Последствия ликвидации юридического лица

Добавить в «Нужное»

Обновление: 2 августа 2017 г.

Ликвидация юридического лица влечет правовые последствия. Они не зависят ни от организационно-правовой формы организации, ни от состава её учредителей/участников, ни от финансового положения и прочих факторов и являются общими для всех. Главное из них – прекращение функционирования юрлица во всех проявлениях и невозможность универсального правопреемства.

Ликвидация юридических лиц: понятие, формы, правовые последствия

П. 1 ст. 61 ГК РФ, говоря про ликвидацию юрлиц, напрямую не определяет это понятие. Он делает это через его юридические последствия, которые наступают после ее завершения.

Ликвидация юрлица – это не просто отдельный юридический факт, а сложная процедура, состоящая из их множества, включая:

  • решения госорганов;
  • сделки;
  • административные акты и пр.

Ликвидация юрлиц может осуществляться в нескольких формах.

Гражданский кодекс РФ не выделяет их в таком виде, но на практике различают следующие формы ликвидации юрлиц:

  • добровольную;
  • принудительную (по решению суда);
  • вследствие признания юрлица банкротом;
  • на основании федерального закона.

Основанием для добровольной формы ликвидации является соответствующее решение его учредителей или участников либо уполномоченного органа юрлица (ст. 61 ГК РФ).

Такое решение необходимо и в случаях, когда истек срок, на который создавалось юрлицо, либо достигнута цель, для которой оно создавалось.

Неполный перечень возможных оснований для принудительной ликвидации юрлица (по решению суда) приведен в п. 3 ст. 61 ГК РФ.

Статьями 61 — 63 и 65 ГК РФ определены общие положения о ликвидации юрлица в процессе банкротства.

Ликвидация юрлица на основании федерального закона встречается редко и недостаточно урегулирована законом.

Правовые последствия ликвидации юридического лица

Результатом ликвидации является внесение в Единый госреестр юрлиц (ЕГРЮЛ) записи о прекращении юрлица (п. 9 ст. 63 ГК РФ).

С этого момента прекращается правоспособность юрлица (п. 3 ст. 49 ГК РФ).

Для него наступают основные правовые последствия:

  • юрлицо прекращает существование как субъект любых правоотношений;
  • некоторые права и обязанности ликвидированного юрлица могут переходить к иным лицам в силу указания закона, но универсальное (полное) правопреемство невозможно;
  • имущество, оставшееся после удовлетворения требований кредиторов в процессе ликвидации, передается его учредителям/участникам, обладающим правами на него (кроме случаев, когда между ними имеется спор, — тогда имущество продается ликвидаторами с торгов);
  • юрлицо, являющееся работодателем, вправе осуществить увольнение наемных работников. Начинать эту процедуру он вправе еще с момента принятия учредителями/участниками решения о ликвидации либо вынесения судом соответствующего решения.

Увольнение работников ликвидируемого юрлица

Вопросы увольнения работников в связи с ликвидацией юрлица регулируются п. 1 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, а также нормами гл. 27 ТК РФ.

О будущем увольнении в связи с ликвидацией работника необходимо предупредить под роспись не позднее чем за два месяца. При этом с письменного согласия работника работодатель вправе уволить его до истечения этого срока, заплатив ему компенсацию в виде среднего заработка работника, рассчитанного пропорционально оставшемуся до истечения срока предупреждения времени.

Увольняемым по этому основанию работникам согласно ч. 1 ст. 178 ТК РФ положено выходное пособие в виде среднего заработка за месяц. Помимо этого, за ними сохраняется среднемесячный заработок на период трудоустройства, который выплачивается обычно не более 2-х месяцев со дня увольнения (в исключительных случаях — трех) и засчитывает выходное пособие.

— Это очень странная история, — рассказывает Ирина ЧЕРНОВА, автор документального фильма «Маршал Жуков против бандитов Одессы. Правда о «Ликвидации», который покажут в эту субботу на канале «Россия». — Легенда о том, как Жуков буквально за неделю ликвидировал в Одессе всех бандитов, живет уже много лет. Упоминается она и в исторической литературе… И когда мне предложили сделать фильм-расследование, я легко согласилась. Но уже через несколько недель я пребывала в отчаянии — ни документов, ни свидетелей. Я даже написала запросы в архивы Минобороны и ФСБ — ответ: ничего не найдено.

Оставалась одна надежда — дочери маршала: Эра, Элла, Мария. Но и они ничего прояснить не смогли. Вот только младшая Мария рассказала любопытную историю, которую знает от старшей сестры. Случилось это в середине 50-х. Жуков занимал пост министра обороны. И как-то к нему на дачу приехал начальник МГБ Серов. Привез папку с документами (вроде это было досье на Жукова) и оставил со словами: делай с этими документами что хочешь. Маршал все отправил в огонь. Сказал, что понимает, как добывались некоторые из тех показаний. И не хочет раскрывать тайны других людей. Не исключено, что среди тех материалов были и донесения из Одессы…

Мы поехали в Одессу. Искали живых свидетелей тех лет. Их рассказы зачастую противоречат документам. Или ничем не подтверждаются. Но все же мы попытались восстановить подлинные события.

Авторы проекта любезно предоставили «КП» фрагменты из записанных в Одессе интервью — свидетельства, которые не вошли в фильм.

Оружие отнимали у офицеров

Вадим ИЛЬЧЕНКО, одессит, личный водитель Василия Сталина:

— Во время войны Одесса была оккупирована румынами. Когда румыны пришли, у них была эйфория. Что они видели, кроме своего Бухареста? Одна нищета! А тут красавица Одесса! Гуляли они тут. При румынах работали все рестораны. Открывались бордели, бары, магазины, восстанавливалась частная собственность. После оккупации все это сохранилось. Советская власть не успела все это прикрыть. А тут после войны — голод. Карточная система.

Ну и начались грабежи. Люди вечером не выходили на улицы.

В Одессе очень много было фронтовиков. Возвращаясь домой, многие задерживались здесь. Развеяться, отдохнуть после войны. Особенно много было офицерского состава, и ребята были все с оружием. И вот стали пропадать фронтовики — как потом выяснилось, криминалу нужно было оружие. Многие офицеры так и ушли на тот свет…

У Жукова была мания величия?

Виктор САВЧЕНКО, историк, кандидат наук:

— Одесса была освобождена в апреле 44-го года. Бандиты хозяйничали тут до 1948-го. Жуков долго не мог ликвидировать эти бандитские структуры. И в конце концов маршал решил, что надо без суда и следствия расстреливать бандитов на месте.

Мне кажется, у Жукова все-таки была мания величия. Ее можно вычислить по приказам, которые совсем не соответствовали Конституции. Это был человек жестких решений. Человек, который привык к военным действиям на любой территории — и на своей, и на чужой.

Пленных не брать!

Виктор ФАЙТЕЛЬБЕРГ-БЛАНК, генерал-лейтенант медслужбы, автор 8 томов «Бандитская Одесса»:

— После войны бандитизм захватил юг Украины. Многие засветились в связях с немцами и считали, что их песенка спета. Они пополняли ряды бандитского мира, имея тоже опыт и вооружение. Оружия было колоссальное количество. В те годы бывало по 78 ограблений за ночь! Разве могут справиться 70 — 80 человек всего уголовного розыска с такой массой преступников?

Поэтому, когда приехал маршал Жуков, к нему обратились партийные органы с просьбой помочь в ликвидации преступности. Человек он решительный, активный, он принял другое решение. Он дал команду обстрелянным офицерам, работающим в Одесском военном округе. Знал, эти не будут «миндальничать», и отдал приказ: «Пленных не брать!» Они хорошо одевались, ходили по темным улицам — провоцировали нападения. И при попытке их ограбления стреляли. В первую же ночь были застрелены свыше сорока человек! Потом — 50, потом — 60. Покойников оставляли прямо на улице. Это подействовало. На 5 — 6-й день преступность резко пошла на убыль.

«Черной кошки» не было

Игорь ШАМРАЙ, вор-рецидивист, кличка Бима:

— Я вор, я всю жизнь проворовал, с малолетки. У меня 8 судимостей. «Черная кошка» — это легенда, ерунда. Это малолетки лазали, грабили магазины и рисовали кошек. Такой банды вообще не существовало. Настоящие банды были другими. Собиралось старое ворье, они решали вопросы. Пойдем на Дерибасовскую крепить там Эллу или Беллу, она при лаве, у нее муж работает в кабаке. Приходили, открывали дверь, расстреливали детей, такое было. Преступность пошла уже к беспределу. «Воров в законе» тогда почти не осталось, они все были в тюряге… Вот тогда-то Жуков и приехал…

Проблемы экономики и юридической практики

9.2. ПРАВОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ ЛИКВИДАЦИИ ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦ

Епифанова Татьяна Владимировна, д-р экон. наук, профессор кафедры гражданского права Место работы: Ростовский государственный экономический университет (РИНХ)

rostovshell@mail. ru

Евстафьева Екатерина Игоревна, магистр кафедры гражданского права Место учебы: Ростовский государственный экономический университет (РИНХ)

e. katerina-info @yandex. ru

Цыганок Татьяна Ивановна, магистр кафедры гражданского права

Место учебы: Ростовский государственный экономический университет (РИНХ)

tanechka_ tsyganok@mail. ru

Аннотация: в статье рассмотрены правовые проблемы ликвидации юридических лиц в современном гражданском законодательстве. Анализируя указанные проблемы, автор приходит к выводу, что нормы гражданского законодательства о ликвидации юридических лиц необходимо систематизировать. Необходимо выделить и нормативно закрепить институт юридического лица не отдельной главой, а отдельным разделом, где отдельную главу будут занимать уже детально проработанные нормы о создании, реорганизации и ликвидации юридического лица. Это позволит упорядочить указанный вид правоотношений и избежать множества правовых коллизий. Ключевые слова: юридические лица, ликвидация, банкротство, законодательное регулирование.

LEGAL PROBLEMS OF LIQUIDATION OF LEGAL ENTITIES

Evstafyeva Ekaterina I., master

Study place: Rostov State University of Economic, Rostov-on-Don

Tsyganok Tatyana I., master

Study place: Rostov State University of Economic, Rostov-on-Don

Изучение вопроса, касающегося механизма правового регулирования ликвидации юридического лица, выступающего субъектом гражданских правоотношений, достаточно актуально, поскольку отечественное гражданско-правовое законодательство, касающееся указанного вопроса, на сегодняшний день вызывает множество вопросов у современных правоведов. Так, по мысли Прозванченкова А.В., российское законодательство, регулирующее вопросы ликвидации юридических лиц, отличается фрагментарностью, противоречивостью, бессистемностью и имеет ряд пробелов. Автор указывает, что вопросы обеспечения высокого качества законодательства о ликвидации юридического лица — это не сугубо теоретическая проблема. Прекращение деятельности юридических лиц является столь же закономерным и объективным явлением, как и его создание, поэтому вопросы ликвидации юридических лиц выступают в качестве предмета внимания со стороны правительства РФ: очень важно сегодня уменьшить количество этапов регистрации, время, затрачиваемое на их прохождение,

снизить затраты на регистрацию, так как это является предпосылками экономического роста страны. Так, контрольными показателями успешной реализации плановых мероприятий в рамках оптимизации процедуры регистрации юридических лиц определен рейтинг DoingBusiness, который ежегодно выпускает Всемирный банк.

Целевой ориентир плана Правительства России — в соответствии с указанным рейтингом включить Россию в 20 лучших стран мира по итогам 2018 года. Однако, решение вопросов, касаемых прекращения деятельности юридических лиц (кроме вопросов банкротства), отведено российской законотворческой политикой на второй план. В частности, оценку «бизнес-регулирования» необходимо производить не только в соответствии с критериями, определяющими количество процедур, сроки, стоимость регистрации компании, минимальный размер уставного капитала, но также необходимо учет эффективности осуществления ликвидационных процедур: состояния нормативно-правового регулирования, сроков проведения,

Епифанова Т. В., Евстафьева Е. И., Цыганок Т. И.

ПРАВОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ ЛИКВИДАЦИИ ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦ

защиты интересов кредиторов (инвесторов) ликвидируемой организации .

Существует еще одна проблема: сегодня юридические лица как недействующие исключаются из ЕГРЮЛ, и удовлетворение требований кредиторов в этом случае исключено. Авторы отмечают, что если, в соответствии с решениями регистрирующего органа из ЕГРЮЛ как недействующие на конец 2016 года исключены 69% всех юридических лиц, прекративших свое существование, то по причине ликвидации свою деятельность прекратили только 16 % юридических лиц. Соответственно, большинством организаций, прекративших свою деятельность, процедура ликвидации проведена не была. На наш взгляд, основная причина этому заключена в отсутствии разработанной системы правового регулирования ликвидации юридических лиц. Указанными обстоятельствами актуализируются вопросы совершенствования гражданского законодательства РФ в части ликвидации юридических лиц.

Необходимо проанализировать источники правового регулирования ликвидации юридических лиц. Семеусов В.А. определяет, что в РФ указанная правовая категория регулируется при помощи трехуровневой системы источников правового регулирования.

Каждый уровень включает совокупность федеральных законов, а также принятых на их основе подзаконных нормативных правовых актов. Первый уровень включает ГК РФ, включающий общие и специальные нормы о ликвидации. Ко второму уровню относятся федеральные законы, которые приняты в соответствии с ГК РФ и образуют вместе с ним гражданское законодательство (пункт 2 статьи 3 ГК РФ). Это законы, определяющие правовое положение отдельных форм и видов юридических лиц и включают комплекс специальных норм о их ликвидации. Так, отдельными законами определена совокупность особенностей ликвидации юридических лиц, имеющих определенные организационно-правовые формы. Это ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», ФЗ «Об акционерных обществах» и пр. Другие законы осуществляют регулирование особенностей ликвидации таких организаций, как банки, специализированные общества, инвестиционные фонды. Сюда относятся ФЗ «О банках и банковской деятельности», ФЗ «О рынке ценных бумаг» и пр. Также во торой уровень включаются федеральные законы, регулирующие правовой механизм отдельных видов ликвидации. Это ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», ФЗ «Об урегулировании особенностей несостоятельности (банкротства) на территориях Республики Крым и города федерального значения Севастополя и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» и пр. .

К третьему уровню, по мысли исследователя, отнесены федеральные законы, которые включают комплекс специальных норм о ликвидации юридических лиц: это административные акты, касающиеся порядка государственной регистрации юридических лиц при их ликвидации (ст. 20-22 ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей»), основания для проведения принудительной ликвидации (статья 34 ФЗ «О защите конкуренции») и пр.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Основные проблемы системы источников правового регулирования ликвидации заключены в следующем:

— отсутствуют единые общие принципы, составляющие основу законодательного регулирования всех видов (форм) ликвидации юридиче-

ских лиц, следствием чего является отсутствие единства и согласованности системы;

— имеют место противоречия между нормативными актами одного или разных уровней;

— отсутствует нормативный правовой акт, способный всесторонне регламентировать процедуры ликвидации юридических лиц в объеме, необходимом для удовлетворения потребностей гражданского оборота, как, например, это осуществлено в законе «О несостоятельности (банкротстве)». Например, по причине того, что отсутствуют общие принципы правового регулирования ликвидации, не обеспечено единство подходов в рамках вопроса определения порядка удовлетворения требований кредиторов в рамках обычной процедуры ликвидации и конкурсного производства. В частности, различается количество очередей кредиторов (в ГК РФ таких очередей четыре (п. 1 ст. 64), а в Законе о банкротстве — три (п. 4 ст. 134) .

Различен и порядок удовлетворения требований кредиторов очередей, совпадающих по характеру требований. Например, по ГК и Закон о банкротстве ко второй очереди относят такие виды выплат, как выходные пособия и (или) оплату труда лиц, работавших ранее или работающих в настоящее время по трудовым договорам, а также авторские вознаграждения по результатам интеллектуальной деятельности. Но указанный порядок уточнен Законом о банкротстве (п. 5 ст. 136): первыми должны быть удовлетворены требования о выплате выходных пособий и (или) об оплате труда (при этом, размер выплат не должен превышать 30 000 рублей за каждый месяц на каждого человека), ко второй очереди закон относит удовлетворение оставшихся требований о выплате выходных пособий и (или) об оплате труда на сумму, превышающую вышеозначенный минимум. Выплата вознаграждения авторам в соответствии с результатами интеллектуальной деятельности включена в третью очередь. При этом, в законе закреплено, что каждая последующая «подочередь» может быть удовлетворена только в случае удовлетворения требований предыдущей.

По мысли Белова В.А., указанную ситуацию может объяснить то обстоятельство, что, проводя ликвидацию, организация имеет достаточно средств, чтобы удовлетворить требования всех кредиторов . Если же имущества юридического лица будет недостаточно, то ликвидационная комиссия, с целью удовлетворения требований кредиторов (или если имеются в наличии признаки банкротства), должна подать заявление в арбитражный суд о банкротстве юридического лица (абзац 2 п. 4 ст. 63 ГК РФ). Но не всех юридических лиц по закону можно признать банкротами. Например, это касается казенных предприятий, учреждений, политических партии, религиозных организаций. При ликвидации указанных юридических лиц не исключается тот факт, что их имущества будет недостаточно, чтобы полностью удовлетворить требования всех кредиторов. Указанное обстоятельство прямо признается и ГК РФ при отнесении к погашенным требования кредиторов, которые не удовлетворены из-за недостаточности имущества (п.п. 1 п. 51 ст. 64 ГК РФ). Соответственно, в случае Т ликвидации отдельных организаций, в отличие от банкротства, порядок удовлетворения требований кредиторов второй очереди будет различаться и не будет трактоваться в пользу низкооплачиваемых сотрудников.

Различия имеются и в правовом режиме требований кредиторов о возмещении убытков (это касается упущенной выгоды, взыскания неустойки (штрафов, пеней). По ГК РФ, указанные требования удовлетворяются в самую последнюю очередь, закон о банкротстве такие требования все же относятся к очередным и включены в третью очередь: они выполняются после погашения основной суммы задолженности и причитающихся

Проблемы экономики и юридической практики

процентов (п. 3 ст. 137). В отличие от ГК, к «послеочередному» порядку по законодательству о банкротстве отнесено удовлетворение требований иных кредиторов, чем те, которые предусмотрены ГК РФ. Сюда закон относит расчеты с кредиторами по удовлетворению требований по сделке, признанной недействительной (подозрительной сделке или сделке с предпочтением) (абзац 5 п. 4 ст. 134), а также выплаты «золотых парашютов» лицам, руководящим компанией или входящим в ее топ-менеджмент. Конкурсные кредиторы, заявившие свои требования после того, как был закрыт реестр требований, могут удовлетворить их за счет оставшегося после удовлетворения требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов, имущества должника (п. 4 ст. 142 Закона о банкротстве) . Если порядок удовлетворения требований последней очереди кредиторов более или менее определен, то в случае его ликвидации какой-либо порядок законом не предусмотрен. Если буквально толковать требования ГК РФ, то можно прийти к выводу, что требования по недействительной сделке могут включаться в четвертую очередь, требования топ-менеджмента — во вторую, а кредиторы, не заявившие свои требования и не включенные в промежуточный ликвидационный баланс, права удовлетворить свои требования не имеют.

Кроме проблем, которые возникают в области применения специальных норм о ликвидации юридических лиц, необходимо отметить и недостатки в области систематизации общих норм, регламентируемых ст.ст. 61-641 ГК РФ. Попытка указанной систематизации, предпринятая законодателем в ФЗ «О внесении изменений в главу 4 части первой ГК РФ и о признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов РФ» не увенчалась успехом. Среди нерешенных на сегодняшний день проблем следующие:

1. Не определено понятие «ликвидация». Определение, содержащееся в п. 1 ст. 61 ГК РФ не поясняет, применима ли процедура ликвидации к юридическому лицу, не ведущему свою деятельность и исключаемому из ЕГРЮЛ.

2. Законом не предусматривается возможность участников (учредителей), которые приняли решение о добровольной ликвидации, отменить его, что дает, при необходимости, карт-бланш недобросовестным членам ликвидационной комиссии.

3. Не определен статус ликвидационной комиссии. Так, в ГК РФ не раскрыт статус ликвидационной комиссии: то ли такая комиссия является специфическим органом юридического лица, то ли его представителем, то ли гражданско-правовым сообществом, действующим в рамках гл. 91 ГК РФ.

4. П. 8 ст. 63 ГК РФ сохраняется правило о передаче оставшегося после удовлетворения требований кредиторов имущества юридического лица его учредителям (участникам), чтобы реализовать право на ликвидационный остаток (ликвидационную квоту). При буквальном прочтении указанной нормы создается ощущение, что законом предусмотрено только распределение имущества ликвидируемого юридического лица среди его участников. Однако, по п. 1 ст. 67 ГК РФ, у участника хозяйственного товарищества и общества есть право получения в случае ликвидации последнего оставшейся части имущества ликвидируемого юридического лица не только в натуральной форме, но и в форме стоимости этого имущества.

По причине фрагментарного урегулирования вопросов расчетов с учредителями (участниками) ликвидируемого юридического лица на уровне общих норм ГК РФ о ликвидации пра

воприменительная практика изобилует рядом проблем. Так, новая редакция ст. 64 ГК РФ не содержит пункт 5, которым предусмотрен порядок удовлетворения требований кредиторов ликвидируемого юридического лица, если таковые заявлены по окончании срока, установленного ликвидационной комиссией по их предъявлению. По этой причине исследователи высказали мнение о том, что такие действия законодателя могут быть истолкованы в качестве отказа удовлетворить требования послеочередных кредиторов. Соответственно, такая позиция может повлечь за собой нарушение прав соответствующей группы кредиторов .

Таким образом, в статье рассмотрены только некоторые проблемы, которые могут возникнуть в процессе применения норм законодательства РФ, регламентирующего вопросы ликвидации юридических лиц. Соответственно, нормы гражданского законодательства о ликвидации юридических лиц необходимо систематизировать. Необходимо выделить и нормативно закрепить институт юридического лица не отдельной главой, а отдельным разделом, где отдельную главу будут занимать уже детально проработанные нормы о создании, реорганизации и ликвидации юридического лица. Это позволит упорядочить указанный вид правоотношений и избежать множества правовых коллизий.

Статья проверена программой «Антиплагиат». Оригинальность 81,19%.

Список литературы:

5. О защите конкуренции :федер. закон от 26 июля 2006 г. № 135-ФЗ (в ред. от 29.07.2017) // Собрание законодательства РФ. — 2006. — № 31 (ч. 1).

— Ст. 3434; 2015. — № 29 (ч. 1). — Ст. 4342.

— № 43. — Ст. 4190; 2015. — № 29 (ч. 1). — Ст. 4362. 17.

7. Белов В.А. Что изменилось в Гражданском кодексе? :практ. пособие. -М. Юрайт, 2015. — 183 с.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

8. Белых В.С. Концептуальная основа нового Закона о несостоятельности / В.С. Белых // Бизнес, менеджмент и право. — 2015. — № 2. — С. 68-72.

12. Мифтахутдинов Р. Т. Совершенствование законодательства о банкротстве на современном этапе // Экономическое правосудие на Дальнем Востоке России. — 2014. — С. 22-28.

Записи созданы 8837

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх