Преюдиционное или преюдициальное?

Согласно статье 69 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда по ранее рассмотренному делу, не доказываются вновь при рассмотрении арбитражным судом другого дела, в котором участвуют те же лица.
Вступившее в законную силу решение суда общей юрисдикции по ранее рассмотренному гражданскому, уголовному делу обязательно для арбитражного суда, рассматривающего дело, по вопросам об обстоятельствах, установленных решением суда общей юрисдикции и имеющих отношение к лицам, участвующим в деле.
По смыслу приведенной процессуальной нормы, исследованные и оцененные ранее фактические обстоятельства в рамках определенных правоотношений, установленные судом и зафиксированные судебным решением, не могут опровергаться при необходимости их вторичного исследования судебными инстанциями.
Преюдициальность имеет объективные и субъективные пределы.
Субъективные пределы — это наличие одних и тех же лиц, участвующих в деле, или их правопреемников в первоначальном и последующем процессах. Если в деле, рассматриваемом арбитражным судом, участвуют и другие лица, для них факты, установленные в решении суда общей юрисдикции, не имеют преюдициального значения и устанавливаются на общих основаниях.
Так принятое в порядке особого производства решение суда об установлении факта принадлежности лицу акций или доли в уставном капитале общества является доказательством по делу, в котором рассматривается спор о праве на эти акции (долю), и не обладает преюдициальной силой в отношении лиц, не участвовавших в деле, рассмотренном в порядке особого производства. Представленные такими лицами доказательства, опровергающие наличие права на акции (долю) у лица, в отношении которого вопрос об их принадлежности разрешен в порядке особого производства, оцениваются судом, рассматривающим спор о праве, по общим правилам ст. 71 Арбитражного процессуального кодекса.
В соответствии с Постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 31 октября 1995 г. «О применении Арбитражного процессуального кодекса при рассмотрении дел в суде первой инстанции» разъяснено, что если в новом деле участвуют и другие лица, для них факты, установленные в предыдущем решении, не имеют преюдициального значения и устанавливаются на общих основаниях.
Однако указание в пункте 2 статьи 69 АПК РФ на участие в ранее рассмотренном деле и рассматриваемом деле одних и тех же лиц не означает полного тождества состава заинтересованных субъектов в предшествующем и в последующем процессах.
Обстоятельства, установленные вступившим в законную силу решением арбитражного суда, не могут быть оспорены в другом законно начатом процессе лицом, участвующим в ранее рассмотренном деле, и в том случае, если другая сторона ранее в этом деле не участвовала.
Наиболее характерным примером наличия преюдициальных фактов являются дела с участием третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований на предмет спора. Факты, установленные в решении арбитражного суда, не подлежат доказыванию при рассмотрении регрессного иска в новом процессе.
Объективные пределы касаются обстоятельств, установленных вступившим в законную силу судебным актом по ранее рассмотренному делу.
В качестве примера можно привести постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 14.09.2009г. по делу А74-244/09 Арбитражный суд удовлетворил иск о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами, поскольку факт и размер неосновательного удержания ответчиком денежных средств, а также то обстоятельство, что в момент заключения договора купли-продажи ответчик знал об отсутствии правовых оснований для удержания указанной суммы, установлено вступившими в законную силу судебными актами по ранее рассмотренному делу.
Президиум ВАС РФ в Постановлении от 17.06.1997г. №5016/96 пришел к выводу, что если установленный судом первой инстанции юридический факт, не был предметом разбирательства и не являлся предметом доказывания по первому делу, он не имеет преюдициального значения для суда, рассматривающего другое дело по спору между теми же сторонами.
Таким образом, пункт 2 статьи 69 АПКРФ требует именно установления обстоятельства и позволяет говорить об обязанности суда не только обозреть подтверждающее этот факт доказательство (проверить его на предмет относимости и допустимости), но и оценить доказательство, сделав вывод о наличии или отсутствии искомого факта.
Преюдицию образуют исключительно те обстоятельства, которые непосредственно устанавливались и исследовались судом, что нашло отражение в мотивировочной части судебного акта, а не получившие оценку суда обстоятельства, не могут рассматриваться как установленные судом и не приобретают свойство преюдициальности.
Из статьи 69 АПК РФ также следует, что преюдициальное значение могут иметь и факты, установленные определением арбитражного суда. Например, ответчик может ссылаться и на установленный вступившим в законную силу определением арбитражного суда факт отказа истца от иска, тождественного заявленному повторно.
Преюдициальность означает не только отсутствие необходимости доказывать установленные ранее обстоятельства, но и запрещает их опровержение. Такое положение существует до тех пор, пока судебный акт, в котором установлены эти факты, не будет отменен в порядке, установленном в законе.
В ходе рассмотрения дела суд исследует указанные обстоятельства, которые, будучи установленными вступившим в законную силу судебным актом, не подлежат доказыванию вновь при рассмотрении иска об оспаривании договора с участием тех же лиц (часть 2 статьи 69 АПК РФ).
Судам также следует иметь в виду, что независимо от состава лиц, участвующих в деле о взыскании по договору и в деле по иску об оспаривании договора, оценка, данная судом обстоятельствам, которые установлены в деле, рассмотренном ранее, учитывается судом, рассматривающим второе дело. В том случае, если суд, рассматривающий второе дело, придет к иным выводам, он должен указать соответствующие мотивы.
Таким образом, преюдициальность распространяется на все установленные в судебном акте факты. Среди этих фактов могут быть и те, которые оказались бесспорными, и те, которые суд ошибочно включил в предмет доказывания по делу. В любом случае все факты, которые суд счел установленными во вступившем в законную силу судебном акте, будут обладать преюдициальностью. При этом важно, чтобы судебный акт обязательно уже вступил в законную силу.
Ковалева Н.А.

Преюдиция (или заранее предустановленная сила) – это юридический термин, означающий признание обстоятельств, установленных судебным актом, при рассмотрении последующих дел без дополнительной проверки.

Для начала приведем законодательное обоснование.

  1. Преюдиция в уголовном процессе.

Статья 90 УПК РФ: Обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором либо иным вступившим в законную силу решением суда, принятым в рамках гражданского, арбитражного или административного судопроизводства, признаются судом, прокурором, следователем, дознавателем без дополнительной проверки. При этом такие приговор или решение не могут предрешать виновность лиц, не участвовавших ранее в рассматриваемом уголовном деле.

2.Преюдиция в арбитражном процессе

Статья 69 АПК. Основания освобождения от доказывания 2. Обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда по ранее рассмотренному делу, не доказываются вновь при рассмотрении арбитражным судом другого дела, в котором участвуют те же лица. 3. Вступившее в законную силу решение суда общей юрисдикции по ранее рассмотренному гражданскому делу обязательно для арбитражного суда, рассматривающего дело, по вопросам об обстоятельствах, установленных решением суда общей юрисдикции и имеющих отношение к лицам, участвующим в деле. 4. Вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для арбитражного суда по вопросам о том, имели ли место определенные действия и совершены ли они определенным лицом.

3.Преюдиция в гражданском процессе

Статья 61 АПК. Основания для освобождения от доказывания 2. Обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу, обязательны для суда. Указанные обстоятельства не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица. 3. При рассмотрении гражданского дела обстоятельства, установленные вступившим в законную силу решением арбитражного суда, не должны доказываться и не могут оспариваться лицами, если они участвовали в деле, которое было разрешено арбитражным судом. 4. Вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесен приговор суда, по вопросам, имели ли место эти действия и совершены ли они данным лицом.

Приведем примеры преюдиции в рамках гражданского процесса:

1) Первый процесс – определение порядка пользования жилым помещением. Второй процесс – разделение коммунальных платежей пропорционально выделенной по первому решению суда жилплощади.

2) Первый процесс – определение места жительства ребенка с отцом. Второй процесс – взыскание алиментов с матери.

Примеры преюдиции в рамках арбитражного процесса (этот вид преюдиции очень похож на преюдицию в гражданском процессе):

1) Первый процесс – взыскан долг. Второй процесс – взыскана неустойка за просрочку выплаты долга.

2) Первый процесс – установлено право собственности на недвижимость. Второй процесс – выселение арендаторов, незаконно занимающих эту недвижимость.

Примеры преюдиции в рамках уголовного процесса:

1) Первый процесс – хищение имущества. Второй процесс – легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных лицом в результате совершения им преступления

2) Первый процесс – растрата денег организации. Второй процесс – неправомерные действия при банкротстве.

Преюдиция может фигурировать в разных процессах.

1) Первый процесс уголовный, приговор по факту злостного уклонения от уплаты алиментов. Второй процесс – гражданский, по лишению родительских прав.

2) Первый процесс – уголовный (мошенничество), второй процесс – арбитражный (признание сделки недействительной),

и так далее.

В настоящее время все три закона (ГПК, АПК и УПК) синхронизированы и приведены в соответствие друг с другом, то есть судебные акты этих трех ветвей судебной системы имеют равное значение и преюдицию друг для друга. Но еще пару лет назад ситуация была иной: приговор по уголовному делу имел предопределяющее значение и был важнее, чем решения судов по арбитражным и гражданским делам. То есть приговор имел преюдициальное значение для решений гражданских судов; а решения гражданских судов преюдицией для уголовного суда не являлись.

Стало ли сейчас лучше?

В основной своей массе, уголовные дела не нуждаются в гражданской преюдиции. Это кражи, грабежи, разбои, наркотики, причинение телесных повреждений. Перечисленные категории дел представляют большинство, основной удельный вес среди общего числа уголовных преступлений. Но есть и преступления экономические, преступления интеллектуальные, или «беловоротничковые», как их иногда называют. И тут мы имеем иную картину.

Так, например, налоговые преступления (статьи 198 – 199.2 УК РФ) весьма сложны в доказывании. Сейчас доказывание вины в уклонении от уплаты налогов производится на основании документов, актов проверок налоговой службы, решений арбитражных судов. Вот что по этому поводу говорит Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28 декабря 2006 г. N 64 «О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления»:

23. Судам надлежит иметь в виду, что доказательствами, подтверждающими наличие или отсутствие в содеянном признаков составов преступлений, предусмотренных статьями 198, 199, 199.1 и 199.2 УК РФ, могут быть налоговые декларации, другие необходимые для исчисления и уплаты налогов и (или) сборов документы, акты проверок исполнения законодательства о налогах и сборах, иные формы проведения налогового контроля органами, уполномоченными на это законодательством, а также заключение эксперта, материалы проверок исполнения законодательства о налогах и сборах иных органов.

При рассмотрении уголовных дел о налоговых преступлениях судам необходимо учитывать вступившие в законную силу решения арбитражных судов, судов общей юрисдикции, а также другие решения, постановленные в порядке гражданского судопроизводства, имеющие значение по делу. Такие решения подлежат оценке в совокупности с иными собранными доказательствами по правилам статьи 88 УПК РФ.

Но если рассмотреть арбитражный процесс и процесс по проведению налоговых проверок, то получаем следующую картину: решение выносится только на основании документов, предоставленных налогоплательщиком. Налоговая служба направляет на предприятие уведомление о том, что начинается налоговая проверка, требуется представить все документы к определенному сроку. Соответственно, получив это уведомление, директор предприятия в связке с главных бухгалтером имеют предостаточно времени, чтобы сделать все документы (читай: подделать), свидетельствующие о доходах/расходах предприятия. Далее: арбитражный суд тоже выносит решение только по представленным документам. При этом ни налоговая служба, ни арбитражный суд не имеют полномочий по оперативно-розыскной деятельности, то есть процесс доказывания весьма ущемлен – я бы даже сказал, ущемлен до степени невозможности доказывания в некоторых случаях.

Теперь смотрим, как было ранее: при существовании налоговой полиции, в штате состоял оперативно-розыскной отдел, которым на законодательном уровне принадлежали полномочия при осуществлении оперативной деятельности. Соответственно, налоговые опера вправе были осуществлять различные мероприятия: прослушку телефонных переговоров (в которых директор и бухгалтер обсуждают завышение расходов), обследование помещения бухгалтерии и кабинета директора (в столе и в сейфе которых зачастую изымались поддельные печати предприятий-однодневок), изъятия документов (на которых липовые подписи и печати) и т.д. Эффективность такого подхода была значительно выше.

В настоящее же время смысла во всем этом немного, т.к. налоговая служба и арбитражный суд уже вынесли решение, зафиксировали отсутствие недоимки, и все – наступила преюдиция, обязательность арбитражного решения для уголовного суда. И даже если оперативники целый год собирали информацию и в итоге собрали ее, нашли неопровержимый компромат на директора и бухгалтера – уголовный суд не будет рассматривать эту информацию в силу той же преюдиции.

Так было после принятия федерального закона от 29 декабря 2009 года N 383-ФЗ, который внес изменения в статью 90 УПК «Преюдиция» и уравнял значение решений арбитражного, гражданского и уголовного судов.

Но, как это часто бывает у нас, ошибки законодательной власти исправляет судебная власть. И этот раз не был исключением.

21 декабря 2011 г. Конституционный Суд вынес Постановление РФ от N 30-П «По делу о проверке конституционности положений статьи 90 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой граждан В.Д. Власенко и Е.А. Власенко» и постановил:

Таким образом, хоть в тексте закона решения трех разных судов (уголовный, арбитражный и гражданский) и имеют равное и преюдициальное друг для друга значение, но толковать это надо именно так, как толкует Конституционный суд. Приговор уголовного суда все равно стоит особняком, и это правильно.

Брусков Павел

(ст. 61 ГПК РФ — официальный текст с комментариями статьи)

1. Обстоятельства, признанные судом общеизвестными, не нуждаются в доказывании.

2. Обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу, обязательны для суда. Указанные обстоятельства не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица, а также в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом.

3. При рассмотрении гражданского дела обстоятельства, установленные вступившим в законную силу решением арбитражного суда, не должны доказываться и не могут оспариваться лицами, если они участвовали в деле, которое было разрешено арбитражным судом.

4. Вступившие в законную силу приговор суда по уголовному делу, иные постановления суда по этому делу и постановления суда по делу об административном правонарушении обязательны для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого они вынесены, по вопросам, имели ли место эти действия и совершены ли они данным лицом.

5. Обстоятельства, подтвержденные нотариусом при совершении нотариального действия, не требуют доказывания, если подлинность нотариально оформленного документа не опровергнута в порядке, установленном статьей 186 настоящего Кодекса, или не установлено существенное нарушение порядка совершения нотариального действия.

Комментарий к статье 61 ГПК РФ. Основания для освобождения от доказывания

Согласно положениям статьи 61 ГПК РФ очевидные факты (общеизвестные или установленные судом) в доказывании не нуждаются. Нюансом установления общеизвестного факта является осведомлённость определённого круга лиц. Факт может быть известен жителям страны, региона, населённого пункта, участникам процесса. Для последних трёх пунктов обязательно мотивированное пояснение в судебном решении. Примерами очевидных фактов являются: сочетание цветов государственного флага России, нахождение города Наро-Фоминска на территории Московской области, нахождение памятника 1000-летию России в Великом Новгороде.

Факты установленные судами других инстанций или юрисдикций (арбитраж, уголовное и административное судопроизводство) также не являются предметом доказательства в гражданском процессе, если состав фигурантов дела остался прежним (по правилам статьи 209 ГПК). Необходимо учитывать, что это положение касается только фактов установленных судебными решениями (приговорами, постановлениями, определениями, судебными приказами) вступившими в законную силу (согласно статье 13 ГПК РФ).

Есть отличия от освобождения от доказывания фактов установленных арбитражным судом. Безоговорочно принимаются к рассмотрению обстоятельства установленные решением арбитражного суда. Факты, указанные в постановлении или определении арбитража учитываться не будут.

При рассмотрении судом дела о гражданско-правовых отношениях для заинтересованных лиц будет иметь значение вступившее в законную силу решение (постановление) суда об административном правонарушении лица в отношении которого вынесено решение (в соответствии со статьей 1 ГПК РФ).

Исходя из положений комментируемой статьи в гражданском процессе не оспариваются выводы указанные в приговоре: факт преступления и совершение его определённым лицом. В гражданском деле определяется только размер возмещения. Иные факты и обстоятельства могут рассмотрены в суде, но принципиального значения иметь не будут. Размер ущерба определит суд на основании общих правил гражданского судопроизводства.

Согласно норме, закреплённой в статье 61 ГПК РФ, лицам не принимавшим участия в деле, по которому суд общей юрисдикции принял решение, предоставляется право оспаривания обстоятельств и фактов установленных судом, если они являются участниками другого гражданского дела.

Новая редакция Ст. 61 ГПК РФ

1. Обстоятельства, признанные судом общеизвестными, не нуждаются в доказывании.

2. Обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу, обязательны для суда. Указанные обстоятельства не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица, а также в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом.

3. При рассмотрении гражданского дела обстоятельства, установленные вступившим в законную силу решением арбитражного суда, не должны доказываться и не могут оспариваться лицами, если они участвовали в деле, которое было разрешено арбитражным судом.

4. Вступившие в законную силу приговор суда по уголовному делу, иные постановления суда по этому делу и постановления суда по делу об административном правонарушении обязательны для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого они вынесены, по вопросам, имели ли место эти действия и совершены ли они данным лицом.

5. Обстоятельства, подтвержденные нотариусом при совершении нотариального действия, не требуют доказывания, если подлинность нотариально оформленного документа не опровергнута в порядке, установленном статьей 186 настоящего Кодекса, или не установлено существенное нарушение порядка совершения нотариального действия.

Комментарий к Статье 61 ГПК РФ

1. Согласно общему правилу, сформулированному в ст. 56 ГПК РФ, каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом. Исключения из данного правила закреплены в ст. 61 ГПК.

Данная статья предусматривает две группы обстоятельств, которые лица, участвующие в деле, могут не доказывать, при этом суд может положить их в основание своего решения: общеизвестные (ч. 1) и преюдициальные (ч. 2 — 4) факты. Следует указать еще на одну группу обстоятельств, не подлежащих доказыванию, — это признанные факты (ч. 2 ст. 67 ГПК РФ). Подробнее см. комментарий ч. 2 ст. 67.

Первую группу фактов, указанных в ч. 1 ст. 61 ГПК РФ, лица, участвующие в деле, могут не доказывать лишь в случаях признания их общеизвестными судом, рассматривающим дело. Поэтому в тех случаях, когда суд не санкционирует признание обстоятельств как общеизвестных, они подлежат доказыванию по общим правилам, предусмотренным ст. 56 ГПК.

Общеизвестные факты — факты, известные широкому кругу лиц, а также суду, который наделен правом признания их таковыми. Так как общеизвестность — категория относительная, степень осведомленности о таких фактах может быть различной (всемирно известные, на всей территории РФ, на территории отдельного субъекта РФ, района, населенного пункта и т.п.). При этом степень общеизвестности обстоятельств суд должен указать в мотивировочной части своего решения, для подтверждения оснований освобождения от их доказывания лиц, участвующих в деле.

Примером общеизвестных обстоятельств могут служить кризис 2008 г., авария на Саяно-Шушенской ГЭС, различного рода стихийные бедствия, эпидемии и т.п.

2. Согласно ч. 2 ст. 61 ГПК РФ обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному гражданскому делу, обязательны для суда. Указанные обстоятельства не доказываются и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица. Данные обстоятельства еще называют преюдициальными (термин «преюдиция» от лат. praejudicio — предрешение), поскольку они установлены вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу.

Как разъяснил Пленум ВС РФ в п. 9 своего Постановления от 19.12.2003 N 23, под судебным постановлением, указанным в ч. 2 ст. 61 ГПК РФ, понимается любое судебное постановление, которое согласно ч. 1 ст. 13 ГПК РФ принимает суд. Часть 1 ст. 13 ГПК РФ предусматривает, что суды принимают судебные постановления в форме судебных приказов, решений суда, определений суда, постановлений президиума суда надзорной инстанции.

Лицам, участвующим в деле, не нужно будет доказывать в новом гражданском деле с тем же субъектным составом обстоятельства, которые будут установлены такими судебными постановлениями, при условии вступления их в законную силу по правилам ст. 209, 391 ГПК. При этом не будет иметь значение, в каком статусе эти лица участвовали в первом деле, по которому факты установлены судебным постановлением, вступившим в законную силу, главное, чтобы они были лицами, участвующими в деле.

Лица, которые не участвовали в деле, по которому судом общей юрисдикции вынесено соответствующее судебное постановление, вправе при рассмотрении другого гражданского дела с их участием оспаривать обстоятельства, установленные этими судебными актами. И доказывать все обстоятельства лица, участвующие в деле, будут в соответствии с общими правилами доказывания, закрепленными ст. 56 ГПК. Примечательно, что формулировка данной нормы фактически воспроизводит содержание ч. 2 ст. 209 ГПК.

3. Освобождение от доказывания обстоятельств, установленных арбитражным судом, отличается от освобождения от доказывания фактов, установленных судом общей юрисдикции, в том, что преюдициальное значение будут иметь только те обстоятельства, которые установлены решением арбитражного суда. Такая позиция закреплена в п. 9 Постановления Пленума ВС РФ от 19.12.2003 N 23: под решением арбитражного суда следует понимать судебный акт, предусмотренный ст. 15 АПК. Согласно ч. 2 ст. 15 АПК решение — это «судебный акт, принятый арбитражным судом первой инстанции при рассмотрении дела по существу».

Если обратиться к терминологии АПК (ч. 1 ст. 15), все судебные акты арбитражные суды принимают в форме решений, постановлений и определений. Только решения арбитражных судов будут содержать преюдициальные факты при рассмотрении дел в судах общей юрисдикции с теми же лицами, участвующими в деле. Факты, установленные определениями и постановлениями арбитражного суда, преюдициального значения иметь не будут. Данная позиция законодателя представляется не совсем верной, так как при таком подходе в случаях отмены или изменения решения арбитражного суда в апелляционном, кассационном или надзорном порядке факты, установленные постановлениями данных судебных инстанций арбитражного суда, не должны признаваться преюдициальными, лицо, участвующее в деле, должно будет доказывать их. То же самое можно сказать и в отношении определений арбитражного суда.

Совпадение состава лиц, участвующих в деле, в суде общей юрисдикции и арбитражных судах возможно, так как возможность участия граждан в арбитражных судах предусматривает редакция действующего АПК (ч. 4 ст. 27, ч. 2 ст. 33).

Толкование данной нормы позволяет сделать вывод, что если состав лиц, участвующих в деле, в суде общей юрисдикции отличается от состава участников в арбитражном суде, то установленные в решении арбитражного суда обстоятельства подлежат доказыванию на общих основаниях (ст. 56 ГПК РФ).

4. При рассмотрении гражданского дела о гражданско-правовых последствиях деяний лица, в отношении которого вынесен приговор, вступивший в законную силу, для суда будут иметь преюдициальное значение только два обстоятельства: имели ли место эти действия (бездействие) и совершены ли они данным лицом. Никакие иные обстоятельства и факты, отраженные в приговоре суда, не будут обязательными для суда, рассматривающего гражданское дело, и все они подлежат доказыванию на общих основаниях. Исходя из этого суд, принимая решение по иску, вытекающему из уголовного дела, не вправе входить в обсуждение вины ответчика, но может разрешать вопрос о размере возмещения.

Принимая решение о возмещении материального ущерба, причиненного преступлением, суд не связан тем размером, который указан в приговоре суда по уголовному делу. Конечно же, обстоятельства уголовного дела, отраженные в приговоре суда, могут быть использованы при рассмотрении гражданского дела, но преюдициального значения они иметь не будут, а размер ущерба будет определяться судом, рассматривающим гражданское дело по общим правилам гражданского процессуального законодательства.

Согласно УПК суд принимает свои решения в форме приговора, определения и постановления. Приговор — решение о невиновности или виновности подсудимого и назначении ему наказания либо об освобождении его от наказания, вынесенное судом первой или апелляционной инстанции (статья 5 Уголовно-процессуального кодекса России).

Примечательно, что в ст. 61 ГПК РФ не указано на признание судом преюдициальности обстоятельств, установленных вступившим в законную силу постановлением и (или) решением судьи по делу об административном правонарушении. Речь нужно вести только об актах суда, так как решения должностных лиц, полномочных рассматривать дела об административных правонарушениях, могут быть обжалованы в суд (ч. 2 ст. 46 Конституции, ст. 30.1 КоАП РФ).

Представляется, что в данном случае судам необходимо признавать преюдициальными обстоятельства, установленные вступившим в законную силу постановлением и (или) решением судьи по делу об административном правонарушении, в противном случае бездейственными и бессмысленными становятся нормы особенной части ГПК. В частности, ст. 215 ГПК РФ предусматривает обязанность суда приостановить производство по делу в случае «невозможности рассмотрения данного дела до разрешения другого дела, рассматриваемого в гражданском, административном или уголовном производстве». Такая приостановка производства необходима для разрешения другого дела, связанного с рассматриваемым делом, в гражданском, административном или уголовном производстве, и для использования в приостановленном деле после его возобновления вступивших в законную силу судебных постановлений, приговоров, постановлений и решений для признания преюдициальности определенных фактов. Возникает резонный вопрос: как повлияет на рассматриваемое (подлежащее приостановлению) гражданское дело другое дело, рассматриваемое в порядке административного производства, какие последствия возникнут после возобновления производства по делу и что будет, если не приостанавливать судопроизводство? В таком случае никакой взаимозависимости и связи между этими делами не будет. Но тогда возникает другой вопрос: почему в указанной норме ст. 215 ГПК РФ не указано на необходимость приостановления производства до разрешения другого дела в порядке судопроизводства в арбитражном суде?

Данный пробел предлагается решать путем применения аналогии закона, при этом данной позиции придерживается и ВС РФ, указавший в п. 9 Постановления Пленума ВС РФ от 19.12.2003 N 23, что на основании ч. 4 ст. 1 ГПК РФ, по аналогии с ч. 4 ст. 61 ГПК РФ, следует также определять значение вступившего в законную силу постановления и (или) решения судьи по делу об административном правонарушении при рассмотрении и разрешении судом дела о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесено это постановление (решение).

Другой комментарий к Ст. 61 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации

При рассмотрении гражданского дела следует учитывать факты, не подлежащие доказыванию. ГПК РФ предусматривает три категории фактов, которые могут быть положены в основу решения по делу без доказывания в судебном заседании:

1) общеизвестные факты;

2) преюдициально установленные факты;

3) признанные стороной факты (см. ст. 68 ГПК и комментарий к ней).

В комментируемой статье закреплены две группы фактов, не подлежащих доказыванию.

Общеизвестными являются факты, о которых знает широкий круг лиц, в том числе судьи. Право признать факт общеизвестным предоставлено суду. Это возможно при одновременном наличии двух условий:

1) объективного — известность факта широкому кругу лиц;

2) субъективного — известность факта всем членам суда.

Речь в таких случаях идет об аксиомах, т.е. суждениях, многократно проверенных на практике и не нуждающихся в особых доказательствах в силу фактической ясности или методологической простоты. Причина принятия таких аксиом кроется в познавательной способности человека к непосредственному усмотрению очевидных истин.

В случае сомнения в общеизвестности факта либо его части в процесс могут вовлекаться специалисты (для дачи консультаций, пояснений по фактам, известным в рамках профессии, распространенным в определенной местности и проч.).

Преюдициально установленные факты — установленные ранее вынесенным и вступившим в законную силу приговором или решением суда по конкретному делу.

Преюдиция — это такое нормативное предписание, которое предоставляет органу, рассматривающему юридическое дело, возможность освободить себя от необходимости заниматься доказыванием обстоятельств, уже ранее установленных и закрепленных в соответствующем судебном акте (решении, приговоре).

Обстоятельства, установленные вступившим в законную силу постановлением по ранее рассмотренному делу, обязательны для суда. Указанные обстоятельства не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица.

При рассмотрении гражданского дела обстоятельства, установленные вступившим в законную силу решением арбитражного суда, не должны доказываться и не могут оспариваться лицами, если они участвовали в деле, которое было разрешено арбитражным судом.

Вступивший в законную силу приговор суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого был вынесен приговор суда по таким вопросам, как: имели ли эти действия место и совершены ли они данным лицом. Иные обстоятельства, установленные приговором суда общей юрисдикции, не обладают преюдициальностью для рассмотрения дела судом.

Однако в случае, когда имеющиеся по делу доказательства входят в противоречие с преюдициальными фактами и при этом исчерпаны имеющиеся возможности дополнительного исследования доказательств (с позиций их относимости, допустимости и достоверности), суд в силу действия принципа непредустановленности судебных доказательств, их свободной оценки (см. ст. 67 ГПК и комментарий к ней), а также презумпции истинности судебного решения (приговора) вправе разрешить дело на основе имеющихся в деле доказательств.

Признание факта является частным случаем освобождения от доказывания. Здесь велика роль усмотрения, внутреннего убеждения судьи (судей) в правдивости лица, отсутствии принуждения или заблуждения. Поэтому в случае, если у суда имеются основания полагать, что признание совершено в целях сокрытия действительных обстоятельств дела или под влиянием обмана, насилия, угрозы, добросовестного заблуждения, суд не принимает признание, о чем судом выносится определение. В этом случае данные обстоятельства подлежат доказыванию на общих основаниях.

В данном деле общеизвестный факт – привлечение несовершеннолетних к труду во время Великой Отечественной войны. Вряд ли общеизвестность данного факта обусловлена его закреплением в нормативном акте, так как даже те, кто никогда не читали названный указ, осведомлены об этом. При рассмотрении дела должно быть доказано привлечение заявителя к такому труду.

Факты, которые подлежат установлению по данному делу, но были ранее установлены решением или приговором суда, в связи с чем не подлежат повторному доказыванию, называются преюдициальными (ч. 2–4 ст. 61 ГПК). Преюдициальные факты не могут быть опровергнуты, если решение или приговор суда, которыми они установлены, не отменены в установленном законом порядке. Например, при рассмотрении дела о возмещении вреда, причиненного пропажей шубы в гардеробе института, истцом выступал собственник шубы, ответчиком – администрация института. Третьим лицом, не заявляющим самостоятельных требований относительно предмета спора, – гардеробщик. Привлечение третьего лица важно для возможности впоследствии предъявить к нему регрессный иск, если он добровольно не пожелает возместить работодателю сумму причиненного ущерба. В этом случае при рассмотрении в суде регрессного иска никакие факты, установленные ранее в судебном решении, не подлежат передоказыванию. Иными словами, ни факт пропажи вещи, ни ее стоимость и пр. не будут доказываться снова, суд лишь установит факт отсутствия платежа гардеробщика работодателю в счет погашения причиненного вреда и взыщет с гардеробщика соответствующую сумму. Если бы третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований относительно предмета спора, не было привлечено к участию в деле, то при рассмотрении дела о взыскании с гардеробщика в пользу института суммы причиненного ущерба суд должен был бы вновь устанавливать факты, которые ранее были установлены, что может привести к вынесению противоречивых судебных актов, а также к затягиванию судебного разбирательства.

Пример. Суд нарушил правило, предусмотренное ч. 2 ст. 61 ГПК, вторично рассмотрев обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным решением по ранее рассмотренному делу.

14 июня 2007 г. Тагилстроевским районным судом г. Нижнего Тагила постановлено решение, которым В. отказано в удовлетворении иска к С. о включении имущества в состав наследства и признании права собственности на наследственное имущество. 16 октября 2007 г. определением судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда указанное решение суда оставлено без изменения.

Из решения Тагилстроевского районного суда г. Нижнего Тагила от 14 июня 2007 г. следует, что в удовлетворении иска В. отказано, поскольку судом установлено, что в нотариальную контору в соответствии со ст. 1153 ГК В. не обращалась. Соответственно указанное обстоятельство на момент рассмотрения этого дела не имело места.

В исковом заявлении от 27 марта 2008 г. истец В. наряду с другими обстоятельствами в качестве основания иска указала, что кроме нее к нотариусу за принятием наследства после смерти К. никто не обращался. В судебном заседании истец также указала, что она обратилась к нотариусу, кроме нее наследником первой очереди является сестра Р. П., но она к нотариусу не обращалась, на наследство после смерти матери не претендует. Указанные обстоятельства ранее не являлись предметом судебного рассмотрения.

Судом неправильно применены положения о преюдициальности фактов, закрепленные в ч. 2 ст. 61 и ч. 2 ст. 209 ГПК, согласно которым обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу, не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при разрешении другого дела.

В связи с этим при рассмотрении данного дела суд не имел полномочий по вторичной проверке, а стороны – права на вторичное оспаривание тех обстоятельств, которые установлены вступившим в силу решением суда от 14 июня 2007 г. Судебной проверке подлежали только те обстоятельства, которые не являлись предметом обсуждения по ранее рассмотренному делу.

Судебное постановление обладает преюдициальностью с момента его вступления в законную силу. Если в дальнейшем судебное постановление будет отменено в надзорном порядке или в связи с вновь открывшимися обстоятельствами, то преюдиция исчезает.

Преюдициальность имеет свои субъективные и объективные пределы, которые должны иметься в совокупности. Субъективные пределы – в обоих делах участвуют одни и те же лица или их правопреемники. При этом не имеет значения, что при рассмотрении другого дела участники предыдущего дела поменялись местами. Так происходит, например, во всех делах по регрессным требованиям: ответчик становится истцом, а третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований относительно предмета спора, – ответчиком. Преюдициальность сохраняется и в том случае, если в новом деле количество лиц на стороне истца или ответчика меньше, чем было в первоначальном деле. Однако если при рассмотрении нового дела в процесс вступает лицо, которое в предыдущем деле не принимало участия, то на него преюдициальность судебного акта не распространяется. В связи с этим в науке спорят о том, а сохраняется ли вообще преюдициальность судебного акта в таком случае. Мнения ученых расходятся. Теоретически преюдициальность должна сохраняться, так как ее субъективные пределы отчасти сохранены, и если новое лицо, участвующее в деле, не будет оспаривать ранее установленные факты, то преюдициальность сохранится. Но если новое лицо, участвующее в деле, станет приводить доказательства, опровергающие установленные факты, то это может привести к тому, что данные факты будут опровергнуты. Часто появление в деле нового участника – единственный шанс опровергнуть преюдициальный факт, неверно установленный в предыдущем решении.

Объективные пределы преюдициальности относятся к фактам, установленным вступившим в законную силу решением или приговором суда. Обычно преюдициальность фактов устанавливается в мотивировочной части судебного акта. Иногда на практике возникают неприятные ситуации для сторон спора, когда суд в мотивировочной части высказывается относительно фактов, которые не входили в предмет доказывания. Часто это связано с оценкой договора (его незаключенности, недействительности и пр.). Такой поспешный вывод суда может стать препятствием для сторон спора в дальнейшей защите своих прав и законных интересов. В этом случае возможным выходом из столь сложной ситуации может стать привлечение новых лиц, участвующих в деле, при рассмотрении последующих дел, поскольку на них преюдициальность судебных актов не будет распространяться.

Приведем в качестве иллюстрации случай, когда выводы судьи об установлении в судебном заседании административного правонарушения не основаны на материалах дела и законе.

Пример. Материалы дела свидетельствуют лишь о том, что 7 декабря 2005 г. на автодороге произошло ДТП с участием водителя М. и пешехода П. По данному ДТП 7 декабря 2005 г. было возбуждено дело об административном правонарушении, а 6 февраля 2006 г. производство по нему было прекращено на основании п. 6 ч. 1 ст. 24.5 КоАП в связи с истечением срока давности привлечения виновного лица к административной ответственности. При этом вопрос о виновности участников ДТП в соответствии с требованиями закона решен не был, и в постановлении обоснованно не указано на наличие вины.

Поэтому вывод суда об установлении в судебном заседании административного правонарушения подлежит исключению из судебного решения.

Кроме того, подлежит исключению из решения вывод о непредставлении М. доказательств несвоевременного получения копии постановления о прекращении производства по делу об административном правонарушении, поскольку такой вывод является основанием для отказа в восстановлении срока обжалования данного постановления. Между тем судьей жалоба принята к производству и рассмотрена по существу.

Ошибочным является также вывод о том, что заявитель ничем не опроверг свои утверждения, изложенные в жалобе, поскольку утверждения (доводы) жалобы должны быть подтверждены лицом, обратившимся с жалобой, а не опровергнуты им. Этот вывод также подлежит исключению из судебного решения.

Обстоятельства, установленные вступившими в законную силу судебным постановлением, решением арбитражного суда и приговором суда, не должны доказываться и не могут оспариваться лицами, если они участвовали в деле (ст. 61 ГПК).

Обжалуемое М. постановление должностного лица по делу об административном правонарушении к указанному в ст. 61 ГПК перечню оснований для освобождения от доказывания не относится, а поэтому преюдициального значения при рассмотрении дела в порядке гражданского производства не имеет.

В данном случае несмотря на взаимосвязь дел по субъектному составу отсутствует установление обстоятельств, что приводит к тому, что не возникает преюдиция ввиду отсутствия объективных пределов.

Часть 2 ст. 61 ГПК устанавливает правила преюдициальности актов суда общей юрисдикции для другого дела также в судах общей юрисдикции. Обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу, обязательны для суда. Указанные обстоятельства не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица. Важно отметить, что закон говорит о преюдициальности судебных постановлений, к которым относятся решения, определения и постановления. Не в любом определении есть установленные факты, которые в силу их значимости могут быть определены в качестве преюдициальных.

Закон толкует объективные пределы преюдиции применительно к судебным решениям арбитражных судов для судебных актов судов общей юрисдикции. При рассмотрении гражданского дела обстоятельства, установленные вступившим в законную силу решением арбитражного суда, не должны доказываться и не могут оспариваться лицами, если они участвовали в деле, которое было разрешено арбитражным судом (ч. 3 ст. 61 ГПК). Как следует из сказанного, преюдициальные факты могут быть установлены лишь в судебном решении арбитражного суда. Например, два юридических лица в арбитражном суде спорят о возмещении причиненного вреда в результате столкновения автомобилей. В качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, выступают водители соответственно на стороне и истца, и ответчика. Регрессные требования будут предъявлены по правилам гражданского процесса в суде общей юрисдикции в силу подведомственности спора.

Участие в деле лиц для возникновения преюдициальности не означает обязательность их физического участия, достаточно привлечения в процесс. Такая ситуация нередко складывается применительно к третьим лицам, не заявляющим самостоятельных требований относительно предмета спора. Суд обязан вынести определение о привлечении третьих лиц к участию в деле. Если даже они не будут присутствовать при рассмотрении дела, на них распространится преюдициальность решения суда, и при рассмотрении, например, регрессного иска суд не будет вновь доказывать обстоятельства, установленные при первоначальном рассмотрении.

Частью 4 ст. 61 ГПК установлены объективные пределы преюдициальности приговоров суда. Вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесен приговор суда, по вопросам, имели ли место эти действия и совершены ли они данным лицом.

Исходя из этого суд, принимая решение по иску, вытекающему из уголовного дела, не вправе входить в обсуждение вины ответчика, а может разрешать вопрос лишь о размере возмещения. В решении суда об удовлетворении иска, помимо ссылки на приговор по уголовному делу, следует также приводить имеющиеся в гражданском деле доказательства, обосновывающие размер присужденной суммы (например, учет имущественного положения ответчика или вины потерпевшего).

Пример. По смыслу закона наличие приговора, которым установлено нарушение правил дорожного движения, постановленного в отношении одного лица, не исключает наличие вины в ДТП других лиц. Следовательно, при рассмотрении гражданско-правового спора стороны не освобождаются от доказывания соответственно отсутствия или наличия такой вины, в том числе при определении объема причиненного вреда.

Как видно из материалов дела, приговор Первоуральского городского суда постановлен в отношении А. Вопрос о виновности или невиновности других лиц, участвующих в деле, при вынесении приговора не разрешался. Истец обратилась с иском о возмещении вреда к нескольким ответчикам. В своем иске истец указывает на основания обращения с иском к каждому из них.

При таких обстоятельствах суду следовало установить наличие или отсутствие вины других ответчиков в рассматриваемом ДТП, определить, могли ли повлиять те или иные виновные действия других ответчиков на объем причиненного вреда.

Вместе с тем данные обстоятельства, несмотря на наличие заявления, судом не устанавливались.

С учетом изложенного решение суда законным и обоснованным признано быть не может и, принимая во внимание невозможность исправления выявленных нарушений в рамках кассационного судопроизводства, обжалуемое судебное решение подлежит отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду следует устранить указанные недостатки и с учетом добытых доказательств постановить законное и обоснованное решение.

В приведенном примере суд первой инстанции неверно определил субъективные пределы преюдиции, распространив ее на лиц, в отношении которых приговор не выносился.

Пример. Как следует из материалов дела, суд признал недействительными сделки по отчуждению недвижимого имущества мебельной фирмы как совершенные с целью, противной основам правопорядка, придав преюдициальное значение приговору Вологодского городского суда Вологодской области от 1 декабря 2005 г., которым бывшие руководители мебельной фирмы признаны виновными в совершении преступления, предусмотренного ст. 196 УК (преднамеренное банкротство).

Между тем одним из конституционных принципов правосудия является принцип состязательности и равноправия сторон (ч. 3 ст. 123 Конституции РФ), который находит свое проявление в том, что суд, в том числе, должен создавать условия для всестороннего и полного исследования доказательств (ч. 2 ст. 12 ГПК).

При этом суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать. Каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений (ст. 56 ГПК).

В соответствии с ч. 4 ст. 61 ГПК вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесен приговор суда, по вопросам, имели ли место эти действия и совершены ли они данным лицом.

Из данной правовой нормы следует, что преюдициальными для гражданского дела являются выводы приговора только по двум вопросам: имели ли место сами действия и совершены ли они данным лицом. Иные факты, содержащиеся в приговоре суда, преюдициального значения не имеют. Другие обстоятельства дела подлежат доказыванию и в том случае, если они были определены в приговоре суда.

Следовательно, содержащиеся в приговоре Вологодского городского суда Вологодской области от 1 декабря 2005 г. выводы о совершении бывшими руководителями мебельной фирмы заведомо невыгодных, убыточных сделок по отчуждению недвижимого имущества этой мебельной фирмы не освобождали участвующие в деле стороны от обязанности представления доказательств в обоснование заявленных требований.

Особо следует подчеркнуть, что преюдициальностью относительно уголовных дел обладает лишь вступивший в законную силу приговор суда. В связи с этим ясно высказался Конституционный Суд РФ.

Пример. Конституционный Суд РФ в Постановлении от 28.10.1996 № 18-П указал, что решение о прекращении уголовного дела по такому нереабилитирующему основанию, как объявление амнистии, по своему содержанию и правовым последствиям не является актом, которым устанавливается виновность обвиняемого в том смысле, как это предусмотрено ст. 49 Конституции РФ. Однако такое решение предполагает основанную на материалах расследования констатацию того, что лицо совершило деяние, содержащее все признаки состава преступления. Именно поэтому прекращение уголовного преследования вследствие акта об амнистии не допускается, если обвиняемый против этого возражает, – в таком случае производство по уголовному делу продолжается в обычном порядке.

Согласно ГПК обязательным для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесен приговор суда по уголовному делу, является только приговор, вступивший в законную силу, и только по вопросам, имели ли место эти действия и совершены ли они данным лицом (ч. 4 ст. 61). Следовательно, отнесение на основании ч. 1 ст. 71 ГПК постановления о прекращении уголовного дела к письменным доказательствам по гражданскому делу не предполагает обязанность суда признавать без дополнительной проверки те или иные обстоятельства, изложенные в этом постановлении. Другой пример. Содержащееся в приговоре суда указание о конфискации определенного имущества не лишает заинтересованных лиц права предъявить иск об освобождении имущества от ареста и доказывать, что это имущество принадлежит им.

В надзорной жалобе указывается, что квартира была приобретена истицей в результате долевого участия в строительстве жилья (соглашение об уступке требования от 20 июня 1996 г., заключенное между С. А. и АОЗТ «Маяк») и является ее собственностью; ни договоры, ни регистрационное удостоверение, на основании которых за истицей зарегистрировано право собственности на указанную квартиру, недействительными не признаны.

На данные обстоятельства, как видно из состоявшегося по делу решения, сослался суд первой инстанции, удовлетворяя заявленный С. А. иск.

Вместе с тем в порядке гражданского судопроизводства суд может решить вопрос об исключении имущества из описи (снять арест с имущества) на основании новых доказательств, если достоверно будет подтверждено право собственности на это имущество. Юридически значимыми по данному делу обстоятельствами являются обстоятельства, связанные не только с фактом принадлежности истице на момент рассмотрения спора квартиры на праве собственности (на что сослался суд первой инстанции), но и обстоятельства, свидетельствующие о приобретении квартиры не на денежные средства, добытые С. Л. преступным путем. Кроме того, согласно резолютивной части приговора суда от 21 января 2000 г. вышеуказанная квартира была передана администрации г. Рязани, которая к участию в деле по иску об освобождении имущества от ареста в качестве ответчика привлечена не была.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ находит решение Советского районного суда г. Рязани от 13 января 2004 г., постановление президиума Рязанского областного суда от 26 октября 2004 г. подлежащими отмене, а дело – направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

На основании ч. 4 ст. 1 ГПК, по аналогии с ч. 4 ст. 61 ГПК, следует также определять значение вступившего в законную силу постановления и (или) решения судьи по делу об административном правонарушении при рассмотрении и разрешении судом дела о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесено это постановление (решение).

Пример. В нарушение норм ст. 5 Федерального закона от 26.09.1997 № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» образовательный процесс по обучению религии детей проводился Библейским Центром не в государственном и муниципальном образовательном учреждении, имеющем лицензию на право осуществления образовательной деятельности, и не в образовательном религиозном учреждении, зарегистрированном в установленном порядке и имеющем лицензию на право осуществления образовательной деятельности, а в воскресной школе, не обладающей требуемым законом статусом.

Вступившее в законную силу постановление и (или) решение судьи по делу об административном правонарушении обязательны для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях деяния лица, в отношении которого вынесены постановление и (или) решение по вопросам о том, имели ли место эти действия (бездействие) и совершены ли они данным лицом (ч. 4 ст. 1 ГПК, ч. 4 ст. 61 ГПК, п. 8 постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебном решении»).

Поэтому судом приняты во внимание как обязательные для настоящего дела постановление мирового судьи судебного участка № 4 г. Новочебоксарска от 10 июля 2007 г., решение Новочебоксарского городского суда от 31 июля 2007 г., постановление судьи Новочебоксарского городского суда Чувашской Республики от 10 июля 2007 г., решение Верховного суда Чувашской Республики от 2 августа 2007 г. по делам об административном правонарушении в части установления фактов осуществления Библейским Центром образовательной деятельности без обязательной для этого лицензии и с нарушением санитарно-эпидемиологических требований к организации учебно-производственного процесса, гигиенических требований к условиям обучения.

Учитывая изложенное, суд пришел к правильному выводу о том, что осуществляемая религиозной организацией Библейский Центр Чувашской Республики христиан веры евангельской (пятидесятников) образовательная деятельность без получения необходимого разрешения (лицензии) нарушает нормы абз. 2 п. 3 ст. 49 ГК, ст. 33 Закона РФ от 10.07.1992 № 3266-1 «Об образовании» и ст. 19 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях», а потому является незаконной. При этом суд обоснованно расценил незаконное ведение Библейским Центром образовательной деятельности как неоднократное и грубое нарушение закона, являющееся в силу абз. 2 п. 2 ст. 61 ГК и абз. 2 п. 1 ст. 14 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» достаточным основанием для ликвидации этой религиозной организации, в связи с чем принял решение об удовлетворении заявлений прокуроров.

Пределы преюдиции важно определить при защите неопределенной группы лиц. Согласно ч. 3 ст. 46 Закона РФ от 07.02.1992 № 2300-1 «О защите прав потребителей» вступившее в законную силу решение суда о признании действий изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) противоправными в отношении неопределенного круга потребителей обязательно для суда, рассматривающего иск потребителя о защите его прав, возникших вследствие наступления гражданско-правовых последствий действий изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера), в части вопросов, имели ли место такие действия и совершены ли они изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером). Как видно из сказанного, законом уточняются объективные пределы преюдициальности судебного акта по делам о защите неопределенного круга потребителей.

Записи созданы 8837

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх