Номинальный директор ответственность

В настоящее время незаконная налоговая схема часто строится на том, что один или несколько контрагентов имеют номинального директора. Номинальный директор — это руководитель юридического лица, который только числится в ЕГРЮЛ, а управляет юридическим лицом другой человек. Если налоговые инспекторы докажут номинальность, арбитражный суд согласится, что юридическое лицо уклонялось от уплаты налогов.

Признаки номинального директора юридического лица:

-директором является пенсионером;

-директор работает в другой компании на низкооплачиваемой должности;

-директором выступает человек с низким социальным статусом;

-директор постоянно находится за рубежом;

-человек, значащийся директором, заявил о пропаже паспорта;

-руководитель числится генеральным директором еще во многих компаниях;

-электронно-цифровая подпись номинала находится у другого лица;

-подписи от имени директора выполнены неустановленными лицами;

-сотрудники компании указывают реального директора;

-директор утверждает, что не имеет никакого отношения к компании;

-по данным ИФНС, директор не получает зарплату в собственной компании, с нее не платят НДФЛ и взносы;

-директор отказывается давать показания.

Признание директора юридического лица номиналом влечет за собой негативные последствия:

1. Запись в ЕГРЮЛ о недостоверности данных. Узнав о номинальном директоре, налоговые инспекторы проверят эту информацию. Если она подтвердится и юридическое лицо не исправит данные в течение 30 дней, то контролеры внесут в ЕГРЮЛ отметку о недостоверности сведений (п. 6 ст. 11 Федерального закона от 08.08.2001 № 129 ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей») (далее – Федеральный закон № 129-ФЗ).

Налоговики обязаны проверять заявления о недостоверности, даже если номинал сам подал заявление о своей фиктивности. Ведь впоследствии он может от него отказаться. Если в течение шести месяцев компания не внесет достоверные сведения, то налоговики вправе исключить ее из ЕГРЮЛ (подп. «б» п. 5 ст. 21.1 Федерального закона № 129-ФЗ).

2. Уголовная ответственность для номинала. Арбитражный суд может привлечь номинала к уголовной ответственности за представление документа, удостоверяющего личность, или выдачу доверенности для внесения в ЕГРЮЛ сведений о подставном лице (ст. 173.2 Уголовного кодекса Российской Федерации). За это предусмотрено одно из следующих наказаний:

-штраф от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от семи месяцев до одного года либо

-обязательные работы на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов либо

-исправительные работы на срок до двух лет.

Суды применяют эту норму к номиналам на практике (постановление АС Северо-Западного округа от 01.02.2019 № А 05-999/2018).

3. Административная ответственность для номинала. За представление недостоверных сведений в ЕГРЮЛ на номинального директора могут наложить штраф на сумму от пяти тысяч до десяти тысяч рублей (ч. 4 ст. 14.25 КоАП). За повторное нарушение или представление заведомо ложных сведений, если такое действие не содержит уголовно наказуемого деяния, — предусмотрена дисквалификация на срок от одного года до трех лет (ч. 5 ст. 14.25 КоАП).

При дисквалификации директор не вправе занимать руководящие должности. Его вносят в реестр дисквалифицированных лиц (nalog.ru — сервисы — сведения из реестров).

4. Взыскание убытков с номинала. Соглашаясь возглавить юрлицо за десять тысяч рублей, люди обычно не знают, что они становятся контролирующим лицом компании. Если в рамках дела о банкротстве кредиторы обвинят компанию в причинении убытков, номинальный директор будет отвечать солидарно с фактическими руководителями и учредителями (ст. 61.10, 61.20 Закона от 26.10.2002 № 127 ФЗ «О банкротстве»).

Номинальность не освобождает директора от ответственности (п. 6 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21.12.2017 № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве»). Арбитражные суды также поддерживают позицию, что номиналы отвечают солидарно по долгам юридического лица.

Ответственность номинала может быть снижена, но не исключена. Ведь у него была реальная возможность управлять юридическим лицом.

Номинальный директор давно не редкость в России, а на западе, особенно в части использование оффшоров, это обыденная и неплохо оплачиваемая деятельность, без последствий. Но, если раньше фиктивных директоров использовали для «незаконной» деятельности, а теперь для продолжения занятием бизнеса при дисквалификации директора., что также является причиной отказа в регистрации организации.

В практике налоговых и судебных органов по налоговым спорам также достаточно часто встречается понятие «номинальный руководитель юридического лица», определение содержания которого представляется необходимым в связи с его возрастающей ролью в правоприменительной сфере.

Вместе с тем налоговое законодательство не только не раскрывает его элементы, но даже не содержит указания на данный термин, поскольку отсутствует как легитимное определение номинальности руководителя, так и критерии установления подобной характеристики.

Кто такой номинальный директор

Номинальный руководитель это физическое лицо сознательно ставшее исполнительным органом общества в качестве директора без фактического намерения руководить данным обществом, при этом назначен уполномоченным собственником общества, но обладающий противоположными характеристиками своего статуса, а именно бездействие, недобросовестность и неразумность при осуществлении им своих прав и исполнении обязанностей (п. 1 ст. 53.1 ГК РФ).

Согласно статистике, на конец 2018 года каждая 30 компания в России управляется номиналом, а самих номиналов насчитывалось более 8500 человек, хотя налоговая служба говорит о том, что с каждым годом их число сокращается. Для массовых учредителей, на имя которых зарегистрированы сотни фирм, это способ заработка. Как правило, номиналами становятся добровольно.

Характеристики номинала

Несмотря на отсутствие официально закрепленной дефиниции понятия «номинальный руководитель», налоговые органы считают возможным квалифицировать руководителя как номинального в следующих случаях:

  1. лицо, именуемое руководителем организации, отрицает, что являлось руководителем данной организации, и утверждает, что не имело данных о назначении его на соответствующую должность (например, регистрация директора организации осуществлена по утерянному паспорту);
  2. прямо указывает на то, что оно передавало свои личные данные для проведения регистрации его в качестве единоличного исполнительного органа хозяйствующего субъекта на возмездной основе, но при этом фактическое руководство деятельностью организации не осуществляло;
  3. поясняет, что личные данные для регистрации в ЕГРЮЛ были переданы им на возмездной основе, оно осуществляло подписание различных документов, касающихся функционирования субъекта, но фактическую финансово-хозяйственную деятельность юридического лица не вело;
  4. подтверждает факт осуществления им полномочий руководителя юридического лица, но затрудняется осветить отдельные аспекты работы компании;
  5. является «массовым руководителем», поскольку зарегистрировано в качестве директора в значительном количестве юридических лиц;
  6. иной субъект указывает на то, что лицо, именуемое руководителем организации, не могло выступать в качестве единоличного исполнительного органа хозяйствующего субъекта в силу различных обстоятельств (смерть лица в период проведения определенных операций хозяйствующим субъектом, наличие иной работы в соответствующий период и др.).

Что является доказательством номинальности

В качестве обстоятельств, подтверждающих номинальность руководителя налоговыми органами, используются различные доказательства, в том числе:

  • свидетельские показания самого лица, именуемого руководителем организации, или иных лиц, которым он известен (например, родственников и т.п.);
  • почерковедческая экспертиза, подтверждающая или опровергающая факт подписания лицом, именуемым руководителем организации, различного рода документов;
  • отсутствие справок по форме 2-НДФЛ в отношении лица, именуемого руководителем организации.

В случае если налоговый орган установит наличие формального руководства хозяйствующим субъектом, это может послужить одним из оснований для признания отсутствия реальных хозяйственных операций с каким-либо контрагентом с целью минимизации налоговых обязательств.

Важно: в случае, если хозяйственные отношения между контрагентами имели место, то иные обстоятельства, в том числе и номинальность руководителя, не должны приниматься во внимание.

Реальный характер совершенных сделок нивелирует наличие номинальности в управлении юридическим лицом и придает ему действительный статус.

Однако если лицо действительно непричастно к руководству организацией-должником, то доказать это помогут следующие факты и документы:

  • факт отсутствия документов, подтверждающих передачу «номинальному» директору документов и имущества фирмы;
  • факт отсутствия оплаты труда «номинальному» директору организацией-должником;
  • материалы почерковедческой экспертизы, подтверждающие то, что «номинальный» директор не подписывал какие-либо документы от имени организации;
  • показания свидетелей (например, работников организации) о том, что организацией фактически руководил другой человек;
  • справки из банка, подтверждающие, что распоряжение денежными средствами на счетах организации осуществлялось другим лицом;
  • справки с основного места работы «номинального» директора, подтверждающие, что в тот период, когда он значился руководителем организации-банкрота, им фактически осуществлялась деятельность в другой организации;
  • копии заявлений в органы внутренних дел об утере документов либо о принуждении предоставить свои паспортные данные для регистрации юридического лица и др.

Преследуемые цели

На практике в настоящее время номинальных директоров в основном нанимают с целью:

  • получения необоснованной налоговой выгоды;
  • банкротства или ликвидации юридического лица для ухода от выплаты долгов и исполнения обязательств;
  • легализации доходов от преступной деятельности;
  • получения кредитов и бюджетных субсидий.

Объективные полномочия номинала

  • присутствие на важных встречах и переговорах;
  • право подписи договоров и других документов;
  • открытие сетов;
  • присутствие на рабочем месте в течение оговоренного времени.

Как узнать, что вы номинальный директор? Что делать?

  1. Можно узнать самому на сайте проверки компаний: вводите свой ИНН и смотрите результаты. Если оказалось, что вы являетесь директором, хотя об этом не знали, лучше сразу написать заявление в налоговую по месту регистрации этой фирмы в свободной форме, указав, что вы ничего не регистрировали, не давали на это согласия и не управляли компанией.
  2. Чтобы ФНС убрала запись о компании, нужно решение суда. В иске надо попросить признать недействительной регистрацию фирмы, о которой идет речь. В суде надо указать на то, что вы не участвовали в регистрации фирмы, указать на потерю документов, привлечь для пояснений нотариуса, выдававшего доверенность, ходатайствовать о проведении почерковедческой экспертизы.
  3. Суд может как закрыть фирму, так и просто удалить запись о директоре. Может вообще отказать заявителю.

Ответственность номинального директора

Уголовная ответственность

Само по себе создание фирмы через подставных лиц является преступлением, ответственность за которое предусмотрена ст. 173.1 УК РФ. Причем не имеет значения, принесло ли данное деяние ущерб другим лицам, либо нет. Самим же номинальным директорам грозит ответственность по ст. 173.2 УК РФ за предоставление своих документов для создания фиктивной организации Максимальная санкция за ч.1 — до 2 лет исправительных работ, за ч.2 — до 3 лет лишения свободы.

При чем к ответственности по указанным статьям могут привлечены как номинальный, так и фактический руководители.

Налоговая ответственность

В случае доказанности факта уклонения от уплаты налогов и/или сборов номинальный директор может быть привлечен к ответственности по ст. 199 УК РФ. Наказание в виде штрафа до 300 000 рублей, исправработы или до 2 лет лишения свободы с последующим лишением права занимать некоторые должности на определенный срок, а при отягчающих обстоятельствах (предварительный сговор, особо крупный размер) наказание значительно ужесточается (ст. 199 НК РФ). Аналогичное наказание грозит и за неисполнение обязанностей налогового агента (ст. 199.1 НК РФ).

За предоставление недостоверных сведений о ЮЛ в налоговый орган ответственность предусмотрена п. 4 ст. 14.25 КоАП РФ . При доказанном умысле наказанием будет штраф до 300 000 рублей, исправительные работы или лишение свободы до 2 лет (ч. 1 ст. 170.1 УК РФ).

Кроме того ст. 14.25.1 КоАП РФ ответственность предусмотрена и за нарушение обязанности по установлению и представлению информации о фактических владельцах юридического лица.

Ответственность по долгам при банкротстве

Ст. 61.13 Закона о банкротстве от 26.10.2002 № 127-ФЗ предусмотрена ответственность руководителя должника, коим и является номинальный директор, за нарушение требований указанного Закона в виде обязанности возместить причиненные убытки.

По ст. 61.12 этого же Закона номинальный директор может быть привлечен к субсидиарной и солидарной ответственности за неподачу заявления о признании должника банкротом в установленный срок по обязательствам, возникшим после истечения указанного срока. Кроме того, за неисполнение указанной обязанности п. 5 ст. 14.13 КоАП РФ предусмотрена еще и административная ответственность.

Помимо этого ст. 61.11 Закона о банкротстве предусмотрена субсидиарная ответственность и фактического руководителя по обязательствам должника.

Закрывая вопрос об ответственности, связанной с банкротством должника, напомним и об уголовной ответственности руководителя за преднамеренное или фиктивное банкротство, предусмотренной ст. ст. 196, 197 УК РФ.

Помимо этого руководитель может быть привлечен к уголовной ответственности за незаконное получение кредита по ст. 176 УК РФ.

Дополнительно

Кроме того, в целях обеспечения и защиты публичных интересов разумным является и формирование механизма прекращения деятельности юридического лица вследствие вовлечения в управление им подставных лиц в случае, если участие таких субъектов в хозяйственном обороте ведет к нарушению прав и интересов иных лиц. Указанной цели может способствовать применение подп. 1 п. 3 ст. 61 ГК РФ, согласно которому по иску государственного органа может быть ликвидировано юридическое лицо в судебном порядке при признании государственной регистрации юридического лица недействительной.

Как избежать ответственности

В вопросе о том, подлежит ли привлечению к ответственности «номинальный» руководитель, многое зависит от того, сможет ли он доказать, что действительно был «номинальным».

Голословные заявления директора о своей «номинальности» судьи обычно отклоняют и при этом отмечают, что он, являясь дееспособным лицом, мог и должен был осознавать последствия совершенных им действий.

Судебная практика 2018 года гласит, что нельзя полностью освободить номинального директора от субсидиарной ответственности, даже если он помог найти «теневого» бенефициара и доказать свою номинальность

Предпринимательский риск

Не секрет, что любая предпринимательская деятельность неразрывно связана с риском. Об этом можно судить, исходя из определения предпринимательской деятельности, содержащегося в п. 1 ст. 2 ГК РФ. Согласно данному определению предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке.

Действительно, риск сопровождает абсолютно каждое бизнес-решение предпринимателя, начиная с решения заняться коммерческой деятельностью.

Однако не каждая сделка обеспечивает прибыль бизнесу. И это нормально. К сожалению, не всегда есть возможность предвидеть все варианты исхода событий и заранее к ним подготовиться.

Существует масса негативных явлений, которые могут свести на нет все старания предпринимателя, в том числе, например:

  • срыв или снижение производства и невыполнение производственных задач;
  • совершение невыгодной сделки;
  • повышение процентных ставок по кредитам;
  • повышение закупочной цены товаров;
  • неисполнение контрагентом своих обязательств и т.п.

Особенно остро проблема предпринимательского риска встает в период экономического кризиса, когда просчитать свои действия даже на месяц вперед — это уже нереальная задача.

Неудачное стечение обстоятельств и принятых предпринимателем решений может привести к убыткам в его деятельности. И самое серьезное последствие этого — невозможность рассчитаться по своим обязательствам перед работниками, поставщиками, банками и другими кредиторами.

В конечном счете все может закончиться банкротством организации, в результате которого бизнесмен может ответить не только вложенными в организацию средствами, но и своим личным имуществом.
Но как же так? Ведь все мы знаем, что учредители фирмы отвечают по ее долгам только средствами, вложенными в уставный капитал.

Оказывается, так бывает не всегда. Закон о банкротстве предусматривает ряд ситуаций, когда контролирующие организацию лица (в том числе ее директор и учредитель) могут быть привлечены к субсидиарной ответственности по долгам фирмы.

Одним из таких случаев является совершение директором от имени организации одной или нескольких сделок, в результате которых причинен вред имущественным правам кредиторов (п. 4 ст. 10 Закона о банкротстве). В данном случае к субсидиарной ответственности может быть привлечен и учредитель, если указанные сделки совершены с его одобрения.

Пользуясь этим положением вышеназванного Закона, кредиторы и конкурсные управляющие в делах о банкротстве всякий раз, когда у фирмы не хватает имущества для уплаты долгов, стремятся взыскать их через суд с директора или учредителя. Обосновывая свои требования, они обычно указывают на то, что директор (в том числе с одобрения учредителя) совершил ту или иную сделку за пределами разумного предпринимательского риска, в результате чего потерпел убытки и теперь не может расплатиться по долгам.

Что же получается? Не следует ли из этого, что любая организация должна совершать только прибыльные сделки, иначе ее директор или учредитель рискует расплатиться личным имуществом по долгам фирмы?

Вовсе нет. Суды при рассмотрении дел о привлечении директора (учредителя) к субсидиарной ответственности очень тщательно изучают все обстоятельства и осторожно делают выводы о том, превысил он разумный предпринимательский риск или нет.

Позиция судов по данным рискам

Суды, поддерживая баланс между свободой предпринимательской деятельности и соблюдением интересов кредиторов, оценивают не сами по себе бизнес-решения руководителя с точки зрения их экономической эффективности и целесообразности, а добросовестность действий директора при принятии этих решений. Иными словами, они выясняют, в чьих интересах действовал директор: в интересах представляемого им юридического лица или из своих собственных корыстных побуждений.

Если в ходе судебного разбирательства будет установлено, что директор принимал то или иное решение, руководствуясь интересами фирмы, суды, скорее всего, не станут привлекать его к субсидиарной ответственности, даже если это решение привело к убыткам.

Однако в ситуации, когда руководитель шел на заведомо невыгодную для его организации сделку ради своей личной выгоды, ему придется ответить перед кредиторами личным имуществом.

Судебная практика

Номинальность была установлена

Директором одной из компаний был совершен ряд сделок, в результате которых произошло уменьшение размера имущества организации, что в конечном счете привело к ее несостоятельности, выразившейся в невозможности расчетов с кредиторами и бюджетом, и причинило вред кредиторам (Постановление Арбитражного суда Московского округа от 26 сентября 2014 г. № Ф05-10749/14 по делу № А40-142560/12-101-202; оставлено в силе Определением Верховного Суда РФ от 18 декабря 2014 г. № 305-ЭС14-5930).

Незадолго до объявления организации банкротом директор перерегистрировал свою фирму на «номинальное» лицо.
Конкурсный управляющий обратился в суд с требованием привлечь к субсидиарной ответственности за непредставление бухгалтерских документов не «номинального», а именно предыдущего директора. Последний в свою защиту заявил, что на дату введения в отношении общества процедуры банкротства генеральным директором должника был уже другой человек.

Следовательно, обязанность по передаче документов конкурсному управляющему лежала именно на нем. По мнению ответчика, тот факт, что новый директор не подписывал документацию фирмы, говорит о его недобросовестности, а не о «номинальности».
Однако суд такие доводы не принял. В ходе рассмотрения дела было установлено, что новый директор, на которого, согласно выписке из ЕГРЮЛ, были возложены соответствующие обязанности, фактически функции руководителя не выполнял, документы должника от предыдущих руководителей не принимал, оплата труда ему не производилась, никакая деятельность обществом-должником с этого периода не велась, кредиторская или дебиторская задолженность не формировалась, т.е. директором он являлся «номинальным», вследствие чего к субсидиарной ответственности привлечен быть не может.

При этом предыдущий директор не представил суду доказательства, подтверждающие фактическую передачу им документов общества при смене руководства.

Номинальность не была установлена

Конкурсный управляющий обратился в суд с требованием привлечь к субсидиарной ответственности бывших директоров за доведение организации до состояния банкротства, а последнего руководителя — за непредставление документов бухгалтерского учета.

Последний руководитель против предъявленных претензий возражал. Он сослался на то, что директором был лишь «номинально» по просьбе предыдущего руководителя организации-должника, отношения к деятельности фирмы не имел, от предыдущих руководителей никаких документов не получал. Указанные в бухгалтерской отчетности активы должника (дебиторская задолженность), по его мнению, могли возникнуть только из сделок, которые были совершены до назначения его на должность.

Это не могло повлечь причинение вреда имущественным интересам кредиторов.

Но суд эти доводы отклонил, указав на то, что, являясь дееспособным лицом, последний директор общества мог и должен был осознавать последствия совершения им вышеуказанных действий, обязан был принимать все меры для надлежащего исполнения добровольно взятых на себя функций генерального директора, включающих в себя в том числе обязательства по ведению бухгалтерской отчетности общества, по ее восстановлению в случае утраты или ее непередачи предыдущим руководителем, а также по передаче документации следующему руководителю (конкурсному управляющему).

Доказательства того, что последний директор был не способен осознавать последствия совершения им действий по принятию на себя функций генерального директора, действовал под влиянием насилия или угрозы и что он обращался к предыдущему руководству общества с требованием о передаче ему документации общества, в материалах дела представлены не были.

Поделиться с друзьями Ссылки по теме: Ответственность генерального директора… Номинальный директор давно не редкость в России, а на западе, особенно в части использование оффшоро… 1129 8-15-2018 Дисквалификация директора, руководителя ОО… Номинальный директор давно не редкость в России, а на западе, особенно в части использование оффшоро… 5631 3-3-2018 Реестр дисквалифицированных лиц — РД… Номинальный директор давно не редкость в России, а на западе, особенно в части использование оффшоро… 0 8-2-2019 Субсидиарная ответственность… Номинальный директор давно не редкость в России, а на западе, особенно в части использование оффшоро… 0 10-14-2016

Кто такие, как привлекают и как избежать

Мы не раз сталкивались с клиентами, которые фактически (или буквально) выполняли роль номинального директора. Финансовые соображения, доброта душевная или «скромное» невежество — мы не копаемся в душах и не выпытываем, как так получилось. Однако чаще к нам приходят, когда уже есть четкий диагноз — субсидиарка четвертой стадии, шансы на выздоровление близятся к нулю.

Эта статья — руководство для тех, кто уже по уши, вот-вот может оказаться или только подумывает стать номинальным директором. В общем, потенциальные, действующие или уже встрявшие номиналы, этот текст для вас. Обращаем внимание, что мы разбираем именно риски субсидиарной ответственности: уголовка и административка — это уже другая степь.

Кстати, раз в месяц мы разбираем вопрос одного нашего подписчика и высылаем ответ на почту. Ответ высылаем только подписчикам рассылки, так что оставьте свою почту на нашем сайте

Откуда берутся номиналы

Номинальный директор (в просторечии: номинал, зиц-председатель, гном) — лицо, являющееся руководителем на бумаге, тогда как реально руководит балом другой человек. Номинал выполняет поручения от лица руководства: подписывает договоры, открывает счета в банках, мелькает на собраниях, регистрирует юр. лица. При этом официально на руках у него не бывает никакой документации дольше, чем нужно на проставление подписи, он не может принимать решения без согласования «хозяина» или распоряжаться «своей» долей в уставном капитале.

Условно это тот же наемный сотрудник, который просто выполняет поручения свыше, только за ним в ЕГРЮЛ держится запись «лицо, имеющее право действовать без доверенности».

Зачем нужны

Номинального директора могут нанимать как на краткосрочной основе: нужно открыть расчетный счет, заключить несколько сделок, так и на постоянной, к примеру, если реальному руководителю никак нельзя быть связанным с конкретным юр. лицом.

Вообще тема с номиналами двоякая. При этом, должность номинального руководителя не всегда означает, что номинал обязательно выполняет роль марионетки, которой попользуются и выкинут. Иногда номинальный директор обладает высокой профессиональной квалификацией и выполняет свои функции на протяжении длительного времени. Чаще всего номиналы нужны для следующих целей:

  1. Много бизнесов. Представим, что у одного собственника несколько компаний. Узнав об этом, ФНС может заподозрить, что компании взаимозависимы. Нельзя, чтобы одно и то же лицо по одной сделке одновременно выступало и покупателем, и продавцом. В таком случае номинальный директор — это возможность вести деятельность, не мозоля глаза налоговикам.
  2. Нельзя светиться. По той или иной причине настоящий руководитель не может светиться в руководстве организации. К примеру, из-за статуса госслужащего, недавнего банкротства или дисквалификации. Руками номинала можно будет вести бизнес, никак не засвечиваясь.
  3. Проживание за границей. Это случай, когда реальный руководитель проживает не на территории РФ, а на месте нужны руки, чтобы подписывать распоряжения, и лицо, которое можно светить в налоговой или на собраниях. Актуально и в тех случаях, когда надо обойти ограничения российского законодательства на участие иностранца в уставном капитале.
  4. Избежать ответственности. Поскольку директор несет ответственность за юр. лицо по всем фронтам, номинальный директор — живой щит от уголовной, административной и субсидиарной ответственности, если что-то пойдет не так. Причем потенциальному номиналу хорошо так заливают, тыкая в законы: «Риски? Какие риски? Сдашь руководителей, и тебе ничего не будет, инфа соточка». Но если бы все было так просто, все бы реальные директора резко становились номинальными при первых же проблемах организации.

За что привлекают

Не нужно быть семи пядей, чтобы понять, что директор, он и в Африке директор, а значит, КДЛ. Именно его имя числится в ЕГРЮЛ, а значит, на него валится вся ответственность за косяки организации. Ранее мы подробно разбирали, по каким именно основаниям могут привлекать гендиров. То же самое и по тем же основаниям светит номинальным директорам — повторяться не будем, читайте .

Само по себе привлечение номинала к ответственности можно рассмотреть с двух сторон. Вроде же человек не виноват, сам не ведал, что творил — с чего бы на него долги вешать? С другой, если номиналов всегда будут отпускать на все четыре стороны — не они же довели компанию до банкротства, за что наказывать — тогда и реальные бенефициары начнут говорить, что они номиналы. Собственно, мы слышали о некоторых товарищах, которые, будучи реальными гендирами, строят из себя номиналов — как раз под дудку, что не они же у руля стояли.

Вот, кстати, и пример грустного опыта из свежей практики, когда номиналу прилетело.

В рамках дела о банкротстве компании конкурсный управляющий обратился с заявлением о привлечении к субсидиарке Папченко, Фетисова, Цурупы и ООО «Системы управления». Первому удалось удачно соскочить: он покинул пост директора задолго до банкротства компании, а вот с остальными ситуация была интереснее.

Оставьте свою электронную почту, и мы вышлем вам судебный акт по этому делу:

Серым кардиналом был Цурупа и его компания ООО «Системы управления». Суд признал их исключительные управленческие полномочия. Фетисов же начинал в компании с должности специалиста, а закончил… гендиром. Номинальным.

Собственно, свою невиновность он отстаивал тем, что был наемным работником, который был лишен возможности руководить организацией, в том числе он не обладал электронно-цифровой подписью (ЭЦП), что подтверждается свидетельскими показаниями главного бухгалтера. Более того, он предпринял меры по раскрытию бенефициара бизнеса, Цурупы, путем передачи соответствующих документов арбитражному управляющему. И помог найти имущество. Да еще и подал заявление на банкротство.

Суд посмотрел на все это дело, поблагодарил Фетисова за содействие и… впаял солидарную субсидиарку на 61 лям.

В принципе, и в «старой» практике подобных кейсов хватало. Вот пример.

Разбор другой практики

Раз с критериями привлечения к субсидиарке все ясно, разберем, как от нее можно защититься.

Начиналось все традиционно: в марте 2017 г. ИстЭнерго обратилась с заявлением о признании банкротом компании Трансмастер и стала единственным конкурсным кредитором.

Имущества Трансмастера не хватило для погашения ее требований, так что нужно было выявить тех, кого можно потянуть за этим кораблем. Таких нашлось двое: Дунаев и Золотов. В июле 2018 оба товарища были привлечены к субсидиарной ответственности, а в феврале 2019 с них солидарно взыскали 51 лям. Пока все банально, не так ли? Едем дальше.

Дунаев был не согласен с таким решением и подал апелляционную жалобу, которая поступила… в октябре 2019 г. Так, ребята из «Игумнов Групп», вы что-то путаете… Какой октябрь? А как же 10-дневный срок на обжалование?

Дело в том, что у Дунаева возникли проблемы со здоровьем, из-за которых он находился на лечении. Несмотря на возражения конкурсного, суд принял жалобу: причина же была уважительная, тем более, что подтверждалась документально.

Оставьте свою электронную почту, и мы вышлем вам судебный акт по этому делу:

Что же касается сути жалобы, Дунаев сообщил, что директором Трансмастера он был только номинально:

  • вся деятельность, которая привела к банкротству Трансмастера, велась Золотовым без его участия и ведома;
  • никаких сделок и договоров с конкурсным кредитором он не заключал;
  • никогда не встречался с представителями конкурсного кредитора.

Более того, в своей жалобе Дунаев сделал акцент, что еще до привлечения к субсидиарке, он предоставлял информацию о преступных действиях Золотова и в итоге проходил свидетелем по возбужденному уголовному делу. В качестве подтверждения в материалы банкротного дела были представлены протоколы допросов Дунаева от «мая 2016». Таким образом, Дунаев сообщил о действиях Золотова задолго до подачи заявления о признании компании банкротом.

И вишенка на торте: по результатам уголовного дела был вынесен приговор о привлечении к уголовной ответственности Золотова, осуществляющего фактическое управление должником. Обстоятельства, установленные данным судебным актом, имеют преюдициальное значение.

По итогу апелляция удовлетворила жалобу Дунаева частично: 51 лям полностью перевесили на Золотова, а вот расходы на процедуру банкротства (публикации в газете Коммерсант, почтовые расходы и вознаграждение арбитражного управляющего) на сумму 327 тысяч постановили взыскать солидарно с Дунаева и Золотова.

Весьма новаторское решение для нашего суда. А потому это не конец истории: 10 февраля 2020 кассация рассмотрит законность вынесенного судебного акта. И, учитывая его неординарность, не удивлюсь любым результатам.

UPD: 10 февраля кассация оставила жалобу управляющего без удовлетворения, а значит, наш номинал отбил и эту подачу. Посмотрим, будет ли финальная битва в Верхушке.

Как отбиться от субсидиарки

Ситуация усложняется двойственными трактовками норм закона. Так, в законе о банкротстве четко прописано, что номинала можно освободить от субсидиарной ответственности, если он «не оказывал определяющего влияния на деятельность юридического лица (осуществлял функции органа управления номинально)». И тут же Верховный суд разъясняет, что номинал «не освобождается от осуществления обязанностей по выбору представителя и контроля за его действиями (бездействием), а также по обеспечению надлежащей работы системы управления юридическим лицом», а потому может быть привлечен к субсидиарке.

Тем самым, чтобы номиналу отбиться от субсидиарки, важны два условия. Нужно доказать, что:

1) вы реально были не при делах;

2) ткнуть в того, кто на самом деле руководил компанией, или указать, где находится имущество компании.

Вот какие объяснения могут вам в этом помочь:

Не доводил компанию до банкротства. Это касается ситуаций, когда номинал сменил другого номинала на посту задолго до банкротства основного должника. Точнее, больше, чем за 2 года до принятия судом заявления о банкротстве (3 года до момента появления признаков неплатежеспособности — по новой редакции ФЗоБ). Да, детский сад, однако в вышеприведенном кейсе одному из директоров удалось отбиться от субсидиарки как раз потому, что он давно «отошел от дел».

Отсутствие доступа к документации и финансам. Нужно доказать, что у номинального директора не было возможности распоряжаться деньгами компании-должника или принимать за нее решения. К примеру: отсутствовали ЭЦП и доступ к расчетному счету организации, не появлялся в гос. органах и в налоговой его никогда не видели, нет его подписей при заключении сделок, которые привели к банкротству основного должника, да и вообще на этих сделках не присутствовал.

Здесь же помогут не только документы, но и показания свидетелей: сотрудников, контрагентов, даже безопасников на входе в здание. В ту же топку — записи с камер видеонаблюдения.

Другая занятость. Хорошим аргументом в пользу номинальности послужит, если в период восседания на троне гендира, в реальности у номинала была работа в другой организации. Здесь помогут справка с реального места трудоустройства, копия трудовой, 2-НДФЛ за указанный период и выписки с личного банковского счета.

Подтверждение мошенничества. Может оказаться так, что хитроумные бенефициары вообще не заморачивались и от номинала взяли только паспортные данные и подспись, а потом все это дело подделывали. В таком случае может помочь почерковедческая экспертиза. Если в период заключения каких-то сделок вы физически были в другом городе или стране — квитанции и билеты вам в помощь.

Раскрытие информации о бенефициарах бизнеса и их активах. Здесь важно не только пальцем указать, что «вот, Вася виноват», но и подтвердить это документально. В частности, в бой могут пойти переписки, копии заключенных договоров, информация по совершенным сделкам, банковские переводы — в общем, все нужно подкрепить словом и делом.

То же касается и активов, нужно будет предоставить подтверждения, что бенефициар взял деньги «из кассы» должника и потратил их, к примеру, на покупку дома в Ницце или новенького порше. Ну или в отпуск на них слетал.

По итогу всех усилий вам все равно никто не гарантирует успех. Просто потому, что номиналов надо наказывать жестко. Такова политика партии.

Если вы отслеживаете юридические тренды последних 10 лет, то должны были заметить и появление новых статей об уголовной ответственности номиналов, и изменения в законодательстве, позволяющие налоговой дисквалифицировать подозрительных лиц, лишая их права регистрации юр. лиц и управления ими сроком аж на 3 года.

Было бы нелогично, если вот в этой борьбе государство вдруг расслабилось и сказало: «Да пусть они идут на все 4 стороны, они же ни в чем не виноваты”. Так что выиграть суд номиналу — крайне сложная задача. Это мы знаем по собственному опыту, т.к. прямо сейчас ведем с пяток подобных судов. Но тот, кто не борется, обречен на поражение.

Выводы

  1. Номинальный директор — не всегда незаконная тема, но всегда ставит самого номинала под угрозу, что бы там ни обещали.
  2. Привлекают номинала к субсидиарке по тем же основаниям, что и любого гендира.
  3. Есть возможность уменьшить размер субсидиарки. Для этого надо одновременно доказать свою номинальность и указать на реального бенефициара и его активы. Иногда это помогает и полностью отбить требования.
  4. Важно предоставить бумажные доказательства, что вы не могли бы реальным гендиром. Если остались вопросы по теме — вам к этим ребятам.

Информация в статье актуальна на дату публикации на нашем сайте igumnov.group.

Чтобы быть в курсе последних трендов по субсидиарке, банкротству и защите личных активов — приезжайте в гости.

Кондратьева Екатерина, юрист «Игумнов Групп», профи по банкротствам юридических и физических лиц, специалист-схемотехник

Специализация: Индивидуальное сопровождение банкротства. Защита от субсидиарной ответственности в суде и юридическая помощь в исполнительном производстве.

Кстати, если у вас есть вопрос по банкротству, субсидиарке или защите личных активов, оставьте свой e-mail у нас на сайте. Раз в месяц разбираем одно обращение, даем подробную консультацию и высылаем руководство к действию на e-mail. Только для подписчиков.

Записи созданы 8837

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх