Приведение в соответствие с требованиями законодательства

О необходимости приведения нормативно-технической документации в соответствие с действующим законодательством

Федеральным законом от 02.01.2000 N 29-ФЗ (ред. от 28.12.2010) «О качестве и безопасности пищевых продуктов» (далее — ФЗ N 29) регулируются отношения в области обеспечения качества пищевых продуктов и их безопасности для здоровья человека.

Согласно ч. 1 ст. 17 («Требования к обеспечению качества и безопасности пищевых продуктов, материалов, и изделий при их изготовлении»), названного закона изготовление пищевых продуктов, материалов и изделий следует осуществлять в соответствии с техническими документами при соблюдении требований санитарных и ветеринарных правил и норм.

Под техническими документами, согласно ст. 1 ФЗ N 29 понимаются документы, в соответствии с которыми осуществляются изготовление, хранение, перевозки и реализация пищевых продуктов, материалов и изделий (технические условия, технологические инструкции, рецептуры, СТО и другие).

Для изготовления пищевых продуктов должно применяться продовольственное сырье, качество и безопасность которого соответствует требованиям нормативных документов.

Нормативными документами являются технические регламенты, государственные стандарты, санитарные и ветеринарные правила и нормы, устанавливающие требования к качеству и безопасности пищевых продуктов, материалов и изделий, контролю за их качеством и безопасностью, условиям их изготовления, хранения, перевозок, реализации и использования, утилизации или уничтожения некачественных, опасных пищевых продуктов, материалов и изделий.

Статья 6.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях от 30.12.2001 N 195-ФЗ (ред. от 04.06.2011) (с изм. и доп., вступающими в силу 01.07.2011) (далее — КоАП РФ) устанавливает ответственность за нарушение законодательства в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения и законодательства о техническом регулировании.

Так, нарушение законодательства в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения, выразившееся в нарушении действующих санитарных правил и гигиенических нормативов, требований технических регламентов, невыполнении санитарно-гигиенических и противоэпидемических мероприятий, влечет предупреждение или наложение административного штрафа на граждан в размере от ста до пятисот рублей; на должностных лиц — от пятисот до одной тысячи рублей; на лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, — от пятисот до одной тысячи рублей или административное приостановление деятельности на срок до девяноста суток; на юридических лиц — от десяти тысяч до двадцати тысяч рублей или административное приостановление деятельности на срок до девяноста суток.

Кроме того, продажа товаров, выполнение работ либо оказание населению услуг, не соответствующих требованиям технических регламентов, стандартов, техническим условиям или образцам по качеству, комплектности или упаковке, влечет предупреждение или наложение административного штрафа на граждан в размере от одной тысячи до одной тысячи пятисот рублей; на должностных лиц — от двух тысяч до трех тысяч рублей; на юридических лиц — от двадцати тысяч до тридцати тысяч рублей (ч. 1 ст. 14.4 КоАП РФ).

Продажа товаров, выполнение работ либо оказание населению услуг с нарушением требований технических регламентов и санитарных правил или без сертификата соответствия (декларации о соответствии), удостоверяющего (удостоверяющей) безопасность таких товаров, работ либо услуг для жизни и здоровья людей, влечет предупреждение или наложение административного штрафа на граждан в размере от двух тысяч до двух тысяч пятисот рублей с конфискацией товаров или без таковой; на должностных лиц — от четырех тысяч до пяти тысяч рублей; на лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, — от четырех тысяч до пяти тысяч рублей с конфискацией товаров или без таковой либо административное приостановление деятельности на срок до девяноста суток с конфискацией товаров или без таковой; на юридических лиц — от сорока тысяч до пятидесяти тысяч рублей с конфискацией товаров или без таковой либо административное приостановление деятельности на срок до девяноста суток с конфискацией товаров или без таковой (ч. 2 ст. 14.4 КоАП РФ).

Также доводим до Вашего сведения, что в соответствии с Решением Комиссии Таможенного союза от 28.05.2010 N 299 (ред. от 07.04.2011) «О применении санитарных мер в таможенном союзе», 1 июля 2010 года вступил в силу Единый перечень товаров, подлежащих санитарно-эпидемиологическому надзору (контролю) на таможенной границе и таможенной территории таможенного союза (далее — Единый перечень). Согласно абз. 2 ст. 7 Единого перечня, изготовление новых пищевых продуктов на территории государств — членов таможенного союза, ввоз пищевых продуктов на территорию государств — членов таможенного союза, осуществляемый впервые, допускается только после их оценки на соответствие Единым санитарным требованиям (также утв. Решением Комиссии Таможенного союза от 28.05.2010 N 299; вступили в силу с 01.07.2010).

Таким образом, изготовление новых пищевых продуктов и (или) ввоз пищевых продуктов по нормативно-технической документации, не соответствующей Единым санитарным требованиям, будет являться нарушением ч. 1 ст. 17 ранее названного ФЗ N 29.

Учитывая вышеизложенное, предприятиям пищевой промышленности, общественного питания, осуществляющих изготовление и реализацию пищевых продуктов вне предприятия необходимо принять меры по приведению нормативно-технической документации в соответствие с действующим законодательством, внести соответствующие изменения в существующую техническую документацию.

До реформы

Вплоть до середины XIX века судебная система в Российской империи была выстроена согласно «Учреждению о губерниях» 1775 года и предполагала три уровня судов: уездный, губернский и общегосударственный. Эти суды были зависимы от административных учреждений и часто затягивали рассмотрение дел на целые десятилетия. Ситуацию осложняло огромное количество правил и исключений из них. Подозреваемых стращали и истязали, чтобы добиться признания вины. Сам суд проходил в их отсутствие, значение имели только документы по делу. Защитников не существовало, а подсудимые почти всегда были лишены возможности обжаловать приговор.

Государственный секретарь Российской империи Михаил Сперанский понимал, что нужно менять судебную систему, но ему удалось лишь провести министерскую реформу и преобразовать коллегии в восемь министерств. Ими управлял министр, ответственный перед Сенатом. Устройство гражданских и уголовных судов поручалось вновь созданному Министерству юстиции (Манифест «О разделении государственных дел на особые управления, с обозначением предметов, каждому управлению принадлежащих» от 25 июля 1810 года).

Следующий шаг на пути к реформированию предпринял председатель департамента законов Государственного совета граф Дмитрий Блудов: в 1842 году он выпустил Свод законов, а в 1845 году – Уложение о наказаниях. Граф также направил Николаю I подробную записку со своим видением реформ. И хотя император согласился с ней, воплощать в жизнь не стал.

18 февраля 1855 года на престол взошел Александр II. Спустя год, после прекращения Русско-турецкой (Крымской) войны, Александр II объявил: «Да правда и милость царствуют в судах». Чтобы этого добиться, в 1861 году был создан специальный Совет (разрабатывал текст законопроектов) и Государственная канцелярия (редактировала их и утверждала). В 1862 году появился первый проект реформы, а в 1864 году совет представил Судебные уставы, которые впоследствии и были приняты.

Реформа

20 ноября 1864 года Александр II в Царском Селе подписал Указ Правительствующему сенату, в котором говорилось о намерении водворить в России суд «скорый, правый, милостивый и равный для всех подданных», а также возвысить судебную власть и дать ей надлежащую самостоятельность. Для этого были приняты «Устав гражданского судопроизводства», «Устав уголовного судопроизводства», «Учреждение судебных установлений», «Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями» и «Изменение судопроизводства в старых судебных местах».

Фрагмент Указа Правительствующему сенату от 20 ноября 1864 года

Фото из книги «Россия. Законы и постановления» (источник – Президентская библиотека)

В результате реформы судебная власть отделилась от административной, у судов появилась независимость, гласность, открытость и состязательность. Дела стали делиться на гражданские и уголовные, а судопроизводство – на предварительное и судебное. Каждое судебное действие должно было выполняться в установленный срок, что значительно ускорило разбирательство. Были отменены некоторые виды телесных наказаний (розги, плети, шпицрутены, палки, клейма) для мужчин и все виды – для женщин.

Появился институт судебных следователей. Именно они возбуждали следственное дело, руководили оперативной деятельностью полиции, опрашивали свидетелей и подозреваемых, собирали доказательства – то есть выполняли функции современных дознавателей и следователей. О начале каждого следственного действия следователь уведомлял прокуратуру. Когда следователь решал, что имеется достаточно доказательств для обвинения либо прекращения преследования, он передавал следственное дело прокурору. Следователи состояли при окружных судах, были процессуально независимыми, несменяемыми и при нехватке судей могли заменить их.

Карикатура на российскую судебную систему. Конец 1850-х гг. Фото: wikipedia.orgПрокуратура стала обособленной ветвью судебного ведомства и подчинялась министру юстиции. Прокуроры могли возбуждать уголовное преследование, руководить полицейскими на стадии дознания и надзирать за их действиями. На предварительном следствии прокурор наблюдал за следователем и мог предложить ему совершить те или иные действия. Прокуроры проверяли законность содержания под стражей, посещали места заключения и отдавали приказы о немедленном освобождении незаконно лишенных свободы. Они составляли обвинительные заключения или предложения о прекращении дел, представляли их в суды и поддерживали обвинение, контролировали исполнение приговора. Прокуроры должны были работать при общих судах всех уровней. В гражданских процессах они представляли интересы казны.

В противовес прокурорам появились адвокаты (присяжные поверенные). Адвокатом мог стать только человек с профильным высшим образованием и пятилетним стажем работы. Кандидатов утверждал выборный Совет присяжных поверенных, он же объявлял выговоры, временно приостанавливал деятельность защитников и исключал их из корпорации. Присяжные поверенные могли действовать лишь в судах того округа, при котором они состояли. Их услуги оплачивались по письменному соглашению сторон или по официальной таксе, а если подсудимый не был способен внести деньги – из фонда, в который поступал определенный процент от гонораров всех поверенных округа.

Особо тяжкие уголовные дела рассматривали присяжные заседатели, которые выносили вердикт путем тайного голосования. Коллегия присяжных утверждалась губернатором с учетом оседлости (не менее двух лет), возраста (от 25 до 70 лет), благосостояния (в собственности должно быть имущество на сумму не менее 2000 руб.).

Судебные уставы 1864 года также вводили нотариат и службу судебных приставов. Нотариусы рассматривали документы и устанавливали их подлинность, а старшие нотариусы вели крепостные книги – реестры сделок с недвижимостью. Нотариусы служили при окружных судах, однако могли иметь и свой собственный офис. Их зарплата состояла из вознаграждений от клиентов по тарифу. Судебные приставы были при каждом суде, они вручали участникам процесса повестки и документы, помогали исполнять судебные решения. Приставы при вступлении в должность вносили залог и вступали в самоуправляемые корпорации, которые солидарно отвечали за ущерб от неправомерных действий своих членов.

Судебные уставы императора Александра Второго. Фото: rcoit.ru В результате реформы суды стали общими для всех сословий, а стороны по делу получили одинаковые права и процессуальную независимость на предоставление и опровержение доказательств. Были созданы две ветви судов по две инстанции в каждой – мировые суды и мировые съезды, окружные суды и окружные съезды. Окружные судьи назначались пожизненно, мировые избирались на определенный срок. Стать судей мог только человек с юридическим образованием, судебным опытом и безупречной репутацией. В первые годы реформы отбор таких лиц был настолько строгим, что чиновники Минюста лично объезжали губернии и знакомились с кандидатами.

Мировой суд рассматривал мелкие гражданские дела и кражи, а окружной – гражданские и уголовные дела, которые не относились к компетенции мировых судов. В качестве общей третьей инстанции функционировали кассационные департаменты сената. Также действовала Судебная палата, где рассматривались в качестве суда первой инстанции дела о государственных преступлениях и преступлениях, совершенных чиновниками, в качестве суда апелляционной инстанции – жалобы на решения окружных судов. Следствие по политическим делам вела жандармерия, а рассматривало Особое присутствие Правительствующего сената. Важные политические дела слушал Верховный уголовный суд. Назначить смертную казнь мог только сенат и Военный суд. Император оставлял за собой право вмешаться в рассмотрение наиболее важных процессов.

Первый суд, созданный по новым правилам, открылся в 1866 году в Санкт-Петербурге. На торжественной церемонии присутствовал министр юстиции Дмитрий Замятнин и иностранные гости. В том же году заработали суды в Новгородской, Псковской, Московской, Владимирской, Калужской, Рязанской, Тверской, Тульской и Ярославской губерниях. Предполагалось, что переходный период займет четыре года, в действительности процесс распространения новой судебной системы затянулся почти на четверть века.

После реформы

В начале правления Александра III продолжилось распространение новой судебной системы в еще 13 губерниях: в 1883 году судебные учреждения были введены в Северо-Западном крае, в 1890 году – в Прибалтийских губерниях, в 1894 году – в Олонецкой, Оренбургской, Уфимской и Астраханской губерниях, в 1896 году – в Архангельской губернии, в 1897 году – в Сибири, в 1899 году – в Средней Азии и в северной части Вологодской губернии. Однако к концу XIX века произошел незначительный возврат к прежнему режиму. На местах мировые судьи были заменены земскими участковыми начальниками, которые выбирались исключительно из дворян и располагали неограниченной властью над крестьянами. Некоторые категории дел были изъяты из ведения суда присяжных, а в судопроизводстве по политическим делам ограничилась гласность.

Тем не менее судебная реформа Александра II стала одним из лучших радикальных, демократических и последовательных преобразований в России. После нее судебные процессы в Российской империи стали четко регламентированы, следствие велось достаточно быстро и качественно, исчезла путаница и волокита. Как замечают историки, новый судейский корпус с первого дня отличался компетентностью, преданностью делу и честностью. Именно благодаря реформе на юридических факультетах обязательным предметом стало ораторское искусство. «Нельзя не признать, что мы, сегодняшние, до сих пор в существенной мере пользуемся плодами этих реформ во всех сферах нашей жизни. В том числе в сфере правовой и судебной системы», – отметил председатель Конституционного суда Валерий Зорькин.

В материале использована книга А. А. Корнилова «Курс русской истории XIX века», статья Г. А. Филонова и В. С. Черных «Судебная реформа Александра II», а также сведения из других открытых источников.

  • Главная
  • Избранное
  • Популярное
  • Новые добавления
  • Случайная статья

Учредительным документом АО является только устав.

Вопрос о юридической природе устава остается дискуссионным.

В дореволюционной российской цивилистике устав рассматривался в качестве акта деятельности законодателя, поскольку он утверждался высочайшей властью. Довольно распространено и в российской, и в зарубежной доктрине понимание устава как договора либо основанного на договоре правового явления. При таком подходе устав рассматривается как особый договор, который конструирует юридическое лицо путем закрепления отношений между лицами, подписавшими устав. Так, Г.Ф. Шершеневич отмечал, что «акционерный устав имеет силу договора, обязывающего всех лиц, подписавшихся на акции»*(99).

В судебной практике Англии до сих пор пользуется признанием теория договора, заключаемого между членами компании. В подтверждение теории приводятся ссылки на Закон о компаниях 1985 г. В соответствии с его положениями «меморандум и внутренний регламент, зарегистрированные компанией, обязывают компанию и ее членов в той же самой степени, если бы они соответственно были подписаны и скреплены печатью каждым членом, и накладывают на каждого члена обязанности выполнять все положения меморандума и внутреннего регламента». При этом связывающая сила договора между сторонами вытекает не из их соглашения между собой, а из предписаний закона*(100).

В современной цивилистике довольно распространенным является взгляд на устав как на локальный нормативный акт. Устав является локальным нормативным актом, определяющим правовое положение юридического лица и регулирующим отношения между участниками и самим юридическим лицом*(101).

В литературе высказываются и иные точки зрения о природе устава*(102).

В соответствии с Законом об АО устав утверждается учредителями, которые и становятся первыми его акционерами. Решение об утверждении устава принимается учредителями единогласно. В соответствии с российским акционерным законодательством устав составляется в простой письменной форме. В отличие от России в зарубежных странах Европы законодательство требует обязательного нотариального удостоверения устава.

Устав должен предусматривать сведения, указанные в Законе об АО. В этом российское акционерное законодательство совпадает с законодательством Западной Европы. Согласно ст. 11 Закона об АО устав должен содержать следующие сведения:

— полное и сокращенное фирменное наименование общества;

— место нахождения общества;

— указание на тип общества (открытое или закрытое);

— количество, номинальную стоимость, категории акций и типы привилегированных акций, размещаемых обществом;

— размер уставного капитала АО;

— структуру и компетенцию органов управления общества и порядок принятия ими решений;

— права акционеров — владельцев акций каждой категории (типа);

— порядок подготовки и проведения общего собрания акционеров, в том числе перечень вопросов, решение по которым принимается органами управления общества квалифицированным большинством голосов или единогласно;

— сведения о филиалах и представительствах общества;

— иные положения, предусмотренные Законом об АО и иными федеральными законами.

Устав общества может содержать другие положения, не противоречащие федеральному акционерному закону и иным федеральным законам.

Аналогичные требования к содержанию устава содержатся практически во всех законодательных актах европейских государств. Так, Акционерный закон Германии предусматривает, что отступления в содержании устава допустимы, если в законе это прямо предусматривается, однако возможно внесение в устав дополняющих положений, если только закон не содержит по данному вопросу исчерпывающих положений. Такие же требования к содержанию устава установлены законодательством Италии, Франции, Финляндии.

Таким образом, устав АО — это его единственный учредительный документ. Устав является локальным нормативным актом, содержащим нормы корпоративного права. По содержанию устав должен соответствовать требованиям федеральных законов и может содержать положения, не предусмотренные акционерным законом, но не противоречащие ему и другим законам. Соответственно в устав могут быть включены положения, которые предоставляют обществу и его акционерам большую гибкость в организации структуры общества. Требования устава общества обязательны для исполнения всеми органами общества и его акционерами. Все иные локальные акты общества должны соответствовать требованиям устава.

По требованию любого заинтересованного лица, акционера или аудитора общество обязано предоставить им возможность ознакомиться со своим уставом. Сведения, содержащиеся в уставе, никогда не были и не являются коммерческой тайной.

Устав общества должен храниться по месту нахождения исполнительных органов общества. Общество обязано предоставлять акционеру по его требованию копию действующего устава, а также все изменения и дополнения в него. Плата, которую общество взимает за предоставление копии, не может превышать затрат на ее изготовление.

Основная проблема российских акционерных обществ, принимающих свои уставы, заключается в том, что в уставы включаются точные формулировки законов и многие посторонние, ненужные положения. Таким образом, устав АО является текстом законодательства и превращается в никому не нужный документ. Устав же должен включать информацию, которую требует законодательство, а также те положения, которые необходимы для качественного управления обществом. Устав должен являться работающим документом. И он им будет, если в нем будут учтены особенности деятельности АО, особенности его управления, полномочия органов. Тупое переписывание закона не есть разработка устава.

Если устав содержит положение, не соответствующее требованиям закона, такое положение не применяется и является недействительным (ничтожным).

Так как положение устава ограничивает права акционера на выдвижение кандидатов в совет директоров, уменьшая объем прав акционеров по сравнению с тем, как это предусмотрено нормами Федерального закона «Об акционерных обществах», то суд исключил из мотивировочной части решения довод о том, что это противоречит действующему законодательству (постановление ФАС Северо-Западного округа от 4 февраля 2002 г. по делу N А05-9102/01-498/17)*(103).

Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа, рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу ОАО «Архангельскгеолдобыча» на решение Арбитражного суда Архангельской области от 22.10.2001 по делу N А05-9102/01-498/17, установил:

Открытое акционерное общество «Архангельскгеолдобыча» (далее — ОАО «Архангельскгеолдобыча») обратилось в Арбитражный суд Архангельской области с иском к Международному открытому акционерному обществу «Алмазный берег» (далее — МОАО «Алмазный берег») о признании недействительными пунктов 5, 6, 7, 8, 9, 10, 13 решения совета директоров МОАО «Алмазный берег» от 23.08.2001 (протокол N 37) об отказе во включении в повестку дня внеочередного общего собрания акционеров вопросов об избрании совета директоров и ревизионной комиссии.

Решением от 22.10.2001 в иске отказано.

В апелляционной инстанции дело не рассматривалось.

В кассационной жалобе ОАО «Архангельскгеолдобыча» просит решение отменить в части, устанавливающей, что условие, предусмотренное пунктом 25.1 устава МОАО «Алмазный берег» о порядке формирования совета директоров, не противоречит российскому законодательству и подлежит применению, и принять в этой части новое решение о том, что условие, предусмотренное указанным пунктом, противоречит российскому законодательству и не подлежит применению. Податель жалобы ссылается при этом на неправильное применение судом пункта 1 статьи 31 и пункта 1 статьи 53 Федерального закона «Об акционерных обществах».

В отзыве на кассационную жалобу МОАО «Алмазный берег» просит оставить решение без изменения.

Законность и обоснованность решения проверены в кассационном порядке.

В судебном заседании представители ОАО «Архангельскгеолдобыча» подтвердили доводы, изложенные в кассационной жалобе. Представитель МОАО «Алмазный берег» обратился с просьбой отказать в удовлетворении жалобы.

Суд кассационной инстанции полагает, что жалоба подлежит частичному удовлетворению.

Суд правомерно отказал в иске на основании статей 47, 53, 66 и 68 Федерального закона «Об акционерных обществах», в связи с чем оснований для отмены решения не имеется.

Вместе с тем из мотивировочной части решения подлежат исключению абзацы 4 и 5 на листе третьем о том, что довод истца о несоответствии пункта 25.1 устава МОАО «Алмазный берег» нормам Федерального закона «Об акционерных обществах» в части возможности для истца выдвинуть только двух кандидатов в совет директоров, противоречит действующему законодательству.

Упомянутым пунктом устава установлено, что совет директоров состоит из 5 членов; два кандидата в совет директоров представляются для избрания собранием акционеров владельцем первоначального вклада в 5 миллиардов руб., два кандидата — владельцем первоначального вклада в 4 миллиарда руб. и один — владельцем первоначального вклада в 1 миллиард руб.

В соответствии с частью 1 статьи 53 Федерального закона «Об акционерных обществах» акционеры общества, являющиеся в совокупности владельцами не менее чем 2 процентов голосующих акций общества, вправе внести не более двух предложений в повестку дня для годового общего собрания акционеров и выдвинуть кандидатов в совет директоров (наблюдательный совет) общества и ревизионную комиссию (ревизора) общества, число которых не может превышать количественного состава этого органа. Из указанной статьи следует, что законом предоставляется право акционеру выдвигать кандидатов в соответствующие органы числом не более количества членов этих органов. Положение же статьи 25.1 устава МОАО «Алмазный берег» ограничивает права акционера на выдвижение кандидатов в совет директоров, уменьшая объем прав акционеров по сравнению с тем, как это предусмотрено нормами Федерального закона «Об акционерных обществах». Следовательно, данный пункт устава нельзя признать соответствующим нормам Федерального закона «Об акционерных обществах».

На основании изложенного, руководствуясь статьями 174, 175, 176, 177 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа постановил:

Решение Арбитражного суда Архангельской области от 22.10.2001 по делу N А05-9102/01-498/17 оставить без изменения.

Исключить из мотивировочной части решения абзацы 4 и 5 на листе третьем о том, что довод истца о несоответствии пункта 25.1 устава МОАО «Алмазный берег» нормам Федерального закона «Об акционерных обществах» в части возможности для истца выдвинуть только двух кандидатов в совет директоров, противоречит действующему законодательству.

Если общество учреждается одним лицом, то в этом случае учредитель принимает решение об учреждении, в котором определяются размер уставного капитала, категории (типы) акций, размер и порядок их оплаты. Как правило, уставный капитал такого общества полностью оплачивается учредителем к моменту государственной регистрации общества. Вместе с решением об учреждении общества для государственной регистрации представляется устав общества.

Таким образом, в соответствии с российским законодательством учредители заключают договор о создании акционерного общества, утверждают устав АО и представляют учредительные документы АО для государственной регистрации.

В отличие от российского законодательства европейское акционерное законодательство предусматривает обязанность учредителей раскрыть информацию о создаваемом акционерном обществе. Так, по Акционерному закону Германии, учредители АО, подписавшие его устав, должны сделать официальное объявление в официальных изданиях о создаваемом АО, размере его уставного капитала, предмете деятельности, номинальной стоимости акций и видах акций, о порядке и сроках оплаты акций.

По Торговому кодексу Франции 1999 г. при учреждении АО, привлекающего общественные сбережения, учредители составляют и подписывают проект устава и депонируют его в секретариате торгового суда. Одновременно учредители публикуют объявление в Официальном бюллетене гражданских и коммерческих объявлений о создаваемом обществе в порядке, определенном специальным декретом.

Записи созданы 8837

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх