Оптимизация налогообложения 2018

Политика в отношении обработки персональных данных

1. Термины и принятые сокращения

1. Персональные данные (ПД) – любая информация, относящаяся к прямо или косвенно определенному или определяемому физическому лицу (субъекту ПД).

2. Обработка персональных данных – любое действие (операция) или совокупность действий (операций), совершаемых с использованием средств автоматизации или без использования таких средств с персональными данными, включая сбор, запись, систематизацию, накопление, хранение, уточнение (обновление, изменение), извлечение, использование, передачу (распространение, предоставление, доступ), обезличивание, блокирование, удаление, уничтожение персональных данных.

3. Автоматизированная обработка персональных данных – обработка персональных данных с помощью средств вычислительной техники.

4. Информационная система персональных данных (ИСПД) – совокупность содержащихся в базах данных персональных данных и обеспечивающих их обработку информационных технологий и технических средств.

5. Персональные данные, сделанные общедоступными субъектом персональных данных, – ПД, доступ неограниченного круга лиц к которым предоставлен субъектом персональных данных либо по его просьбе.

6. Блокирование персональных данных – временное прекращение обработки персональных данных (за исключением случаев, если обработка необходима для уточнения персональных данных).

7. Уничтожение персональных данных – действия, в результате которых становится невозможным восстановить содержание персональных данных в информационной системе персональных данных и (или) в результате которых уничтожаются материальные носители персональных данных.

8. Cookie – это часть данных, автоматически располагающаяся на жестком диске компьютера при каждом посещении веб-сайта. Таким образом, cookie – это уникальный идентификатор браузера для веб-сайта. Cookie дают возможность хранить информацию на сервере и помогают легче ориентироваться в веб-пространстве, а также позволяют осуществлять анализ сайта и оценку результатов. Большинство веб-браузеров разрешают использование cookie, однако можно изменить настройки для отказа от работы с cookie или отслеживания пути их рассылки. При этом некоторые ресурсы могут работать некорректно, если работа cookie в браузере будет запрещена.

9. Веб-отметки. На определенных веб-страницах или электронных письмах Оператор может использовать распространенную в Интернете технологию «веб-отметки» (также известную как «тэги» или «точная GIF-технология»). Веб-отметки помогают анализировать эффективность веб-сайтов, например, с помощью измерения числа посетителей сайта или количества «кликов», сделанных на ключевых позициях страницы сайта.

10. Оператор – организация, самостоятельно или совместно с другими лицами организующая и (или) осуществляющая обработку персональных данных, а также определяющая цели обработки персональных данных, состав персональных данных, подлежащих обработке, действия (операции), совершаемые с персональными данными.

11. Пользователь – пользователь сети Интернет.

12. Сайт – это веб ресурс https://lc-dv.ru, принадлежащий Обществу с ограниченной ответственностью «Правовой центр»

2. Общие положения

1. Настоящая Политика в отношении обработки персональных данных (далее – Политика) составлена в соответствии с пунктом 2 статьи 18.1 Федерального закона «О персональных данных» №152-ФЗ от 27 июля 2006 г., а также иными нормативно-правовыми актами Российской Федерации в области защиты и обработки персональных данных и действует в отношении всех персональных данных, которые Оператор может получить от Пользователя во время использования им в сети Интернет Сайта.

2. Оператор обеспечивает защиту обрабатываемых персональных данных от несанкционированного доступа и разглашения, неправомерного использования или утраты в соответствии с требованиями Федерального закона от 27 июля 2006 г. №152-ФЗ «О персональных данных».

3. Оператор имеет право вносить изменения в настоящую Политику. При внесении изменений в заголовке Политики указывается дата последнего обновления редакции. Новая редакция Политики вступает в силу с момента ее размещения на сайте, если иное не предусмотрено новой редакцией Политики.

4. Оператор обязан опубликовать или иным образом обеспечить неограниченный доступ к настоящей Политике обработки персональных данных в соответствии с ч. 2 ст. 18.1. ФЗ-152.

3. Принципы обработки персональных данных

1. Обработка персональных данных у Оператора осуществляется на основе следующих принципов:

2. законности и справедливой основы;

3. ограничения обработки персональных данных достижением конкретных, заранее определенных и законных целей;

4. недопущения обработки персональных данных, несовместимой с целями сбора персональных данных;

5. недопущения объединения баз данных, содержащих персональные данные, обработка которых осуществляется в целях, несовместимых между собой;

6. обработки только тех персональных данных, которые отвечают целям их обработки;

7. соответствия содержания и объема обрабатываемых персональных данных заявленным целям обработки;

8. недопущения обработки персональных данных, избыточных по отношению к заявленным целям их обработки;

9. обеспечения точности, достаточности и актуальности персональных данных по отношению к целям обработки персональных данных;

10. уничтожения либо обезличивания персональных данных по достижении целей их обработки или в случае утраты необходимости в достижении этих целей, при невозможности устранения Оператором допущенных нарушений персональных данных, если иное не предусмотрено федеральным законом.

4. Обработка персональных данных

1. Получение ПД.

1. Все ПД следует получать от самого субъекта ПД. Если ПД субъекта можно получить только у третьей стороны, то субъект должен быть уведомлен об этом или от него должно быть получено согласие.

2. Оператор должен сообщить субъекту ПД о целях, предполагаемых источниках и способах получения ПД, характере подлежащих получению ПД, перечне действий с ПД, сроке, в течение которого действует согласие, и порядке его отзыва, а также о последствиях отказа субъекта ПД дать письменное согласие на их получение.

3. Документы, содержащие ПД, создаются путем получения ПД по сети Интернет от субъекта ПД во время использования им Сайта.

2. Оператор производит обработку ПД при наличии хотя бы одного из следующих условий:

1. Обработка персональных данных осуществляется с согласия субъекта персональных данных на обработку его персональных данных;

2. Обработка персональных данных необходима для достижения целей, предусмотренных международным договором Российской Федерации или законом, для осуществления и выполнения возложенных законодательством Российской Федерации на оператора функций, полномочий и обязанностей;

3. Обработка персональных данных необходима для осуществления правосудия, исполнения судебного акта, акта другого органа или должностного лица, подлежащих исполнению в соответствии с законодательством Российской Федерации об исполнительном производстве;

4. Обработка персональных данных необходима для исполнения договора, стороной которого либо выгодоприобретателем или поручителем по которому является субъект персональных данных, а также для заключения договора по инициативе субъекта персональных данных или договора, по которому субъект персональных данных будет являться выгодоприобретателем или поручителем;

5. Обработка персональных данных необходима для осуществления прав и законных интересов оператора или третьих лиц либо для достижения общественно значимых целей при условии, что при этом не нарушаются права и свободы субъекта персональных данных;

6. Осуществляется обработка персональных данных, доступ неограниченного круга лиц к которым предоставлен субъектом персональных данных либо по его просьбе (далее — общедоступные персональные данные);

7. Осуществляется обработка персональных данных, подлежащих опубликованию или обязательному раскрытию в соответствии с федеральным законом.

3. Оператор может обрабатывать ПД в следующих целях:

1. повышения осведомленности субъекта ПД о продуктах и услугах Оператора;

2. заключения с субъектом ПД договоров и их исполнения;

3. информирования субъекта ПД о новостях и предложениях Оператора;

4. идентификации субъекта ПД на Сайте;

5. обеспечение соблюдения законов и иных нормативных правовых актов в области персональных данных.

4. Категории субъектов персональных данных. Обрабатываются ПД следующих субъектов ПД:

1. Физические лица, состоящие с Оператором в гражданско-правовых отношениях;

2. Физические лица, являющиеся Пользователями Сайта;

5. ПД, обрабатываемые Оператором, — данные, полученные от Пользователей Сайта.

6. Обработка персональных данных ведется:

1. – с использованием средств автоматизации;

2. – без использования средств автоматизации.

7. Хранение ПД.

1. ПД субъектов могут быть получены, проходить дальнейшую обработку и передаваться на хранение как на бумажных носителях, так и в электронном виде.

2. ПД, зафиксированные на бумажных носителях, хранятся в запираемых шкафах либо в запираемых помещениях с ограниченным правом доступа.

3. ПД субъектов, обрабатываемые с использованием средств автоматизации в разных целях, хранятся в разных папках.

4. Не допускается хранение и размещение документов, содержащих ПД, в открытых электронных каталогах (файлообменниках) в ИСПД.

5. Хранение ПД в форме, позволяющей определить субъекта ПД, осуществляется не дольше, чем этого требуют цели их обработки, и они подлежат уничтожению по достижении целей обработки или в случае утраты необходимости в их достижении.

8. Уничтожение ПД.

1. Уничтожение документов (носителей), содержащих ПД, производится путем сожжения, дробления (измельчения), химического разложения, превращения в бесформенную массу или порошок. Для уничтожения бумажных документов допускается применение шредера.

2. ПД на электронных носителях уничтожаются путем стирания или форматирования носителя.

3. Факт уничтожения ПД подтверждается документально актом об уничтожении носителей.

9. Передача ПД.

1. Оператор передает ПД третьим лицам в следующих случаях:
– субъект выразил свое согласие на такие действия;
– передача предусмотрена российским или иным применимым законодательством в рамках установленной законодательством процедуры.

2. Перечень лиц, которым передаются ПД.

Третьи лица, которым передаются ПД:
Оператор передает ПД ООО «Правовой центр» (который находится по адресу: г. Хабаровск, 680020, ул. Гамарника, 72, офис 301) для целей, указанных в п. 4.3 настоящей политики. Оператор поручает обработку ПД ООО «Правовой центр» с согласия субъекта ПД, если иное не предусмотрено федеральным законом, на основании заключаемого с этими лицами договора. ООО «Правовой центр» осуществляют обработку персональных данных по поручению Оператора, обязаны соблюдать принципы и правила обработки персональных данных, предусмотренные ФЗ-152.

5. Защита персональных данных

1. В соответствии с требованиями нормативных документов Оператором создана система защиты персональных данных (СЗПД), состоящая из подсистем правовой, организационной и технической защиты.

2. Подсистема правовой защиты представляет собой комплекс правовых, организационно-распорядительных и нормативных документов, обеспечивающих создание, функционирование и совершенствование СЗПД.

3. Подсистема организационной защиты включает в себя организацию структуры управления СЗПД, разрешительной системы, защиты информации при работе с сотрудниками, партнерами и сторонними лицами.

4. Подсистема технической защиты включает в себя комплекс технических, программных, программно-аппаратных средств, обеспечивающих защиту ПД.

5. Основными мерами защиты ПД, используемыми Оператором, являются:

1. Назначение лица, ответственного за обработку ПД, которое осуществляет организацию обработки ПД, обучение и инструктаж, внутренний контроль за соблюдением учреждением и его работниками требований к защите ПД.

2. Определение актуальных угроз безопасности ПД при их обработке в ИСПД и разработка мер и мероприятий по защите ПД.

3. Разработка политики в отношении обработки персональных данных.

4. Установление правил доступа к ПД, обрабатываемым в ИСПД, а также обеспечение регистрации и учета всех действий, совершаемых с ПД в ИСПД.

5. Установление индивидуальных паролей доступа сотрудников в информационную систему в соответствии с их производственными обязанностями.

6. Применение средств защиты информации, прошедших в установленном порядке процедуру оценки соответствия.

7. Сертифицированное антивирусное программное обеспечение с регулярно обновляемыми базами.

8. Соблюдение условий, обеспечивающих сохранность ПД и исключающих несанкционированный к ним доступ.

9. Обнаружение фактов несанкционированного доступа к персональным данным и принятие мер.

10. Восстановление ПД, модифицированных или уничтоженных вследствие несанкционированного доступа к ним.

11. Обучение работников Оператора, непосредственно осуществляющих обработку персональных данных, положениям законодательства РФ о персональных данных, в том числе требованиям к защите персональных данных, документам, определяющим политику Оператора в отношении обработки персональных данных, локальным актам по вопросам обработки персональных данных.

12. Осуществление внутреннего контроля и аудита.

6. Основные права субъекта ПД и обязанности Оператора

1. Основные права субъекта ПД.

Субъект имеет право на доступ к его персональным данным и следующим сведениям:

1. подтверждение факта обработки ПД Оператором;

2. правовые основания и цели обработки ПД;

3. цели и применяемые Оператором способы обработки ПД;

4. наименование и местонахождения Оператора, сведения о лицах (за исключением работников Оператора), которые имеют доступ к ПД или которым могут быть раскрыты ПД на основании договора с Оператором или на основании федерального закона;

5. сроки обработки персональных данных, в том числе сроки их хранения;

6. порядок осуществления субъектом ПД прав, предусмотренных настоящим Федеральным законом;

7. наименование или фамилия, имя, отчество и адрес лица, осуществляющего обработку ПД по поручению Оператора, если обработка поручена или будет поручена такому лицу;

8. обращение к Оператору и направление ему запросов;

9. обжалование действий или бездействия Оператора.

10. Пользователь Сайта может в любое время отозвать свое согласие на обработку ПД, направив электронное сообщение по адресу электронной почты: pavel@tylik.ru, либо направив письменное уведомление по адресу: 680020, г. Хабаровск, ул. Гамарника, дом 72, офис 301

11. . После получения такого сообщения обработка ПД Пользователя будет прекращена, а его ПД будут удалены, за исключением случаев, когда обработка может быть продолжена в соответствии с законодательством.

12. Обязанности Оператора.

Оператор обязан:

1. при сборе ПД предоставить информацию об обработке ПД;

2. в случаях если ПД были получены не от субъекта ПД, уведомить субъекта;

3. при отказе субъекта в предоставлении ПД субъекту разъясняются последствия такого отказа;

4. опубликовать или иным образом обеспечить неограниченный доступ к документу, определяющему его политику в отношении обработки ПД, к сведениям о реализуемых требованиях к защите ПД;

5. принимать необходимые правовые, организационные и технические меры или обеспечивать их принятие для защиты ПД от неправомерного или случайного доступа к ним, уничтожения, изменения, блокирования, копирования, предоставления, распространения ПД, а также от иных неправомерных действий в отношении ПД;

6. давать ответы на запросы и обращения субъектов ПД, их представителей и уполномоченного органа по защите прав субъектов ПД.

7. Особенности обработки и защиты данных, собираемых с использованием сети Интернет

1. Существуют два основных способа, с помощью которых Оператор получает данные с помощью сети Интернет:

1. Предоставление ПД субъектами ПД путем заполнения форм Сайта;

2. Автоматически собираемая информация.

Оператор может собирать и обрабатывать сведения, не являющимися ПД:

3. информацию об интересах Пользователей на Сайте на основе введенных поисковых запросов пользователей Сайта о реализуемых и предлагаемых к продаже услуг, товаров с целью предоставления актуальной информации Пользователям при использовании Сайта, а также обобщения и анализа информации, о том какие разделы Сайта, услуги, товары пользуются наибольшим спросом у Пользователей Сайта;

4. обработка и хранение поисковых запросов Пользователей Сайта с целью обобщения и создания статистики об использовании разделов Сайта.

2. Оператор автоматически получает некоторые виды информации, получаемой в процессе взаимодействия Пользователей с Сайтом, переписки по электронной почте и т. п. Речь идет о технологиях и сервисах, таких как сookie, Веб-отметки, а также приложения и инструменты Пользователя.

3. При этом Веб-отметки, сookie и другие мониторинговые технологии не дают возможность автоматически получать ПД. Если Пользователь Сайта по своему усмотрению предоставляет свои ПД, например, при заполнении формы обратной связи, то только тогда запускаются процессы автоматического сбора подробной информации для удобства пользования Сайтом и/или для совершенствования взаимодействия с Пользователями.

8. Заключительные положения

1. Настоящая Политика является локальным нормативным актом Оператора.

2. Настоящая Политика является общедоступной. Общедоступность настоящей Политики обеспечивается публикацией на Сайте Оператора.

3. Настоящая Политика может быть пересмотрена в любом из следующих случаев:

1. при изменении законодательства Российской Федерации в области обработки и защиты персональных данных;

2. в случаях получения предписаний от компетентных государственных органов на устранение несоответствий, затрагивающих область действия Политики

3. по решению Оператора;

4. при изменении целей и сроков обработки ПД;

5. при изменении организационной структуры, структуры информационных и/или телекоммуникационных систем (или введении новых);

6. при применении новых технологий обработки и защиты ПД (в т. ч. передачи, хранения);

7. при появлении необходимости в изменении процесса обработки ПД, связанной с деятельностью Оператора.

4. В случае неисполнения положений настоящей Политики Компания и ее работники несут ответственность в соответствии с действующим законодательством Российской Федерации.

5. Контроль исполнения требований настоящей Политики осуществляется лицами, ответственными за организацию обработки Данных Компании, а также за безопасность персональных данных.

Островерхов Павел, управляющий партнер Смарт групп, юрист, член Палаты налоговых консультантов

Если спросить налогового инспектора, законно ли понятие оптимизация налогообложения, то в 100 % случаев он ответит, что нет.

Однако, Конституционный Суд РФ еще в 2003 году признал право субъектов предпринимательской деятельности использовать законные механизмы снижения налоговой нагрузки (Постановление КС РФ от 27.05.2003 N 9-П). Таким образом, признал законность оптимизации налогов.

В этом деле главное не выйти за рамки, установленные налоговым законодательством и правоприменительной практикой, в частности речь идет о концепции необоснованной налоговой выгоды, предложенной нам Пленумом ВАС РФ в Постановлении от 12.10.2006 N 53, а также в новой статье 54.1. НК РФ.

Налоговая оптимизация предполагает проведение определенных действий со стороны налогоплательщика направленных на минимизацию налоговых платежей.

Можно выделить несколько основных способов налоговой оптимизации:

1. Пробелы в налоговых законах.

Неизбежно в законодательстве, регулирующем налогообложение можно встретить соответствующие пробелы. Однако их использование может быть эффективно в краткосрочной перспективе, поскольку законодатель достаточно быстро устраняет эти пробелы.

2. Использование налоговых льгот.

В большинстве случаев налогоплательщики не применяют налоговые льготы, забывая о такой возможности. Данный способ может быть весьма эффективным. Более того, все льготы и порядок их применения прямо предусмотрены налоговым кодексом.

3. Форма деятельности субъекта.

Выбор формы деятельности можно осуществлять как перед началом предпринимательской деятельности, так и в процессе ее осуществления. Например, физическое лицо может открыть ИП или стать учредителем компании, которая в свою очередь может осуществлять свою деятельность самостоятельно или с использованием филиалов и (или) представительств. Выбор той или иной формы влечет различные налоговые последствия.

4. Разработка учетной политики.

Дискреция в налоговом праве позволяет бизнесменам выбрать удобную учетную политику, позволяющую не переплачивать налоги.

5. Офшоры и низконалоговые юрисдикции.

В последние годы становиться все сложнее взаимодействовать с контрагентами, которые находятся за рубежом. Однако, при правильном структурировании сделок и реальности контрагента можно избежать нарушения закона и воспользоваться льготами налогового законодательства.

6. Использование низконалоговых субъектов.

Суть метода – перевод налоговый базы на субъектов, применяющих специальные режимы налогообложения. При его использовании, главное обосновать деловую цель такого взаимодействия, в противном случае существует риск признания таких действий направленными на получение необоснованной налоговой выгоды с использованием «схемы дробления».

Во всех перечисленных случаях предполагается уменьшение налоговой обязанности, следовательно, такие действия не могут остаться без внимания налоговых органов.

Поэтому перед выбором той или иной модели налоговой оптимизации следует всесторонне изучить все спорные вопросы и судебную практику.

Налоговые органы часто обвиняют организации и ИП в получении необоснованной налоговой выгоды. Поскольку такие обвинения влекут за собой серьезные финансовые последствия для налогоплательщиков, они практически всегда отстаивают свою правоту в суде. Иногда это приносит успех, а иногда нет. От чего это зависит, и какие решения принимали суды по таким спорам в последнее время, — в обзоре судебной практики.

Продажа недвижимости по ценам ниже рыночных посторонним лицам к необоснованной налоговой выгоде не приводит

Если Федеральная налоговая служба не смогла доказать, что организация реализовала недвижимость значительно ниже рыночных цен взаимосвязанным лицам, то разница между фактической суммой сделки и реальной стоимостью объектов не может быть признана необоснованной налоговой выгодой, связанной с занижением налога на упрощенной системе налогообложения, налога на прибыль и НДС. К такому выводу пришел Верховный суд РФ.

Суть спора

Общество с ограниченной ответственностью из Анапы обратилось в арбитражный суд с исковым заявлением о признании недействительным решения ИФНС о привлечении его к ответственности за совершение налогового правонарушения. Данное правонарушение выразилось в том, что в период 2010 — 2012 гг. налогоплательщик совершил ряд операций по реализации объектов недвижимости в пользу физических лиц. При этом, цены реализации объектов недвижимости по договорам купли-продажи были занижены организацией относительно рыночного уровня. Данное обстоятельство было выявлено в ходе налоговой проверки, вовремя которой специалисты ФНС в порядке статьи 95 Налогового кодекса РФ назначили экспертизу, а оценщики сделали выводы об отклонении цены сделки по реализации обществом спорных объектов от рыночных цен. В результате, ФНС применила нормы статьи 40 НК РФ, определив размер подлежащего налогообложению дохода по данным операциям, исходя из рыночной стоимости отчужденного имущества, и потребовала налогоплательщика заплатить недоимку и штраф по статье 122 НК РФ. Кроме того, проверяющие сделали вывод о том, что доход общества, исчисленный исходя из рыночной стоимости объектов недвижимости, превысил предельное значение, предусмотренное пунктом 4 статьи 346.13 НК РФ. Поэтому ИФНС пришла к выводу об утрате налогоплательщиком права на применение УСН и возникновении в связи с этим необходимости уплаты налогов по общей системе налогообложения.

Решение суда

Решением арбитражного суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением арбитражного апелляционного суда, требование налогоплательщика было удовлетворено частично. Судьи признали недействительным оспариваемое решение налогового органа в части выявления необоснованной налоговой выгоды. Однако арбитражный суд кассационной инстанции отменил данные судебные акты и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции. Арбитры указали на существенные нарушения при рассмотрении дела норм материального и процессуального права, повлиявших на исход дела. При рассмотрении в надзорном порядке Судебной коллегией по экономическим спорам Верховного Суда РФ было вынесено определение от 1 декабря 2016 г. N 308-КГ16-10862, которым решение кассации было отменено, а судебные акты низших инстанций были восстановлены.

Арбитры, принимая решение о несостоятельности выводов ФНС, не усмотрели оснований для вывода о взаимозависимости между налогоплательщиком и гражданами-покупателями недвижимости. Тогда как ФНС утверждала, что именно отношения между сторонами повлияли на условия данных сделок и экономические результаты их исполнения. В связи с этим судьи пришли к выводу о невозможности использовать данные о рыночной стоимости объектов недвижимости, представленные инспекцией. Кроме того, суды отказали ФНС в удовлетворении ходатайства о назначении по делу судебной экспертизы для определения рыночной стоимости отчужденных объектов недвижимости. Арбитры отметили, что проведение экспертизы не может восполнять пробелы и устранять недостатки, допущенные налоговым органом при проведении проверки.

Верховный суд с выводами коллег согласился и отметил, что по общему правилу налоговые последствия совершенных организацией операций определяются из условий заключенных им сделок, а исчисление налогов из рыночных цен вместо цен, согласованных сторонами сделки, возможно только в случаях, установленных законом. В рассматриваемый период времени полномочия органов ФНС по проверке правильности применения цен в рамках контроля за полнотой исчисления налогов определялись статьей 40 НК РФ. По ее нормам определенная сторонами сделки цена могла быть оспорена в целях налогообложения только в случаях, перечисленных в пункте 2 данной статьи, а именно:

  • по сделкам между взаимозависимыми лицами;
  • по товарообменным (бартерным) операциям;
  • при значительном колебании уровня цен, применяемых налогоплательщиком по идентичным (однородным) товарам в пределах непродолжительного периода времени.

Согласно позиции, приведенной в пункте 13 совместного постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 11.06.1999 N 41/9, в других случаях налоговый орган не может оспаривать цену товаров, работ, услуг, указанную сторонами в сделке. Кроме отсутствия доказательств взаимозависимости продавца и покупателей, инспекция не смогла доказать и значительность колебания уровня цен, применяемых налогоплательщиком по идентичным (однородным) объектам недвижимости в пределах непродолжительного периода времени. Таким образом, у органа ФНС отсутствовали предусмотренные Налоговым кодексом основания для оспаривания цен, примененных налогоплательщиком при реализации объектов недвижимости в 2010 году, исходя из которых общество определило налоговую базу (доходы) и исполнило свою налоговую обязанность.

При этом, ВС РФ отметил, что одно лишь отличие примененной налогоплательщиком цены от рыночного уровня не позволяет утверждать о направленности его действий на уклонение от налогообложения, поэтому выводы судов первой и апелляционной инстанции являются правильными.

Оплата сделки векселями между взаимозависимыми лицами приводит к необоснованной налоговой выгоде по НДС

Организация, которая посредством расчетов векселями с взаимозависимыми (аффилированными) с ней лицами создает ситуацию, при которой источник возмещения НДС из бюджета не формируется, реальность расходов по сделке отсутствует и не предполагается, а сами переданные векселя возвращаются ей по договорам займа, полчает необоснованную налоговую выгоду, искуственно занижая НДС. Поэтому должна понести наказание. К такому решению пришел Арбитражный суд Уральского округа.

Организация обратилась в арбитражный суд с заявлением к ИФНС о признании недействительным ее решения о привлечении к налоговой ответственности, предусмотренной п. 1 ст. 122 Налогового кодекса РФ в виде штрафа за неуплату налога, в результате иного неправильного исчисления НДС и начисления пени, а также предложения уменьшить сумму НДС, излишне заявленную к возмещению из бюджета.

Данное правонарушение по мнению налоговиков выразилось в том, что налогоплательщик заключил несколько финансово-хозяйственных сделок, в результате которых была создана искусственная ситуация, при которой у заявителя возникло формальное право на применение налоговых вычетов, что свидетельствует о необоснованной налоговой выгоде. Данные сделки заключались в приобретении объектов недвижимости и оплате их векселями. В ходе налоговой проверки сотрудники ФНС выяснили, что были факты передачи контрагентами одних и тех же векселей. Кроме того, были обнаружены материалы, свидетельствующие об отсутствии реальных, то есть основанных на действительных хозяйственных операциях, расчетов между участниками передачи векселей.

Решением суда первой инстанции в удовлетворении требований налогоплательщика было отказано.Постановлением арбитражного апелляционного суда данное решение было оставлено без изменения. Арбитражный суд Уральского округа в постановлении от 21 февраля 2017 г. N Ф09-12451/16 по делу N А60-17261/2016 с выводами коллег согласился и кассационную жалобу отклонил.

Арбитры отметили, что налоговая служба смогла доказать взаимозависимость лиц, участвующих в хозяйственной операции. Налогоплательщик применил налоговый вычет по хозяйственной операции приобретения объекта недвижимости, поскольку требования статьи 169 НК РФ, статьи 171 НК РФ и статьи 172 НК РФ были им формально соблюдены. Тогда как, налоговики смогли доказать в суде, что совокупность операций по купле-продаже объекта незавершенного строительства указывает на согласованность действий первоначального продавца и других участников цепочки, с целью неуплаты в бюджет НДС от операции по сделке с недвижимостью и возмещения НДС из бюджета.

При этом, арбитры сочли имеющими значения для рассмотрения дела обстоятельства, сложившиеся до приобретения объекта недвижимости истцом, поскольку именно они послужили началом схемы с передачей одно и того же векселя и зачетом взаимных требований по сделкам. Сами вексели были приобретены третьим лицом и переданы организации продавцу также по договору займа. Таким образом, основная часть векселей была получена взаимозависимыми организациями, при этом установлено, что векселя «передавались через организации», то есть, без реальных оснований для перехода прав на них.

Суд постановил, что истец посредством использования гражданско-правовых механизмов, неденежных расчетов и согласованных действий создал ситуацию, при которой из бюджета им была получена сумма НДС при отсутствии операций по реализации, то есть, по возмездной передаче права собственности на товар.Поэтому он получил необоснованную налоговую выгоду и должен нести ответственность.

Непроявление должной осмотрительности ведет к получению необоснованной налоговой выгоды

Номинальный характер деятельности контрагентов организации означает, что налогоплательщик не проявил должную осмотрительность при заключении договоров с формально зарегистрированными фирмами, не осуществляющими реальную финансово-хозяйственную деятельность. Такие сделки могут заключаться в целях получения необоснованной налоговой выгоды. Так решил Арбитражный суд Московского округа.

Организация обратилась в арбитражный суд с исковым заявлением к ИФНС о признании недействительным ее решения о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения. Проступок налогоплательщика заключался в том, что он заключал сделки с десятью контрагентами, деятельность которых оказалась фиктивной. В связи с этим, по результатам выездной налоговой проверки по всем видам налогов и сборов в отношение налогоплательщика было принято решение о привлечении его к ответственности по статье 122 НК РФ. Сама организация указала, что все затраты по взаимоотношениям с указанными поставщиками были отнесены на расходы при исчислении налога на прибыль, а также были применены соответствующие вычеты по НДС, поскольку сделки были реальными.

Решением арбитражного суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением арбитражного апелляционного суда, в удовлетворении иска организации было отказано.Кассационная инстанция приняла постановление Арбитражного суда Московского округа от 17 февраля 2017 г. по делу N А40-188774/2015, которым оставила эти судебные акты в силе.

Изучив материалы дела, проверив соответствие выводов, отказывая в удовлетворении требований, арбитры исходили из того, что представленными налоговым органом доказательствами подтверждается получение истцом необоснованной налоговой выгоды. Суды оценили представленные сторонами доказательства по взаимоотношениям между организацией и ее контрагентами, а именно:

  • договоры,
  • счета-фактуры,
  • выписки по банковским счетам в части получения и дальнейшего движения денежных средств,
  • сведения о сотрудниках,
  • данные о месте нахождения общества,
  • допросы свидетелей.

На основании этих данных был сделан вывод о номинальном характере деятельности контрагентов истца, что в свою очередь, указывает на непроявление им должной осмотрительности при заключении договоров с формально зарегистрированными организациями, не осуществляющими реальную финансово-хозяйственную деятельность, в целях получения необоснованной налоговой выгоды. При этом арбитры применили правовой подход, изложенный в постановлении Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 N 53, с учетом которых оспариваемое решение налоговой службы признано законным и обоснованным.

Завышение расходов приводит к необоснованной налоговой выгоде

Если налогоплательщик сознательно завысил расходы, влияющие на базу обложения налогом на прибыль организации, а специалисты ФНС смогли доказать этот факт, у суда есть все основания назначить организации штраф и обязать погасить недоимку. Именно такое решение принял Верховный суд РФ.

Организация обратилась в арбитражный суд с иском о признании частично недействительным решения ИФНС о взыскании недоимки и привлечении к налоговой ответственности. Оспариваемое решение было вынесено налоговым органом по результатам выездной проверки организации по вопросам правильности исчисления и своевременности уплаты (удержания, перечисления) налогов и сборов за период с 01.01.2012 по 31.12.2013 года.

Организации, в том числе, были доначислены и предъявлены к уплате суммы НДС, налога на прибыль организаций, а также пени и штраф по пункту 1 статьи 122 НК РФ. Основанием для этого послужили выводы проверяющих о том, что налогоплательщик неправомерно завысил расходы при исчислении налога на прибыль и применении налоговых вычетов по НДС. При этом, реальный размер затрат по приобретению спорной древесины у ее производителей (индивидуальных предпринимателей, применяющих упрощенную систему налогообложения) налоговики определили расчетным путем.

Решением арбитражного суда первой инстанции заявление общества было удовлетворено. Однако арбитражный апелляционный суд и кассационная инстанция это решение отменили, а в удовлетворении заявленных требований отказали. Верховный суд РФ в определении от 31 января 2017 г. N 310-КГ16-20879 указал, что доводы жалобы основаны на несогласии с выводами судов по фактическим обстоятельствам дела и направлены на переоценку имеющихся в материалах дела доказательств, что не является основанием для передачи кассационной жалобы на рассмотрение в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ. В связи с этим жалоба была отклонена.

Что касается ранее сделанных судьями выводов, то арбитры отметили, что налоговый орган смог доказать совокупность обстоятельств, свидетельствующих о создании истцом искусственного документооборота, направленного на получение из бюджета необоснованной налоговой выгоды в виде налоговых вычетов по НДС, без осуществления реальных хозяйственных операций. Первичные документы, представленные организацией в подтверждение хозяйственных операций с контрагентами, в частности, содержат недостоверные и противоречивые сведения, а договоры на поставку дровяной древесины в действительности не исполнялись.

5.Отсутствие реальных затрат при приобретении имущества делает вычет по НДС неправомерным, если ФНС удалось это доказать

Федеральная налоговая служба не может использовать в качестве доказательств существования схемы «формального документооборота» для получения необоснованного возмещения НДС из бюджета, свои предположения. К таким выводам пришел Арбитражный суд Западно-Сибирского округа.

Две коммерческих организации заключили между собой договор купли-продажи недвижимого имущества, в соответствии с которым юрлицо принимает в собственность нежилое четырехэтажное здание. Оплата по договору должна была быть произведена денежными средствами на счет продавца. Что и было выполнено организацией-покупателем в полном объеме в установленный срок. При этом факт перечисления денежных средств по указанной сделке налоговым органом не оспаривался. Однако в ходе камеральной проверки декларации по НДС, в которой организация указала возмещение налога, орган ФНС предъявил к покупателю претензии о создании схемы «формального документооборота» для получения НДС из бюджета. Аргументы налоговики привели такие:

  • предыдущие собственники недвижимости — четыре коммерческих организации владели ей непродолжительное время;
  • взаимозависимость покупателя и двух предыдущих владельцев недвижимости;
  • отсутствие сформированного источника возмещения НДС;
  • высокая стоимость проведенных ремонтных работ в реализуемом помещении, обусловившая увеличение его стоимости при реализации;
  • кругооборот денежных средств (источником являются денежные средства покупателя) при отсутствии реального исполнения договорных обязательств.

В связи с этим, организации в возмещении НДС было отказано и к ней применены налоговые санкции. Налогоплательщик с выводами ФНС не согласился и обратился в арбитражный сд с заявлением об обжаловании решения об отказе в вычете и привлечении к ответственности.

Решением арбитражного суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением арбитражного апелляционного суда, заявленные организацией требования были удовлетворены. В кассацию обратилась ФНС, в результате чего, было принято постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 17 октября 2016 г. по делу N А70-16509/2015, в котором кассация с выводами коллег полностью согласилась.

Несмотря на то, что налоговый орган настаивал, что им были установлены обстоятельства, свидетельствующие о формальном движении денежных средств между участниками сделок, поскольку организация-покупатель собственными денежными средствами для расчетов за спорное имущество не располагала, суды признали эти доводы недостаточными. Арбитры с учетом разъяснений Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ, изложенной в постановлении от 12.10.2006 N 53 признали ошибочным вывод налогового органа о том, что полученная организацией налоговая выгода в виде заявленного к возмещению из бюджета НДС по сделке по приобретению объекта недвижимости является необоснованной, так как налоговый орган не смог предоставить достоверных доказательств участия налогоплательщика в замкнутой схеме ухода от налогообложения, а также совершении с контрагентами согласованных действий, направленных на получение необоснованной налоговой выгоды.

Более того, арбитры пришли к выводу о том, что налогоплательщик на момент совершения сделки купли-продажи располагал собственными денежными средства для оплаты недвижимости. Поэтому решение налоговиков было признано необоснованным и отменено.

Записи созданы 8837

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх