Оспаривание сделок в банкротстве

Права миноритарных кредиторов, а точнее, нарушение этих прав при проведении процедур банкротства является в настоящее время одной из актуальных проблем, на что указывает пояснительная записка к проекту Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)». Поэтому именно мелкие кредиторы имеют больше всего причин для беспокойства при возникновении у должника каких-либо проблем.

Определение понятий

Прежде чем перейти к вопросу о правах кредиторов, важно определить, кто такие мажоритарные и миноритарные кредиторы. Эти понятия применительно к кредиторам достаточно условны. Законодательство РФ о банкротстве определений этих понятий не содержит. Можно предположить, что они заимствованы из корпоративного права по аналогии с мажоритарными и миноритарными акционерами.

Обратимся к законодательным актам, которые регулируют отношения, связанные с банкротством. Это в первую очередь Федеральный закон от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», Федеральный закон от 25.02.1999 N 40-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций», а также Гражданский кодекс РФ, Арбитражный процессуальный кодекс РФ, Постановления Пленума и Президиума ВАС РФ и другие правовые акты.

Согласно ст. 34 Закона N 127-ФЗ в деле о банкротстве участвуют следующие стороны:

    • должник;
    • арбитражный управляющий;
    • конкурсные кредиторы;
    • уполномоченные органы;
    • федеральные органы исполнительной власти, а также органы исполнительной власти субъектов РФ и органы местного самоуправления по месту нахождения должника в предусмотренных указанным Федеральным законом случаях;
    • лицо, предоставившее обеспечение для проведения финансового оздоровления.

С правом голоса

Из вышеперечисленных лиц нас интересуют конкурсные кредиторы.

Кого называют конкурсными кредиторами и чем они отличаются от обычных кредиторов?

Согласно ст. 2 Закона N 127-ФЗ кредиторы — это «лица, имеющие по отношению к должнику права требования по денежным обязательствам и иным обязательствам, об уплате обязательных платежей, о выплате выходных пособий и об оплате труда лиц, работающих по трудовому договору». А конкурсные кредиторы — это кредиторы «по денежным обязательствам (за исключением уполномоченных органов, граждан, перед которыми должник несет ответственность за причинение вреда жизни или здоровью, морального вреда, имеет обязательства по выплате вознаграждения авторам результатов интеллектуальной деятельности, а также учредителей (участников) должника по обязательствам, вытекающим из такого участия)».

Таким образом, понятие «конкурсный кредитор» более узкое, чем «кредитор», но при этом конкурсный кредитор обладает более широкими правами в деле о банкротстве по сравнению с обычным кредитором.

Кредиторы должника и уполномоченные органы контролируют деятельность арбитражного управляющего путем принятия решений на собраниях кредиторов. При этом правом голоса на собраниях кредиторов обладают только конкурсные кредиторы и уполномоченные органы, требования которых включены в реестр требований кредиторов на дату проведения собрания.

Остальные кредиторы могут выступать на собрании, но права голоса не имеют (например, кредиторы по требованиям, вытекающим из трудовых отношений).

Принципу равенства не противоречит

Решение собрания кредиторов имеет силу только в том случае, если в нем участвуют кредиторы и представители уполномоченных органов, обладающие более чем половиной голосов.

Существует два варианта принятия решений собранием кредиторов:

    • квалифицированным большинством голосов (большинством голосов от общего числа голосов конкурсных кредиторов и уполномоченных органов, требования которых включены в реестр требований кредиторов), круг вопросов, решения по которым принимаются квалифицированным большинством голосов, указан в ст. 15 Закона N 127-ФЗ;
    • простым большинством голосов (большинством голосов от числа голосов конкурсных кредиторов и уполномоченных органов, присутствующих на собрании кредиторов).

Количество голосов, которое имеет конкурсный кредитор, напрямую зависит от размера его денежных требований к должнику. Таким образом, если какой-то кредитор будет обладать абсолютным большинством голосов, все решения собрания кредиторов будут приниматься в его пользу. Такой кредитор условно называется мажоритарным.

Способ голосования и распределение голосов кредиторов согласно объемам их требований не противоречат принципу равенства прав всех участников гражданско-правовых отношений, провозглашенных в п. 1 ст. 1 ГК РФ (как указано в Постановлении КС РФ от 22.07.2002 N 14-П «По делу о проверке конституционности ряда положений Федерального закона «О реструктуризации кредитных организаций», пунктов 5 и 6 статьи 120 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» в связи с жалобами граждан, жалобой региональной общественной организации «Ассоциация защиты прав акционеров и вкладчиков» и жалобой ОАО «Воронежское конструкторское бюро антенно-фидерных устройств»)».

Влияние на ход процедуры

Часто бывают правовые ситуации, когда в целях устранения миноритариев недобросовестные должники раздувают реестр требований кредиторов за счет аффилированных структур, которые и получают абсолютное большинство голосов на собрании акционеров. К примеру, в деле о банкротстве пищевой компании «Самсон» в реестр требований были включены требования банковской структуры (по договору залога и поручительства) на сумму около 900 млн. руб. при общей балансовой стоимости активов предприятия 300 млн. руб.

Миноритарные кредиторы не могут оказать никакого влияния на результаты голосования собрания кредиторов. А при наличии «недружественного» управляющего и мажоритарного кредитора миноритарным кредиторам на практике защитить собственные интересы бывает особенно трудно. Тем не менее у них есть другие возможности для защиты своих законных интересов, влияния на решения собрания кредиторов, на деятельность конкурсного управляющего и процедуру банкротства в целом. В частности, миноритарные кредиторы имеют право:

    • оспаривать решения собрания кредиторов;
    • оспаривать действия (бездействие) арбитражного управляющего;
    • оспаривать судебные акты, принимаемые в деле о банкротстве;
    • возражать на требования иных кредиторов в деле о банкротстве и др.

Таким образом, влияние миноритарного кредитора на ход процедуры по делу о банкротстве сводится к оспариванию нарушающих их права и законные интересы действий арбитражного управляющего, решений собраний и комитетов кредиторов.

В порядке ст. 65 Арбитражного процессуального кодекса РФ бремя доказывания незаконности и недействительности того или иного решения будет лежать на заявителе — миноритарном кредиторе. Так, Постановлением ФАС ПО от 19.01.2011 по делу N А55-759/2009 было отказано в признании решения собрания кредиторов недействительным, поскольку «заявителем жалобы не представлено в материалы дела надлежащих и бесспорных доказательств в обоснование своей позиции, доводы заявителя, изложенные в апелляционной жалобе, не содержат фактов, которые не были бы проверены и не учтены судом первой инстанции при рассмотрении дела».

Заставить с собой считаться

Миноритарные кредиторы могут объединять свои голоса (более 10% голосов от реестра требований кредиторов или 1/3 от общего количества конкурсных кредиторов и уполномоченных органов) для того, чтобы их влияние было более значимым. Также при наличии нескольких крупных кредиторов они могут присоединить свои голоса к одному из них и играть против других.

Следовательно, возможности миноритарных кредиторов отличаются от возможностей кредиторов мажоритарных. Однако влияние могут иметь и те и другие.

Миноритарные кредиторы подают огромное число исков, вынуждая в результате крупных кредиторов выкупить свою задолженность. Чаще всего такой выкуп проводится с дисконтом, иногда существенным. Но если какому-то крупному кредитору не хватает именно такого небольшого числа голосов для получения абсолютного большинства, дисконт будет отсутствовать.

Известны случаи, когда миноритарные кредиторы, обладающие долей процента голосов, могли заставить считаться со своими интересами, проводя активные процессуальные действия.

Например, Постановлением ФАС ПО от 19.01.2011 было установлено, что мировое соглашение, принятое собранием кредиторов ЗАО «Клявлинский нефтеперерабатывающий завод» и устанавливающее трехлетнюю отсрочку погашения долга, нарушает права миноритарных кредиторов, приводит к обесценению долга и убыткам. На основании этого мировое соглашение утверждено не было.

Таким образом, миноритарные кредиторы могут своими действиями создавать проблемы крупным кредиторам и заставить их учитывать свои законные интересы.

М. Леонтьева

Пожертвовать сливой чтобы спасти персик (李代桃僵

Если обстановка не позволяет обойтись без потерь.

Нужно пожертвовать слабой позицией,

Чтобы ещё больше укрепить сильную.

Оспаривание сделок в рамках банкротства — не только обязанность управляющего и право кредиторов, но также, порой, едва ли не единственный способ хоть чем-то пополнить конкурсную массу.

Законодательство о банкротстве в отношении оспаривания сделок неоднократно корректировалось, определяя круг лиц, которые могут оспаривать сделки, сроки исковой давности, конкуренцию оснований при оспаривании.

Разобраться в этом порой непросто. Попробуем?

КТО МОЖЕТ ИГРАТЬ

По общему правилу оспорить сделку может управляющий, а также кредиторы, если размер кредиторской задолженности перед ним, включенной в реестр требований кредиторов, составляет более десяти процентов общего размера кредиторской задолженности, включенной в реестр требований кредиторов, не считая размера требований кредитора, в отношении которого сделка оспаривается, и его аффилированных лиц( ст. 61.9 Закона о банкротстве).

При этом, как уже давно подтверждено судебной практикой, кредиторы могут объединять свои требования для преодоление 10-процентного порога.

При этом, ВС РФ справедливо отметил: «Положения Закона о банкротстве, предусматривающие право оспаривания сделок должника конкурсными кредиторами, обладающими относительно небольшим размером требований к должнику, направлены на самостоятельную защиту последними своих законных интересов, в том числе в случае недобросовестного поведения конкурсного управляющего, уклоняющегося от совершения таких действий.

При этом установленный законом десятипроцентный порог служит лишь ограничением для чрезмерного и несогласованного оспаривания сделок по заявлениям миноритарных кредиторов, что может нарушить баланс интересов участвующих в деле о банкротстве лиц, привести к затягиванию процедуры банкротства и увеличению текущих расходов.

Возможность соединения требований нескольких кредиторов для достижения общих целей (признания незаконной сделки должника недействительной, пополнения конкурной массы, максимального пропорционального погашения требований всех кредиторов) отвечает целям конкурсного производства и способствует эффективному восстановлению их нарушенных прав.

Иной подход в подобной ситуации противоречит законодательному регулированию соответствующих правоотношений и ограничивает права добросовестных участников дела о банкротстве на судебную защиту».

ГДЕ МОЖНО ИГРАТЬ

По общему правилу сделки должника оспариваются в рамках дела о банкротстве. Такие правила применимы и к управляющему и кредиторам, в случае, если ими оспариваются сделки по банкротным основаниям.

Ситуация меняется, если сделка оспаривается по общегражданским основаниям. В таком случае оспорить ее в рамках дела о банкротстве может только управляющий.

Как разъяснено в пункте 17 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» в порядке главы III.1 Закона о банкротстве (в силу пункта 1 статьи 61.1) подлежат рассмотрению требования арбитражного управляющего о признании недействительными сделок должника как по специальным основаниям, предусмотренным Законом о банкротстве (статьи 61.2 и 61.3 и иные содержащиеся в этом Законе помимо главы III.1 основания), так и по общим основаниям, предусмотренным гражданским законодательством (в частности, по основаниям, предусмотренным Гражданским кодексом или законодательством о юридических лицах). При этом заявления о признании сделок должника недействительными по общим основаниям, предусмотренным гражданским законодательством (в частности, по основаниям, предусмотренным Гражданским кодексом или законодательством о юридических лицах), предъявляемые другими помимо арбитражного управляющего лицами (например, контрагентами по сделкам или должником в ходе процедур наблюдения или финансового оздоровления), подлежат рассмотрению в исковом порядке с соблюдением общих правил о подведомственности и подсудности.

Интересно, как быть кредитору при оспаривании сделок должника-физического лица, совершенных до 01.10.2015 года, которые согласно п. 13 .ст. 14 Федерального закона от 29.06.2015 N 154-ФЗ могут быть признаны недействительными на основании статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации по требованию финансового управляющего или конкурсного кредитора (уполномоченного органа) в порядке, предусмотренном пунктами 3 — 5 статьи 213.32 Федерального закона от 26 октября 2002 года N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». Очевидно, что такие сделки оспариваются в рамках дела о банкротстве в силу прямого указания на данное обстоятельство

ОСОБЫЕ УСЛОВИЯ ИГРЫ

При оспаривании сделок в рамках процедуры банкротства, законодатель и судебные органы порой демонстрируют определенную «процессуальную лояльность» при рассмотрении дел. В ситуациях, когда при формальном подходе к рассмотрению дела, суд , например, должен был прекратить производство по делу, в делах о банкротстве, суд указывает на возможность продолжения рассмотрения дела.

Ликвидация Ответчика – не основание для прекращения производства по заявлению об оспаривании сделки . Такой вывод содержится в судебном акте ВС РФ

При этом, высшая судебная инстанция исходит из следующего: «Приоритетной задачей института банкротства является справедливое
и пропорциональное погашение требований кредиторов.

При этом нахождение должника в конкурсном производстве может свидетельствовать о том, что денежных средств для погашения долга перед всеми кредиторами недостаточно. В случае признания каждого нового требования обоснованным доля удовлетворения требований других кредиторов уменьшается, в связи с чем, они объективно заинтересованы, чтобы в реестр включалась только реально существующая задолженность.

Действительно, по общему правилу, при ликвидации одной из сторон сделки спор о признании этой сделки недействительной не может быть рассмотрен судом и дело подлежит прекращению. Данное правило основано на объективной невозможности рассмотрения иска в ситуации, когда надлежащий ответчик утратил правоспособность и по этой причине не может защищаться против предъявленного требования.

Однако в рассматриваемом случае общество «Вихрь» до своей ликвидации уступило по договору цессии право требования взыскания задолженности по договору № 1/15 обществу «СибДорСтрой», которое через арбитражный суд взыскало долг с заказчика и включилось к нему с требованием в реестр.

Ликвидация цедента – стороны по оспариваемой сделке с должником не должна противопоставляться независимым кредиторам, арбитражному управляющему и препятствовать их праву на защиту от необоснованных притязаний. Иной подход нарушает баланс юридических возможностей заинтересованных лиц и применительно к процедурам банкротства повышает вероятность включения необоснованного требования правопреемника (цессионария) ввиду устранения одного из механизмов его проверки, что недопустимо».

То есть, ВС РФ в своем судебном акте сделал важное уточнение, что возможность оспаривания сделки в отсутствие правоспособного ответчика возможно не всегда, а тогда, когда процессуальное неоспаривание такой сделки по указанной причине приведет к возможному нарушению прав кредиторов.

СОВМЕСТНЫЕ ИГРЫ 2 В 1.

Не секрет, что при оспаривании сделок могут заявляться несколько оснований. В такой ситуации, необходимо найти баланс между созданием для заявителя условий для оспаривания сделки и возможными процессуальными ухищрениями заявителя, например, для продления срока исковой давности.

Как известно, банкротные основания оспаривания сделок – это основание оспоримости и срок исковой давности по ним год, в то время как по общегражданским основаниям – срок исковой давности три года, что, безусловно, представляется более интересным с точки зрения процессуальных возможностей.

Допускается использование одновременно и банкротных оснований оспаривания и конструкции ст.ст. 10, 168 ГК РФ.

Что об этом необходимо знать?

Во-первых, наличие в законодательстве о банкротстве специальных оснований оспаривания сделок само по себе не препятствует суду квалифицировать сделку, при совершении которой допущено злоупотребление правом, как ничтожную по ст. 10 и 168 ГК РФ. Об этом говорится в том числе в п. 4 постановления Пленума ВАС РФ № 63, п. 10 постановления Пленума ВАС РФ от 30.04.2009 № 32 «О некоторых вопросах, связанных с оспариванием сделок по основаниям, предусмотренным Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)»».

Во-вторых, в упомянутых разъяснениях речь идет о сделках с пороками, выходящими за пределы дефектов сделок с предпочтением или подозрительных сделок (постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17.06.2014 № 10044/11 по делу № А32-26991/2009, определения Верховного Суда Российской Федерации от 29.04.2016 № 304-ЭС15-20061 по делу № А46-12910/2013, от 28.04.2016 № 306-ЭС15-20034 по делу № А12-24106/2014).
В-третьих, при квалификации сделки как ничтожной, необходимо установить чем в условиях конкуренции норм о действительности сделки обстоятельства о выявленных нарушениях выходили за пределы диспозиции части 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве. Иной подход приводит к тому, что содержание части 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве теряет смысл, так как полностью поглощается содержанием норм о злоупотреблении правом и позволяет лицу, оспорившему подозрительную сделку, обходить правила об исковой давности по оспоримым сделкам, что недопустимо.

Другими словами, для того, чтобы оспорить сделку по ст. 10, 168 ГК РФ необходимо установить противоправность поведения сторон и наличие критериев, которые выходят за пределы основания подозрительности сделки.

Таким образом, законодательство пресекает возможность извлечения сторонами сделки, причиняющей вред, преимуществ из их недобросовестного поведения (пункт 4 статьи 1 ГК РФ), однако наличие схожих по признакам составов правонарушения не говорит о том, что совокупность одних и тех же обстоятельств (признаков) может быть квалифицирована как по пункту 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве, так и по статьям 10 и 168 ГК РФ. Поскольку определенная совокупность признаков выделена в самостоятельный состав правонарушения, предусмотренный пунктом 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве (подозрительная сделка), квалификация сделки, причиняющей вред, по статьям 10 и 168 ГК РФ возможна только в случае выхода обстоятельств ее совершения за рамки признаков подозрительной сделки. В противном случае оспаривание сделки по статьям 10 и 168 ГК РФ по тем же основаниям, что и в пункте 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве, открывает возможность для обхода сокращенного срока исковой давности, установленного для оспоримых сделок, и периода подозрительности, что явно не соответствует воле законодателя.

КОГДА СУДЫ ПРИЗНАЮТ ПРОТИВОПРАВНОСТЬ ПОВЕДЕНИЯ

Усмотрение наличия злоупотребления правом и противоправного поведения сторон для возможности оспаривания сделки с использованием конструкции ст.ст. 10, 168 ГК РФ, прерогатива суда. Наша цель – убедить их в наличии основания для оспаривания сделки, выходящих за пределы критериев подозрительности.

Для установления наличия или отсутствия злоупотребления участниками гражданско-правовых отношений своими правами при совершении сделок необходимо исследование и оценка конкретных действий и поведения этих лиц с позиции возможных негативных последствий для этих отношений, для прав и законных интересов иных граждан и юридических лиц. Следовательно, по делам о признании сделки недействительной по причине злоупотребления правом одной из сторон при ее совершении обстоятельствами, имеющими юридическое значение для правильного разрешения спора и подлежащими установлению, являются наличие или отсутствие цели совершения сделки, отличной от цели, обычно преследуемой при совершении соответствующего вида сделок, наличие или отсутствие действий сторон по сделке, превышающих пределы дозволенного гражданским правом осуществления правомочий, наличие или отсутствие негативных правовых последствий для участников сделки, для прав и законных интересов иных граждан и юридических лиц, наличие или отсутствие у сторон по сделке иных обязательств, исполнению которых совершение сделки создает или создаст в будущем препятствия.

Рассмотрим некоторые примеры.

ЦЕЛЬ ЗАВЫШЕНИЯ СТОИМОСТИ — искусственная задолженность для контроля над банкротством

Критерии:

— Неоправданно высокая стоимость, не характерная для обычных правоотношения в совокупностью с другими обстоятельствами может указывать на злоупотребление правом.

— Уклонение стороны, установившей стоимость от предоставления документов, , из которых можно было бы уяснить его обычные расценки на услуги по подготовке к судебному заседанию, составлению отзыва на исковое заявление, стоимость представительства в одном судебном заседании каждой из судебных инстанций, в том числе почасовую, и т.п., что является обычной практикой на рынке правовых услуг.

— посредством использования договорной конструкции возмездного оказания юридических услуг, стоимость которых многократно превышала среднерыночную без каких-либо на то оснований, общества «Лигал С.С.» и «Орбита» преследовали единственную цель – искусственно создать задолженность для контроля над банкротством общества «Орбита». При таких обстоятельствах спорный договор ничтожен и квалифицируется по статьям 10 и 168 ГК РФ.

Использование конструкции злоупотребления именно под подобную фабулу многочисленна.

ТОНКАЯ ИГРА

Сложности квалификации сделок от конкретных обстоятельств дела иногда требуют досконального изучения всех нюансов оспариваемой сделки, и, кроме того, требуют следить за практикой ВС РФ, который охотно делится своими правоположениями на предмет применимости тех или иных оснований при оспаривании сделок.

По конкретному делу, где отчуждение доли, принадлежащей Должнику произошло в результате действий по увеличению уставного капитала за счет вклада третьего лица ипоследующего выхода Должника, суд при определении оснований оспаривания указал на следующее.

Оплаты нет – ст. 170 ГК РФ

В ситуации принятия единственным участником хозяйственного общества формального решения об увеличении уставного капитала за счет дополнительного вклада третьего лица, невнесения этим третьим лицом реального дополнительного вклада (либо внесения им символического дополнительного вклада) и при установлении обстоятельств, указывающих на взамосвязанность упомянутых действий (бездействия) и последующих действий по выходу из общества бывшего единственного участника, перераспределению его доли в пользу нового участника, соответствующие сделки подлежат признанию притворными (пункт 2 статья 170 Гражданского кодекса Российской Федерации), прикрывающими прямое безвозмездное отчуждение доли. В свою очередь, прикрываемая сделка, совершенная в нарушение положений пункта 1 статьи 174.1 Гражданского кодекса Российской Федерации, является недействительной (ничтожной).

Оплата по номиналу – п. 2. ст. 61.2. Закона о банкротстве

Если же во исполнение решения об увеличении уставного капитала за счет дополнительного вклада третьего лица последнее внесло вклад, равный номинальной стоимости полученной им доли, сделка по увеличению уставного капитала подлежит проверке на соответствие требованиям пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве с учетом следующего.

При получении инвестором доли, наделяющей его имущественными и корпоративными правами, явно не соответствующими объему внесенного им дополнительного вклада, обмен ценностями не является эквивалентным. В этом случае, по сути, приобретение доли осуществляется инвестором как за счет его дополнительного вклада, так и за счет вложений в общество, сделанных ранее бывшим единственным участником, то есть происходит прирост активов инвестора за счет снижения актива бывшего единственного участника (уменьшения размера его доли в стоимостном выражении), причиняя тем самым вред кредиторам последнего.

Определение Верховного Суда РФ от 10 мая 2016 г. N 304-ЭС15-17156

Определение Верховного Суда РФ от 14.08.2018 № 305-ЭС18-3667

Определение Верховного суда РФ № 302-ЭС18-8995 (2) от 28 мая 2019 год

Определение Верховного суда РФ от 31.08.2017 № 305-ЭС17-4886

Определение Верховного суда РФ от 06 марта 2019 года № 305-ЭС18-22069

Определение ВС РФ от 01.12.2015 года №4-КГ15-54

Определение Верховного суда РФ № 305-ЭС18-18538 от 14 февраля 2019 года

Определение ВС РФ от 14.02.2019 года № 305-ЭС18-18538; Определение КГД ВС РФ от 18 апреля 2017 г. N 77-КГ17-7 или Определение КЭС ВС РФ от 13 июня 2017 года № 301-ЭС16-20128

В судебной практике наметилась тенденция к сохранению стабильности гражданского оборота, и из-за этого сделки признают недействительными лишь в исключительных случаях, говорит Елена Норкина, старший юрист Волга Лигал Волга Лигал Региональный рейтинг группа Арбитражное судопроизводство 16 место По выручке × . Исключением из этого являются оспаривания сделок по так называемым банкротным основаниям, отмечает она: «Участившееся число подобных разбирательств очевидно связано с нынешними экономическими реалиями».

Сроки и специальный субъект

Заявители объективно ограничены в возможности доказать основания недействительности обжалуемых соглашений, объясняет Полина Стрельцова, юрист по банкротным проектам VEGAS LEX VEGAS LEX Федеральный рейтинг группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Экологическое право группа Антимонопольное право группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Коммерческая недвижимость/Строительство группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Налоговое консультирование группа Природные ресурсы/Энергетика группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Страховое право группа Банкротство группа ТМТ 2 место По выручке 2 место По выручке на юриста (Больше 30 Юристов) 6 место По количеству юристов Профайл компании × : «Истцы не имеют доступа ко всей документации и сведениям, относящимся к оспариваемой сделке». Учитывая такую особенность, правоприменитель упростил задачу заявителям в подобных спорах. Истцам достаточно подтвердить существенность сомнений в реальности сделки и ее действительной цели, а ответчик уже должен опровергнуть эти аргументы (п. 20 Обзора судебной практики Верховного суда № 5, который утвержден Президиумом ВС РФ 27 декабря 2017 года).

– Арбитражный управляющий (может обратиться с таким заявлением по собственной инициативе или по решению собрания кредиторов).

– Мажоритарные кредиторы (10% требований в реестре кредиторов).

– Миноритарные кредиторы (получили право на оспаривание: 1) обжаловав бездействия управляющего; 2) объединившись с другими кредиторами).

Полина Стрельцова, юрист Vegas Lex.

Самое общее обстоятельство в таком оспаривании – злоупотребление правом при заключении сделки. Но чем более специальным будет основание, тем эффективнее признать соглашение недействительным, говорит Анастасия Муратова, юрист Олевинский, Буюкян и партнеры Олевинский, Буюкян и партнеры Федеральный рейтинг группа Банкротство 6 место По выручке на юриста (Меньше 30 Юристов) 32-33 место По количеству юристов 33 место По выручке Профайл компании × .

Но в таких случаях и сложнее собрать доказательства, правильно их квалифицировать, сформировать правовую позицию, добавляет она. Эксперт поясняет, что на практике одна и та же сделка зачастую содержит в себе признаки недействительности по разным причинам одновременно: «Поэтому важен не только сбор доказательств (выписки по счетам должника, сведения о его имуществе на различные периоды, документы по конкретным сделкам), но и их правильная интерпретация».

– Подозрительные сделки: 1) с целью причинить вред имущественным правам кредиторов (п. 2 ст. 61.2 закона о банкротстве); 2) с неравноценным встречным предоставлением (п. 1 ст. 61.2 закона о банкротстве).

– Преференциальные сделки (ст. 61.3 закона о банкротстве), которые совершены с предпочтением в отношении одного из кредиторов.

Вячеслав Голенев, адвокат МКА «Железников и партнеры».

В обсуждаемых спорах, по сравнению с обычным оспариванием, есть специальный субъект –это управляющий должника, обращает внимание Голенев. Но не на каждом этапе банкротства арбитражный управляющий наделен возможностью оспорить сделки, предупреждает Муратова. В процедуре наблюдения он таким правом не обладает. В споре о банкротстве ООО «НГЦ МЖК» (дело № А43-19799/2015) арбитражный управляющий Анна Кириллова оспаривала сделку несостоятельной организации по уступке долга, когда уже шло конкурсное производство. Но параллельно с этим суды постановили отменить решение о банкротстве предприятия и вернули фирму в процедуру наблюдения. Ссылаясь на это обстоятельство, три инстанции посчитали правильным не рассматривать требование Кирилловой о признании сделки недействительной, пока компания не войдет в конкурсный этап. Производство по заявлению управляющего приостановили. Суды указали на то, что по закону временный управляющий в процедуре наблюдения не может оспаривать соглашения банкротящейся фирмы.

Трудности возникают и при определении правильных сроков в этой теме. По общему правилу годичный срок для оспаривания подозрительной сделки считается с даты открытия конкурсного производства, говорит Артур Зурабян, руководитель практики международных судебных споров и арбитража Art de Lex Art de Lex Федеральный рейтинг группа Антимонопольное право группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Коммерческая недвижимость/Строительство группа Природные ресурсы/Энергетика группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Банкротство группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Финансовое/Банковское право × . Хотя управляющий или кредиторы могут доказать, что они узнали о спорной операции значительно позже. Так, в деле № А46-6454/2015 управляющий оспорил сделки банкрота через два года после принятия судом решения о несостоятельности предприятия. Тем не менее три инстанции признали столь позднее обращение законным, сославшись на то, что заявитель не получал первичные документы по спорным соглашениям и вообще узнал о них случайно, участвуя в другом разбирательстве.

Срок для оспаривания Основание для оспаривания
1 месяц до принятия заявления о признании банкротом.

Когда сделка привела или может привести к досрочному удовлетворению требований одних кредиторов перед другими Если одному из кредиторов оказано предпочтение.

6 месяцев до принятия заявления. Когда сделка направлена на обеспечение обязательства, возникшего до ее совершения. Если операция изменила или может изменить очередность удовлетворения требований одного из кредиторов должника.
6 месяцев до принятия заявления. Когда кредитор или контрагент по сделке знал о признаках несостоятельности должника или недостаточности его имущества.
1 год до принятия заявления. Когда по сделке получено неравноценное встречное предоставление. Если цена в худшую для должника сторону отличается от цены по аналогичным операциям.
3 года до принятия заявления. Если сделка причиняет вред имущественным правам и интересам кредиторов и другая сторона соглашения знала о такой противоправной цели.

Вывод активов и банкротство банков

Но главные проблемы в банкротстве возникают, когда бенефициары должника пытаются спасти имущество. Для этого они используют различные схемы, одна из таких – вывести активы из несостоятельной компании путем заключения нескольких последовательных сделок между контрагентами, которые формально не связаны между собой. Зачастую в этой ситуации одно или несколько промежуточных звеньев в дальнейшем ликвидируются, объясняет Зурабян. Ранее подобные хитрости помогали не возвращать имущество в конкурсную массу, даже если сделки успешно оспаривались, говорит эксперт. Но сейчас судебная практика защищает добросовестных участников оборота, отмечает юрист. Теперь в таких делах суды не оценивают аффилированность банкрота с его контрагентами лишь по юридическим признакам (участие в уставном капитале общества, наличие полномочий на принятие решений от имени обществ), предупреждает Стрельцова. Суды стали смотреть на признаки фактической аффилированности между участниками спорного соглашения.

В подобных ситуациях получится применить и последствия недействительности сделки в отношении последнего приобретателя выведенных активов. Так, в деле № А40-33328/16 компания «Инвестиционный Торговый Бизнес Холдинг», получив от Инвестторгбанка кредит на 300 млн руб., по цепочке сделок передала эти средства другим фирмам и физлицам. Операции эти провели менее чем за год до того, как ЦБ назначил в банке временную администрацию – Агентство по страхованию вкладов. АСВ обжаловало спорные соглашения, доказав, что 300 млн руб. через цепочку сделок фактически ушли акционерам кредитной организации. Суды признали спорные соглашения недействительными и постановили, что истинные заемщики должны вернуть эту сумму банку.

Вообще, когда оспариваются банковские операции, совершенные перед банкротством кредитной организации, доказательства недобросовестности второго участника сделки порой не выдерживают никакой критики, возмущается Норкина. По ее словам, иногда кажется, что суду достаточно одного лишь заявления АСВ, чтобы признать такие сделки недействительными. Она замечает, что аналогичные ситуации возникают и с банками, которые не стали несостоятельными, а лишь переживают финансовые трудности. Так, в деле № А40-183445/2016 на втором круге рассмотрения АСГМ отказался взыскивать с санируемого банка «Уралсиб» возмещения по банковским гарантиям на $20 млн. Суд пришел к выводу, что сделки по выпуску гарантий наносят ущерб банку и другим его кредиторам. А бенефициар по спорным соглашениям является недобросовестным лицом, так как принял гарантии от «проблемной» кредитной организации, заключил суд.

Участниками подобных разбирательств при банкротстве кредитных организаций становятся и их заёмщики. Клиент Волжского социального банка внес очередной платеж по кредиту за месяц до того, как у банка отозвали лицензию. Если учитывать временной период, в который прошла эта операция, то временная администрация банка в лице АСВ добилась признания этой сделки недействительной (дело № А55-28168/2013). Заявитель указал, что клиент, перечисляя деньги ВСБ, знал о плачевном финансовом состоянии своего кредитора. Вместе с тем Норкина считает, что такие сделки надо оспаривать лишь в тех случаях, когда есть весомые доказательства осведомленности заемщика о проблемах банка, деньги клиента для погашения займа хранятся в этой же кредитной организации, а корреспондентский счет банка уже заблокирован.

Если говорить о еще одном основании («неравноценном встречном предоставлении»), то по нему получится оспорить сделки предбанкротного периода, когда ликвидное имущество должника продали по цене существенно ниже рыночной, приводит пример Евгений Пугачев из Интеллектуальный капитал Интеллектуальный капитал Федеральный рейтинг группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market) группа Интеллектуальная собственность × : «Или когда покупатель так и не заплатил деньги за приобретенный актив». Кроме того, по специальным банкротным основаниям можно оспорить не только договоры или соглашения, но и платежи должника, говорит юрист: «Например, банковский безналичный перевод, который в судебной практике расценивается как сделка».

В обсуждаемых спорах нередко приходится доказывать и осведомленность контрагента о неплатёжеспособности фирмы в ее предбанкротный период, чтобы признать сделку недействительной, замечает Муратова. Но подтвердить такой факт сложно, поэтому суды чаще всего принимают решение не в пользу заявителя. В деле № А40-16677/16 о банкротстве «Р-Холдинга» 9-й ААС разъяснил, что знание о наличии у предприятия многочисленных кредиторов еще нельзя приравнивать к осведомленности о неплатежеспособности компании.

Недостатки и сложности

Оспаривание сделок в банкротстве – это сложный комплексный процесс, который требует учесть финансово-экономическое состояние должника за период, предшествующий спорной операции, говорит Роман Речкин, старший партнер INTELLECT INTELLECT Региональный рейтинг группа Интеллектуальная собственность группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Арбитражное судопроизводство группа Банкротство группа Коммерческая недвижимость/Строительство группа Корпоративное право/Слияния и поглощения Профайл компании × . Кроме того, такое оспаривание, как правило, происходит не один месяц – за это время ответчик успевает вывести все свои активы, рассказывает Муратова. Поэтому даже успех в подобном деле вовсе не гарантирует, что удастся реально пополнить конкурсную массу должника, резюмирует Муратова.

Главной особенностью банкротства является то, что оспаривание сделки происходит в состоянии несостоятельности должника, когда имеющихся у него активов недостаточно для расчетов с кредиторами. С одной стороны, это упрощает оспаривание, поскольку, как правило, не нужно доказывать негативные последствия конкретной сделки. С другой стороны, в таких спорах приходится анализировать финансово-экономическое состояние должника за три года до открытия дела о банкротстве.

Роман Речкин

  • Арбитражный процесс
  • Банкротство

Оспаривание сделок должника в процедуре наблюдения

В процедуре наблюдения должника временный управляющий вправе заявлять в рамках дела о банкротстве требования о признании недействительными сделок и решений, а также требования о применении последствий недействительности ничтожных сделок, заключенных или исполненных должником с нарушением требований, установленных ст.ст. 63 и 64 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», далее — Закон о банкротстве (абз. второй п. 1 ст. 66) п. 17, абзацы четвертый и пятый п. 30 постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 N 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», далее — Постановление N 63).

Если договор, требующий согласия временного управляющего, был подписан до введения процедуры наблюдения, но зарегистрирован уже после ее введения (в случае, когда необходима государственная регистрация договора), то у временного управляющего есть право его оспорить (п. 3 ст. 433 ГК РФ, п. 3 Обзора судебной практики АС Северо-Кавказского округа по применению Федерального Закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (утв. президиумом АС СКО 08.04.2019).

Сделки, совершенные в процедуре наблюдения, могут быть впоследствии оспорены по указанным основаниям по правилам главы III.1 Закона о банкротстве также в процедурах внешнего управления или конкурсного производства (абз. шестой п. 30 Постановления N 63).

Временный управляющий не может оспаривать сделки на основании ст.ст. 61.2, 61.3 Закона о банкротстве (т.е. подозрительные сделки и сделки с предпочтением) в процедуре наблюдения (п. 1 ст. 61.9 Закона о банкротстве, абз. второй п. 30 Постановления N 63).

Представляется, что по смыслу ст. 61.9 Закона о банкротстве, п. 30 Постановления N 63 в процедуре наблюдения нет такого права и у конкурсных кредиторов, уполномоченного органа (см. также постановления АС Северо-Западного округа от 02.04.2018 N Ф07-1937/18, Шестого ААС от 13.06.2018 N 06АП-2231/18).

Вместе с тем доводы о наличии у сделки признаков оснований недействительности, предусмотренных ст.ст. 61.2 или 61.3 Закона о банкротстве, могут быть учтены судом при рассмотрении ходатайства временного управляющего, конкурсных кредиторов или уполномоченных органов о принятии обеспечительных мер (п. 1 ст. 46 и абз. пятый п. 1 ст. 66 Закона о банкротстве), направленных на обеспечение имущественных интересов кредиторов, связанных с будущим оспариванием соответствующей сделки по правилам главы III.1 Закона о банкротстве. Так, суд вправе наложить арест на имущество, отчужденное должником по этой сделке другой ее стороне; в подобных случаях другая сторона сделки в части рассмотрения ходатайства о принятии обеспечительной меры пользуется правами и несет обязанности лица, участвующего в деле о банкротстве (абз. третий п. 30 Постановления N 63).

Статья 66 Закона о банкротстве не предоставляет в процедуре наблюдения временному управляющему право оспаривать иски по общим основаниям, установленным гражданским законодательством; учитывая это, а также то, что временный управляющий не осуществляет полномочия руководителя должника, в судебной практике присутствует позиция, что такого права у него нет (постановления АС Северо-Западного округа от 26.06.2017 N Ф07-5831/17, Двенадцатого ААС от 18.03.2016 N 12АП-493/16, Пятнадцатого ААС от 10.05.2017 N 15АП-5559/17).

Вместе с тем в судебной практике существует и противоположная точка зрения, основанная в том числе на положениях п. 1 ст. 61.1 Закона о банкротстве, о возможности признания сделок должника недействительными в соответствии ГК РФ по иску временного управляющего в рамках дела о банкротстве (см. определение ВС РФ от 16.08.2017 N 305-ЭС17-10214, постановления АС Северо-Кавказского округа от 17.05.2019 N Ф08-3481/19, Шестого ААС от 13.06.2018 N 06АП-2231/18, Семнадцатого ААС от 11.10.2018 N 17АП-11572/18).

Заявления о признании сделок должника недействительными по общим основаниям, предусмотренным гражданским законодательством (в частности, по основаниям, предусмотренным ГК РФ или законодательством о юридических лицах), предъявляемые другими лицами (например, контрагентами по сделкам или должником) в процедуре наблюдения, подлежат рассмотрению в исковом порядке с соблюдением общих правил разграничения компетенции арбитражных судов и судов общей юрисдикции и подсудности. При предъявлении в рамках дела о банкротстве заявления об оспаривании сделки по указанным основаниям иным помимо арбитражного управляющего лицом суд оставляет это заявление без рассмотрения применительно к части 4 п. 1 ст. 148 АПК РФ (абз. восьмой п. 17 Постановления N 63). Исходя из указанных разъяснений, а также учитывая, что в процедуре наблюдения реестр кредиторов не сформирован до конца (п. 1 ст. 61.9, п. 1 ст. 142 Закона о банкротстве), в судебной практике сложилась позиция, что в процедуре наблюдения нет права оспаривать сделку должника по общим основаниям в рамках дела по банкротству и у конкурсных кредиторов (постановления АС Северо-Западного округа от 27.06.2016 N Ф07-3946/16, АС Восточно-Сибирского округа от 02.03.2016 N Ф02-135/15, Десятого ААС от 19.12.2017 N 10АП-17811/17 и N 10АП-17812/17, Первого ААС от 10.11.2017 N 01АП-8182/16). Они могут оспаривать сделки по общим основаниям только в исковом порядке.

Записи созданы 8837

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх