Патернализм

5.2. Модели отношений между пациентом и врачом

В медицинской деонтологии выделяют четыре модели взаимоотношений врача и пациента: патерналистскую, информационную, интерпретационную и совещательную.

По мнению С.Г. Стеценко, существуют следующие модели взаимоотношений врача и пациента:

патерналистская (врач дает указание больному поступить именно так, а не иначе);

либерационная (врач сообщает больному информацию о заболевании, оставляя за пациентом право выбора конкретного метода лечения);

технологическая (врач и больной ориентируются на показания диагностической аппаратуры);

интерпретационная (врач беседует с больным, разъясняя суть заболевания пациента).

Патерналистская модель(от лат. paternus отцовский) предполагает, что врач, тщательно исследовав состояние больного, устанавливает наиболее приемлемое для каждой конкретной ситуации лечение, направленное на полное выздоровление.

Виды моделей общения врача и пациента

Последнее слово в выборе мер лечения остается за врачом. Подразумевается, что больной может быть не согласен с назначенными процедурами, однако он не вполне компетентен в этом вопросе и впоследствии поймет правильность выбора, сделанного врачом, т.е. при расхождении мнения пациента с объективными медицинскими показаниями предпочтение отдается последним. В рассматриваемой модели врач действует как опекун (отец), обеспечивая наиболее адекватное, с его точки зрения, лечение. Автономия больного сводится к его согласию с врачебным усмотрением.

Как видно, патерналистская модель заложена в отношения между пациентом и врачом рядом факторов: среди них наличие у врача специальных познаний и уже упоминавшаяся зависимость пациента от врача и страх перед ним вследствие наличия у врача права распоряжаться здоровьем пациента.

Поэтому отношения, где врач повелевает, особенно в низкокультурном, необразованном обществе прошлых столетий, когда образование и культура врача сильно отличались от целых слоев общества, были естественными просто потому, что пациент не мог понять сложных умозаключений врача. Отсюда панибратское обращение к пациенту на ты, с помощью которого врачи становились для пациента отцами, рассчитывая, что каждое их слово будет услышано и исполнено с сыновьей или дочерней преданностью и верой.

Сейчас ситуация (быстрый рост образованности, либерализации и эмансипации в обществе) изменилась с такой скоростью, что врачебное сообщество не успело отреагировать на это созданием новой устойчивой модели взаимоотношений между медицинским персоналом и пациентом. Очевидно, что патерналистская модель в отношении человека, который нередко более образован в целом, чем врач, не может быть приемлемой. Более того, она начинает играть не за врача, а против него, поскольку достигает результата, прямо противоположного и желаемому, и имевшемуся прежде, отрицание врача и недоверие к нему, поскольку то же самое ты, сказанное незнакомым человеком, пусть даже он и врач, ставит его в положение нарушителя канонов элементарной этики, созданной современным обществом.

Технологическая модель отношений, где врач фактически не общается с пациентом, является разновидностью патерналистской модели, поскольку ожидать, что пациент разбирается в показаниях аппаратуры в той же степени, как и врач, неверно. Если допустить, что это так, то врач становится просто не нужен. То, что тенденция к этой модели существует за рубежом, вызвано сложными процессами стандартизации и технологическим рывком, но это не означает, что врач не участвует в процессах диагностики и лечения. Интерпретация полученных данных требует от врача больших знаний, а необходимость разъяснить пациенту, что с ним происходит, становится только сложнее из-за количества получаемых данных. В любом случае, в этой модели неясно, кто принимает решение врач или пациент, а в процессе принятия решения ориентироваться на показания аппаратуры должны и пациент (в меру своих знаний и в меру разъяснений врача), и врач.

В соответствии с информационной моделью (ее можно объединить с либерационной) врач обязан предоставить пациенту всю существенную информацию, касающуюся заболевания. Пациент самостоятельно осуществляет выбор лечения, которому врач должен последовать, несмотря на вероятность некоторой необъективности больного. Именно на пациента в конечном счете возлагается ответственность за выбор лечения. Таким образом, концепция автономии воли больного по этой модели заключается в контроле за формированием врачебного решения.

Много общего с этой моделью имеет интерпретационная модель, которая также предполагает обязанность врача как можно более полно интерпретировать для больного информацию о состоянии его здоровья, риске и пользе возможных вмешательств.

Характерной чертой этой модели является активная роль врача, который не должен навязывать пациенту свою точку зрения, но приложить все усилия, чтобы выбор пал на единственно разумное решение. Врач в данном случае является советчиком, снабжающим больного необходимой информацией, разъясняющим, почему именно это, а не какое-либо иное медицинское вмешательство наиболее полно удовлетворяет запросы больного.

Последняя из моделей совещательная. Она имеет ряд общих черт с интерпретационной. Врач в совещательной модели действует как друг или учитель, вовлекая пациента в диалог для выявления лучшего способа действия. Он разъясняет пациенту все возможные варианты лечения и один из них, являющийся, по мнению специалиста, наиболее подходящим. Концепция автономной воли больного заключается в том, что он имеет возможность выбора метода лечения на основе детального обсуждения с врачом всех альтернативных вариантов и определение оптимального.

В последнее время наблюдается сдвиг в сторону информационной модели взаимоотношения врача и пациента, что в первую очередь связано с постепенным отходом от административно-правового подхода в сфере здравоохранения в пользу гражданско-правового.

Между тем следует полагать, что наиболее верной базовой моделью среди описанных является совещательная, поскольку врач не должен утрачивать своего мнения в отношении диагнозов пациентов и методов его лечения: это противоестественно! Желание пациента лечиться у врача наперекор его мнению не принесет положительного результата, превратив врача в циника и некий безвольный придаток медицинских познаний.

Поэтому самой верной моделью, на мой взгляд, следует считать договорную (или партнерскую), которая, будучи основана на совещательной, приводит к договоренности врача и пациента действовать совместно, объединив свои усилия, волю и знания для борьбы с болезнью.

С другой стороны, если такая договоренность не достигнута, то как лечить и лечиться? Ведь доверие к врачу не менее 50% успеха лечения.

В этом смысле важным элементом становится культура пациента, о которой частично я уже говорил выше. Ведь если пациент идет против мнения врача и не способен при этом объяснить, почему он это делает, врач лишается возможности правильного выбора, что почти наверняка не лучшим образом скажется на результате лечения. Пациенты граждане с разным уровнем культуры. В этом чуть ли не основная сложность врачебной профессии. Для какого-то пациента с низким уровнем культуры и образования жизненно важно сохранить патерналистскую модель, а с кем-то нужно договориться о рисках.

Патернализм – культурная традиция в медицине. Причины кризиса патерналистской модели в современной медицине

В клятве Гиппократа есть такие слова: «Я направлю режим больных к их выгоде со­образно с моими силами и моим разумением…» Многовековая традиция медицинской практики базиру­ется на том, что в каждом конкретном случае именно врач ре­шает, в чем состоит благо пациента. Такой подход принято на­зывать патерналистским (от латинского «pater» – отец), по­скольку врач при этом выступает как бы в роли отца, который не только заботится о благе своего неразумного ребенка, но и сам определяет, в чем состоит это благо.

Термин «патернализм» по своему происхождению отно­сится к языку социально-политических теорий и характеризует такой тип отношений государства, с одной стороны, и поддан­ных либо граждан – с другой, при котором государство изна­чально считает себя безусловным представителем и выразите­лем их блага и их интересов, т.е.

ПАТЕРНАЛИСТСКАЯ МОДЕЛЬ

принимает решения и действу­ет от их имени, нимало не беспокоясь о выявлении и учете их мнений. Сами же они, в свою очередь, исходят из того, что го­сударство полномочно решать за них, в чем состоит их благо, но в то же время обязано заботиться о них, опекать их. Тем са­мым происходит отчуждение прав и свобод граждан, которые в этом случае фактически оказываются не столько гражданами в строгом смысле этого слова, сколько подданными, в пользу го­сударства. Кант считал сутью «патерналистского правительст­ва» (imperium paternale) великодушное ограничение свободы его субъектов, то есть подданных, и характеризовал его как на­ихудший мыслимый деспотизм.

Будучи явлением социальной и политической культуры общества, патернализм распространяется не только на взаимо­отношения государства и граждан, но и на все те сферы жизни общества, где так или иначе проявляются отношения власти, то есть господства одних и подчинения других. Одной из таких сфер является и сфера здравоохранения.

Медицинский патернализм предполагает, что врач может опираться лишь на собственные суждения о потребностях паци­ента влечении, информировании, консультировании. Позиция патернализма позволяет оправдывать принуждение пациентов, их обман или сокрытие от них информации, коль скоро это де­лается (с точки зрения врача) во имя их блага. Здесь необходи­мо сказать о том, что в России традиции патернализма вообще и медицинского патернализма в частности имеют глубокие кор­ни. Они были в высшей степени характерны для царской Рос­сии, где определяющим типом взаимоотношений врача и паци­ента была многократно и с блеском описанная в нашей художе­ственной литературе ситуация, в которой самоотверженный земский врач берет на себя заботу о здоровье и благополучии темных, малограмотных крестьян. Последние же в силу своей забитости, естественно, не в состоянии разумно определить, в чем заключается их благо. С определенными модификациями эти традиции были продолжены и в чем-то даже усилились в со­ветский период, хотя малограмотный крестьянин и перестал быть основным, преобладающим типом пациента.

Впрочем, если говорить о сфере здравоохранения, то и во всем мире патерналистские позиции в ней оставались преобла­дающими и не ставились под сомнение вплоть до середины на­шего столетия. Начавшийся же в это время резкий, чуть ли не скачкообразный отход от них обусловлен действием целого ря­да причин, включая быстрый рост грамотности населения и осознание того обстоятельства, что в плюралистическом обще­стве, где по необходимости сосуществуют разные системы цен­ностей, ценности врача, а следовательно, его представления о благе пациента, могут и не совпадать, порой весьма существен­но, с ценностями самого пациента и его представлениями о собственном благе.

СИТУАЦИОННАЯ ЗАДАЧА № 10

Отношения Врач – Пациент

Шведскую модель государства всеобщего благосостояния нередко называют социалистической, говорят о феномене шведского социализма. И действительно, принципы социальной политики, проводившейся в Швеции, во многом совпадают с принципами социальной политики, которая проводилась в СССР.

Следует также отметить, что при всем разнообразии модели построения государства всеобщего благосостояния в западных странах неизбежно в том или ином объеме предполагали: контроль и участие государства; привлечение формальных социальных процедур; наличие и формирование основных инструментов, с помощью которых государство стремится гарантировать минимальный уровень благосостояния и посредством которых оно перераспределяет ресурсы нерыночными способами. Таким образом, в своей основе западные доктрины тяготеют к идее государственной опеки над социальной сферой, т.е. основные принципы патерналистской модели нечужды им. Поэтому характеристика модели государственного патернализма представляется нам весьма уместной.

Итак, в директивной экономике нашей страны и других социалистических стран реализовывалась так называемая патерналистская модель социальной политики. Именно патернализм представлял собой важнейшую черту данной социальной модели. Венгерский социолог и экономист Я. Корнай определяет патернализм следующим образом: "центральное руководство берет на себя ответственность за экономическое положение и одновременно претендует на использование любого инструмента из арсенала административных средств, который представляется ему наиболее целесообразным".

На первый взгляд государство, сосредоточивая в своих руках основную массу ресурсов, необходимых для экономического и социального развития, может распределять их с наибольшей эффективностью, удовлетворяя по мере возможности наиболее насущные потребности членов общества. Однако в условиях тоталитарного правления патернализм оборачивается засилием и бесконтрольностью бюрократии, что создает предпосылки для возникновения коррупции, принятия неэффективных решений, вторжения государства в частную жизнь граждан. Еще худшим последствием патернализма является рост социальной пассивности граждан, упование на государство как на высшую инстанцию в решении всех социальных проблем.

Одна из характерных черт патерналистской модели — жесткое директивное регулирование производства, распределения и обмена социальными благами и услугами. Последствием этого в СССР явилась не только непомерная для государства ноша — попытка директивно сбалансировать объем и структуру спроса и предложения на товары и услуги, но и резкое снижение заинтересованности производителя в изучении потребительского рынка, что привело в конечном счете к полному диктату производителя.

Следующая черта патерналистской модели — этатизм, огосударствление социальной сферы, ее отдельных отраслей и учреждений. Этатизм является логическим продолжением патернализма и служит инструментом прямого вмешательства государства в функционирование социальной сферы и вытеснения из нее любых субъектов, способных не только составить конкуренцию, но и предложить сотрудничество в решении социальных проблем.

Известный российский социолог О.И. Шкаратан в своей работе "Тип общества, тип социальных отношений" дает следующую характеристику этатизма как проявления патернализма. Он оценивает общественное устройство, сложившееся в СССР к началу 1930-х и сохранявшееся до 1990-х гг. как этакратическое. "Это была новая социальная система, — пишет Шкаратан, — не являвшаяся ни капиталистической, ни социалистической, которая возникла в СССР, а позднее была распространена на другие страны. Ей присущи специфические и устойчиво воспроизводящиеся черты, которые знаменуют становление новой самостоятельной социально-экономической и политической системы, которую можно именовать этакратической (дословно власть государства от франц. и греч.). Этакратизм — это не цепь деформаций и отклонений от некоей образцовой модели капитализма или социализма, а самостоятельная ступень и в то же время параллельная ветвь исторического развития современного общества со своими собственными законами функционирования и развития".

О.И. Шкаратан называет основные черты этакратической модели:

• обособление собственности как функции власти, доминирование отношений типа "власть — собственность";

• преобладание государственной собственности, процесс постоянного углубления огосударствления;

• государственно-монополистический способ производства;

• доминирование централизованного распределения;

• зависимость развития технологий от внешних стимулов (технологическая стагнация);

• милитаризация экономики;

• сословно-слоевая стратификация иерархического типа, в которой позиции индивидов и социальных групп определяются их местом в структуре власти и закрепляются в формальных рангах и соотнесенных с ними привилегиях;

• корпоративная система как доминирующая форма реализации властных отношений, а соответственно — иерархического ранжирования и объема и характера привилегий членов социума;

• социальная мобильность как организуемая сверху селекция наиболее послушных и преданных системе людей;

• отсутствие гражданского общества, правового государства и соответственно наличие системы подданства, партократии;

• имперский полиэтнический тип национально-государственного устройства, фиксация этнической принадлежности как статуса (при определении ее "по крови", а не по культуре или самосознанию).

В своем рассмотрении особенностей этакратической системы О.И. Шкаратан ссылается на оценку этого феномена одним из ведущих мировых социологов М. Кастельсом: "В XX веке мы жили, в сущности, при двух господствующих способах производства: капитализме и этатизме.

Каков он, идеальный врач?

…При этатизме контроль за экономическим излишком является внешним по отношению к экономической сфере: он находится в руках обладателей власти в государстве (назовем их аппаратчиками или, по-китайски, линг-дао). Капитализм ориентирован на максимилизацию прибыли, т.е. на увеличение объема экономического излишка, присвоенного капиталом на основе частного контроля над средствами производства и распределения. Этакратизм ориентирован (был ориентирован?) на максимизацию власти, т.е. на рост военной и идеологической способности политического аппарата навязать свои цели большему количеству подданных на более глубоких уровнях их сознания".

О.И. Шкаратан отмечает, что странам Центральной и Восточной Европы этакратизм был навязан со стороны СССР. При этом особое сопротивление новой системе оказали народы стран с большим опытом рыночной экономики, демократических институтов и принадлежавшим к католической и протестантской христианским культурам. В то же время этакратизм вполне добровольно и самостоятельно произрастал в государствах, не знавших зрелых буржуазных отношений, шедших другим историческим путем, чем Европа — в Китае и Вьетнаме, Монголии и на Кубе, что подтверждает неслучайность его возникновения.

По мнению О.И. Шкаратана, все существующее ныне в мире разнообразие линий общественного развития в конечном счете основывается на различиях двух доминирующих типов цивилизации, которые условно можно именовать "европейским" и "азиатским". Первая идет от античного полиса. Это цепочка обществ, характеризующихся частной собственностью, балансом отношений "гражданское общество — государственные институты", развитой личностью и приоритетом ценностей индивидуализма.

Второй тип исторически связан с азиатскими деспотиями, доминированием государственной собственности, всевластием государственных институциональных структур при отсутствии гражданского общества, подданством, приоритетом общинных ценностей при подавлении индивидуальности. В мировой истории в общем-то и в пространстве и во времени преобладал этот тип цивилизации. Именно в этих странах, где исторически доминировала эта вторая, неевропейская, линия развития, в середине XX в. установился этакратизм.

Прямое следствие этатизма — чрезвычайно слабое развитие, а часто и отсутствие, рыночных отношений в отраслях социальной сферы. Причем, уровень развития рыночных отношений весьма отличается по отраслям.

В СССР в таких отраслях, как образование, здравоохранение, социальное обеспечение, практически полностью отсутствовали платные формы, и ресурсы для их развития направлялись из государственного и местного бюджетов и из средств предприятий. В отраслях культуры, связи и физической культуры, на пассажирском транспорте рыночные отношения приняли модифицированную форму, предусматривающую платные формы обслуживания населения, но при этом на услуги данных отраслей устанавливались заниженные по сравнению с себестоимостью цены, требовавшие постоянных и все возрастающих дотаций. В третьей группе отраслей — в торговле, общественном питании, бытовом обслуживании — исторически сохранялись элементы реального рынка, здесь также присутствовала некоторая доля частной собственности. Но особенно активно рыночные отношения в этих отраслях развивались в форме "теневой" экономики.

Еще одна существенная черта патерналистской модели — эгалитаризм — равенство в потреблении материальных благ и услуг.

Данный принцип социальной политики сыграл важную роль в обеспечении общедоступности социальных благ. На его основе в СССР была достигнута всеобщая грамотность, улучшены жилищные условия миллионов людей, снижена заболеваемость по большинству болезней, увеличена продолжительность жизни. Вместе с тем эгалитаризм снижал стимулы к труду у населения, отрицательным образом влиял на качество предоставляемых услуг. При этом декларируемые государством эгалитаристские принципы часто вступали в противоречие с многочисленными привилегиями номенклатурного класса.

Следующая черта патерналистской модели социальной политики — гарантированная всеобщая занятость — была обусловлена отсутствием реального рынка труда. По мере интенсификации общественного производства политика всеобщей занятости столкнулась со значительными трудностями, в частности, по созданию новых рабочих мест. В то же время слаборазвитая система переподготовки и переквалификации кадров в сочетании с массовой первичной подготовкой кадров не позволяла оперативно реагировать на запросы народного хозяйства. С другой стороны, в стране существовала скрытая безработица, причем не только в форме занятости в домашнем и личном подсобном хозяйстве, но и вследствие неэффективного использования рабочего времени, особенно со стороны инженерно-технических работников и младшего управленческого персонала.

Следует признать, что применение патерналистской модели социальной политики к российским реалиям во многом было предопределено исторически, соответствовало особенностям российского менталитета и, в приложении к характеру российской социально-экономической и политической ситуации, в течение нескольких десятилетий давало положительные результаты в разных областях социальной сферы. Однако на определенном этапе развития общества патерналистская модель социальной политики стала существенным тормозом для совершенствования социально-экономических отношений. Поэтому по мере реформирования российского общества потребовались альтернативные модели социальной политики.

Возвращаясь к рассмотренной выше типологии социальной политики Г. Эспинга-Андерсена, отметим, что система социального обеспечения в конце 1980-х гг. в России, как и в других социалистических странах, формально приближалась к социально-демократической модели, предполагающей большую роль местных органов управления; высокий уровень затрат на социальное обеспечение; стимулируемую государством высокую занятость; наличие организаций частного сектора, предоставляющих услуги; акцент на обязательном страховании; налоговое перераспределение денежных средств, причем главными источниками финансирования выступают государство и муниципалитеты.

Однако в реальности под давлением монопартийной идеологии социальная политика социалистического режима была практически лишена независимости, поэтому основные характеристики социалистической системы государства всеобщего благосостояния в интерпретации Эспинга-Андерсена — это антилиберальная направленность, иерархичность, статичность, смесь социалистических идей с консервативными элементами политики.

Дата публикования: 2014-11-03; Прочитано: 2746 | Нарушение авторского права страницы

Патернализм

1. Покровительство и забота со стороны отца, старшего по отношению к младшему, ребенку или подопечному. 2. В социальных науках этот термин обозначает опеку со стороны государства по отношению к гражданину и соответствующее мировоззрение, содержанием которого является ожидание от государства помощи и покровительства индивиду.

Оцените определение:

ПАТЕРНАЛИЗМ

от лат. paternus — отцовский) — англ. paternalism; нем. Paternalismus. 1. Тип руководства, при к-ром руководители обеспечивают удовлетворение потребностей подчиненных взамен за их лояльность и послушание. 2. Покровительство, "отеческая власть" индивида или группы над др. индивидом или группой, считающихся слабыми. 3. Идеология и соц. практика в области трудовых отношений, к-рая проявляется в благотворительности и заботе предпринимателей о своих работниках. 4. Политика индустриально развитых стран по оказанию помощи развивающимся странам, фактически закрепляющая экон. и полит, зависимость последних.

Оцените определение:

Патернализм

от лат. paternus — отцовский) — тип отношений, проявляющийся в покровительственном отношении государства, компании, индивида к зависимым от них субъектам. З а попечительством и защитой стоит тотальная власть: паства не может жить без опеки, не способна к самостоятельному существованию. Этот феномен исследовался в работах Дж. Локка и М. Вебера. Примером патернализма является отношение к аборигенным народам Севера. На уровне корпорации патернализм проявляется в системе пожизненного найма, в получении большого пособия при выходе на пенсию, в системе автоматического повышения зарплаты в зависимости от возраста и стажа непрерывной работы. Традиции патернализма позволили Японии достичь успехов в экономике. В России же его последствия не столь позитивны .

Оцените определение:

Патернализм

paternalism), авторитарная модель руководства подданными (служащими), предполагающая установление таких отношений, к-рые складываются между властными, но доброжелательными родителями и детьми. П. особенно характерен для отношений хозяина и раба на плантациях Старого и Нового Света, для пром. предприятий первых лет индустриализации в Европе и США. Однако что-то похожее на П. наблюдается и в наше время на мн. с.-х.

Модели взаимоотношения врач-пациент по Роберту Витчу.

и пром. предприятиях, в гос. учреждениях (клиентелизм). В США в 1920—30-х гг. по инициативе владельцев компаний создавались локальные союзы работников, к-рые вместе с программами стр-ва жилья и оборудованием мест отдыха для персонала имели целью заинтересовать трудовой коллектив в благополучии своей фирмы. Аналогичную политику проводили и яп. предприниматели. В обоих случаях сказывалось желание хозяев предприятия нейтрализовать недовольство рабочих и исключить влияние на них отраслевых профсоюзов (тред-юнионов).

Оцените определение:

ПАТЕРНАЛИЗМ

paternalism) — система, посредством которой правительство (организация) обращается с подданными (служащими), создавая авторитарную модель семейных отношений, то есть отношений властного, но доброжелательного отца со своим ребенком. Более сильный стремится узаконить социальное, экономическое и политическое неравенство, заявляя, что господство наилучшим образом отвечает интересам самого угнетенного, а последний объявляется незрелым и неспособным позаботиться о своих собственных делах, поэтому правительство (организация) должно действовать in loco parentis (вместо родителей). Патернализм широко используется как идеология легитимации в доиндустриальных обществах, в колониальных режимах и в личных отношениях. Сюда относятся отношения патрон-клиент, "цивилизаторская" миссия европейских держав в Африке, отношения хозяина и раба при рабовладельческой системе, некоторые отношения между преподавателями и студентами.

Оцените определение:

ПАТЕРНАЛИЗМ

PATERNALISM) Данный термин обозначает отношения между отцом и ребенком, однако большей частью используется для описания отношений между начальством и подчиненными. Аналогия с отцом и ребенком использовалась М. Вебером при разработке модели традиционного политического авторитета в форме патримониализма, в рамках которой черты авторитета главы семьи (патриархальность), распространяются на управление целыми территориями. В случае с политикой подчиненные отвечают «патриарху» лояльностью и послушанием в обмен на его протекцию. Патернализм соотносят с организацией экономических производительных единиц, как сельскохозяйственных, так и индустриальных, обозначая этим термином способ регуляции отношений между собственниками средств производства или их агентами и подчиненными, что также связано с патриархальной моделью. Патернализм имеет следующие особенности. (1) Он связан с дифференцированным доступом к власти и ресурсам: подчиненный зависит от патерналиста, поскольку не располагает достаточными для самообеспечения ресурсами. (2) Идеологический аспект патернализма связан с оправданием подчинения, подчеркивающим заботливую роль патерналиста. (3) Патернализм является коллективной формой социальной организации, при этом патерналист может быть отдельным лицом, тогда как его подчиненные рассматриваются как коллектив. (4) В современной индустрии патернализм имеет тенденцию к систематизации и институционализации, составляя часть системы организационных правил. (5) Патернализм обычно является распространенным отношением, охватывающим все аспекты жизни подчиненных и затрагивающим личность в целом, не ограничиваясь отдельными видами деятельности индивида. Патернализм отличается от традиционных капиталистических отношений следующим: (1) он предполагает неравенство власти, тогда как официальная идеология капитализма заключается в том, что экономический обмен — это соглашение между равными сторонами; (2) полное включение подчиненных в патерналистские отношения контрастирует с обычными капиталистическими отношениями найма, основанными на частичном вовлечении работников в эти отношения и разделении рабочей и внерабочей жизни, когда единственными узами, связывающими работодателей и работников, могут быть денежные отношения. Классическими примерами сельскохозяйственного патернализма являются отношения на плантациях Старого и Нового Света. Индустриальный патернализм в Европе и Америке ограничивается, главным образом, лишь начальным периодом существования фабричной системы и временем перехода к современной индустриализованной экономике. Однако в Японии патернализм сохранился и во второй половине ХХ в. в современных крупномасштабных корпорациях. См. также: Латифундия; Патрона и клиента отношения.

Оцените определение:

ПАТЕРНАЛИЗМ — система представлений и социальная практика, построенные на парадигме отношений «отца» и «детей».

Для патернализма клю­че­вы­ми счи­та­ют­ся сле­дую­щие ха­рак­те­ри­сти­ки (американский фи­ло­соф Дж. Двор­кин): агент ог­ра­ни­чи­ва­ет ав­то­но­мию или сво­бо­ду под­чи­нён­ных, пред­при­ни­ма­ет те или иные дей­ст­вия без их со­гла­сия, мо­ти­ви­ру­ет свои дей­ст­вия за­бо­той об их бла­го­по­лу­чии, ин­те­ре­сах и по­треб­но­стях. Фор­мы патернализма раз­но­об­раз­ны. В ме­ж­ду­народных от­но­ше­ни­ях под ним по­ни­ма­ет­ся опе­ка круп­ны­ми го­су­дар­ст­ва­ми бо­лее сла­бых и отдельных тер­ри­то­рий. В сфе­ре тру­до­вых от­но­ше­ний патернализм рас­смат­ри­ва­ет­ся как по­ли­ти­ка ру­ко­во­дства по соз­да­нию чув­ст­ва общ­но­сти на пред­при­яти­ях, осо­бая «за­бо­та» о ра­бо­чих. Про­яв­ля­ет­ся в сис­те­ме льгот, суб­си­дий, ус­ло­вий най­ма, ор­га­ни­за­ции медицинской по­мо­щи, сти­ле управ­ле­ния и других (клас­сический при­мер — Япо­ния). В сфе­ре от­но­ше­ний го­су­дар­ст­ва и об­ще­ст­ва патернализм по­лу­ча­ет от­ра­же­ние в осо­бых государственных ме­рах в от­но­ше­нии групп на­се­ле­ния, наи­ме­нее за­щи­щён­ных в со­ци­аль­ном и эко­но­мическом пла­не. В на­учной литературе час­то от­ме­ча­ют­ся не­га­тив­ные по­след­ст­вия патернализма: он за­мед­ля­ет раз­ви­тие гра­ж­дан­ско­го об­ще­ст­ва, по­ро­ж­да­ет иж­ди­венческие на­строе­ния. Од­но­вре­мен­но не­ред­ко вы­ска­зы­ва­ет­ся мне­ние о том, что не­при­ятие патернализма — ха­рак­тер­ная чер­та западных об­ществ, в то вре­мя как в ази­атских и латино-американских со­циу­мах он яв­ля­ет­ся ча­стью ис­то­рической и куль­тур­ной тра­ди­ции; при этом уточ­ня­ет­ся, что патернализм и его отдельные фор­мы (к при­ме­ру, кли­ен­те­ла) со­хра­ня­ют­ся и в не­ко­то­рых ев­ропейских го­су­дар­ст­вах (Ис­па­ния, Ита­лия и другие). При­ме­ни­тель­но же к российскому об­ще­ст­ву патернализм, на­ря­ду с эта­тиз­мом, час­то рас­смат­ри­ва­ет­ся как один из ба­зо­вых «куль­тур­ных ар­хе­ти­пов».

По­ня­тие патернализм от­но­сит­ся к чис­лу дис­кус­си­он­ных. Мо­дель «от­ца» и «де­тей» уже в глу­бо­кой древ­но­сти ис­поль­зо­ва­лась для ха­рак­те­ри­сти­ки со­ци­аль­ных от­но­ше­ний. О ней упо­ми­на­лось в тру­дах Со­кра­та, Пла­то­на, Ари­сто­те­ля, Плу­тар­ха; осо­бую роль она иг­ра­ла в ра­бо­тах Кон­фу­ция, счи­тав­ше­го, что го­су­дар­ст­во, по­стро­ен­ное на под­чи­не­нии «де­тей» «ро­ди­те­лям», яв­ля­ет­ся наи­бо­лее гар­мо­нич­ной фор­мой ор­га­ни­за­ции об­ще­ст­ва. В рам­ках кон­сер­ва­тив­ной тра­ди­ции патернализм рас­смат­ри­ва­ет­ся как об­ра­зец от­но­ше­ний пра­ви­те­лей и под­дан­ных, пат­ри­ар­халь­ная се­мья счи­та­ет­ся эта­ло­ном государственного уст­рой­ст­ва (Л. Бо­нальд, австрийский по­ли­то­лог Э. фон Кю­нельт-Лед­дин и другие). В российской по­ли­тической мыс­ли те­зис о вы­страи­ва­нии от­но­ше­ний ца­ря с на­ро­дом как «от­ца» с «деть­ми» раз­ви­ва­ли сла­вя­но­фи­лы. М. Ве­бер трак­то­вал патернализм как фор­му тра­диционно по­ли­тического гос­под­ства (пат­ри­мо­ниа­лиз­ма), в рам­ках ко­то­рой поль­зую­щий­ся ав­то­ри­те­том «пат­ри­арх» обес­пе­чи­ва­ет сво­им под­чи­нён­ным за­щи­ту, за что по­след­ние пла­тят ему ло­яль­но­стью и под­чи­не­ни­ем.

С раз­ви­ти­ем ли­бе­ра­лиз­ма патернализм был под­верг­нут кри­ти­ке. Дж. Локк в ра­бо­те «Два трак­та­та о прав­ле­нии» (1690), вы­сту­пая про­тив взгля­дов Р. Фил­ме­ра о бо­же­ст­вен­ном и не­из­мен­ном ха­рак­те­ре вла­сти «от­ца» (мо­нар­ха) над «деть­ми» (под­дан­ны­ми), до­ка­зы­вал, что по ро­ж­де­нию «де­ти» не яв­ля­ют­ся ра­ба­ми «от­ца», а об­ла­да­ют «ес­те­ст­вен­ны­ми пра­ва­ми». В книге «О сво­бо­де» (1859) Дж.С. Милль вы­дви­нул «прин­цип вре­да» (harm principle), со­глас­но ко­то­ро­му един­ст­вен­ным ос­но­ва­ни­ем для ог­ра­ни­че­ния сво­бо­ды ин­ди­ви­да яв­ля­ет­ся на­не­се­ние им вре­да другому ин­ди­ви­ду. «Прин­цип вре­да» стал цен­траль­ным для по­сле­дую­щих дис­кус­сий о патернализме, в ре­зуль­та­те ко­то­рых вы­де­ли­лось несколько то­чек зре­ния. Сто­рон­ни­ки ли­бер­та­риз­ма вы­сту­па­ют про­тив каких-либо форм патернализма (Р. Но­зик, Ф.А. фон Хай­ек). Дж. Двор­кин счи­та­ет патернализм до­пус­ти­мым лишь в тех слу­ча­ях, ко­гда ин­ди­вид, чья сво­бо­да под­вер­га­ет­ся ог­ра­ни­че­ни­ям, доб­ро­воль­но со­гла­ша­ет­ся на них, рас­смат­ри­вая их в ка­че­ст­ве ра­цио­наль­ных. Американский фи­ло­соф Дж. Фейн­берг вы­дви­нул кон­цеп­цию «мяг­ко­го па­тер­на­лиз­ма», со­глас­но ко­то­рой го­су­дар­ст­во име­ет пра­во ог­ра­ни­чить сво­бо­ду ин­ди­ви­дов в двух слу­ча­ях: для не­до­пу­ще­ния не­доб­ро­воль­ных дей­ст­вий с их сто­ро­ны и для ус­та­нов­ле­ния то­го, яв­ля­ют­ся ли их дей­ст­вия доб­ро­воль­ны­ми. Так­же об­су­ж­да­ют­ся мо­дели «ши­ро­ко­го» и «уз­ко­го» патернализма, патернализм мо­ра­ли и патернализм бла­го­по­лу­чия и другие. Дис­кус­сии о патернализме иг­ра­ют боль­шую роль так­же в био­эти­ке, уго­лов­ном пра­ве, ме­недж­мен­те и других сфе­рах зна­ния.

© Большая Российская Энциклопедия (БРЭ)

Литература

  • Су­сак В. Па­тер­на­лизм // Со­цио­ло­гия: тео­рия, ме­то­ды, мар­ке­тинг. 2007. № 3
  • Aycan Z. Pater­nalism: towards conceptual refinement and oper­ationalization // Indigenous and cultural psychology: understanding people in context / Ed. by U. Kim, K. Yang, K. Hwang. N. Y., 2006
  • Brennan S. Pater­nalism and Rights // Canadian Journal of Phi­losophy. 2004. Vol. 24. № 3
  • Kleinig J. Paternalism. Totowa, 1984
  • Paternalism / Ed.

    Модели отношений между пациентом и врачом

    by R. Sartorius. Minneapolis, 1983

  • Dworkin G. Paternalism // Monist. 1972. Vol. 56. № 1
  • Милль Дж. Ути­ли­та­риа­низм. О сво­бо­де. СПб., 1900

Статью разместил(а)

Шибин Владимир Эдуардович

редактор

Записи созданы 1517

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх