Ну как не порадеть родному?

Чацкий, Фамусов, Скалозуб.

Фамусов

Сергей Сергеич, к нам сюда-с.

Прошу покорно, здесь теплее;

Прозябли вы, согреем вас;

Отдушничек отвернем поскорее.

Скалозуб

(густым басом)

Зачем же лазить, например,

Самим!… Мне совестно, как честный офицер.

Фамусов

Неужто для друзей не делать мне ни шагу,

Сергей Сергеич дорогой!

Кладите шляпу, сденьте шпагу;

Вот вам софа, раскиньтесь на покой.

Скалозуб

Куда прикажете, лишь только бы усесться.

(Садятся все трое. Чацкий поодаль.)

Фамусов

Ах! батюшка, сказать, чтоб не забыть:

Позвольте нам своими счесться,

Хоть дальними, — наследства не делить;

Не знали вы, а я подавно,

Спасибо научил двоюродный ваш брат,

Как вам доводится Настасья Николавна?

Скалозуб

Не знаю-с, виноват;

Мы с нею вместе не служили.

Фамусов

Сергей Сергеич, это вы ли!

Нет! я перед родней, где встретится, ползком;

Сыщу ее на дне морском.

При мне служащие чужие очень редки;

Все больше сестрины, свояченицы детки;

Один Молчалин мне не свой,

И то затем, что деловой.

Как станешь представлять к крестишку ли,

к местечку,

Ну как не порадеть родному человечку!..

Однако братец ваш мне друг и говорил,

Что вами выгод тьму по службе получил.

Скалозуб

В тринадцатом году мы отличались с братом

В тридцатом егерском, а после в сорок пятом.

Фамусов

Да, счастье у кого есть эдакий сынок;

Имеет, кажется, в петличке орденок?

Скалозуб

За третье августа; засели мы в траншею:

Ему дан с бантом, мне на шею.

Фамусов

Любезный человек, и посмотреть — так хват;

Прекрасный человек двоюродный ваш брат.

Скалозуб

Но крепко набрался каких-то новых правил.

Чин следовал ему: он службу вдруг оставил,

В деревне книги стал читать.

Фамусов

Вот молодость!.. читать!.. а после — хвать!..

Вы повели себя исправно,

Давно полковники, а служите недавно.

Скалозуб

Довольно счастлив я в товарищах моих,

Вакансии как раз открыты:

То старших выключат иных,

Другие, смотришь, перебиты.

Фамусов

Да, чем кого господь поищет, вознесет!

Скалозуб

Бывает, моего счастливее везет,

У нас в пятнадцатой дивизии, не дале,

Об нашем хоть сказать бригадном генерале.

Фамусов

Помилуйте, а вам чего недостает?

Скалозуб

Не жалуюсь, не обходили,

Однако за полком два года поводили.

Фамусов

В погонь ли за полком?

Зато, конечно, в чем другом

За вами далеко тянуться.

Скалозуб

Нет-с, ста́рее меня по корпусу найдутся,

Я с восемьсот девятого служу;

Да, чтоб чины добыть, есть многие каналы;

Об них как истинный философ я сужу;

Мне только бы досталось в генералы.

Фамусов

И славно судите, дай бог здоровье вам

И генеральский чин; а там

Зачем откладывать бы дальше,

Речь завести об генеральше?

Скалозуб

Жениться? Я ничуть не прочь.

Фамусов

Что ж? у кого сестра, племянница есть, дочь;

В Москве ведь нет невестам перевода;

Чего? плодятся год от года;

А батюшка, признайтесь, что едва

Где сыщется столица, как Москва.

Скалозуб

Дистанции огромного размера.

Фамусов

Вкус, батюшка, отменная манера;

На все свои законы есть:

Вот, например, у нас уж исстари ведется,

Что по отцу и сыну честь;

Будь плохинький, да если наберется

Душ тысячки две родовых—

Тот и жених.

Другой хоть прытче будь, надутый всяким

чванством,

Пускай себе разумником слыви,

А в се́мью не включат. На нас не подиви.

Ведь только здесь еще и дорожат дворянством.

Да это ли одно? возьмите вы хлеб-соль:

Кто хочет к нам пожаловать, — изволь;

Дверь отперта для званных и незванных,

Особенно из иностранных;

Хоть честный человек, хоть нет,

Для нас равнехонько, про всех готов обед.

Возьмите вы от головы до пяток,

На всех московских есть особый отпечаток.

Извольте посмотреть на нашу молодежь,

На юношей — сынков и вну́чат,

Журим мы их, а если разберешь,—

В пятнадцать лет учителей научат!

А наши старички?? — Как их возьмет задор,

Засудят об делах, что слово — приговор,—

Ведь столбовые всё, в ус никого не дуют;

И об правительстве иной раз так толкуют,

Что если б кто подслушал их… беда!

Не то, чтоб новизны вводили, — никогда,

Спаси нас боже! Нет. А придерутся

К тому, к сему, а чаще ни к чему,

Поспорят, пошумят, и… разойдутся.

Прямые канцлеры в отставке — по уму!

Я вам скажу, знать время не приспело,

Но что без них не обойдется дело.—

А дамы? — сунься кто, попробуй, овладей;

Судьи́ всему, везде, над ними нет судей;

За картами когда восстанут общим бунтом,

Дай бог терпение, ведь сам я был женат.

Скомандовать велите перед фрунтом!

Присутствовать пошлите их в Сенат!

Ирина Власьевна! Лукерья Алексевна!

Татьяна Юрьевна! Пульхерия Андревна!

А дочек кто видал, всяк голову повесь,

Его величество король был прусский здесь;

Дивился не путем московским от девицам,

Их благонравью, а не лицам,

И точно, можно ли воспитаннее быть!

Умеют же себя принарядить

Тафтицей, бархатцем и дымкой,

Словечка в простоте не скажут, всё с ужимкой;

Французские романсы вам поют

И верхние выводят нотки,

К военным людям так и льнут,

А потому, что патриотки.

Решительно скажу: едва

Другая сыщется столица как Москва.

Скалозуб

По моему сужденью,

Пожар способствовал ей много к украшенью.

Фамусов

Не поминайте нам, уж мало ли крехтят:

С тех пор дороги, тротуары,

Дома и все на новый лад.

Чацкий

Дома новы́, но предрассудки стары.

Порадуйтесь, не истребят

Ни годы их, ни моды, ни пожары.

Фамусов

(Чацкому)

Эй, завяжи на память узелок;

Просил я помолчать, не велика услуга.

(Скалозубу)

Позвольте, батюшка. Вот-с — Чацкого, мне друга,

Андрея Ильича покойного сынок:

Не служит, то есть в том он пользы не находит,

Но захоти — так был бы деловой,

Жаль, очень жаль, он малый с головой;

И славно пишет, переводит.

Нельзя не пожалеть, что с эдаким умом…

Чацкий

Нельзя ли пожалеть об ком-нибудь другом?

И похвалы мне ваши досаждают.

Фамусов

Не я один, все также осуждают.

Чацкий

А судьи кто? — За древностию лет

К свободной жизни их вражда непримирима,

Сужденья черпают из забытых газет

Времен Очаковских и покоренья Крыма;

Всегда готовые к журьбе,

Поют всё песнь одну и ту же,

Не замечая об себе:

Что старее, то хуже.

Где? укажите нам, отечества отцы,

Которых мы должны принять за образцы?

Не эти ли, грабительством богаты?

Защиту от суда в друзьях нашли, в родстве,

Великолепные соорудя палаты,

Где разливаются в пирах и мотовстве,

И где не воскресят клиенты-иностранцы

Прошедшего житья подлейшие черты.

Да и кому в Москве не зажимали рты

Обеды, ужины и танцы?

Не тот ли, вы к кому меня еще с пелен,

Для замыслов каких-то непонятных,

Дитёй возили на поклон?

Тот Нестор негодяев знатных,

Толпою окруженный слуг;

Усердствуя, они в часы вина и драки

И честь и жизнь его не раз спасали: вдруг

На них он выменил борзые три собаки!!!

Или вон тот еще, который для затей

На крепостной балет согнал на многих фурах

От матерей, отцов отторженных детей?!

Сам погружен умом в Зефирах и в Амурах,

Заставил всю Москву дивиться их красе!

Но должников не согласил к отсрочке:

Амуры и Зефиры все

Распроданы по одиночке!!

Вот те, которые дожили до седин!

Вот уважать кого должны мы на безлюдьи!

Вот наши строгие ценители и судьи!

Теперь пускай из нас один,

Из молодых людей, найдется — враг исканий,

Не требуя ни мест, ни повышенья в чин,

В науки он вперит ум, алчущий познаний;

К искусствам творческим, высоким и прекрасным,

Они тотчас: разбой! пожар!

И прослывет у них мечтателем! опасным!!—

Мундир! один мундир! Он в прежнем их быту

Когда-то укрывал, расшитый и красивый,

Их слабодушие, рассудка нищету;

И нам за ними в путь счастливый!

И в женах, дочерях — к мундиру та же страсть!

Я сам к нему давно ль от нежности отрекся?!

Теперь уж в это мне ребячество не впасть;

Но кто б тогда за всеми не повлекся?

Когда из гвардии, иные от двора

Сюда на время приезжали,—

Кричали женщины: ура!

И в воздух чепчики бросали!

Фамусов

(про себя)

Уж втянет он меня в беду.

(Громко.)

Сергей Сергеич, я пойду,

И буду ждать вас в кабинете.

(Уходит.)

» Действие 2, явление 4

Действие 2, явление 6 »

Если внимательно изучить списки седьмого состава Госдумы,обнародованные Центризбиркомом, то становится ясно, что многие парламентарии привели в большую политику своих родственников. Проблему семейственности в своих рядах депутаты поднимают едва ли не каждый год. И регулярно обещают разработать этический «антиродственный» документ. Пока все заканчивается сотрясением воздуха. Между тем опыт законодательной и исполнительной власти по созданию «трудовых династий» успешно тиражируется и в других госучреждениях. «Лента.ру» пыталась разобраться в явлении.

Отцовская наковальня
Самый устойчивый семейный подряд в Госдуме — лидер партии ЛДПР Владимир Жириновский и его сын Игорь Лебедев. В прошлом созыве Лебедев возглавлял думскую фракцию ЛДПР. В первый раз депутатом он стал в 1999 году. С рождения носил фамилию отца. Однако в 16 лет по совету родителей поменял ее, «чтоб не осложнять себе жизнь». Владимир Вольфович гордится политической карьерой сына: «Когда кузнец передает сыну свою наковальню или доярка передает дочери своих коров — никто же не воспринимает это негативно».

Больше «прямых» родственников в новой Думе пока мы не обнаружили. Зато просматриваются «вертикальные» связи с федеральными и региональными госчиновниками и политиками. В составе «Единой России» депутатом от Тувы с 2007 года избирается Лариса Шойгу, сестра министра обороны Сергея Шойгу. Среди депутатов Госдумы числится — Алексей Ткачев, брат министра сельского хозяйства Александра Ткачева, экс-губернатора Краснодарского края. Впрочем, в Думе Ткачев — не новичок. Участвовал в работе парламента 4 и 5-го созывов.

У депутата Олега Лебедева, первого секретаря Тульского обкома КПРФ, складывается региональная политическая династия. Его брат Алексей — депутат Тульской облдумы. Жена Злата представляла КПРФ в Городской думе. Однако с недавнего времени супруги в разводе. У новосибирского депутата от ЛДПР Дмитрия Савельева — брат Владислав возглавляет фракцию ЛДПР в Новосибирском заксобрании. В 2014 году 26-летний Леонид Зюганов, внук лидера партии КПРФ Геннадия Зюганова, избран в Мосгордуму.

Семейственность имела место и во времена СССР. Но официально не поощрялась. Поэтому советские чиновники и партийные руководители обычно устраивали родственников не в свои учреждения, а в дружественные, под опеку к хорошим знакомым. Как говорят социологи, ситуация начала меняться в конце 1990-х годов. Но если поначалу в высших эшелонах власти семейные связи старались особо не афишировать, то сейчас детей, желающих постучать по отцовской наковальне и подоить мамкиных коров, практически перестали скрывать. В 2015 году в прессе бурно обсуждалась новость о награждении 26-летнего Ивана Сечина, сына главы «Роснефти» Игоря Сечина медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени «за большой вклад в развитие топливно-энергетического комплекса и многолетний добросовестный труд». По сведениям газеты «Коммерсант», до награждения Иван Сечин не проработал в «Роснефти» и года. Он пришел в компанию отца в марте 2014 года.

Федеральный опыт активно перенимают и в регионах. Не только в аппаратах законодательной и исполнительной власти. Но и в обычных бюджетных конторах. В школах «родственным» руководящим составом никого уже не удивишь. Самая распространенная связка: дочь — директор, мать — главный бухгалтер. Чаще всего такое практикуется в сельских образовательных учреждениях. Но и в столице, широко известную теперь школу №57, до недавнего времени возглавляла семейная пара Менделевич — Вишневецкая (директор и завуч, соответственно).

Все чаще директора госучреждений пытаются найти способы передать по наследству свои кресла родственникам. В 2014 году активно обсуждалась ситуация в Российском государственном социальном университете (РГСУ). Бывший ректор Василий Жуков стал почетным президентом вуза, а ректорский пост передал старшей дочери, на тот момент 32-летней Лидии Федякиной. Отец всем объяснял, что это не он назначил дочь на свое место. Она победила в честной борьбе за кресло ректора в вузовских праймериз. Супруга Василия Жукова — Галина — в этом же вузе занимала пост проректора по непрерывному образованию и развитию карьеры РГСУ, декана факультета информационных технологий, завкафедрой математики и информатики. Сейчас в этом вузе родственные связи практически зачищены. Однако в других научных заведениях семейные традиции множатся.

Сын главного онколога России, главы РОНЦ имени Н.Н. Блохина академика Михаила Давыдова Михаил — в апреле 2016 года стал директором НИИ клинической онкологии. Структура считается основным хирургическим подразделением РОНЦ. Ранее ее возглавлял Давыдов-старший.

Династические традиции развиваются и в научном центре сердечно-сосудистой хирургии им. Бакулева, которым с 1994 года руководит Лео Бокерия. Академика, перечисление титулов которого займет не одну страницу, называют одним из столпов отечественной кардиохирургии. Две дочери хирурга продолжили его дело. Старшая Екатерина занимается кардиологией новорожденных. В Бакулевке не работает. А младшая Ольга Бокерия — кардиолог, главный научный сотрудник центра сердечно-сосудистой хирургии. Многие в Бакулевке убеждены, что бессменный директор Лео Бокерия хотел бы видеть новым директором института свою дочь.

В истории российской кардиологии примеры династий уже есть. Дочь «кремлевского» доктора (лечащий врач нескольких генсеков в СССР), председателя Всесоюзного кардиологического общества Евгения Чазова Ирина — главный внештатный кардиолог Минздрава, директор Института клинической кардиологии им. А.Л. Мясникова.

Редко дети талантливее родителей

О том, могут ли дети качественно продолжать дела своих отцов, «Ленте.ру» рассказал профессор социологии, декан Школы социальных и гуманитарных наук Санкт-Петербургского филиала Научно-исследовательского университета «Высшая школа экономики» Даниил Александров.

«Лента.ру»: Чем отличается семейственность от династии?

Александров: Это слова со множеством значений. Есть династии королей, а есть династии сталеваров, художников, медиков. Но одно дело, когда профессия, увлечение, страсть к чему-то поддерживаются в семье из поколения в поколении. А другое, когда пытаются передать родственникам административные и властные позиции. Вот это в народе называют семейственностью.

Как можно передать профессию по наследству? Талант либо есть, либо нет.

Есть виды деятельности, в которых ранние усилия, потраченные на профессионализацию, имеют огромное значение. Во многих сферах успех невозможен без специальных способностей, например музыкальный слух. Но кроме способностей, огромное значение имеет тренировка. Нельзя стать скрипачом без музыкального слуха, но и без долгих усердных занятий тоже не обойтись. Упорство и труд, тысячи часов тренировки… Впрочем, тренировка может быть и менее заметной. Если вы выросли в среде врачей, в которой каждый день обсуждалось, как лечить те или иные болезни, у вас есть преимущество в медицине. Ребенок, который с семилетнего возраста листает с интересом анатомический атлас, очень рано освоит анатомию.

Но если можно натренировать ремесло, почему же нельзя с детства научить быть хорошим директором?

Потому что дома в семье не формируются управленческие навыки и дети не имеют практики управления людьми. Можно рано научиться общаться со взрослыми, но, условно говоря, командовать полком дома не научишься. Немецкие университеты еще в XVIII-XIX веках завели правило: не брать своих выпускников на работу, а брать новых профессоров из других университетов, а своих, если и брать, то только после того, как они успешно поработают в другом университете. Независимо от способностей. Потому что задача университета — поиск новых талантов, а не клонирование предыдущих поколений. Ученики, а тем более собственные дети, отобранные на должность за верность идеям учителя, редко оказываются талантливее основателя научной школы.

Почему?

Во-первых, они отбираются по признаку лояльности и готовности работать в том же русле, что и учитель. Во-вторых, если человек очень талантлив, он склонен стремиться к независимости, таким людям в целом свойственна самостоятельность. Когда у нас руководителями лабораторий и кафедр назначали самых верных учеников основателя, динамика этих учреждений замедлялась. Потому что они говорили: «А у нас Иван Иваныч этим занимался, давайте и мы продолжим». Весь мир уже занимается чем-то другим, а мы продолжаем делать то, что делал Иван Иванович. В советской науке последних десятилетий СССР этот эффект был существенно заметен. Противоположность этому — Кавендишская лаборатория в Кембридже, в которой каждый ее новый руководитель никогда не был связан с прошлым начальником. В ней все время были новые люди со своими идеями, новые таланты, получавшие Нобелевские премии.

Ваш отец был известным математиком. Вы решили выбрать другое направление, чтобы получить независимость?

К математике у меня не было ни особой любви, ни способностей. Так что мне повезло, и я по научной деятельности никогда не был в тени своего отца. Однажды я спросил у отца: «Ты не жалеешь, что я не стал математиком?». Он посмотрел на меня с иронией и сказал: «Главное, чего бы я не хотел, — чтобы ты стал математиком. Потому что у тебя выдающихся способностей к этому нет. И тебе невозможно было бы стать даже таким, как я, не говоря уж о том, чтобы быть лучше (Александр Александров — ректор ЛГУ, академик, автор школьных учебников по математике — прим. «Ленты.ру» ). И тебе всегда было бы это неприятно». Я сперва занимался экологией, а потом постепенно переквалифицировался в социологи. Понятно, что дома у меня было много книжек и умных разговоров. Это мне помогло. Но сказать, что я что-то прямо унаследовал от своего отца, кроме квартиры, — трудно. Я работаю в Высшей школе экономики, про которую он вообще не знал, и тут уже его тень за мной не шла.

Тогда почему это происходит? Ведь наследодатели — умные люди и не могут не понимать, что оказывают медвежью услугу детям.

Могу объяснить на примере вузов. В 1990-е годы многие госучреждения были де-факто «приватизированы» с точки зрения управления и финансовых потоков. Министерство образования практически не вмешивалось в ситуацию. В 1999 или 2000 году я видел достоверные данные, полученные прекрасным прикладным социологом Францем Эдмундовичем Шеренги. Он опрашивал родителей, чьи дети учились в провинциальных вузах. И обнаружил, что либо в вузах много коммерческих мест, либо там в основном были бюджетные места, но царит коррупция. Это произвело на меня колоссальное впечатление. То есть многие вузы превратились в мощные машины теневой экономики. И благоприобретателем оказывается ректор и верхушка управленцев. Поэтому и возникает желание оставить все это в семье. Коллега, который показывал мне данные, еще тогда говорил мне, что единственное лекарство от этого — приватизировать вузы, а потом жестко контролировать работу. Точно так же, как надо контролировать пищевое производство, чтобы нас не кормили отравой.

То есть легализовать уже имеющиеся родственные связи в госучреждениях?

И снять с них государственный статус. А субсидии бывшим госучреждениям распределять только при демонстрации какого-то качества. Но этот разговор с коллегой был много лет назад, и сейчас эти рецепты уже не применимы. Сейчас уже совсем другие стратегии работы с вузами для повышения качества и борьбы с коррупцией. В частности, выделение вузов с высокой репутацией. Посмотрим, как это сработает. Надо сказать, что во многих медицинских учреждениях примерно такая же история скрытой приватизации, но это отдельная сложная тема.

Кроме коммерческой, есть другая причина семейственности — потребность руководителя в доверии к своим подчиненным. И чем больше теневой экономики в учреждении, тем больше нужда в семейственности. С точки зрения краткосрочных выгод для управления у назначения родственников есть свои положительные стороны. И людям поэтому кажется, что такая практика вполне нормальна.

Почему нет, если есть положительные стороны?

Допустим, дети еще могут как-то поддержать династию руководителя. Но представьте, что традиция распространится на внуков и правнуков. Это уже будет смотреться анекдотом. Лучше этого избегать. Беда в том, что у нас вообще на всех уровнях свойственно брать своих детей к себе на работу. Тут сходятся много факторов. Кроме чистой психологии — желания, чтобы дети были похожи на нас, есть и системные. Во всех профессиональных сферах в России нет нормального рынка труда.

Нет мобильности?

Поэтому все в ловушке. И это общая проблема. Кто-то, может, и рад, чтобы ребенок карьеру сделал в другом университете. Но другого-то такого хорошего нет. Непотизм (кумовство — прим. «Ленты.ру» ) на всех уровнях от госкомпаний до вузовских кафедр и лабораторий возникает не потому, что люди смотрят на случаи семейственности в Госдуме и берут пример. Народ самостоятельно пришел к выводу, что так выгодно и удобно в существующих условиях. И все это начало складываться в 1990-е.

Почему этого перестали стесняться?

Нет института репутаций. Идет разрушение очень многих норм общества, потому что нет санкций за нарушение норм. Можно сказать, происходит нормализация, легитимизация коррупции и непотизма. Это хорошо видно по установившейся культуре показного потребления и демонстрации власти через баснословно дорогие вещи. И огромные дворцы госслужащих, и дорогие дома и машины директоров школ или техникумов, и покупки ненужных докторских степеней, и продвижение детей — это уже новая норма.

Наталья Гранина


отсюда
При мне служащие чужие очень редки;
Все больше сестрины, свояченицы детки;
Один Молчалин мне не свой,
И то затем, что деловой.
Как станешь представлять к крестишку ли, к местечку,
Ну как не порадеть родному человечку!..
Однако братец ваш мне друг и говорил,
Что вами выгод тьму по службе получил.
Горе от Ума действие 2 явление 5
Кто у нас бессмертен, так это убитый персами и похороненный в Тбилиси А.С. Грибоедов. Ну чтобы не произошло, сразу вспоминается ГОРЕ ОТ УМА. Это к чему? Это к родному племяннику В.В. Путина Михаилу Путину, который сегодня стал заместителем правления ГАЗПРОМА. Вот и вот Как сказал пресс-секретарь нашего всего г-н Песков «Они фактически не общаются» Ну конечно заместителем двоюродный племянник будет по хозяйственной части (заметим врач по образованию), что вроде бы и особенного. А вот здесь как в капле воды наша система и отобразилась. Любой бюрократический аппарат вырождается именно в это, если его постоянно не тасовать. Ну и вот выродился. Видимо одной фамилии Путин хватило.
отсюда (вспомнил, что приблизительно такого же качества была первая фотография г-жи Васильевой)
Именно из-за этого явления в конце концов погиб СССР. Бюрократия стала замкнутой кастой, потом классом и грянул он (1991г), как видим, это же явление цвело и в 19в. Но очевидно, что наше всё (в смысле вообще ВСЁ) В.В. Путин в определённой степени наследник системы, которая была в позднем СССР, а поздний СССР уже начал вырождаться в систему подобную описанной А.С. Грибоедовым (как раз оттуда феодализм, кастовость, забюрократизированность и сырьевая ориентация. И даже милитаризация пожирающая национальный доход и оставляющая неразвитыми другие отрасли хозяйства тоже оттуда, из века 19). Так что племянник НАШЕГО ВСЕГО попал в наше ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ВСЁ (ГАЗПРОМ) видимо не просто так (причём посмотрите по ссылке- попал он туда давно, видимо выдающийся менеджер (по хозяйственной части).
А в СССР последнего периода. В общем где-то уже писал. На моём заводе работал рядовым конструктором некий инженер (не буду называть ФИО, говорят человек был хороший и инженер прекрасный и ещё и изобретатель заслуженный. Вот когда погиб, я понял, что наверняка с ним многократно сталкивался, он работал именно с нашим цехом, но не отпечаталось). И была у него жена — обычный врач-окулист в районной поликлинике №41. И звали жену — Людмила Максимовна (в девичестве Титаренко). Ну а что особенного, оказывается с этим инженером мы с одного института — Уфимского авиационного, а БАШМЕДИНСТИТУТ находится через дорогу (точнее улицу Пушкина). Ну вот и жили не тужили. Муж прекрасно изобретал и конструировал, правда по воспоминаниям заводских прикладывался поняли к чему. Но в общем не больше других прикладывающихся. Да мой начальник вспомнил, как он с ним на базе отдыха чуть не разодрался — мужик был очень горячий. Ну что там дальше? А — сестра была у жены инженера. и звали её? (не поняли ещё) Раиса Максимовна. Ну наверное поняли. И вот грянул 1985г и простая врач окулист стала сестрой жены поняли кого. то есть свояченицей самого, ну а инженер стал его свояком. Как потом вспоминали, чуть не на следующий день (или что-то очень быстро) инженер оказался начальником КБ, а он был не начальник, а именно хороший инженер. И семья моментально из хрущёбы вдруг оказалась в тогдашнем элитном квартале на ул. Коммунистической. Квартиры там видел, для того времени это что-то, а сейчас в таких живёт мелкая буржуазия. Ну потом брат сестры в 91 году сами знаете сделал что, и инженер снова стал инженер. Потом пошли неоплачиваемые отпуска и полный кошмар. В общем сестра заболела онкологией, оказалась в Германии и надо было как-то её спасать и немцы решили что поможет пересадка костного мозга именно от родной сестры. Ну её туда и привезли. А муж остался здесь, квартира — то большая делать нечего. Ну и не являлся на работу что-то недели 2. Потерялся. Врачиха-то в Германии забеспокоилась,начали искать, и нашли…в морге больницы № (а вот не скажу, люди-то на самом деле хорошие). В общем инженера помнится подобрала милиция на наружной лестнице собственного дома в бессознательном состоянии с ушибленной головой, отправили в больницу и он не приходя в сознание умер. Директора завода потом поставили в известную позу (ну как можно было не поинтересоваться где человек 2 недели находится и даже не звонит на работу. А кому это тогда надо было. Мы-то хоть продукцию тогда гнали после дефолта, а кому конструктор нужен). В общем пришлось сестре срочно ехать мужа хоронить и муж (в смысле свояк умершего) прибыл тоже. В общем не набивался на похороны по понятной причине. Говорят всё по высшему разряду было. На поминки чуть не половина завода сбежалась на свояка посмотреть. Ну и дальше известно, во время сделать пересадку не получилось и сестра врача — окулиста умерла. К чему всё это рассказано? Что у того свояка (которого ну очень не любят у нас), который обладал куда большими возможностями, чем наше всё. Тем не менее совести не хватило свояченицу назначить министром здравоохранения (ну директором НИИ какого- нибудь), а свояка министром какой-нибудь промышленности или хотя бы директором завода. Но всё развивается и бюрократическая система тоже (тем более у нас у власти именно бюрократия ставшая классом) и вот вам. Двоюродный племянник заместитель председателя правления нашего ЭКОНОМИЧЕСКОГО ВСЕГО — ГАЗПРОМА. Собственно поинтересуйтесь как на ГАЗПРОМ попал и нынешний ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ПРАВЛЕНИЯ это интересно.
Ну а сам-то НАШЕ ВСЁ как попал в Москву? Все спрашивают, ну почему А.Б. Чубайса не посадят. А вы прочитайте биографии А.Б. и В.В. внимательно так в районе 1990-91гг и вы многое поймёте и посмотрите эти же биографии в 1996г и ещё больше поймёте. НУ КАК НЕ ПОРАДЕТЬ РОДНОМУ ЧЕЛОВЕЧКУ.
отсюда

Записи созданы 8837

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх