Принцип недопустимости злоупотребления правом

⇐ ПредыдущаяСтр 14 из 63

Конституцией РФ установлен главный общеправовой принцип недопустимости злоупотребления правом. В соответствии со ст. 17 Конституции осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц.

Однако, вышеуказанный принцип содержит в себе запрет, который распространяется не на все случаи злоупотребления правом. Сегодня круг тех случаев, которые считаются злоупотреблениями шире, чем они закреплены в конституционной норме. Буквально толкуя это предписание можно утверждать, что данный запрет не распространяется, например, на случаи злоупотребления субъективным правом со стороны коммерческих организаций, что также неверно.

Злоупотребление правом сегодня отмечается во всех без исключения сферах правовой деятельности (конституционное, семейное, трудовое, гражданское право и т.д.), где поведение субъекта связано с реализацией субъективных прав и законных интересов.

В соответствии с действующей редакцией ст. 10 ГК РФ не допускается осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом).

Федеральным законом от 30.12.2012 г. № 302-ФЗ «О внесении изменений в главе 1,2,3,4 ГК РФ» дополнительно к принципу добросовестности вводится запрет на обход закона с противоправной целью (далее — обход закона). При этом законом установлено, что к действиям, направленным на обход закона, будут применяться те же последствия, которые установлены для злоупотребления правом, если иное не указано в тексте ГК РФ. Представляется, что на практике могут появиться затруднения, связанные с определением сущности этого правового явления, а также с отграничением его от иных правовых институтов. К примеру, в настоящее время в судебной практике встречаются случаи фактического отожествления таких институтов, как «обход закона» и «притворная сделка» (Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 23.12.2011 по делу N А32-3596/2010).

Различия между действиями, направленными на обход закона, и притворными сделками правоотношениях следует проводить по направленности воли лиц, участвующих в них. При совершении действий, направленных на обход закона, воля лиц направлена на достижение именно того правового результата, который и заявляется заключаемыми сделками.

Обходом закона и осуществлением гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу злоупотребление правом не ограничивается. Так, к злоупотреблению правом, судебная практика часто относит действия направленные на воспрепятствование осуществление другим лицом его законного права ( Постановление Президиума ВАС РФ от 05.10.2010 № 5153/10 ).

Таким образом, в соответствии со ст. 10 ГК РФ злоупотребление правом может быть квалифицированно любое заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав.

К последствиям злоупотребления правом закон относит полный или частичный отказ суда в защите права, а также иные меры, предусмотренные законом. Представляется, что указание на иные меры, связано с тем, что обращение в суд с целью защитить свои права не является единственным применяемым способом.

Способы защиты права установлены ст. 12 ГК РФ. К таковым закон относит:

· признание права;

· восстановление положения, существовавшего до нарушения права, и пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения;

· признание оспоримой сделки недействительной и применения последствий ее недействительности, применения последствий недействительности ничтожной сделки;

· признание недействительным решения собрания;

· признание недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления; самозащиты права;

· присуждения к исполнению обязанности в натуре;

· возмещение убытков; взыскание неустойки;

· компенсация морального вреда прекращения или изменения правоотношения;

· неприменение судом акта государственного органа или органа местного самоуправления, противоречащего закону.

Список, установленный законом, исчерпывающим не является. К способам могут быть отнесены иные меры, установленные законодательством. Так законом установлено, что если злоупотребление правом повлекло нарушение прав другого лица, то такое лицо вправе требовать возмещение причиненных ему этим убытков по правилам ст. 1064 ГК РФ.

Важно отметить, что злоупотребление правом может быть не только материальным, но и процессуальным. Значение наличия норм о злоупотребление процессуальными правами является весьма важным. Ведь злоупотребление процессуальными правами может затянуть процесс, породить неблагоприятные последствия для сторон.

Наиболее острой проблемой, связанной с рассматриваемой тематикой, является отсутствие в законодательстве определения термина злоупотребления правом. Понятия злоупотребления не содержится и в современной цивилистической науке. Не выработана дефиниция злоупотребления правом и судебная практика. В Постановлении Пленумов Верховного суда РФ и Высшего Арбитражного суда РФ » О некоторых вопросах, связанных с применением части первой ГК РФ» от 1 июля 1996 года, указывается следующее » При разрешении споров следует иметь ввиду, что отказ в защите права со стороны суда допускается лишь в случаях, когда материалы дела свидетельствуют о совершении гражданином или юридическим лицом действий, которые могут быть квалифицированны как злоупотребление правом, в частности действий, имеющих своей целью причинить вред другим лицам. В мотивировочной части соответствующего решения должны быть указаны основания квалификации действий лица как злоупотребления правом». Таким образом, квалифицировать действия как злоупотребления правом Пленум предоставил на судейское усмотрение.

Для определения сути понятия злоупотребления правом обратимся к толковому словарю С.И. Ожегова, в соответствии с которым злоупотреблением является проступок, состоящий в незаконном, преступном использовании своих прав, возможностей.

Проанализировав все вышесказанное, можно дать следующее определение: Злоупотребление правом ― это действие лица, состоящее в недобросовестном использовании своих прав с намерением причинить вред другого лицу.

14. Вещи и имущество: понятие и соотношение

Объектами гражданских прав признаются материальные и нематериальные блага либо деятельность по их созданию, по поводу которых субъекты гражданского права вступают между собой в правовые отношения, приобретают гражданские права и обязанности. К объектам гражданских прав закон относит вещи, включая деньги и ценные бумаги, иное имущество, в том числе имущественные права; работы и услуги; информацию; результаты интеллектуальной деятельности, в том числе исключительные права на них (интеллектуальная собственность); нематериальные блага (ст. 128 ГК).

Центральным звеном среди объектов — материальных благ являются вещи, понимаемые в широком, современном значении

Виды вещей ― это группы вещей, иных объектов, различаемых по их юридически значимым свойствам и связям.

Среди целого ряда групп вещей особое место занимает подразделение вещей на:

а) недвижимые и

б) движимые.

Недвижимые вещи (имущество) ― те объекты, органически связанные с землей, перемещение (реальный оборот) которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно. Это земельные участки, участки недр, обособленные водные объекты, леса, многолетние насаждения, здания, сооружения, а также подлежащие государственной регистрации перемещаемые объекты — воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания, космические объекты.

Движимые вещи (имущество) ― те объекты, которые не имеют органической связи с землей и по своему содержанию, природе предполагают перемещение, участие в обороте. Это — деньги, ценные бумаги, материалы и оборудование, другие перемещаемые объекты, права на которые не нуждаются в государственной регистрации.

Недвижимость занимает особое место в гражданском обороте, она является существенной основой имущественного положения субъектов, их богатства и правовой защищенности (обеспеченности), влияет на направление и характер экономического развития того или иного региона, отрасли хозяйства, страны в целом. В соответствии с этим недвижимость в виде прав на соответствующие объекты, их переход, прекращение, ограничения, подлежит государственной регистрации органами юстиции в едином государственном реестре. Такая регистрация относится к праву собственности, другим вещным правам, ипотеке, иным правам согласно закону. Отказ от регистрации права на недвижимость и сделок с ней либо уклонение соответствующего органа от регистрации могут быть обжалованы в суд.

При характеристике объектов гражданского права в области недвижимости особо должны быть выделены предприятия, которые впервые в ГК РФ рассматриваются не в качестве одних только субъектов, а также и в виде объектов права.

С этих позиций предприятие как объект права представляет собой имущественный комплекс, используемый для осуществления предпринимательской деятельности. Предприятие в целом, именно как имущественный комплекс, признается законом недвижимостью. Вместе с тем в состав предприятия как имущественного комплекса, образующего единую целостную систему, входят не только право собственности и другие вещные права, но и все другие права (и обязанности), в том числе обязательственные, права в сфере земельных и природоресурсных отношений, деловой репутации, индивидуализации, права интеллектуальной собственности (а также отношения, связанные с персоналом предприятия, его «людским субстратом»). Возникающие здесь сложные вопросы, в особенности при совершении сделок в отношении предприятий, еще не нашли должного решения ни в законодательстве, ни в судебной практике.

На правах рекламы

Информация о компании КСК ГРУПП

КСК групп ведет свою историю с 1994 года. С момента основания и по сегодняшний день компания входит в число лидеров рынка консультационных услуг в области аудита, налогов, права, оценки и управленческого консультирования. За 20 лет работы реализовано более 2000 проектов для крупнейших российских компаний.

КСК групп предлагает комплексное и практическое решение наиболее актуальных задач, стоящих перед финансовыми и генеральными директорами компаний и собственниками бизнеса. Индивидуальный подход, глубокое понимание потребностей и целей клиентов в сочетании с практическими знаниями позволяют решать эти задачи максимально эффективно.

Коллектив КСК групп – это команда из более чем 350 специалистов, имеющих уникальный опыт реализации проектов как для средних, так и для крупнейших российских корпораций.

В настоящее время КСК групп предлагает полный спектр услуг и решений для бизнеса:

  • аудит по российским и международным стандартам;
  • налоговый и юридический консалтинг;
  • аутсорсинг и автоматизация бизнес-процессов;
  • решения по привлечению финансирования;
  • маркетинговые решения и разработка бизнес-стратегии;
  • управленческий и кадровый консалтинг;
  • оценка и экспертиза;
  • сопровождение сделок с капиталом;
  • Due-diligence.

Защита трудовых прав граждан в настоящее время – одна из важных задач разного уровня государственных органов. В ТК РФ закреплены обязанности юридических лиц по соблюдению трудовых прав своих сотрудников. Вместе с тем, как показывает судебная практика, работники сами являются активными нарушителями трудового законодательства.

В настоящее время в правоприменительной практике широко используется общеправовой принцип недопустимости злоупотребления правом по искам о восстановлении на работе, в том числе и со стороны работников (п. 27 постановления Пленума Верховного суда РФ от 17 марта 2004 г. № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации»). При установлении факта злоупотребления правом суд может отказать в удовлетворении иска о восстановлении на работе, поскольку в данном случае работодатель не должен отвечать за неблагоприятные последствия недобросовестных действий работника.

В КСК групп обратились собственник и генеральный директор торговой компании – официального дилера строительных материалов крупной немецкой компании. Поводом для обращения стал иск, инициированный бывшим генеральным директором. Суть спора заключалась в следующем. Бывший генеральный директор, не согласившись со своим увольнением, подал иск в суд с требованием о восстановлении на работе, выплате денежной компенсации за вынужденный прогул и взыскании компенсации за нанесенный моральный вред. Сумма иска достигала 4 млн руб. Требования были мотивированы тем, что он в день своего увольнения (17 апреля 2014 года) находился в ежегодном оплачиваемом отпуске. В качестве доказательства незаконного увольнения в суде был представлен приказ о предоставлении очередного отпуска от 16 апреля 2014 года.

Ознакомившись с материалами дела и проанализировав все документы, а также судебную практику, юристы КСК групп приняли решение доказать факт злоупотребления правом, для чего была четко сформирована позиция клиента и привлечен свидетель.

С учетом представленных доказательств, судом было установлено, что исковые требования бывшего генерального директора (далее – истец) не подлежат удовлетворению по следующим основаниям.

В суд был представлен Протокол общего собрания участников об освобождении генерального директора от занимаемой должности. Истец принимал участие в голосовании по данному вопросу, поскольку на тот момент еще являлся участником общества, решение об освобождении от занимаемой должности было принято всеми участниками единогласно.

Ранее, в тот же день (17 апреля 2014 года) истец, не ставя никого в известность, оформил себе очередной отпуск с 17 апреля 2014 года по 17 мая 2014 года приказом от 16 апреля 2014 года, дав указание главному бухгалтеру подготовить приказ о предоставлении отпуска от 16 апреля 2014 года, который сам же и подписал. Данные обстоятельства были подтверждены свидетельскими показаниями главного бухгалтера. Таким образом, участвуя в общем собрании, истец уже находился в отпуске, но никого не поставил об этом в известность, сам принимал участие в голосовании и голосовал «за» по вопросу о прекращении своих полномочий как генерального директора.

Также было установлено, что истец собирался воспользоваться правом ухода в очередной отпуск с 19 апреля 2014 года. Данный факт отражен в протоколе общего собрания участников и в уведомлении участнику Общества, в котором также было указано о переносе общего собрания с 25 апреля 2014 года на 17 апреля 2014 года в связи с предполагаемым нахождением истца в очередном отпуске.

Данные обстоятельства подтверждают тот факт, что истец заранее планировал уход в очередной отпуск с 19 апреля 2014 года после проведения общего собрания участников 17 апреля 2014 года.

Таким образом, истец, используя свое служебное положение, оформив уход в отпуск «задним» числом, фактически создал основания для намеренного обращения с исковым заявлением к Обществу (далее по тексту – Ответчику) о признании увольнения незаконным, восстановлении на работе и взыскании денежных средств в свою пользу.

Как уже упоминали выше, при рассмотрении дел о восстановлении на работе должен соблюдаться общеправовой принцип недопустимости злоупотребления правом, в том числе и со стороны работников, поскольку в указанном случае ответчик не должен отвечать за неблагоприятные последствия, наступившие вследствие недобросовестных действий со стороны работника (истца). В нарушение принятого общим собранием решения, истец, злоупотребив правом, намеренно издал приказ об уходе в отпуск в отношении самого себя, не предупредив об этом участников общества и вновь избранного генерального директора и, таким образом, намеренно создал правовые основания для предъявления искового заявления о восстановлении на работе и взыскании денежных средств.

Проанализировав установленные обстоятельства дела, суд пришел к выводу, что увольнение истца является законным, порядок увольнения не был нарушен, со стороны истца имеет место злоупотребление правом, а поэтому оснований для удовлетворения требований о восстановлении на работе и взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула у суда не имеется. Что касается морального вреда, то, так как увольнение истца является законным, то и оснований для взыскания с ответчика денежной компенсации морального вреда нет, поскольку правомерными действиями ответчик не мог причинить истцу моральный вред. На основании изложенного, суд отказал истцу в исковых требованиях в полном объеме. Следует отметить, что решение, вынесенное судом первой инстанции, было поддержано и в вышестоящих инстанциях.

Таким образом, благодаря профессионально выработанной позиции юристам-консультантам удалось доказать факт злоупотребления правом со стороны бывшего генерального директора и как результат – добиться положительного решения суда для клиента.

Рогова Ольга,
юрист департамента налогового консультирования и разрешения налоговых споров КСК групп http://kskgroup.ru/

УДК 349.2

ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЕ ПРАВОМ: ПРАВОВАЯ КАТЕГОРИЯ В ТРУДОВЫХ ОТНОШЕНИЯХ

И.А. ГРАБОВСКИЙ11 О.С. ЛИЛИКОВА21

Белгородский государственный национальный исследовательский университет

1) е-таіІ:ОгаЬогзкіу@Ьзи.е^.ги е-таіІ:ЗІгеЬкога@Ьзи.е^.ги

Статья посвящена пределам осуществления трудовых прав и последствиям злоупотребления такими правами. Проводится сравнительный анализ трудовых и гражданско-правовых отношений для определения возможности применения к трудовым отношениям пределов осуществления гражданских прав (запрет шиканы).

Ключевые слова: злоупотребление правом, гражданское право, трудовое право, теория применения злоупотребления.

Трудовой кодекс РФ не предусматривает норм, которые регулируют пределы осуществления трудовых прав и злоупотребление такими правами. В действующем Трудовом кодексе, термин «злоупотребление» употребляется только в одном случае. В частности ст. 355 ТК РФ1 вменяет в обязанность Федеральной инспекции труда извещать соответствующие органы государственной власти в случае обнаружения факта нарушений, или злоупотребления, которые не входят в предмет трудового права. Других каких — либо определений о злоупотреблении правами в трудовых отношениях ТК РФ не дает и пределы осуществления трудовых прав теоретически и практически не обозначены.

Пределы осуществления трудовых прав можно определить, исходя из общих правил ст.17 Конституции РФ, где говорится, что реализация прав и свобод не должно нарушать права и свободы других лиц. В постановлении Пленума Верховного суда РФ № 2 от 17.03. 2004 г «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса РФ»2 принцип недопустимости злоупотребления правом был назван одним из в общеправовых.

Однако, чтобы исключить злоупотребления правом в трудовых отношениях необходимо ориентироваться не на общеправовой принцип недопустимости злоупотребления правом, а на отраслевой. Представляется, что назрела необходимость внесения федеральным законом в ст.2 ТК РФ специального принципа о злоупотреблении правом в трудовых отношениях. Данный принцип должен предусматривать негативные последствия за злоупотребление правами сторонами трудового договора, поскольку выход за пределы осуществления прав имеет место сторонами трудовых отношений.

Злоупотребление правом со стороны работодателя на практике возможно в отношении любого работника, или всего коллектива : например, пересмотр или установление новых условий труда в отношении неугодных работников, внеочередная аттестация или когда под предлогом сокращения штатов работодатель увольняет инициаторов коллективного трудового спора, обработка персональных данных работника без его ведома, когда работодатель злоупотребляет своим правом и вторгается в частную жизнь подчиненных и т.д.

Пленум Верховного Суда №2 от 17.03.2004 г. назвал лишь два вида злоупотреблений правом со стороны работника: сокрытие работником временной нетрудоспособности и что работник был избран в представительный орган, или руководителем выборного профсоюзного коллегиального органа. В данном случае решение об его увольнении по

инициативе работодателя должно производиться с учетом мотивированного мнения выборного профсоюзного органа. И разъяснил, что при установлении судом факта злоупотребления работником своим правом, суд может отказать в удовлетворении его иска о восстановлении на работе. При этом необходимо иметь в виду, что в трудовых отношениях отсутствует юридическая обязанность работника извещать работодателя о причинах своего отсутствия на работе. Поэтому необходимо доказать сам факт злоупотребления работником сокрытия болезни на момент расторжения с ним трудового договора, а не факт того, что работодатель не знал о временной нетрудоспособности работника.

Однако на практике встречаются и другие случаи злоупотребления правом со стороны работника. Это уклонение работника от предоставления работодателю обязательной информации о состоянии своего здоровья в случае, когда это требуется по условиям работы. Встречаются случаи, когда работник получает производственную травму или профессиональное заболевание, нехарактерное для остальных работников на данном предприятии. Злоупотребление правом со стороны работника может быть направлено не только против интересов работодателя, но и против интересов другой группы работников, или коллектива в целом.

Правовые последствия злоупотребления правом в трудовых отношениях обусловлены теми особенностями, что законодательство о труде не регулирует в законодательном порядке понятийный аппарат, а также правовые последствия злоупотребления правом. Это ставит перед данной отраслью задачу — выработать собственные правовые критерии применения соответствующих категорий. При этом, необходимо проанализировать насколько допустимо использование в трудовых отношениях нормы гражданского законодательства, в частности, ст. 10 ГК РФ3, которая определяет пределы реализации гражданских прав. Эта норма предусматривает запрет шиканы, то есть такие действие участников гражданских правоотношений, реализуемых с намерением умышленно причинить вред другому лицу, а также ограничение злоупотребления своими правами в иных формах.

Эта правило базируется на обеспечение равенства субьектов регулируемых им отношений, гарантии права собственности, обеспечение свободы договора, ограничения вмешательства любого участника гражданских отношений в частные дела. Использование понятийного аппарата гражданского права к трудовым отношениям в данном случае является едва ли оправданным. Трудовое право должно выработать собственный понятийный аппарат. Это объясняется тем, что в настоящее время усиливается частно — государственное и частно — партнерское регулирование трудовых отношений. Это обьясняет-ся тем, что большинство условий труда устанавливаются соглашениями, на федеральном, региональном, территориальном и локальном уровнях, а также актами, принимаемыми работодателем с учетом мнения профсоюзного органа. Поэтому, вызывает сомнение использование в трудовых отношениях межотраслевых принципов. Это обьясняется тем обстоятельством, что межотраслевые принципы той отрасли права, где используется диспозитивный метод регулирования, который содержится в позитивном праве, противоречила бы основам правосудия. А это один из основных принципов, который закреплен как международными актами (Международный пакт о гражданских и политических правах4), так и Конституцией (ст. 55 Конституции РФ5.) На эти нормативные акты, в основном делает ссылку Конституционный Суд РФ при уточнении и обосновании своей правовой позиции.

Основываясь на положении п.27 вышеназванного Постановления Пленума РФ можно предположить, что речь может идти только о злоупотреблении субъективными правами. Представляется, что это очень важное для трудовых отношений положение, поскольку права субьектов трудового договора имеют свои особенности. Большинство норм,

05.12.1994. -№ 32. — Ст. 3301.

4 Международный Пакт от 16.12.1966 «О гражданских и политических правах» // Бюллетень Верховного Суда РФ. -№12. — 1994.

Серия Философия. Социология. Право. 2013. № 23 (166). Выпуск 26

закрепляющих права работников в трудовых правоотношениях, сохраняют свойства обь-ективного, а не субьективного права. Так, право на ежегодный основной оплачиваемый отпуск по Трудовому кодексу (ст.122 ТК РФ), может быть использовано на практике на основании графика отпусков, путем взаимного волеизъявления сторон и лишь с разрешения работодателя. Произвольное использование работником времени отпуска может быть расценено работодателем как грубое нарушение трудовой дисциплины, которое приравнивается к прогулу.

Пределы реализации субьектами трудового договора своих прав не должны быть формально определенными. Это дает основание предполагать, что субъективное право не абсолютно — оно ограничивается правомерными интересами управомоченного лица. При этом, необходимо отметить, что вопрос о злоупотреблении правом — это, прежде всего, анализ форм злоупотребления правом. Формой злоупотребления правом, как правило, понимают те действия или бездействия, которые формально соответствуют закону, но не противоречат существу, либо предназначением соответствующей нормы права, на основе которой реализуется субъективное право. В настоящее время формы злоупотребления правом субьектами трудовых отношений легально не установлены, но на практике активно используется данная правовая категория. В этом случае, основным источником для анализа может служить практика высших судебных инстанций, в том числе Верховного суда РФ, Арбитражного суда РФ, а также выводы Конституционного суда РФ.

В Постановлении Конституционного суда РФ от 24 января 2002 г. №3-П6 было обозначено правовое обоснование, в основу которого заложен тезис о том, что увольнение, обусловленное исключительными обстоятельствами, не связанными с профессиональной деятельностью считается незаконным, а следовательно, неконституционным. Поэтому, право на увольнение может быть ограничено, и предоставление иммунитета работнику имеют строго целевое назначение. Полномочия представительного органа на отказ в даче мотивированного согласия на увольнение может быть обусловлено обоснованной защитой работника от дискриминации за правомерное участие в профсоюзной деятельности.

Таким образом, напрашивается вывод, что судебная практика рассматривает вопросы злоупотребления правом в контексте совершения другим субьектом трудового договора неправомерных действий, направленных на создание препятствий в осуществлении трудовых прав. Так, например, ч.2 ст.81 ТК РФ предусматривает ограничения на прекращение трудового договора по инициативе работодателя в период болезни работника. Судебная практика исходила из императивности этого положения и судебные инстанции восстанавливали работника в прежней должности, если работник предоставлял доказательства того, что увольнение произведено в такой период.

Однако, если работник скрыл факт временной нетрудоспособности и был уволен, то руководитель не обязан нести отрицательные последствия из — за недобросовестного поведения работника. В данном случае злоупотребление работника правом, то есть умышленное сокрытие соответствующих обстоятельств от работодателя, может явиться законным основанием для отказа в удовлетворении исковых требований о восстановлении на работе. Важность указанных положений для трудового законодательства можно проанализировать на примере увольнения работника по инициативе работодателя по сокращению численности или штата работников. Судебные органы при разрешении трудовых споров о законности и обоснованности увольнения по данном основанию исследовали как правило обьективные причины и процедуры, в силу которых, работодатель принял решение о сокращении штатов.

Зачастую, такая судебная практика, ограничивает возможности работника эффективно защищать свои трудовые права, не всегда принимая во внимание социальное по-

6 Постановление Конституционного Суда РФ от 24.01.2002 № 3-П «По делу о проверке конституционности положений части второй статьи 170 и части второй статьи 235 Кодекса законов о труде Российской Федерации и пункта 3 статьи 25 Федерального закона «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности» в связи с запросами Зерноградского районного суда Ростовской области и Центрального районного суда города Кемерово» // Собрание законодательства РФ. -18.02.2002. — № 7. -Ст. 745.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

ложение трудового права, в особенности назначение конкретных норм ТК РФ. Поэтому мы полагаем, что трудовое законодательство должно содержать нормы о недопустимости злоупотребления правом субьектами трудового договора, прежде всего со стороны работодателем, который, обладая властными полномочиями, не всегда соблюдает трудовое законодательство.

2. Международный Пакт от 16.12.1966 «О гражданских и политических правах» // Бюллетень Верховного Суда РФ. -№12. — 1994.

05.12.1994. -№ 32. — Ст. 3301.

6. Постановление Конституционного Суда РФ от 24.01.2002 № 3-П «По делу о проверке конституционности положений части второй статьи 170 и части второй статьи 235 Кодекса законов о труде Российской Федерации и пункта 3 статьи 25 Федерального закона «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности» в связи с запросами Зерноградского районного суда Ростовской области и Центрального районного суда города Кемерово» // Собрание законодательства РФ. — 18.02.2002. — № 7. -Ст. 745.

Список литературы

ABUSE OF THE RIGHT: COMPARATIVE ANALYSIS OF THE CIVIL AND LABOUR RELATIONS

Belgorod National Research University

Записи созданы 8837

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх