Пенсии в российской империи

Пенсии до революции:

социальное обеспечение в России на рубеже XIX — XX веков

Пенсионное обеспечение в последние годы существования Российской империи представляло собой сочетание государственного и частного пенсионных капиталов. В системе дополнительного социального обеспечения уже в конце 19 века насчитывалось более 200 ведомственных эмеритальных касс. Но в целом система пенсионного обеспечения оставалась избирательной и охватывала менее 1/3 населения.

Дополнительное пенсионное обеспечение за счет взносов в эмеритальные кассы и рабочие фонды взаимопомощи затрагивало незначительную часть трудящихся, поскольку пенсионные кассы создавались в основном в государственных ведомствах и на крупных промышленных предприятиях. В то время как в России к началу XX века почти половину населения составляли сельские жители: более 60 млн человек из 125 млн, по переписи 1897 года.

Российское крестьянство не обеспечивалось пенсиями долгое время — и до, и после революции. Большинство сельских тружеников будут интегрированы в пенсионную систему страны лишь в 60-е годы ХХ века.

Государственные пенсии на рубеже 19-20 веков по-прежнему оставались привилегией военных и гражданских служащих. Сохранялась традиция назначения пенсий как особых привилегий за заслуги перед отечеством. Существовали повышенные пенсии кавалерам наиболее престижных государственных наград.

Численность военных пенсионеров резко выросла с началом первой мировой войны. Но рядовых солдат в числе получателей привилегированных пенсий не было. Хотя, по разным оценкам, Георгиевские кресты разных степеней в ходе первой мировой войны получили почти полтора миллиона солдат.

До революции 1917 года структура пенсионного обеспечения обычных граждан России состояла из нескольких уровней. Главной компонентой была государственная пенсия, назначаемая за долговременную беспорочную службу, либо пенсия по болезни или инвалидности. Она полагалась работающим в случае досрочного выхода на пенсию по состоянию здоровья.

Начиная с 1912 года пенсия по инвалидности выплачивалась также рабочим частных предприятий.

В дореволюционный период социальная система Российской империи достигла достаточно высокого уровня по сравнению со многими другими странами. В целом по уровню жизни царская Россия к 1913 году занимала 15-е место в мире. Численность населения за пять лет (с момента переписи 1897 года) выросла более чем на треть.

Социальное страхование рабочих и система трудового законодательства в Российской империи признавались одними из лучших в мире – об этом, в частности, на встрече с группой промышленников из России в 1912 году заявил Уильям Тафт, 27-й президент США. Он посещал Россию в начале века, его путь в Санкт-Петербург на встречу с императором Николаем II пролегал через Владивосток. Поэтому президент Тафт оценивал качество социальной политики царской России непонаслышке.

Что касается оценок системы трудового законодательства, социального страхования и в целом качества пенсионной системы России на рубеже 19-20 веков, то они остаются весьма противоречивыми. И, безусловно, эта проблема требует дальнейшего объективного исследования.

Пенсионное обеспечение чиновников Российской империи до 1917 года регулировалось «Общим уставом о пенсиях и единовременных пособиях по гражданским ведомствам». Срок выслуги для получения государственной пенсии составлял 35 лет. Безусловно, при условии «беспорочной службы».

Право на пенсию теряли лица, уволенные со службы по решению суда, а также приговоренные к различным видам наказания, включая лишение свободы или другие ограничения гражданских прав. Любопытно, что по истечении срока наказания и после возвращения на службу чиновник вновь приобретал право на пенсию.

Чиновник, прослуживший не менее 25 лет, соответственно, получал 50% пенсионного оклада. Фактически, пенсию на государственной должности можно было выслужить только к 60 годам, учитывая, что средний возраст приема на службу дипломированного специалиста начинался с 20 лет. При этом пенсионная планка в 60 лет на тот период была выше средней продолжительности жизни в стране.

Общий устав о пенсиях предусматривал некоторое снижение возраста для получения пенсии в двух случаях. В случае неизлечимой болезни полный оклад пенсии можно было получить за 30 лет службы. Во-вторых, досрочную пенсию можно было получить, если чиновнику требовался посторонний уход в случае болезни. Полный оклад пенсии в этом случае полагался за 20 лет службы.

Для назначения пенсий служащим низших чинов нередко требовалось доказать тот факт, что к моменту достижения пенсионного возраста чиновник не будет иметь другой возможности содержать семью, кроме пенсионного пособия.

Размер пенсии государственных чиновников устанавливался соответственно уровню чина. Все должности в государственном аппарате для расчета пенсии были разделены на 9 разрядов.

В начале 20 века размер пенсий российских чиновников мог составлять в среднем от 85 рублей в год (по 9-му разряду) до 1 453 рублей (по первому разряду). Для сравнения, заработок высокопрофессионального рабочего в начале XX века составлял в отдельных отраслях промышленности всего несколько десятков рублей в месяц.

Также важно подчеркнуть, что в конце XIX века рост инфляции в России значительно обесценил пенсионные оклады, которые долгое время не менялись. По пенсионному законодательству того времени, было запрещено устанавливать пенсии выше уровня, определенного Уставом. Руководители различных ведомств по этой причине нередко атаковали министерство финансов просьбами об «усилении» пенсий своим работникам. В случае несогласия министра финансов вопрос о повышении пенсии тому или иному чину выносился на заседание Комитета министров. Прибавка к пенсионному пособию могла составлять от одной трети до половины суммы жалования.

В случае смерти служащего размер пенсии определялся с учетом семейного положения. В частности, учитывалось количество членов семьи, оставшихся без попечения, а также их права на получение пенсии. Например, вдова служащего могла получать лишь половину пенсии мужа, если в семье не было малолетних детей (не старше 17 лет). На каждого из малолетних детей прибавлялась треть от половины пенсии отца. Если в семье было более четырех детей, то все они должны были получать пенсию поровну, но в сумме не больше размера пенсионного жалования отца.

Пенсия умершего также не назначалась сыновьям старше 17 лет и дочерям старше 21 года. Кроме того, право на пенсию утрачивали сыновья, поступившие на службу или принятые в учебные заведения за казенный счет, а также дочери в случае выхода замуж или обучения за казенный счет. Вдовам, вторично вышедшим замуж, государственная пенсия первого мужа также не полагалась.

Кроме того, пенсии лишались чиновники при вступлении на новую должность, или при переходе на службу иностранному государству без согласия российского правительства. Пенсионное право утрачивалось также при пострижении в монашество и в случае нарушения условий выезда за границу (а именно пребывания за границей более разрешенного срока).

Что касается пенсий военнослужащих, то они выплачивались из двух источников: из Государственного казначейства и инвалидного капитала.

Срок выслуги военной пенсии был меньшим, чем у гражданских чиновников — в среднем 25 лет для полного оклада пенсии, и 20 лет — для 50 %.

Примечательно, что офицерам военных тюрем каждые пять лет службы засчитывались за семь.

Для офицеров и гражданским чиновникам военного ведомства, которые служили в отдаленных регионах страны, сроки выслуги пенсий сокращались: например, один день службы считался за два, три, четыре дня и так далее — в зависимости от конкретной удаленности места службы.

При этом для всех без исключения офицеров, военных священников и врачей время службы в действующей армии засчитывалось вдвойне по сравнению с гражданской службой.

Для морских офицеров, кроме общих пенсий, существовали дополнительные вознаграждения. А именно в размере 1/2 оклада жалования — за общий срок плавания в течение службы от 120 до 180 месяцев. Две трети оклада пенсии полагалось за плавание сроком более 180 месяцев.

Командирам кораблей выдавалось дополнительное вознаграждение за долговременное командование судном, корабельным инженерам — за постройку и перестройку судов (сумма дополнительного вознаграждения могла составлять до 1350 рублей в год). Инженерам-механикам полагались доплаты к пенсии за долговременное управление судовыми машинами (до 900 рублей в год).

Размеры пенсий по инвалидности были несколько выше обычных офицерских пенсий. Причем правом получения пенсий из инвалидного капитала пользовались только офицеры, которым оказывал покровительство так называемый «Александровский комитет о раненых». Пенсии назначались в зависимости от чина, в котором находился офицер на момент ранения, и от степени тяжести ранения (соответственно, различались пенсии раненым офицерам первого и второго класса).

Также важно отметить, что офицеры, получившие раны и увечья во время боевых действий, получали пенсии из инвалидного капитала независимо от пенсий из государственного казначейства. Кроме пенсии, отставным офицерам выдавалось ежегодное пособие для найма прислуги.

Как уже отмечалось выше, доходы рабочих в Российской империи на рубеже 19-20 веков были весьма невысоки по сравнению со служащими. На получение пенсионного пособия рабочие в то время могли рассчитывать только при условии добровольных отчислений в пенсионные кассы, в том числе — эмеритуры, которые начиная с 80-х годов 19 века в производственной сфере наиболее активно и массово создавались на железных дорогах.

Правительство предпринимало попытки расширить сферу социальной защиты наемных работников. Так, в 1893 году по предложению министра финансов Витте была создана специальная комиссия для разработки законопроекта об индивидуальной ответственности предпринимателей за здоровье и обеспечение рабочих.

В сентябре 1902 года был разработан законопроект «О вознаграждении владельцами промышленных предприятий рабочих и служащих, утративших трудоспособность вследствие несчастных случаев».

2 июня 1903 года закон был утвержден Николаем II, и вступил в силу с 1 января 1904 года.

При всей ограниченности принятых мер Закон 1903 года все же был значительным прогрессом в развитии трудового законодательства. В нем впервые устанавливались размеры пенсий для наемных рабочих и служащих.

Так, при полной потере трудоспособности полагалась постоянная пенсия в размере 2/3 заработка. В таком же размере выплачивалась пенсия семье в случае потери кормильца. Главным изъяном закона было то, что в нем искусственно занижалось исчисление годового заработка рабочего. Что привело к уменьшению размера пенсии.

Активизация рабочего движения в период первой русской революции (1905–1906 годы) привела к разрушению многих пенсионных касс. Но их развитие продолжилось, как только общественно-политическая ситуация в России стабилизировалась.

К 1912 году назрел вопрос об объединении пенсионных касс различных ведомств в единую организацию, что позволило бы создать в стране полномасштабную пенсионную систему страхового типа. Вступление России в мировую войну в 1914 году стало новым препятствием для развития в стране всеобщего пенсионного обеспечения.

В свою очередь, политические партии активно боролись за введение обязательного социального страхования рабочих за счет средств работодателя или из специальных фондов страхования рабочих, которые предлагалось формировать за счет взимания особого налога на владельцев частных предприятий. Этот вопрос, в частности, обсуждался в 1903 году на втором съезде РСДРП.

Кроме того, в 1912 году на VI Всероссийской партийной конференции в Праге была предложена страховая программа, которая предусматривала обязательное страхование всех наемных работников и членов их семей за счет предпринимателей, и за счет государства — в случае утраты рабочими трудоспособности, в том числе и по старости.

Требование распространить систему социального страхования на все категории рабочих стало одним из ключевых поводов для усиления протестного движения рабочих и активизации деятельности левых партий в России в начале ХХ века.

Вынужденным ответом правительства на эти вызовы стало принятие Закона от 23 июня 1912 года «О социальном страховании рабочих». Однако социальные меры, прописанные в законе, были довольно ограниченными.

Так, обязательное социальное страхование распространялось только на предприятия с численностью не менее двадцати рабочих — при наличии двигателя (парового или электрического), и тридцати рабочих — при отсутствии двигателя.

В силу данных ограничений закон — безусловно, прогрессивный по тем времена — охватил не более 2,5 миллионов рабочих по всей стране. Еще порядка 12 миллионов наемных рабочих и служащих в России оставались по-прежнему без какого бы то ни было обеспечения по старости и инвалидности.

Социальное страхование не распространялось на всех транспортных рабочих, домашнюю прислугу, торгово-промышленных служащих, сельских наемных работников (батраков). Основную нагрузку по выплате страховых взносов закон возложил на самих страхуемых рабочих. По схеме страхования, 3/5 части страхового взноса платили рабочие из своего дохода, 2/5 части взноса платил работодатель. Это привело к снижению заработка большей части наемных работников, что, в свою очередь, провоцировало новую волну стачек и роста революционных настроений накануне 1917 года…

Сегодня пенсию в старости (пусть и небольшую) государство гарантирует каждому гражданину. Даже если человек никогда не работал, в 60 (женщина) или 65 лет (мужчина) он всё равно получит так называемую социальную пенсию. А когда вообще появились пенсии на Руси?

Всегда ли государство обеспечивало пожилых граждан? АиФ.ru разбирался в истории развития отечественной пенсионной системы совместно с Пенсионным фондом России.

XIV-XVI века: поместья за подвиги и военную службу

В принципе, пенсии появились на Руси очень давно. Правда, так они не назывались, да и помощь пожилым людям на протяжении многих столетий оказывалась очень избирательно. Как указывают древние летописи, ещё воеводы и князья обеспечивали своих особо преданных воинов и служащих как в случае их ранения, так и в старости.

В 1587 г. Иван IV Грозный издал «Указ о размере московских поместий, положенных разных чинов людям». По нему земельные наделы выдавались людям в знак их особых заслуг за ратные подвиги, личную преданность или особое рвенье на царской и военной службе. Владельцами поместий становились не только служилые люди, но и члены их семей в случае потери кормильца. По сути, именно с этого указа в России начала действовать государственная система распределения натуральных привилегий, которые уже три века спустя будут называться «пенсией».

А с началом действия на Руси крепостного права объектом пенсионного обеспечения стала выступать и земля с прикреплёнными к ней крестьянами, которые также отныне становились объектом частной собственности и, следовательно, неотъемлемой частью пенсионного обеспечения представителей дворянского сословия.

Вопрос-ответ Кто впервые сказал фразу «делу время, потехе час»?

XVII век: пожизненное содержание помещиков

Соборное уложение 1649 г. царя Алексея Михайловича — ещё один шаг к развитию государственного обеспечения служащих. По этому закону помещики стали получать гарантии материальной поддержки в старости, при наступлении инвалидности, а их семьи — в случае потери кормильца.

Историки пенсионного дела подчёркивают особое значение 8 статьи 16 главы Соборного уложения («О поместных землях»), где установлена норма попечительства над семьёй помещика, который покинул службу по старости или болезни. В случае его смерти вдова и дети имели право на часть поместья в качестве «прожитка».

Кроме того, 9 статья той же главы Соборного уложения закрепляла право престарелых владельцев прожиточного поместья сдавать его близким родственникам на условиях пожизненного содержания стариков. В случае невыполнения условий владения прожиточным поместьем — например, при плохом уходе за престарелым родственником — оно должно было быть возвращено.

XVIII век: появилось слово «пенсия»

Начало регулярного пенсионного обеспечения в России относят к эпохе Петра I. И первым пенсионным законом принято считать положения из «Устава Морского Русского Военного Флота» от 13 января 1720 года.

Именно при Петре слово «пенсия» вошло в официальные государственные документы и обиходную русскую речь (от французского pension — «платёж»).

Регламент назначения офицерских пенсий был подробно изложен в пяти артикулах (статьях) 6 главы Морского устава, которая называлась «О корму и жалованье». Порядок и размер пенсионного пособия каждому офицерскому чину устанавливался отдельно. Пенсии полагались также вдовам и детям погибших офицеров.

Вслед за принятием Морского устава 24 января 1722 года Пётр I ввёл ещё одно новшество, которое будет существовать в России вплоть до революции 1917 года, определяя личную судьбу каждого царского чиновника. Это «Табель о рангах». Её введение стало правовой основой для назначения денежного довольствия и всех других видов жалования, включая пенсии военных и чиновников.

При этом государственные пенсии по старости по-прежнему не полагались тем людям, которые не находились на госслужбе. Увы, они в старости могли рассчитывать лишь на соцпомощь в рамках так называемых богоугодных заведений того времени: домов призрения, сиротских приютов, специальных домов инвалидов для отставных военнослужащих низших чинов и др.

Новые пенсионные законы петровского времени, которые поначалу затрагивали исключительно военных, постепенно распространялись на другие ведомства.

В период царствования Анны Иоанновны был принят ряд указов, по которым право на пенсионное обеспечение распространялось на служащих Академии навигационных наук и работников-мастеровых Сестрорецкого завода под Петербургом. Те и другие непосредственно работали на нужды российского флота. Но расходы на пенсии в этом случае покрывались за счёт учреждений.

Роль императрицы Елизаветы Петровны в развитии пенсионного дела была ознаменована указом от 9 января 1758 года, по которому пенсионные нормы Морского устава были распространены и на сухопутные войска. Аналогичный указ будет издан и Екатериной II, он расширит действие пенсионного права в сухопутных войсках. В годы правления Екатерины II пенсионные расходы возросли многократно. Ежегодные расходы государства на пенсии в годы правления Екатерины составляли около 300 тысяч рублей. Только на жалованье высшим военным чинам (отставным генералам) из государственной казны было велено отпускать 50 тысяч рублей в год.

По двум указам Екатерины были впервые установлены пенсии за выслугу лет. Для морских офицеров выслуга составляла 32 года, для гражданских служащих — 35 лет. Право на получение пенсии предоставлялось лицам, отслужившим соответствующий срок и имевшим жалованье около 400 рублей в год. Причём назначение пенсий военным и гражданским лицам было строго индивидуальным.

Перечень пенсионеров, претендующих на получение казённых пособий, определялся императрицей и был ограниченным по численности. А лицам, не включённым в тот или иной круг пенсионеров, приходилось ждать освободившейся вакансии. За время царствования Екатерины II пенсиями в России были охвачены большинство чинов, прослуживших не менее 20 лет. Ряд новых положений о пенсиях в XVIII веке затронул сферу казённого содержания иждивенцев. Так, например, при Екатерине II были повышены возрастные планки для детей: до 12 лет увеличен возраст сыновей и до 20 лет — дочерей, которые имеют право получать половину пенсии погибшего отца-военнослужащего. По достижении этого возраста мальчики должны были поступать в школу (на государственное попечение). Для дочерей, не вышедших замуж по достижении 21 года («по болезни или увечью», как уточнялось в царском указе), было предусмотрено право получать пенсию отца пожизненно.

К концу XVIII века пенсии стали появляться и в гражданских ведомствах. В числе первых они были установлены для служащих в Сибири. Позже — для служащих таможни, пожарных, медицинских, горных, лесных и учебных учреждений.

XIX век: первый в истории устав о пенсиях

190 лет назад, в декабре 1827 г,, император Николай I утвердил первый в истории России пенсионный устав. Назывался он «Устав о пенсиях и единовременных пособиях государственным (военным и гражданским) служащим». Пенсии и пособия в России выплачивались и раньше, но, как отмечал сам Николай I: «Правила, по коим сии вознаграждения были доселе производимы, не имели ни надлежащей определённости, ни соразмерности. Сверх сего, не было поставлено постоянных правил на призрение вдов и сирот по смерти лиц, продолжительно и беспорочно служивших». Впрочем, подготовка данного устава была начата ещё при Александре I, почти за десять лет до его принятия.

В последующие годы «Устав…» был дополнен новыми положениями и стал называться «Общий Устав о пенсиях». Выдержав несколько редакций, «николаевский устав о пенсиях» сохранял основные положения вплоть до начала XX века.

XX век: пенсии стали получать не только чиновники, но и рабочие

В последние годы существования Российской империи система пенсионного обеспечения по-прежнему оставалась избирательной и охватывала меньше 1/3 населения страны. Дополнительное пенсионное обеспечение за счёт взносов в так называемые эмеритальные кассы и рабочие фонды взаимопомощи затрагивало небольшую часть трудящихся: пенсионные кассы создавались в основном в госведомствах и на крупных промышленных предприятиях. При этом к началу века почти половину населения составляли сельские жители: по данным переписи 1897 г., их было больше 60 млн человек из 125 млн россиян. Но крестьяне никаких пенсий не получали как до, так и долгое время после революции.

А вот количество военных пенсионеров резко выросло с началом Первой мировой войны. Но рядовых солдат в числе получателей привилегированных пенсий не было.

Пенсионное обеспечение чиновников Российской империи до 1917 года регулировалось «Общим уставом о пенсиях и единовременных пособиях по гражданским ведомствам». Срок выслуги для получения государственной пенсии составлял 35 лет. Безусловно, при условии «беспорочной службы».

Чиновник, прослуживший не менее 25 лет, получал 50% пенсионного оклада. Фактически пенсию на государственной должности можно было выслужить только к 60 годам, учитывая, что средний возраст приёма на службу дипломированного специалиста начинался с 20 лет. При этом пенсионная планка в 60 лет на тот период была выше средней продолжительности жизни в стране.

Общий устав о пенсиях предусматривал некоторое снижение возраста для получения пенсии в двух случаях. В случае неизлечимой болезни полный оклад пенсии можно было получить за 30 лет службы. Кроме того, досрочную пенсию можно было получить, если чиновнику требовался уход в случае болезни. Полный оклад пенсии в этом случае полагался за 20 лет службы.

Для назначения пенсий служащим низших чинов нередко требовалось доказать тот факт, что к моменту достижения пенсионного возраста чиновник не будет иметь другой возможности содержать семью, кроме пенсионного пособия. Размер пенсии государственных чиновников устанавливался соответственно уровню чина. Все должности в государственном аппарате для расчёта пенсии были разделены на 9 разрядов.

В начале XX века размер пенсий российских чиновников мог составлять в среднем от 85 рублей в год (по 9 разряду) до 1 453 рублей (по 1 разряду). Для сравнения: заработок высокопрофессионального рабочего в начале XX века составлял в отдельных отраслях промышленности всего несколько десятков рублей в месяц.

Срок выслуги для военной пенсии был меньшим, чем у гражданских чиновников: в среднем 25 лет для полного оклада пенсии и 20 лет — для 50%. Офицерам военных тюрем каждые пять лет службы засчитывались за семь. А для офицеров и гражданских чиновников военного ведомства, которые служили в отдалённых регионах страны, сроки выслуги пенсий сокращались: например, один день службы считался за два, три, четыре дня и так далее — в зависимости от конкретной удалённости места службы. При этом для всех без исключения офицеров, военных священников и врачей время службы в действующей армии засчитывалось вдвойне по сравнению с гражданской службой. Для морских офицеров кроме общих пенсий существовали дополнительные вознаграждения. А именно в размере 1/2 оклада жалования — за общий срок плавания в течение службы от 120 до 180 месяцев. Две трети оклада пенсии полагалось за плавание сроком более 180 месяцев.

Командирам кораблей выдавалось дополнительное вознаграждение за долговременное командование судном, корабельным инженерам — за постройку и перестройку судов (сумма дополнительного вознаграждения могла составлять до 1350 рублей в год). Инженерам-механикам полагались доплаты к пенсии за долговременное управление судовыми машинами (до 900 рублей в год).

Размеры пенсий по инвалидности были несколько выше обычных офицерских пенсий. Причём правом получения пенсий из инвалидного капитала пользовались только офицеры, которым оказывал покровительство так называемый «Александровский комитет о раненых». Пенсии назначались в зависимости от чина, в котором находился офицер на момент ранения, и от степени его тяжести (соответственно, различались пенсии раненым офицерам первого и второго класса).

Также важно отметить, что офицерам, получившим раны и увечья во время боевых действий, пенсии из инвалидного капитала назначались независимо от пенсий из государственного казначейства. Кроме пенсии отставным офицерам выдавалось ежегодное пособие для найма прислуги.

Рабочие на получение пенсии могли рассчитывать лишь при условии добровольных отчислений в пенсионные кассы, в том числе — эмеритуры, которые начиная с восьмидесятых годов XIX века в производственной сфере наиболее активно и массово создавались на железных дорогах. В сентябре 1902 года был разработан законопроект «О вознаграждении владельцами промышленных предприятий рабочих и служащих, утративших трудоспособность вследствие несчастных случаев». Рабочие требовали распространить систему социального страхования на все категории, что стало одним из ключевых поводов для усиления протестного движения. В результате правительство приняло закон от 23 июня 1912 года «О социальном страховании рабочих». Однако социальные меры, прописанные в нём, были довольно ограниченными. Обязательное соцстрахование распространялось только на предприятия с численностью не менее 20 рабочих при наличии двигателя (парового или электрического) и 30 рабочих — при отсутствии двигателя. Поэтому закон охватил не больше 2,5 миллиона рабочих по всей стране. А значит, ещё 12 миллионов наёмных рабочих и служащих в России по-прежнему оставались без обеспечения по старости и инвалидности.

XX век (советский период): пенсии всем — от колхозников до членов ЦК КПСС

С приходом к власти большевиков пенсионное законодательство в стране изменилось. Уже в августе 1918 года были введены пенсии для инвалидов Красной армии, в 1923 году — для партийных активистов («старых большевиков»). В 1928 году — для работников горнорудной и текстильной промышленности. Однако всеобщие пенсии для городских рабочих и служащих будут введены только в 1937 году. А крестьяне будут жить без пенсий вплоть до принятия в 1964 году закона «О пенсиях и пособиях членам колхозов».

Вопрос-ответ В чём отличия между страховой, накопительной и социальной пенсиями?

В период 1973-1974 годов было введено пенсионное обеспечение по инвалидности и по случаю потери кормильца.

К концу существования СССР в рамках действовавшей на то время пенсионной системы право на пенсию имел практически любой работник при наличии определённого трудового стажа.

Советские люди выходили на пенсию в 55 (женщины) и в 60 лет (мужчины) при стаже работы соответственно 20 и 25 лет. Тем, кто трудился на тяжёлых или вредных производствах, на Севере или на социально значимой работе (врачи, учителя), устанавливались ещё более ранние, льготные сроки выхода на пенсию, а иногда и сокращённый необходимый стаж.

Размер пенсии зависел от зарплаты человека. При её назначении он мог выбрать, как её будут считать: возьмут среднюю зарплату за 12 последних месяцев работы или за любые 5 лет подряд из последних 10 лет перед обращением за пенсией.

Например, вот какие средние пенсии получали колхозники в РСФСР:

1965 г. 1970 г. 1980 г. 1985 г. 1989 г.
12,5 руб. 14,1 руб. 34,8 руб. 47,5 руб. 75,1 руб.

У рабочих и служащих с высокими заработками, соответственно, и пенсии были выше. Однако существовал потолок, выше которого пенсии не назначались: 120 руб. в месяц.

Впрочем, это не касалось элитных пенсионеров. В СССР существовало три категории персональных пенсионеров: союзного (получал пенсию 250 руб.), республиканского (160 руб.) и местного (140 руб.) значения. Мало того, элитным пенсионерам ежегодно выплачивались 1-2 месячные пенсии «на оздоровление».

Персональная пенсия секретаря ЦК КПСС составляла 300 руб. в месяц, кандидата в члены Политбюро ЦК КПСС — 400 руб., члена Политбюро ЦК КПСС — 500 руб. За высокопоставленными отставниками сохранялись государственные дачи и машины с водителями.


Немногие знают сейчас, что социальное страхование и рабочее законодательство России к 1912 году было лучшим в мире — об этом публично заявил американский президент Тафт в 1912 году .
Но, думаю, ещё меньше людей знают, что к 1914 году уже практически все «бюджетники» (говоря нынешним слэнгом) имели право на государственную «пенсию по старости». К 1914 году право на государственную пенсию за выслугу лет («за долговременную беспорочную службу») имели все «бюджетники», то есть:
— чиновники всех ведомств, всех классов, а также канцеляристы;
— офицеры и прапорщики армии, таможенной службы, жандармского корпуса и др.;
— учителя (в том числе народные, начальных классов), законоучителя и служащие духовных учебных заведений, а также преподаватели, профессора университетов и других учебных заведений;
— ученые и инженеры на всех казенных заводах, всех ведомств и организаций;
— врачи и фельдшеры (в том числе ветеринарной службы), а также служащие и нижние чины (обслуга) казенных больниц и заведений;
— к 1914 году право на государственную пенсию за выслугу лет получили и рабочие казеных заводов .
У обычных граждан Российской империи пенсионное обеспечение состояло из нескольких слагаемых. Главное, конечно, это государственная пенсия «за долговременную беспорочную службу» либо пенсия по болезни (инвалидности) в случае вынужденного досрочного ухода с работы по состоянию здоровья, причем с 1912 года пенсия по инвалидности выплачивалась и рабочим частных предприятий.
Второе слагаемое — эмеритура — сумма, выплачиваемая отдельными ведомствами (например, инженеров путей сообщения, горно-инженерным, юстиции и так далее) своим пенсионерам из кассы взаимопомощи пожизненно при условии, что человек отчислял в эту кассу взносы на протяжении десяти лет. Размер эмеритуры порой не уступал размеру государственной пенсии!
И третье: пенсии, полагающиеся кавалерам наиболее престижных государственных наград. На самом деле этот контингент был не мал, и включал также солдат, награжденных георгиевскими крестами. В годы Первой мировой георгиевские кресты разных степеней получили почти полтора миллиона солдат — все они имели бы после войны и многие другие льготы. Имели бы…
Возвращаясь к пенсиям за выслугу лет («по старости»), следует сказать, что единого для всей империи возраста, по достижении которого человек автоматически считался пенсионером, не было. Но чтобы получить пенсию в размере 100% своей зарплаты (тогда говорили «получить полный оклад») следовало проработать 35 лет. Речь об общем стаже, советское изобретение «непрерывный стаж» в те времена известно не было. Работники, прослужившие 25 и более лет, имели право на «половину оклада».
Каковы были пенсии за выслугу лет у рабочих до 1917 года? — Поскольку они были введены только в 1914 году, а во время войны вряд ли о них писали где либо (во всяком случае мне не удалось найти сведений об этом в публикациях того времени), то оставалось искать только в архивных публикациях по истории рабочего движения в России первых послереволюционых лет (до середины 1920-х годов статистики еще не врали). Один такой источник мне удалось найти: согласно опубликованным в 1923 г. данным «Архива истории труда в России» пенсии у рабочих Петрограда в начале 1917 г. очень сильно различались — в пределах от 300 до 3000 р. (и более) в год (т.е. от 25 до 250р. в месяц) — Напомним, что средняя по России месячная зарплата рабочих в начале 1917 года составляла 116 рублей (на оборонных заводах не менее 160-ти и до 400 рублей), а средний бюджет семьи из трех человек составлял 169 рублей .. Накануне Февральской революции пенсии были повышены: минимальные на 75%, максимальные на 25%. Там же («Архив истории труда в России», с. 135) указано, что семьям рабочих, призванных на военную службу, сохранялось содержание (в том числе пенсия кормильца семьи), в зависимости от семейного положения: семьям с детьми — 100% содержания, бездетным — от 75 до 50%.
Возвращаясь к пенсионному законодательству 1912 года, пенсионные льготы предоставлялись прежде всего тем, кто вынужден был досрочно уйти в отставку по состоянию здоровья. Право на максимальную пенсию они получали при выслуге 30 и более лет. Стаж от 20 до 30 лет обеспечивал 2/3 оклада, а от 10 до 20 лет — треть. Если болезнь не позволяла человеку не только работать, но даже ухаживать за собой, «полный оклад» полагался после 20 лет работы, 2/3 при выслуге не менее 10 лет, а треть — при наличии трудового стажа хотя бы пять лет.
Помимо трудового стажа было еще одно принципиальное условие: служба на протяжении всех лет должна была быть «беспорочной». Нечего было надеяться на пенсионное обеспечение тем, кто хотя бы раз был уволен «по статье»: «отрешен от должности» судом или же «удален от должности» по распоряжению начальства. Не полагалась пенсия лицам, отбывшим наказанием за уголовные преступления. В число последних включали и «политических» осужденных, от народовольцев до большевиков.
Что касается уволенного по статье через суд или начальством, он мог устроиться на другую работу и там заслужить пенсию. В этом случае отсчет выслуги лет начинался с нуля. Сложнее было гражданину, имевшему проблемы с Уголовным кодексом. По российскому законодательству никто не мог вернуть ему утраченные пенсионные права, кроме, разумеется, государя. Однако прошение на имя главы государства следовало подавать не сразу по отбытии наказания, а хотя бы после трех лет беспорочной службы. Этот минимальный стаж служил свидетельством того, что вчерашний правонарушитель стал на путь исправления и может быть прощен.
Все это было предусмотрено Сводом Законов Российской Империи к 1914 году, а также Уставом о промышленном труде ,
***
Революции 1917 года и Гражданская война разорили страну и народ, но НЭП позволил довольно быстро восстановить хозяйство и уровень жизни как рабочих (за исключением жилищных условий), так и крестьян.

С началом сталинской коллективизации в 1929 году и свертывания НЭПа уровень жизни не только крестьян, но и рабочих начал быстро падать. Минимум уровня жизни рабочих по критерию соотношения зарплаты и потребительской корзины до Великой Отечественной войны пришелся на 1940 год — он был в два раза меньше, чем в 1913 году. Только к концу 1950-х годов уровень жизни рабочих достиг дореволюционного. А крестьян и всех прочих — так никогда и не достиг…. Что касается советских пенсий, то при Сталине, и ещё до 1956 года они были мизерными, прожить на них было невозможно. — только хрущёвская пенсионная реформа довела средний уровень советских пенсий до 40% от средней по стране зарплаты.
Борис Романов

Записи созданы 8837

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх