским браком и др.; несоответствие параметров стола и пресса; заказчик в соответствии с условиями контракта рассчитал пеню за просрочку исполнения обязательств и письмом уведомил истца об уменьшении суммы оплаты за поставленный товар на сумму пени; платежным поручением учреждение оплатило поставленный товар за вычетом неустойки, арбитражные суды правомерно отказали во взыскании задолженности по государственному контракту на поставку швейного оборудования, придя к выводу о том, что оплата по контракту за вычетом неустойки произведена на основании условий контракта и полностью соответствует его условиям.

Зачет (удержание) суммы пеней и штрафов из суммы обеспечения исполнения контракта по Закону N 44-ФЗ

В соответствии с ч.ч. 4, 6 — 9 ст. 34 Закона N 44-ФЗ за неисполнение или ненадлежащее исполнение поставщиком, подрядчиком, исполнителем (далее также контрагент) обязательств, предусмотренных контрактом, поставщик (подрядчик, исполнитель) обязан уплатить неустойку (штрафы, пени) по требованию заказчика. Условие об ответственности контрагента обязательно включается в контракт.

При этом в ст. 96 Закона N 44-ФЗ, содержащей нормы об обеспечении исполнения контракта, нет указаний на то, что заказчик вправе во внесудебном порядке вычесть сумму подлежащей уплате контрагентом неустойки из суммы такого обеспечения, хотя представители Минэкономразвития России считают такие действия заказчика правомерными (см., например, письма от 31.12.2014 N Д28И-2914 и от 31.12.2014 N Д28И-2915).

Следует учитывать, что возврат суммы обеспечения за вычетом суммы неустойки должен быть квалифицирован как один из способов прекращения обязательств (в данном случае — обязательства по уплате неустойки) — зачет встречных однородных требований (ст. 410 ГК РФ). Зачет как способ прекращения обязательства является односторонней сделкой, для совершения которой необходимы определенные условия: требования должны быть встречными, однородными, а срок исполнения по ним (за исключением случаев, когда он не указан или определен моментом востребования) должен наступить (п. 2 ст. 154, ст. 410 ГК РФ). Закон N 44-ФЗ не устанавливает запрета на прекращение обязательств зачетом (ст. 411 ГК РФ). В силу ст. 410 ГК РФ для зачета достаточно заявления одной стороны.

Должны отметить, что существует правовая позиция, согласно которой одним из критериев однородности требований, предъявляемых к зачету, является их бесспорность, а поскольку размер неустойки может быть оспорен, то зачет сумм неустойки не соответствует ст. 410 ГК РФ (см., например, постановления ФАС Волго-Вятского округа от 11.05.2011 по делу N А43-9007/2010).

В связи с этим обратим внимание на то, что совершенно точно зачет (удержание) суммы подлежащей уплате неустойки в отсутствие судебного акта может считаться правомерным в случае признания контрагентом соответствующего долга либо в случае, если такая возможность предусмотрена соглашением между заказчиком и контрагентом, например, в виде соответствующего условия в контракте (см., например, постановления Восьмого ААС от 16.12.2014 N 08АП-10345/14, Четвертого ААС от 04.12.2014 N 04АП-5140/14, Пятнадцатого ААС от 17.09.2014 N 15АП-10269/14). В иных случаях нельзя исключить, что удовлетворение заказчиком имеющихся у него требований к контрагенту об уплате неустойки из суммы обеспечения исполнения контракта может быть признано неправомерным. Отметим, что и в письме Минфина России и Федерального казначейства от 25.12.2014 N 02-02-04/67438, 42-7.4-05/5.1-805 указывается, что частичное или полное удержание суммы обеспечения осуществляется в соответствии с условиями контракта.

Тем не менее, существует и судебная практика, исходящая из того, что требования о возврате суммы обеспечения и об уплате неустойки являются однородными, поэтому могут быть (полностью либо частично) прекращены зачетом по заявлению заказчика (п. 7 информационного письма Президиума ВАС РФ от 29.12.2001 N 65, постановления Третьего ААС от 01.08.2014 N 03АП-2849/14 и Восемнадцатого ААС от 08.07.2014 N 18АП-6125/14, АС Северо-Кавказского округа от 13.01.2015 N Ф08-9866/14, Пятнадцатого ААС от 15.01.2015 N 15АП-21743/14, Четвертого ААС от 28.11.2014 N 04АП-5761/14, Четырнадцатого ААС от 04.03.2015 N 14АП-11150/14).

Заметим, что в любом случае, при несогласии с размером исчисленной заказчиком неустойки контрагент сможет обратиться в суд с требованием о взыскании излишне удержанной суммы. Однако такой спор уже не касается принципиальной возможности зачета неустойки.

Записи созданы 8837

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх