Ответственность конфиденциальная информация

В некоторых договорах с контрагентами установлено, что договор, его приложения и иные документы по договору являются конфиденциальной информацией и не подлежат разглашению без согласия другой стороны.
Договоры, в которых содержатся указанные условия, на сегодняшний день исполнены надлежащим образом. Специальных сроков действия условий о конфиденциальности договоры не предусматривали. В некоторых договорах содержатся положения о штрафных санкциях за нарушение условий о конфиденциальности, в других они отсутствуют.
На какой срок действуют эти положения, если в договоре установлен только срок его действия «до полного надлежащего исполнения сторонами своих обязательств по договору»?
Могут ли быть предъявлены контрагентом штрафные санкции в случае, если копия договора и актов приемки будут приложены к конкурсной заявке для участия в процедуре по Федеральному закону от 05.04.2013 N 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» в качестве документов, подтверждающих опыт (согласно конкурсной документации)?

4 мая 2018

Прежде всего отметим, что гражданское законодательство практически не регулирует вопрос, связанный с конфиденциальностью условий гражданско-правового договора. В нем лишь содержатся отдельные указания на то, что условия некоторых договоров должны быть конфиденциальными, если иное не предусмотрено законом и/или соглашением сторон. Так, например, это касается содержания корпоративного договора, заключенного между участниками непубличного хозяйственного общества (п. 4 ст. 67.2 ГК РФ), условий о предмете договора на выполнение научно-исследовательских работ, опытно-конструкторских и технологических работ (п. 1 ст. 771 ГК РФ). Кроме того, гражданское законодательство может устанавливать обязанность поддерживать конфиденциальность информации, полученной в ходе переговоров о заключении договора или в процессе его исполнения (ст. 434.1, п.п. 1 и 2 ст. 771, ст. 1032 ГК РФ). Чуть более детально вопрос о конфиденциальности информации решается в нормах главы 75 ГК РФ, касающихся права на секрет производства (ноу-хау), вся возможность существования которого зависит от сохранения информации, составляющей ноу-хау, в тайне.
Вместе с тем каких-либо общих норм, посвященных непосредственно условиям договора о конфиденциальности, тем более введенным в него исключительно по воле и желанию сторон, гражданское законодательство не содержит. В частности, в нем нет положений, которые регулировали бы содержание, применение, сроки действия таких условий, а также устанавливали бы специальную ответственность за их нарушение.
В связи с изложенным следует иметь в виду, что вопрос об отнесении той или иной информации к конфиденциальной регулируется прежде всего Указом Президента РФ от 06.03.1997 N 188 «Об утверждении перечня сведений конфиденциального характера» (далее — Указ N 188). Анализ данного нормативного акта показывает, что к сфере, регулируемой гражданским законодательством (ст. 2 ГК РФ), относятся сведения, указанные в п. 5 и п. 6, а именно: сведения, связанные с коммерческой деятельностью, доступ к которым ограничен в соответствии с ГК РФ и федеральными законами (коммерческая тайна), и сведения о сущности изобретения, полезной модели или промышленного образца до официальной публикации информации о них.
Очевидно, что сведения об условиях того или иного гражданско-правового договора, а также о ходе и результатах его исполнения могут быть отнесены только к сведениям, связанным с коммерческой деятельностью, которые, как это следует из положений Указа N 188, охраняются в режиме коммерческой тайны.
В свою очередь, п. 2 ст. 3 Федерального закона от 29.07.2004 N 98-ФЗ «О коммерческой тайне» (далее — Закон N 98-ФЗ) относит к информации, составляющей такую тайну, сведения любого характера (производственные, технические, экономические, организационные и другие), в том числе о результатах интеллектуальной деятельности в научно-технической сфере, а также сведения о способах осуществления профессиональной деятельности, которые имеют действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности их третьим лицам, к которым у третьих лиц нет свободного доступа на законном основании и в отношении которых обладателем таких сведений введен режим коммерческой тайны. При этом отнесение информации к информации, составляющей коммерческую тайну, определение перечня и состава такой информации принадлежит ее обладателю (ч. 1 ст. 4 Закона N 98-ФЗ), то есть в рассматриваемом случае сторонам договора.
Учитывая приведенные нормы, а также то, что сведения о содержании гражданско-правового договора, ходе его исполнения и полученных результатах не относятся к сведениям, которые не могут составлять коммерческую тайну (ст. 5 Закона N 98-ФЗ), такие сведения также могут быть отнесены к коммерческой тайне и охраняться соответствующим образом.
Вместе с тем необходимо принимать во внимание, что нормы Закона N 98-ФЗ также не содержат каких-либо положений, которые бы на законодательном уровне регулировали срок действия условий гражданско-правового договора о конфиденциальности сведений, составляющих коммерческую тайну, или предусматривали бы конкретные санкции за нарушение режима коммерческой тайны. Они лишь определяют порядок предоставления такой информации органам государственной власти и органам местного самоуправления и дальнейшего обращения с ней (ст. 6 и ст. 13 Закона N 98-ФЗ), устанавливают права обладателей этой информации (ст. 6.1 Закона N 98-ФЗ), порядок охраны информации, составляющей коммерческую тайну, в том числе в трудовых отношениях (ст. 10 и ст. 11 Закона N 98-ФЗ), а также содержат общие, без конкретных санкций, нормы об ответственности за нарушение режима коммерческой тайны и за непредставление составляющих ее сведений, если обязанность предоставить их вытекает из закона (ст. 14 и ст. 15 Закона N 98-ФЗ). Причем из содержания ч. 1 ст. 10 Закона N 98-ФЗ следует, что регулирование отношений по использованию информации, составляющей коммерческую тайну, сторонами гражданско-правовых договоров осуществляется на основании гражданско-правовых договоров.
Иными словами, вышеизложенное указывает на то, что в гражданско-правовых отношениях все основные условия соблюдения режима коммерческой тайны в отношении тех или иных сведений, включая определение перечня таких сведений, сроков, в течение которых такие сведения являются конфиденциальными, а также меры ответственности за нарушение режима коммерческой тайны должны определяться условиями, установленными соглашением сторон*(1).
Однако в рассматриваемом случае, как это следует из вопроса, срока действия режима коммерческой тайны в отношении условий заключенного сторонами договора и хода его исполнения такой договор не устанавливает. Не предусмотрен этот срок и каким-то отдельным, специальным соглашением сторон. Следовательно, в отсутствие специального нормативного правового регулирования на этот счет, необходимо, на наш взгляд, руководствоваться общими положениями о действии обязательств, вытекающих из договора.
В частности, из п. 3 ст. 425 ГК РФ следует, что, если иное не предусмотрено договором, он признается действующим до определенного в нем момента окончания исполнения сторонами обязательства. Данная норма коррелирует с положениями п. 1 ст. 408 ГК РФ, согласно которым надлежащее исполнение прекращает обязательство.
Безусловно, существуют условия договоров, которые действуют даже после прекращения последних, например те, которые в силу своей природы предполагают их применение и после прекращения договора (например, гарантийные обязательства в отношении товаров или работ; условие о рассмотрении споров по договору в третейском суде, соглашения о подсудности, о применимом праве и т.п.) либо имеют целью регулирование отношений сторон в период после прекращения (например, об условиях возврата предмета аренды после прекращения договора, о порядке возврата уплаченного аванса и т.п.) (смотрите также п. 3 постановления Пленума ВАС РФ от 06.06.2014 N 35 «О последствиях расторжения договора»). Тем не менее, на наш взгляд, условие о необходимости соблюдать конфиденциальность в отношении содержания договора и хода его исполнения не относится к таковым, если только стороны прямо не предусмотрели его действие и после прекращения договора. Иное толкование характера такого условия приводило бы к тому, что без специального указания закона или соглашения сторон оно налагало бы на стороны фактически бессрочную обязанность по соблюдению режима коммерческой тайны в отношений сведений, которые такое значение, по сути, утратили. Данный вывод подтверждается и судебной практикой, которая приходит к выводу о правомерности привлечения к ответственности за нарушение условий договора о конфиденциальности, в качестве основного аргумента используя то обстоятельство, что такое нарушение было допущено еще в период действия договора, таким образом косвенно подтверждая, что после прекращения договора привлечение к ответственности по общему правилу было бы невозможно (смотрите, например, постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 25.07.2014 N Ф04-6725/14).
В связи с изложенным, если в рассматриваемой ситуации иное не было предусмотрено соглашением сторон договора, мы полагаем, что обязательства по сохранению конфиденциальности условий договора и хода его исполнения прекращаются одновременно с иными условиями этого договора (не считая тех условий, которые по смыслу разъяснений, данных в п. 3 постановления Пленума ВАС РФ от 06.06.2014 N 35, или прямого соглашения сторон применяются и после прекращения договора).
Таким образом, мы считаем, что штрафные санкции, установленные ст. 15 и ст. 393 ГК РФ, а также договорами, указанными в вопросе, за разглашение сведений, признанных сторонами конфиденциальными, не подлежат применению к стороне, которая после прекращения таких договоров исполнением приложила их тексты и акты приемки выполненных по ним работ (оказанных услуг) к конкурсной заявке для участия в конкурентных процедурах, предусмотренных Федеральным законом от 05.04.2013 N 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд».
Разумеется, сделанный нами вывод не может затрагивать той ситуации, когда сам договор или документация, сопутствующая его исполнению, содержат сведения, которые в силу ст. 1465 ГК РФ признаются секретом производства (ноу-хау). В этом случае применению в регулировании сроков неразглашения такой информации подлежат нормы главы 75 ГК РФ.
В заключение обращаем Ваше внимание на то, что в силу ст. 431 ГК РФ окончательное толкование условиям договора, в том числе условиям договора о конфиденциальности и сроке ее действия, может дать лишь суд с учетом анализа полного текста такого договора, а также всех соответствующих обстоятельств, включая предшествующие договору переговоры и переписку, практику, установившуюся во взаимных отношениях сторон, обычаи, последующее поведение сторон. Поэтому сделанные нами в настоящей консультации выводы являются лишь нашим экспертным мнением, основанным на информации, содержащейся в вопросе.

Ответ подготовил:
Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
кандидат юридических наук Широков Сергей

Ответ прошел контроль качества

12 апреля 2018 г.

Материал подготовлен на основе индивидуальной письменной консультации, оказанной в рамках услуги Правовой консалтинг.

К числу корпоративных обязанностей относится обязанность по неразглашению конфиденциальной информации о деятельности общества. Понятие «конфиденциальная информация» действующим законодательством не предусмотрено, но определен режим конфиденциальности.

Конфиденциальность информации — обязательное для выполнения лицом, получившим доступ к определенной информации, требование не передавать такую информацию третьим лицам без согласия ее обладателя (ст. 2 Федерального закона от 27 июля 2006 г. N 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации»*(724), далее — Закон N 149-ФЗ).

Таким образом, конфиденциальная информация — это информация, доступ к которой имеет ограниченный круг лиц, не подлежащая как предоставлению (т.е. передаче определенному кругу лиц — п. 8 ст. 2 Закона N 149-ФЗ), так и распространению (т.е. передаче неопределенному кругу лиц — п. 9 ст. 2 Закона N 149-ФЗ)*(725). Любая несанкционированная передача конфиденциальной информации нарушает установленный режим конфиденциальности и снижает ценность такой информации, состоящей в неизвестности ее третьим лицам. Распространенная конфиденциальная информация полностью теряет свою ценность как объект права для ее обладателя. Предоставленная третьим лицам информация теряет часть такой ценности. Общество как обладатель информации не заинтересовано ни в первом, ни во втором. М.М. Серебрянников, образно сравнивая права обладателя информации с имущественными правами, полагает, что распространение конфиденциальной информации аналогично уничтожению имущества, а предоставление — повреждению имущества. Законом запрещается и уничтожение, и повреждение чужого имущества, а также несанкционированное распространение и предоставление конфиденциальной информации*(726).

В практической плоскости возникает вопрос: что понимать под разглашением конфиденциальной информации — только лишь распространение информации в форме опубликования или передачи третьим лицам письменного документа (его копии) или также передачу информации в устной форме? Поскольку Закон N 149-ФЗ не определяет форму разглашения информации, представляется, что даже устная передача содержания конфиденциального документа является его разглашением.

Для обеспечения исполнения обязанности участников не разглашать конфиденциальную информацию о деятельности хозяйственного общества в обществе должны быть утверждены соответствующие внутренние документы, регулирующие правовой режим конфиденциальности, а также содержащие перечень сведений, составляющих информацию, не подлежащую разглашению.

При этом информация, подлежащая раскрытию на рынке ценных бумаг для инвесторов в силу публичности выпуска эмиссионных ценных бумаг, не может быть отнесена к конфиденциальной.

В указанных документах должен быть утвержден порядок раскрытия коммерческой информации акционерами (участниками) третьим лицам с указанием органов (например, совет директоров), которые дают согласие на раскрытие такой информации.

Понятие «конфиденциальная информация» применительно к предпринимательской деятельности очень близко к понятию информации, составляющей коммерческую тайну, которая определена Федеральным законом от 29 июля 2004 г. N 98-ФЗ «О коммерческой тайне»*(727). В соответствии с указанным законом коммерческая тайна — режим конфиденциальности информации, позволяющий ее обладателю при существующих или возможных обстоятельствах увеличить доходы, избежать неоправданных расходов, сохранить положение на рынке товаров, работ, услуг или получить иную коммерческую выгоду. К информации, составляющей коммерческую тайну (секрет производства), закон относит сведения любого характера (производственные, технические, экономические, организационные и другие), в том числе о результатах интеллектуальной деятельности в научно-технической сфере; а также сведения о способах осуществления профессиональной деятельности, которые имеют действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности их третьим лицам, к которым у третьих лиц нет свободного доступа на законном основании и в отношении которых обладателем таких сведений введен режим коммерческой тайны.

Таким образом, к критериям квалификации конфиденциальности информации среди прочих относится ее коммерческая ценность в силу неизвестности третьим лицам и отсутствие свободного доступа к ней на законном основании.

В частности, такие сведения могут иметь коммерческую ценность в силу неизвестности конкурентам общества, предпринимателям, действующим на рынке того же или однородного товара, которые способны использовать такую информацию в своих интересах, что может повлечь за собой причинение убытков общества (часто в виде неполученных доходов вследствие ухудшения позиции общества на товарном рынке и рынке ценных бумаг).

Связь коммерческой тайны с конкурентными преимуществами ее обладателя часто является предметом судебного рассмотрения по корпоративным спорам. Например, в постановлении от 1 сентября 2005 г. N 1960/05*(728) Президиум ВАС РФ отказал заявителю в обязании ответчика (ООО) предоставить ему документы, отметив, что требование о представлении заявителю документов, раскрывающих суть хозяйственной деятельности общества и его ценовую политику (сметы, акты выполненных работ, договоры подряда и субподряда), не основано на законе, и его выполнение может негативно повлиять на конкурентоспособность общества. Данная позиция основана на материалах дела, в соответствии с которыми заявитель является бывшим участником ООО, на момент рассмотрения дела работающим в составе организации, являющейся конкурентом по отношению к ООО.

Федеральный закон «О коммерческой тайне» трактует разглашение информации, составляющей коммерческую тайну, широко — как действие или бездействие, в результате которых информация, составляющая коммерческую тайну, в любой возможной форме (устной, письменной, иной форме, в том числе с использованием технических средств) становится известной третьим лицам без согласия обладателя такой информации либо вопреки трудовому или гражданско-правовому договору. Как было отмечено, такой же широкий подход по аналогии закона следует применять и к способам распространения конфиденциальной информации о деятельности общества.

Утечка информации может нанести бизнесу серьезные убытки, поэтому коммерческие компании принимают все возможные меры для ее предотвращения, в том числе, заключают со своими контрагентами и работниками, а также собственниками бизнеса соглашения о неразглашении. Поговорим о том, как сделать NDA действительно работающим инструментом.
Что такое NDA и какова его правовая природа
NDA (англ. non-disclosure agreement) – это соглашение о неразглашении конфиденциальной информации, которое заключается компанией с теми, кому компания передает существенную для бизнеса информацию в целях недопущения ее последующего разглашения.
При разработке NDA и внедрении практики его заключения в деловую жизнь компании, в первую очередь, нужно ответить на вопрос о том, через какие источники может утечь информация.
Ответ очевиден: коммерчески интересную информацию могут разгласить те, кто имеет к ней доступ и хочет на ней нажиться либо с ее помощью навредить компании. Это обиженные или недооцененные сотрудники, недобросовестные контрагенты и собственники бизнеса, которые, к примеру, когда-то учредили совместную фирму, а после по каким-либо причинам фактически отошли от дел в ней и занимаются другими проектами, особенно если эти другие проекты реализуются на том же рынке.
Когда речь идет об участниках (акционерах) коммерческих компаний, NDA регулируется корпоративным правом.
Согласно п. 1 ст. 65.1 Гражданского кодекса РФ участники корпорации имеют право получать информацию о деятельности корпорации и знакомиться с ее бухгалтерской и иной документацией.
Согласно п. 5 ст. 50 Федерального закона от 8 февраля 1998 г. N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», п. 12 ст. 91 Федерального закона от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ «Об акционерных обществах» информация предоставляется после подписания между обществом и участником (акционером) договора о нераспространении информации (соглашения о конфиденциальности).
Договор заключается по принятой в обществе форме, при этом в случае акционерных обществ отдельно выделено требование о том, что условия договора должны размещаться на сайте в сети Интернет и быть одинаковыми для всех акционеров.
Соглашение с работниками подчиняется нормам трудового законодательства. Согласно ст. 57 Трудового кодекса РФ в трудовом договоре может предусматриваться условие о неразглашении охраняемой законом тайны (государственной, служебной, коммерческой и т.д.), при этом данное условие не может ухудшать положение работника по сравнению с трудовым законодательством (также ст. 9 Трудового кодекса РФ).
Что касается контрагентов, то есть лиц, с которыми компания работает на основании гражданско-правовых договоров, будь то физическое или юридическое лицо, то очевидно, что заключенное с ними NDA является гражданско-правовым договором.
В силу того, что в качестве отдельного вида обязательства в части 2 Гражданского кодекса РФ соглашение о неразглашении не поименовано, к нему применяются общие нормы о договоре: согласно ч. 2 ст. 421 ГК РФ стороны могут заключить договор, как предусмотренный, так и не предусмотренный законом или иными правовыми актами.
Как работает NDA в российской правовой действительности
По российскому законодательству NDA вне зависимости от того, кто является его стороной (учредитель (акционер, участник), работник или контрагент), будет в полной мере работать только при соблюдении всех предусмотренных законодательством формальностей.
Согласно пп. 7 п. 3 ст. 2 Федерального закона от 27 июля 2006 г. N 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» конфиденциальность информации — обязательное для выполнения лицом, получившим доступ к определенной информации, требование не передавать такую информацию третьим лицам без согласия ее обладателя.
В силу ч. 4 ст. 9 Закона N 149-ФЗ условия отнесения информации к сведениям, составляющим тайну, обязательность соблюдения конфиденциальности такой информации, а также ответственность за ее разглашение устанавливаются федеральными законами.
Режим конфиденциальности информации, позволяющей получать коммерческую выгоду и сохранять стабильное положение на рынке, регулируется Федеральным законом от 29 июля 2004 г. N 98-ФЗ «О коммерческой тайне».
В силу п. 2 ст. 3 Закона № 98-ФЗ к коммерческой тайне могут быть отнесены любые сведения, которые имеют действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности их третьим лицам, к которым у третьих лиц нет свободного доступа на законном основании. Исключения из данного правила установлены в ст. 5 Закона, определяющей перечень информации, которая не может быть отнесена к коммерческой тайне, но из этой информации особой выгоды в действительности не извлечёшь.
Для того, чтобы установить режим коммерческой тайны, необходимо выполнить требования ч. 1 ст. 10 Закона о коммерческой тайне:
1) определить перечень информации, составляющей коммерческую тайну;
2) установить порядок обращения с составляющей тайну информацией и контроль за его соблюдением, то есть ограничить доступ к коммерческой тайне;
3) вести учет лиц, получивших доступ к коммерческой тайне, а также лиц, которым она была предоставлена (когда речь идет о государственных и муниципальных органах) или передана (применительно к контрагентам);
4) внести в трудовые договоры с работниками в договоры с контрагентами условия, регулирующие использование коммерческой тайны;
5) нанести на материальные носители коммерческой тайны (или включить в состав реквизитов документов) гриф «Коммерческая тайна» с указанием обладателя такой информации.
Следует заметить, что по ГОСТ Р 7.0.97-2016 нанести на материальный носитель и включить в реквизиты документа это, по сути, одно и то же: согласно п. 4, п. 5.14 ГОСТ гриф ограничения доступа является реквизитом документа и проставляется в правом верхнем углу первого листа на границе верхнего поля.
Согласно ч. 2 ст. 10 Закона о коммерческой тайне режим коммерческой тайны считается установленным исключительно после принятия вышеперечисленных мер, и несоблюдение требований закона влечет за собой отказ судов в удовлетворении требований, связанных с разглашением информации, как было, например, при рассмотрении дел А40-83833/15-15, А33-28905/2016.
Ответственность разглашение информации, отнесенной к коммерческой тайне
Соглашение о конфиденциальности информации в условиях установленного режима коммерческой тайны дает обладателю значимой с коммерческой точки зрения информации действенные правовые инструменты для защиты, особенно для предупреждения нарушений, поскольку предупрежденный о серьезных последствиях человек вряд ли решится попробовать разгласить чужую коммерческую тайну.
Если разгласил сотрудник:
1) Увольнение по пп. «в» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ: трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случаях разглашения охраняемой законом тайны, в том числе, коммерческой, ставшей известной работнику в связи с исполнением им трудовых обязанностей.
Например, решением Прикубанского районного суда г. Краснодар от 16.10.2018 по делу №2-10607/18 была подтверждена правомерность увольнения по статье сотрудника, отправившего отчет за полгода работы компании Тандер (те самые магазины «Магнит») со сведениями о выручке, продажах, себестоимости товара и торговой наценке, бонусах поставщиков и другой финансовой информацией на некорпоративные электронные почты с пометкой «еще доказательства».
Решением Старооскольского городского суда от 20.02.2017 по делу 2-845/2017 отказано в признании незаконным увольнения менеджера, отправившего по электронной почте третьему юридическому лицу информацию об условиях дистрибьюторских отношений с клиентом компании.
И таких примеров масса.
2) Административная ответственность по ст. 13.14 КоАП РФ с назначением штрафа на граждан в размере от пятисот до одной тысячи рублей, а на должностных лиц — от четырех тысяч до пяти тысяч рублей.
3) Уголовная ответственность по ч. 2 ст. 183 УК РФ с назначением штрафа в размере до одного миллиона рублей или в размере дохода за период до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до трех лет, либо лишением свободы на тот же срок.
4) Взыскание убытков: согласно п. 7 ст. 243 ТК РФ в случае разглашения работником сведений, составляющих охраняемую законом тайну, в том числе, коммерческую, он несет материальную ответственность в полном размере причиненного ущерба.
Следует учитывать, что ответственность в виде неустойки включать в соглашение с сотрудником законом запрещается, и даже если она будет включена, то взыскать ее не получится, плюс есть риск нарваться на административную ответственность по ст. 5.27 КоАП РФ за нарушение трудового законодательства.
Например, в Апелляционном определении от 24 июня 2019 г. по делу N 33-26791/2019 СК по гражданским делам Московского городского суда признала включенное в трудовой договор дополнительное условие в виде взыскания штрафа за нарушение условий о конфиденциальности в размере 500 000 рублей противоречащим действующему трудовому законодательству и не подлежащим применению.
Если разгласил контрагент: административная ответственность за недобросовестную конкуренцию по ст. 14.33 КоАП РФ с наложением административного штрафа на должностных лиц в размере от двенадцати тысяч до двадцати тысяч рублей; на юридических лиц — от ста тысяч до пятисот тысяч рублей.
Если разгласил участник (акционер): исключение из общества.
Согласно п. 1 ст. 67 ГК РФ участники хозяйственных товариществ и обществ (кроме ПАО) имеют право требовать исключения другого участника из товарищества или общества в судебном порядке, если такой участник своими действиями (бездействием) причинил существенный вред товариществу или обществу либо иным образом существенно затрудняет его деятельность и достижение целей, ради которых оно создавалось, в том числе грубо нарушая свои обязанности, предусмотренные законом или учредительными документами товарищества или общества.
В законе об обществах с ограниченной ответственностью эта норма воспроизводится в ст. 10 Закона.
Арбитражный суд Новосибирской области в решении от 10.05.2017 г. по делу № А45-2106/2017 указал, что невыполнение участником общества обязанности не разглашать конфиденциальную информацию о деятельности общества может служить основанием для применения мер гражданско-правовой ответственности, вплоть до исключения из числа участников общества.
Кроме того, при разглашении конфиденциальной информации контрагентом или собственником всегда можно взыскать убытки, причиненные разглашением, и неустойку при наличии такого условия в договоре.
При этом реально установленный в договоре штраф будет самым простым с точки зрения доказывания и самым пугающим вариантом.
Кстати, надлежащим образом установленный режим коммерческой тайны не даст использовать незаконным образом полученную конфиденциальную информацию в качестве доказательства в суде (ч. 3 ст. 64 АПК РФ, ч. 2 ст. 55 ГПК РФ), что является еще одним аргументом в его пользу.
Если заключенное соглашение NDA не соответствует Закону о коммерческой тайне или оно вовсе не заключалось
Сразу оговоримся, что в отсутствие надлежащим образом установленного режима коммерческой тайны привлечь сотрудника к какой-либо ответственности просто невозможно, с участником ООО или акционером АО всегда можно бороться общими нормами о затруднении деятельности корпорации, поэтому все нижеизложенное будет относиться только к контрагентам.
В силу ч. 2 ст. 421 ГК РФ участники гражданско-правового оборота могут заключать абсолютно любые не противоречащие законодательству договоры, в том числе и накладывающие на стороны соблюдать конфиденциальность передаваемой информации.
В соответствии со ст. 309 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований — в соответствии с обычаями или иными обычно предъявляемыми требованиями.
Согласно п. 1 ст. 393 ГК РФ должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства, включая реальный ущерб и упущенную выгоду (ст. 15 ГК РФ).
Таким образом, сторона договора, нарушившая условие договора о конфиденциальности, даже в отсутствие в договоре мер ответственности может быть обязана возместить другой стороне убытки, причиненные разглашением, неправомерным использованием информации и тому подобным нарушением, если, конечно, удастся пройти процедуру доказывания.
Дела об убытках по праву считаются одними из самых сложных. Общеизвестно и неоднократно подчеркнуто судами, что в предмет доказывания убытков входят в совокупности четыре элемента:
факт нарушения права истца;
вина ответчика в нарушении права истца;
факт причинения убытков и их размер;
причинно-следственная связь между фактом нарушения права и причиненными убытками.
Таким образом, придется доказать факт распространения конфиденциальной информации, вину контрагента в распространении информации, реальность возникших убытков и их размер и то, что убытки возникли именно по причине разглашения информации.
Недоказанность хотя бы одного из названных элементов однозначно повлечет за собой отказ суда в удовлетворении требования о взыскании убытков.
По данной причине ограничиваться простым декларированием в договоре обязанности не разглашать конфиденциальную информацию неразумно.
Необходимо предусмотреть неустойку, взыскание которой не предполагает доказывание убытков в силу прямого указания ст. 330 ГК РФ (предмет доказывания по делам о взыскании неустойки ограничивается фактом нарушения обязательств).
Например, Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 6 июня 2016 г. N 09АП-13810/16 по делу А40-220083/15 было оставлено без изменения решение суда первой инстанции о взыскании штрафа за разглашение конфиденциальной информации.
Дело было следующее: два общества заключили договор поставки с условием о том, что любая информация, содержащаяся в договоре и в любых документах, связанных с его исполнением, считается конфиденциальной, и стороны обязуются не разглашать ее под угрозой штрафа в размере 20% от суммы сделки.
Однако впоследствии продавец заключил договор уступки права требования с третьим лицом и передал ему договор поставки и товарные накладные, за что с него и был взыскан штраф.
Интересно заметить, что 20% от суммы сделки составили 16,5 млн рублей, из которых суд удовлетворил только 2 млн (непомерно высокие штрафы в NDA – обычная история, и суд не удовлетворит огромный штраф, потому что он больше напоминает источник дохода (п. 2 ст. 333 ГК РФ).
Еще один пример: дело № А56-92673/2016, по результатам рассмотрения которого с разгласившего конфиденциальную информацию лица был взыскан штраф в размере 400 000 рублей (по этому делу суд взыскал столько, сколько было прописано в договоре, потому что очевидно, что сумма для участвовавших в деле коммерческих компаний нормальная).
Кроме того, можно использовать относительно новый для российского права гражданско-правовой институт возмещения потерь, установленный ст. 406.1 ГК РФ: «Стороны обязательства, действуя при осуществлении ими предпринимательской деятельности, могут своим соглашением предусмотреть обязанность одной стороны возместить имущественные потери другой стороны, возникшие в случае наступления определенных в таком соглашении обстоятельств и не связанные с нарушением обязательства его стороной».
В данном случае предмет доказывания составят: наступление обстоятельства, оговоренного соглашением, наступление потерь или неизбежности их наступления в будущем и причинная связь между обстоятельством и потерями (п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2016 г. N 7).
Включая в соглашение такое условие, нужно следить за тем, чтобы не перейти тонкую грань между институтом возмещением потерь и институтом страхования.
Основная отличительная особенность условия о возмещении потерь — вторичность по отношению к основному соглашению, которое оно сопровождает, поэтому из договора должно быть видно, что принятие одной из сторон определенных рисков нормально соответствующих основному обязательству рыночных отношений.
Если же соглашение о неразглашении информации между сторонами не заключалось ни в каком виде, то сторонам остается рассчитывать на благосклонность суда и общие нормы о добросовестности участников гражданско-правовых отношений и запрете извлекать выгоду из недобросовестного поведения (п. 3, 4 ст. 1 ГК РФ), но шанс выигрыша в суде крайне ничтожен.
При этом есть ряд норм, позволяющих защитить свою конфиденциальную информацию вне зависимости от заключения специального соглашения и установления режима коммерческой тайны:
1) согласно п. 4 ст. 67.2 ГК РФ если иное не установлено законом, информация о содержании корпоративного договора, заключенного участниками непубличного общества, не подлежит раскрытию и является конфиденциальной.
2) в соответствии с п. 4 ст. 434.1 ГК РФ если в ходе переговоров о заключении договора сторона получает информацию, которая передается ей другой стороной в качестве конфиденциальной, она обязана не раскрывать эту информацию и не использовать ее ненадлежащим образом для своих целей независимо от того, будет ли заключен договор. При нарушении этой обязанности она должна возместить другой стороне убытки, причиненные в результате раскрытия конфиденциальной информации или использования ее для своих целей.
Однако для того, чтобы использовать эту статью, факт передачи информации в качестве конфиденциальной все же придется документально зафиксировать, пусть и не обязательно в полноценном соглашении.
3) информация о новых решениях и технических знаниях, полученных сторонами по договору подряда (ст. 727 ГК РФ): если сторона благодаря исполнению своего обязательства по договору подряда получила от другой стороны информацию о новых решениях и технических знаниях, в том числе не защищаемых законом, сторона, получившая такую информацию, не вправе сообщать ее третьим лицам без согласия другой стороны.
4) сведения, касающиеся договоров на выполнение научно-исследовательских работ, опытно-конструкторских и технологических работ (ч. 1 ст. 771 ГК РФ): если иное не предусмотрено договорами на выполнение научно-исследовательских работ, опытно-конструкторских и технологических работ, стороны обязаны обеспечить конфиденциальность сведений, касающихся предмета договора, хода его исполнения и полученных результатов.

Записи созданы 8837

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх