Проект инновационного центра сколково

Инновационный центр и город Сколково  —  проект национального масштаба, финансируемый правительством РФ. Сколково мыслится как наша Силиконовая долина. Здесь селятся не только изобретатели, но и внедряющие их изобретения в жизнь инноваторы.

расположение:

Московская область

фото:
ООО «ОДАС Сколково»

опубликовано в журнале:
ПР85

заказчик:

Фонд «Сколково»

девелопер:
ООО «ОДАС Сколково»

объемы строительства:
2015 год  – 121 тыс. м², 2016 год  –  299 тыс. м², 2017 год  –  565 м², всего  – 2870 тыс. м²

авторы генплана:

AREP и Мишель Девинь

главный архитектор Сколково:
Анна Тургенева

архитекторы других объектов и районов Сколково:

От архитектуры Сколково ждали многого. Градостроительный международный конкурс на тему будущего Иннограда был проведен в 2010 г. на высоком уровне. Соревновались всемирно известные команды: ОМА (Нидерланды), AREP (Франция), Arup (Англия), Royal Haskoning / Mecanoo (Нидерланды) и другие. Финалистами оказались два проекта.

AREP предложили город, основанный на идеях Нового урбанизма. Это движение хотя и употребляет слово «новый», но призывает вернуться к традиционным европейским городам с церковью и ратушей на центральной площади, где все в пешеходной доступности. Города  —  маленькие, фактически деревни (по этой концепции строят в Америке А. Дюани и Э. Плат-Зиберк, в Европе  —  Л. Крие). Инноград, предложенный AREP, состоит из пяти таких «деревень», связанных между собой. До всего можно дойти пешком, перемещения на автомобиле сведены к минимуму (пока это не получилось, так как не построен вокзал и не закончено благоустройство, но в перспективе возможно). ОМА выбрали противоположный образ: мегаструктуры с гигантскими зданиями-пластинами, в одно из которых встроены общественные функции, а в другое  —  жилье.

Техногенный образ, похожий на любимый Колхасом советский модернизм 1970-х, не был оценен. Члены жюри предпочли «деревни» и профессорские коттеджи, как в Гарварде, которые со временем должны утопать в зелени, хотя пока деревья не выросли. Другое отличие от гарвардских сайдинговых коттеджей с рюшами  —  строго модернистская архитектура сколковского жилья, от которой требовалось выразить инновационность.

Инновационный город и по сути, и внешне  —  экологический, дружественный ландшафту. И Херцог с де Мероном пошли по этому пути: их университет невысокий, с деревянной отделкой, и хотя снаружи — монолитный диск, внутри похож на деревню с улицами и домами. И Валод и Пистр зрительно разделили длинное здание Технопарка на отдельные корпуса с помощью «плиссированной» крыши (как бы много домиков со скатными крышами). В 2012–2013 году провели отдельный конкурс на жилье. В нем были определены победители для 10 участков, и уже построенные малоэтажные ключевые объекты Сколково выглядят убедительно во всех смыслах. А вот многоэтажная черная «домна» ДЦ «Сколково» (MatRex) Бориса Бернаскони — по контрасту крутая и грозная. Но она такая одна. Важно, что в Сколково победила более гуманная и экологичная концепция, потому что и суть, и образ у науки должны быть гуманными. Все знают, что происходит, когда человек, благодаря технологиям, становится, говоря словами Швейцера, сверхсильным, но не сверхразумным. Подробная история и структура ИЦ «Сколково» — в интервью с Антоном Яковенко, генеральным директором ОДАС «Сколково».

Панорамы города

Проект Россия: В 2010 году вы провели градостроительный конкурс на концепцию территории. Не всегда конкурсные проекты реализуют. Насколько это удалось в Сколково?

Антон Яковенко: В конкурсе участвовали 36 архитектурных бюро со всего мира. В финал вышли AREP с концепцией урбанистических деревень и ОМА с концепцией города-героя, который был разделен на две части: в одной люди жили, в другой  —  работали. Коллеги прозвали ее «Уралмаш XXI века». На Уралмаше утром оживал завод — умирал город, вечером оживал город, умирал завод. Это именно то, от чего мы хотели уйти, поэтому выбрали другую концепцию. Реализуем более гуманистическую идею AREP: несколько «деревень», каждая  —  со своим центром, плюс ключевые объекты  —  ядра, построенные за счет государственной субсидии, — Технопарк и Университет.

ПР: В чем сходство и отличие Сколково, например, от Кремниевой долины? На какие инновационные центры вы ориентировались?

АЯ: На Кремниевую долину и Софию-Антиполис прежде всего. Кремниевая долина складывалась эволюционно в течение 30–40 лет. При этом в Кремниевой долине были все компоненты успеха: технологический университет Стэнфорд, много земель, которые по уставу Стэнфорда нельзя продавать, но можно отдавать в долгосрочную аренду на цели промоутирования инноваций. В конце 1950-х в период компьютерного бума в проект пришли инвестиции от оборонной промышленности. Затем пришли венчурные капиталисты, они и стали развивать стартапы тогда никому не известных Hewlett Packard, Intel и т. д. В проекте «Сколково» нам пришлось самим определить слагаемые успеха и попробовать запустить инновационный реактор искусственно и в более короткий срок.

Нам также понравился опыт французов, Софии-Антиполиса. В Европе стартапы не работают, потому что у них много регламентов. Однако большие компании с госучастием или без него создают центры НИОКР (научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы). Концентрация центров НИОКР в одном месте дает отличный результат. Особенность этого проекта в том, что в нем люди живут, причем только одна треть из них работает в исследовательских центрах, остальным просто нравится там жить.

Виды на «Гиперкуб» и MatRex — здания Бориса Бернаскони

В планировании территории и элементов ИЦ «Сколково» мы взяли многое из мирового опыта. К примеру, наши ключевые объекты  —  элементы экосистемы  —  Университет Сколтех и Технопарк. В первом готовят новые поколения исследователей и предпринимателей, опираясь на лучшие традиции российских и международных образовательных и исследовательских практик и делая особый акцент на предпринимательской и инновационной деятельности.

Второй якорь  —  Технопарк, где стартапам пяти кластеров (биомедицина, IT, космос и телекоммуникации, ядерные технологии и энергоэффективность) организован доступ к офисным помещениям разного формата, к дорогому оборудованию в центрах коллективного пользования и к деньгам: фондам, венчурным капиталистам, компаниям, которые покупают технологии.

Кроме того, на территории инновационного центра строятся центры НИОКР (например, у нас уже возведены и работают центры «Боинг» и «Ренова»). Это третий важный элемент экосистемы. И, наконец, мы строим 350 000 квадратных метров жилой инфраструктуры  —  кварталы апартаментов разной типологии и планировок для всех резидентов и участников проекта.

ПР: Сколково позиционировалось как место инновационной архитектуры, построенной мировыми звездами. Что удалось реализовать?

АЯ: Мы создали для Сколково Dream Team. На этапе планирования территории в работе градсовета принимали участие целых три притцкеровских лауреата: ОМА, Sanaa, Herzog & de Meuron. В одной команде работали архитектурные бюро Chiepperfield, SPEECH, «Меганом», Valode & Pistre, а также эксперты Григорий Ревзин, Алексей Муратов, Мохсен Мустафави. Многие из них стали кураторами районов: «Меганом» и Стефано Боэри  —  района D4, Valode & Pistre  —  района D2 Технопарк, Speech и Chiepperfield — D1, Herzog & de Meuron  —  D3 и Университета. На данный момент построено более 1 млн м2 объектов разного функционала: Технопарк, «Матрешка» (MatRex), здание Международной гимназии «Сколково» (Семейный кампус), 4 здания бизнес-центра «Квартал Менделеева», активно заселяется первая очередь жилых кварталов, завершается строительство первой очереди Университета.

ПР: Расскажите про градообразующие объекты Сколково: Университет и Технопарк.

АЯ: Университет Сколтех  —  совместный проект с MIT —  работает уже 5 лет. Сегодня он расположен в бизнес-центре «Квартал Менделеева», но скоро переедет в собственное здание. Первый ректор — Эдвард Кроули, профессор MIT, создал ядро преподавателей и передал эстафету академику Александру Кулешову. Преподавание идет на английском. В целевой модели университета 1 200 студентов второго цикла и 200 профессоров, сейчас  —  400 студентов и 60 профессоров. Это репаты и экспаты, которые уехали и вернулись, чтобы учиться или преподавать в университете уровня MIT. Они говорят, что получилась программа высокого уровня.

Первые корпуса Сколтеха НИОКР «Боинг» ЦОД Сбербанка, арх. Gensler

Проектированием университета занималось архитектурное бюро Herzog & de Meuron, у них огромный опыт сложных масштабных проектов. Университеты часто существуют в виде кампуса или городка, как Макгил (Канада), Кембридж. Но мы пошли по другому пути, несмотря на сопротивление специалистов MIT. Они нам говорили, что пытаться разместить все лаборатории в одном здании  —  путь в никуда. А у нас получилось. Каждый корпус  — отдельный, но они объединены подземной инженерией и подземной логистикой. Это лучшее общественное здание в России. Когда видишь внутренние дворики, понимаешь, почему нужно платить за архитектуру.

Проектируя Университет, мы понимали, что лаборатории, какими бы они ни были, могут устареть в процессе создания объекта. Ситуация с технологическим оборудованием схожа с компьютерами, те устаревают за два года. Современное оборудование устареет, пока вы под него строите здание лет пять, придется покупать новое. Поэтому мы сфокусировались на ключевых узлах, проектировали базовые вещи: инженерные сети, электричество, воду и т. д.

Технопарк проектировало бюро Valode & Pistre, поскольку у них есть богатый опыт создания технопарков Renault, медицинских производственных и исследовательских зданий. Сейчас построена первая фаза Технопарка  —  96 тыс. м2, где может разместиться 400 стартапов. Нам говорили, что 300 стартапов  —  это большой успех. Мы набрали 1 700. В России много молодых людей, которые обладают креативными идеями, имеющими коммерческий потенциал.

ПР: Почему не удалось построить транспортный терминал Кадзуйо Седзимы?

АЯ: Проектирование двух центральных объектов ИЦ «Сколково» поручили знаковым архитекторам. Кадзуйо Седзима предложила создать на входе в Сколково связку-хаб с куполом высотой 160 м  —  всегда зеленый, теплый зимой и прохладный летом. Очень сложный с инженерной точки зрения проект, но нам он казался реализуемым. Мы ориентировались на опыт больших крытых пространств, знакомых по Америке и Японии,  —  там играют в бейсбол, например, да и вообще нужны крытые пространства  —  отсюда много готовых инженерных решений. Вторым знаковым проектом, который предложило построить в центральной части инновационного центра архитектурное бюро ОМА, был квартал «Скала»  —  куб, поставленный на ребро вопреки законам физики. Нам казалось, что эти два объекта выступят новинкой и центром притяжения. Однако масштаб и подход к реализации этих проектов оказались запредельными для нашего бюджета.

Нас много критиковали, обвиняли в фараонстве, говорили, что эти функции можно решить с большей экономичностью. Вопрос денег в какой-то момент стал главным и не позволил двинуться с этими проектами. Мы были вынуждены перейти к плану Б. Связку-хаб мы оставили, хотя купол и исчез. От «Скалы» решили отказаться совсем, разместив на ее месте парк. Реализацией этого плана занимается сегодня Москва по совместному проекту Arteza/Maxwan. Уже в следующем году мы сможем его увидеть, и это будет один из лучших парков в стране  — небольшой, 12 га, но отличный по качеству и функционалу.

ПР: Принимали ли российские архитекторы участие в проекте?

АЯ: Конечно, принимали. Я уже упоминал многих российских архитекторов и их участие в работе градостроительного совета ИЦ «Сколково». Кроме того, в конце 2012 года вместе со «Стрелкой» мы провели конкурс на проектирование жилых кварталов. Григорий Ревзин нас критиковал за большое иностранное участие, говорил, что мы забыли молодую российскую поросль. Мы услышали критику и ориентировали конкурс в основном на российских архитекторов. Не ограничивали иностранцев, но и не занимались их продвижением. В конкурсе приняли участие 300 команд. 30 сформировали шорт-лист. 10 стали победителями.

Нереализованные проекты SANAA и OMA Визуализация строящегося Технопарка Сбербанка, арх. ZHA

ПР: Какие еще архитектурно значимые объекты есть в Сколково?

АЯ: Интересным должен получиться Технопарк Сбербанка. Дэвид Чипперфилд предложил интересный проект: мы были уверены, что Сбербанк выберет его, и даже включили его в проект планировки территории. Этого не случилось. Изначально Сбербанк планировал построить проект повторного применения, что шло вразрез нашему видению Сколково. Герман Оскарович нас услышал — спасибо ему большое, и Сбербанк организовал международный конкурс с участием звезд архитектуры. К примеру, Норман Фостер предложил сногсшибательный проект, но его инженерия оказалась нереализуемой в реалиях наших строительных нормативов. Победила Заха Хадид (она ушла из жизни за две недели до презентации проекта). Ее проект очень понравился айтишникам, поскольку им нужен agile-офис, где люди, работающие в маленьких командах, могут быстро объединиться в большую. Греф считает, что Сбербанк должен стать IT-компанией через 10 лет, иначе он не выживет. Agile-офис подходит для этого идеально.

ПР: Были решения, о которых вы пожалели?

АЯ: Не так давно обсуждали с Сергеем Кузнецовым (главный архитектор города Москвы, глава градсовета Сколково), что бы мы сделали по-другому. Сегодня мы бы иначе отнеслись к развитию центров НИОКР. Мы не предполагали, что опытно-промышленный НИОКР имеет банальную форму дешевой коробки с дорогим оборудованием. Мы думали, что разместим эти центры в наших дорогих офисных помещениях. Но сейчас сталкиваемся с серийным запросом на создание «НИОКР-коробок». Однако и эти коробки мы пытаемся сделать интересными. Центр «Боинг» по переподготовке пилотов, один из тринадцати в мире, выполнен как архитектурно значимый объект. ЦОД Сбербанка —  здание для машин и серверов в результате работы с архитектурным бюро Gensler (США) — выглядит как супер-технологичный корабль. Или центр «СИБУРа» — коробка по форме, но с дорогими стеклянными фасадами.

ПР: В чем роль ОДАС «Сколково» в миссии инновационного центра «Сколково»?

АЯ: ОДАС «Сколково» занимается развитием городской среды, инфраструктуры и сервисов, строительством и управлением. Как мастер-девелопер полного цикла мы стояли у истоков создания инновационного центра, разрабатывали генеральный план, проект планировки территории. Сегодня мы принимаем объекты в эксплуатацию, занимаемся их дальнейшим обслуживанием. Я бы определил нашу миссию таким образом  —  мы формируем облик будущего инновационного центра и создаем городские сервисы, которые сделают его удобным для жизни и работы. Наша цель  —  создать привлекательную среду. А содержательной частью занимается Фонд «Сколково». Они взаимодействуют с партнерами и правительством, которое субсидирует проект и ждет не просто экономического эффекта, а что модель «Сколково» изменит представление о России, что ее будут воспринимать как место, где можно зарабатывать умом.

Подготовила Лара Копылова

Солнечные батареи, которые изначально разрабатывались для питания космических аппаратов, привели к развитию на планете альтернативной энергетики. Создание технологии передачи данных для трансляции на Землю снимков космических объектов орбитального телескопа «Хаббл» — к бурному развитию индустрии мобильных телекоммуникаций. Благодаря спутниковым системам глобального позиционирования в нашу жизнь вошли спутниковый мониторинг транспорта, радионавигация, геолокация и другие технологии, без которых сложно представить себе повседневную реальность. Космические технологии сыграли огромную роль в развитии медицины — это появление МРТ, новых микроэндоскопов, цифровых методов распознавания раковых клеток. Из космической индустрии к нам пришли разнообразные датчики контроля качества продуктов питания, технологии очистки воды и многие другие разработки, которые улучшили качество жизни людей на всей планете.

Сейчас мы наблюдаем новый всплеск интереса к исследованиям космоса, фактически речь идет о «новой космической гонке».

Создание технологии 
передачи на Землю снимков космических объектов 
привело к бурному развитию индустрии

Солнечные батареи, которые изначально разрабатывались для питания космических аппаратов, привели к развитию на планете альтернативной энергетики. Создание технологии передачи данных для трансляции на Землю снимков космических объектов орбитального телескопа «Хаббл» — к бурному развитию индустрии мобильных телекоммуникаций. Благодаря спутниковым системам глобального позиционирования в нашу жизнь вошли спутниковый мониторинг транспорта, радионавигация, геолокация и другие технологии, без которых сложно представить себе повседневную реальность.

Сейчас мы наблюдаем новый всплеск интереса к исследованиям космоса, фактически речь идет о «новой космической гонке». В первую очередь она связана с появлением новых игроков — как за счет выхода на этот рынок новых стран, так и за счет развития частной космонавтики. Космос становится доступнее, этот факт только подстегивает конкуренцию на рынке и ведет к появлению новых прорывных технологий, которые в ближайшем будущем изменят облик космической индустрии.

Признанными лидерами в космических технологиях являются США, Россия, Европа и Китай. Чтобы не потерять позиции на космическом рынке, необходимо наращивать отечественный технологический потенциал и предлагать глобальному рынку инновационные продукты и решения, которые обеспечат сильный и устойчивый тренд развития отрасли.

Сейчас в космической отрасли бурно усиливают свои позиции информационные технологии — в области математического моделирования, программирования, роботизации, микроэлектроники, аддитивных технологий, технологий обработки и анализа больших данных.

Развиваются системы, основанные на нейросетях и искусственном интеллекте, системы связи со сверхвысокой пропускной способностью, новые оптические технологии, а также IT-технологии на основе троичной логики, которые повышают емкость и экономичность систем счисления, а могут и совсем перевернуть современное представление о возможностях вычислительных средств.

Что касается российских IT-разработок для космической индустрии, то в нашей стране особенно сильна школа математического моделирования. В условиях современной экономики цикл R&D сокращается, и инженерам необходимо все быстрее разрабатывать, выводить на пилотные испытания и внедрять новые детали, узлы и комплексы. Моделирование позволяет обкатать разработку на экранах компьютеров и значительно сэкономить ресурсы, необходимые для изготовления опытных образцов и проведения экспериментов.

Например, в России уже есть сложнейшие программные комплексы, которые решают задачи расчета температурных, низкочастотных и высокочастотных электромагнитных полей, определения остаточных напряжений в конструкции, деформированного состояния, распространения ультразвука. Существуют отечественные системы для решения задач в области численной гидродинамики, для расчета технологических процессов обработки металлов и моделирования процессов литья с расчетом технологии от заливки и кристаллизации до выбивки и обрезки. Подобное программное обеспечение позволяет выявить брак на этапе проектирования и сэкономить трудозатраты на исправления и переделки. Эти разработки используются в компании «Роскосмос» при проектировании и разработке космических аппаратов.

В качестве перспективных разработок можно выделить технологии виртуального моделирования и проектирования с использованием суперкомпьютеров и GRID — технологий для обеспечения разработки технологий и производства перспективных конструкций из новых материалов, систем неразрушающего контроля, интеллектуальных систем прогнозирования состояния конструкций на этапе отработки и эксплуатации.

Развиваются системы, 
основанные на нейросетях и искусственном интеллекте, связь со сверхвысокой 
пропускной способностью, а также IT-технологии 
на основе троичной логики

Очевидно, что в результате цифровизации мы получили целый блок новых технологий, который активно развивается в космической отрасли. Идет взаимопроникновение новых технологий, они усиливают друг друга и именно в совокупности начинают менять облик индустрии. Изменение в одном аспекте влечет за собой изменения в других аспектах. В результате все это приводит к переосмыслению технологических процессов и бизнес-моделей в целом, а значит — к появлению продуктов качественно нового уровня. Постепенно изменения накапливаются и происходит прорыв на рынке.

Однако любой прорыв — это системный процесс. Кардинальные изменения происходят там, где на протяжении долгого времени велась текущая комплексная работа — шло финансирование новых технологических разработок, переобучение кадров в целях преломления существующей парадигмы и воспитания поколения специалистов, воспринимающих новую парадигму как норму. Эти преобразования изменят не только космическую отрасль, но и всю нашу жизнь.

Инфографика РГ / Михаил Шипов / Ирина Фурсова

19 мая 2020

Представляет собой крупнейший инновационный центр на территории Российской Федерации, где создаются благоприятные условия для развития перспективных проектов в области науки, информации и бизнес-сферы. Территория комплекса оснащена инфраструктурой с множеством лабораторий для проведения исследований и корпусов для учебных занятий.

«Ядром» центра являются резиденты Сколково, которые занимаются разработкой инноваций в рамках определенного кластера. Ниже представлена более подробная информация о каждом из них.

Информационные технологии

В процессе деятельности участники разрабатывают план полноценно функционирующей экосистемы с возможностью развития и последующей коммерциализации технологий. К основным направлениям относится создание:

  • Систем поиска, передачи и отображения аудио и видео информации.
  • Новых способов хранения и обработки данных.
  • Вычислительных систем и программного обеспечения.

Резидентами являются представители корпораций, которые занимаются:

  • Abbyy Инфопоиск – созданием инженерной инфраструктуры, систем физической безопасности, а также внедрение бизнес-приложений.
  • Parallels Research – разработкой платформ для облачного хранения информации.
  • Workle – созданием рабочих мест для сотрудников, работающих удаленно;
  • Астерос Лабс – выпуском серии информационных продуктов для интеграции приложений, направленных на автоматизацию работы клиентских служб.
  • Корректорская лаборатория – решением проблем с опечатками в текстах для различных бизнес-отраслей, органов государственной власти, также физических лиц.
  • «Регул+» – автоматизированным управлением предприятиями.

Биомед

Главной задачей является применение фундаментальных исследований, проведенных ранее в практической медицине, а также в сфере сельского хозяйства и промышленности. Компании, входящие в состав, занимаются внедрением проектов в сфере терапевтических изделий, биоинформатики, медицинских изделий для проведения диагностики и терапии. Благодаря финансовой поддержке было реализовано более 80 инноваций, прибыль от которых превысила 1 млрд. рублей.

На сегодняшний день Биомед включает в себя 215 резидентов, в частности:

  • ВЕКО РУС ТЕХ – компания, занимающаяся разработкой системы стерилизации высококонцентрированным озоном.
  • Реотера – деятельность направлена на создание и внедрение в практику медикаментов и медицинских изделий, произведенных на основе модифицированной гиалуроновой кислоты.
  • Icon Lab Gmbh – занимается производством уникального материала Реперена, из которого изготавливаются медицинские изделия, в частности эндопротезы.
  • Innovative Brain Solutions – интерфейс с использованием искусственного интеллекта для восстановления после перенесенного инсульта и травм головного мозга.

Энерготех

Для участников, входящих в состав, основным направлением деятельности является формирование необходимой среды для возможности реализации уникальных решений в сфере использования энергетических ресурсов. Наиболее значимый вклад в развитие этого сектора внесли:

  • ООО «РУСЭНЕРГОПРОЕКТ» – компьютеризация повышения энергетической эффективности и значительного сокращения выбросов углекислого газа в атмосферу.
  • Русконтроль – создание лабораторий для проведения испытания кабельных линий и поиска поврежденных участков на них.
  • Софойл – выпуск специального ретроспективного теста, с помощью которого можно анализировать и проверять давление скважин, а также выявлять проблемы в пластах с целью их устранения.
  • Техноинжиниринг – разработка относительно недорогих топливных насосов, управляемых посредством электронного блока.

На сегодняшний день насчитывается более 450 резидентов, активно развивающих деятельность в этом направлении. К достижениям следует отнести выход на международные рынки, в том числе, США и Китая, заключение контрактов с мировыми лидерами и российскими фирмами в сфере энергетики.

Кластер космических технологий и телекоммуникаций

Включает в себя:

  • ООО «Космокурс» – занимается проектированием и развитием кораблей для возможности осуществления полетов в космос. Принимает активное участие в создании суборбитальных ракетных комплексов.
  • МЕГАГРАД – изготавливает специальные микросхемы и системы, на которые не подвержены влиянию космической радиации. Это позволит значительно продлить срок эксплуатации космических аппаратов, в том числе и спутников.
  • МОСТКОМ – компания, являющаяся резидентом с 2011 года. Основная деятельность – производство специализированного оборудования оптической связи с возможностью ее установления между мобильными объектами, включая и БПЛА.
  • ИСТОК – сотрудники занимаются проектированием унифицированных блоков автоматики с последующим применением в системах электроснабжения космических летательных аппаратов.

Ядертех

Кластером осуществляется финансовая поддержка перспективных инновационных в сфере ядерных, лазерных и плазменных технологий (в том числе применяемых в медицине). Одним из основных направлений является разработка проектов по утилизации радиоактивных отходов.

Перечень резидентов включает в себя такие компании, как:

  • Корпорация по ядерным контейнерам (КПОЯК). Основана в 2008 году, а с 2011 г. – входит в состав Сколково. Целевой назначение заключается в создании инновационных технологий, уникальных конструкций и высококачественных материалов в сфере атомной энергетики.
  • «СОРБЕНТЫ» – занимается внедрением наноструктурированных сорбентов нуклеотидов в области сельской и ядерной промышленности.
  • Уральская производственная компания – созданное в 2011 году предприятие для изучения и внедрения твердооксидных топливных элементов в ТЭК Российской Федерации. После получения статуса резидента Сколково сотрудниками работают над созданием специальной энергетической установки для нефтегазового комплекса.
  • С-Инновации – фирма, занимающаяся разработкой производственных технологий для получения сверхпроводников, способных выдерживать более высокие температуры по сравнению с аналогами.

Я давно задавался таким вопросом и искал способ увидеть всё своими глазами. Распил? Показуха? Или прорыв?
И вот удалось проникнуть в самые потаённые лаборатории технопарка «Сколково» и увидеть просто-таки удивительные вещи.
Но для начала покажу-ка я вам настоящее днище.
1 Вот оно, собственно. Нечто, похожее на летающую тарелку — вогнутое дно конференц-зала на втором этаже. Молодцы архитекторы, даже изнанку помещений умудрились сделать эффектной. И вот теперь, как говорится, «когда я привлек ваше внимание», давайте посмотрим, что здесь делают резиденты «Сколково», и круто ли это на самом деле.
2 Большинство тех, кто работает в технопарке, хотя бы раз в день попадают в это пространство между двумя основными корпусам. Тут место для ресторанчиков и кафе, активностей и тусовок. Именно в общении творческие люди рождают значительную часть идей. В этом и есть одна из главных идей таких мест: собрать в одном месте, думающих, активных и способных людей, перемешать их и, в идеале, получить результат больше, чем сумма слагаемых. По-научному это называется «синергия».
3 Многие учёные и стартаперы гоняют по территории на самокатах. Тут же и пункты проката. Это экономит время и делает воздух чище. Резиденты технопарка придумали «Самокат Шеринг», чтобы решать так называемую «проблему последней мили» – когда вроде приехал «на район», но до точки от парковки или остановки автобуса еще немного осталось. Кроме России, сервис развивается уже и в Финляндии.
4 Пока ещё здесь много и обычных авто. Они попадают сюда через «умные» КПП: система сканирует номер машины, и, если он есть в списке, автоматически открывает шлагбаум. Но вскоре от примитивных пожирателей бензина хотят отказаться. На замену тут уже готовы проекты беспилотных автобусов. За «железо» отвечает КамАЗ, за софт — сколковцы. Вторая составляющая — как раз вот такой индивидуальный транспорт. Дороги в Сколково идеально ровные, для самокатов — самое то.
5 Гендиректору Технопарка «Сколково» Ренату Батырову, который нас встречает, только дай повод рассказать об итогах работы технопарка за первый год. Остановить его сложно:
— Мы нескромно называем себя «сердцем инновационной экосистемы проекта». Технопарк «Сколково» окружен уникальной инфраструктурой, и на наших глазах здесь начинает жить настоящий город: гимназия для детей, Сколтех, жилые кварталы, которые становятся домом наших резидентов. Но самое главное, Технопарк – уникальное место для роста и развития стартапов.
Созданные здесь условия позволяют экономить время, которое можно пустить на развитие проекта. Только здесь все сосредоточено в одном месте: от простейших функций по поиску персонала и доступа в лаборатории до возможностей вывода компании на международные рынки. И год спустя после открытия мы можем смело говорить о том, что наши стартапы быстрее привлекают инвестиции, получают выручку, находят партнеров».

6 Наконец, когда уже сказали все общие слова и показали все общие помещения, мы направляем стопы в святая святых — лаборатории.
8 Пока мы с вами переползли с грехом пополам в 2018-й, тут живут веке в 23-м, судя по всему. Все слышали про «Умный дом»? Это уже не модно. Разработчики из VIST Robotics занимаются «Интеллектуальным карьером». Не «карьерой», а самым настоящим карьером, той самой ямой в земле, откуда достают полезные ископаемые.
9 Если коротко, в карьере вообще не будет людей. Никаких. Автомобили — на автопилоте. Комбайны, экскаваторы, локомотивы, буровые — на дистанционном управлении.
10 Высокоточная спутниковая навигация плюс искусственный интеллект: люди физически находятся далеко, сидят в безопасности, пьют кофеёк из автомата и управляют опасным производством с нулевым для себя риском. Персонал сокращается в разы, учить его не надо, содержать где-нибудь в тундре — тоже, отсюда очевидная экономия. В проекте участвуют КамАЗ и БелАЗ. Пока всё испытывают кофейных зёрнах.
11 А когда я познакомился с этими ребятами, в голове сразу закрутились строчки из «Айболита»: «Я пришью тебе новые ножки, ты опять побежишь по дорожке. «Моторика» разрабатывает передовые протезы. Технология на стыке биологии, робототехники и 3D-печати.
12 Если сейчас человек без рук или ног соответствует своему статусу «лица с ограниченными возможностями», то в скором будущем как бы не наоборот будет. Потому что возможности искусственных конечностей почти сравнились к настоящими, а по некоторым параметрам уже и превосходят.
13 Например, на Параолимпийских играх бегуны вплотную приблизились к мировым рекордам, потому что их искусственные стопы эффективнее тех, что создала нам матушка-природа.
14″Моторика» чуть более, чем за два года создала прототипы тяговых и бионических протезов, которые не только управляются с помощью улавливания электроимпульсов мышц, но и сами по себе являются компактным роботизированным мультимедийным центром. В искусственную руку разработчики постепенно встраивают дисплеи, блоки управления домашней электроникой и бытовой техникой, камеры, набор сменных насадок для различных действий и, на закуску — Wi-Fi модуль.
15 По сути, скоро это будут продвинутая смарт-система прямо внутри руки. Плюс еще куча примочек. Такими темпами гики скоро будут специально себе руки отрубать, чтобы насадить вместо них такие агрегаты. Шучу, конечно, но мало ли. От гиков всего можно ожидать.
16 А это уже серьезнее некуда. Рак. Вернее, борьба с ним. Каждый год ученые на шажок продвигаются вперед, и резиденты Сколково вносят свою лепту.
17 Основной продукт компании «ОнкоЮнайт Клиникс» – облако. Вернее, «облачная платформа для интерпретации геномных данных опухоли». Уже четыре года специалисты работают над системой тестов, которые позволят диагностировать меланому на ранней стадии. Еще один проект – прогнозирование развития врожденных болезней у детей.
18 Дело в том, что для сопоставления и понимания результатов тестов нужна огромная база данных по онкологическим заболеваниям. Базу необходимо еще и структурировать так, чтобы легко с ней можно было работать. Поэтому главная фишка проекта — технологии искусственного интеллекта.
19 Вообще многие резиденты работают в области медицины, придумывают, как облегчить человеку страдания, помочь легче перенести операции и их последствия. Здоровье – тренд наших дней, что, конечно, совершенно правильно. А поскольку стартап по условиям работы в Сколково должен достаточно быстро войти в фазу получения прибыли, понятно желание разработчиков «оседлать» самые топовые темы.
20 Вот жутковатая местами лаборатория 3D Smile. Потому что повсюду разбросаны зубы, искусственные челюсти и прочий хоррор. Сейчас все помешались на красивых и ровных зубах. Это раньше брекеты надевали только детям и в редких случаях, сейчас это чуть ли не модный аксессуар. Вот только неудобно в них и некрасиво. И конечно же наши разработчики подумали о 3D-печати: разработали весь цикл программного обеспечения и сваяли специальную капу.
21 В систему выравнивания зубов входит 3D-сканирование зубов, совмещение скана с компьютерной томограммой, составление трехмерного плана движения зубов. Штука по сравнению с брекетами — просто бомбическая. В отличие от металлических конструкций капа действует не на какую-то одну точку, а сразу на весь зуб, поэтому действеует бережнее и эффективнее.
22 Поскольку капы пластиковые, их можно сделать почти незаметными. Но самый смак в том (вот сейчас все, кто носил брекеты, понимающе кивнут), что капу можно в любой момент снять. После чего нормально поесть, провести лекцию, сходить на тренировку или поцеловать кого-нибудь взасос. А потом надеть обратно.
23 Пока эта технология дороже брекетов, но цена падает. Разработчики утверждают, что, если в России наладить собственное производство, их стоимость сравняется.
24 Пока же капы делают мелкими сериями — у стоматологических клиник эта продукция нарасхват. И не хватает пока на всех.
25 Забавно, но похожая технология применяется к местам, максимально в обычной жизни от зубов отдаленных. Тоже 3D моделирование, но — для идеального подбора обуви. Вы из тех, кому вечно натирает, у кого нетипичный подъём стопы, косолапость, кривоногость? Или вы спортсмен, которому нужна идеальная посадка кроссовок? Или собираетесь пешком через весь Кавказ и важнее вопроса, чем хорошая обувь, для вас нет?
26 Ну вот как раз для таких, как вы в Сколково работает компания «Трайфит Технологии», которые заняты разработкой программ, позволяющих максимально точно подбирать обувь каждому человеку.
27 В том числе при покупке в интернет-магазине. О да, вот тут, ребята, вы реально нужны, поскольку до сих пор многие не рискуют покупать без примерки, а ведь сколько денег сэкономить можно!
28 Вот она, разработка. Сканер-платформа создает трехмерную модель ног.
29 Так же сканируется обувь производителей. В результате покупатель может без примерки подобрать идеально подходящую ему пару обуви. Алгоритм учитывает также различные ситуации, в которых обувь будет использоваться – будете вы в кроссовках на работу ходить или марафон, скажем, бежать.
30 Еще одна технология, inMotion, показывает, как будет сидеть обувь при движении человека. К проекту уже подключились такие фирмы, как Adidas, Ralf и Эконика. Они тестируют, будет ли востребована технология и как она меняет взаимодействие продавцов и покупателей.

Уф, уже много написал, а ведь это только капля в море. Более двухсот резидентов в Сколково, и все чем-то заняты. Кто-то фигнёй, конечно. Но заранее ведь не скажешь, что выстрелит, а что провалится. В Сколково сейчас заполнено почти всё пространство. Получается конкурентная среда, двигатель эволюции. И что-то, как я успел увидеть, уже вполне эволюционировало в интересный, и, что важнее, реальный продукт.
Tags: Москва, Репортаж, Россия, Сколково, Фото, Фотопоездки, технологии

Записи созданы 8837

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх