Рекомендательный характер

17 марта 2020

Граждане, обратившиеся к нам часто говорят, что при возникновении конфликта с бригадой строителей из-за качества выполняемых работ, строители указывают на то, что СНиПы и ГОСТы носят рекомендательный характер и не обязательны для применения.

Аннотация

В статье предпринимается попытка исследовать обязательный или рекомендательный характер носят СП, СНиПы и ГОСТы, регламентирующие работы по строительству, монтажу инженерных систем, отделочным работам.

Исследуемые нормативные правовые и технические акты приведены по состоянию на 17 марта 2020 г.

Резюме

Вопрос о рекомендательном характере СП, СНиПов ГОСТов не имеет однозначного разрешения:

1. Если эти нормативные технические акты исследуются в целях получения информации и т.п., то обязательны к применению только те, которые указаны в Приказе Минрегиона РФ от 30.12.2009 N 624, . Остальные нормативные технические акты носят рекомендательный характер и применяются на добровольной основе (закон О техническом регулировании) , ст. 1, п.1.

2. Если потребителем заключен договор на выполнение каких-либо работ (строительство, монтаж инженерных систем, отделка помещений и т.п.) и договор этот составлен в соответствии с действующим законодательством:

  • Гражданский кодекс ,ст. 721;
  • Закон о защите прав потребителей , ст. 7.

В договоре прямо указываются нормативные технические акты, которым должны соответствовать выполняемые работы. В этом случае, в рамках заключенного договора, СП СНиПы ГОСТы носят обязательный характер.

В Интернете вы можете найти множество материалов на эту тему. Эта статья выражает позицию нашей экспертной компании.

Как правило, те, кто утверждает, что СНиПы и ГОСТы носят рекомендательный характер, обосновывают это:

  1. Указом президента № 763 от 23.05.1996 , где в п.10 говориться, что нормативные правовые акты, не прошедшие регистрацию, не действуют.
  2. Перечнем стандартов и сводов правил , где указаны нормативы, обязательные к применению.

По первому доводу

Чтобы проверить первый довод строителей, выясним, что означает термин нормативные правовые акты из п. 10 Указа . Пленум Верховного суда в п. 2 разъясняет, что эти нормы носят правовой, а не технический характер и регулируют общественные отношения. Далее в п. 23 Пленум Верховного суда прямо указывает на разделение нормативов на нормативные правовые акты, технические нормы и др.

Для полноты исследования и установления предпосылок для этого довода нужно вспомнить, что закон «О техническом регулировании» который разделил технические нормативы на обязательные и применяемые на добровольной основе, был принят в 2002 году. В этот период Министерство юстиции отказало в регистрации нескольким СНиПам.

Если обратиться к действующему на тот момент Приказ Минюста РФ от 14.07.1999 N 217, , то в ст. 15 п. г) прямо указано, что технические акты не подлежат представлению на государственную регистрацию. В действующем на момент написания статьи Постановлении Правительства РФ от 13.08.1997 N 1009 , ст. 10 прямо указано, что государственной регистрации подлежат нормативные правовые акты, носящие правовой, а не технический характер.

В тоже время в ходе исследования документом для написания этой статьи так и не удалось разрешить вопрос: почему в период 2002 -2003 г.г. СНиПы подавались на государственную регистрацию Госстроем, и почему в этом было отказано Минюстом.

Например, если рассматривать СП 71.13330.2017 «СНиП 3.04.01-87 Изоляционные и отделочные покрытия», в котором содержаться требования к отделочным работам, то в Государственном реестре сводов правил , он указан как актуальный. В банке данных Министерства юстиции , нет приказа об утверждении и введение в действие этого СП.

По второму доводу

Второй довод строителей, о перечне стандартов, обязательных к применению, относится, как правило, к отделочным работам и работам по монтажу и наладке инженерных систем. Действительно, эти работы не влияют на безопасность. Исключение составляют, например, работы, по монтажу трубопроводов горячей воды, эксплуатируемые под давлением. А также монтаж инженерных систем и оборудования, аварии на которых опасны для граждан.

Внимательный читатель может возразить, например, про безопасность облицовочных работ. Если речь идет об облицовке плиткой фасада многоэтажного здания, то при некачественном исполнении работ, отвалившаяся плитка представляет опасность для граждан.

Однако эта статья призвана не искать противоречия и нестыковки в законодательстве и технических нормативах, а высказать и обосновать позицию эксперта, а также разъяснить ее заинтересованным сторонам.

Что касается отделочных работ, условно не влияющих на безопасность, технические нормативы, содержащие требования, к производству этих работ, и не должны находиться в перечне , на который ссылаются строители.

Если принять казалось бы обоснованный тезис о необязательности СНиПов ГОСТов и т.п., то получается что отделочные работы и монтаж инженерных систем можно производить как угодно, как пожелает бригада строителей, с ненадлежащим качеством?

Это не так. Обратимся к закону «О техническом регулировании» и закону «О стандартизации в Российской Федерации .

Суть стандартизации, определенная в ст. 2, п.14 закона и выражается деятельности, направленной «на достижение упорядоченности в отношении объектов стандартизации».

Т.к. стандартизация распространяется не на все объекты, а только на объекты стандартизации, нужно определить относятся ли к таким объектам отделочные работы в жилом помещении, которые производит бригада строителей. В законе указано, что к объектам стандартизации относятся продукция (работы, услуги) ст. 2, п. 6.

Принцип по которому обеспечивается стандартизация для строительных, монтажных или отделочных работ заключается в «установлении в документах по стандартизации требований, обеспечивающих возможность контроля за их выполнением» (ст. 4, п.6 закона )

Для эффективного отстаивания своих интересов и обоснования претензий потребителю полезно знать, почему к выполнению строительных, монтажных или отделочных работ (даже если они не влияют на безопасность), вообще выдвигаются требования.

На этот вопрос отвечает п. 4 ст. 4 закона , делается это для того, чтобы результаты выполненных для потребителя работ соответствовали «современному уровню развития науки, техники и технологий, передовому отечественному и зарубежному опыту». Таким образом, стандартизация обеспечивает современный уровень работ и услуг и его развитие (улучшение).

Где указаны требования к выполняемым строительным, монтажным и отделочным работам, т.е. на языке закона , к объектам стандартизации? Ответ на это дает п. 1 ст.2–в документе по стандартизации.

СНиПы, которые в настоящее время актуализированы в своды правил (СП), согласно ст. 14, п. 4 относятся к одному из видов документов по стандартизации.

Свод правил как актуализированная редакция СНиП, имеет характерные черты, определенные в ст. 2, п. 12 закона . Это документ, утвержденный установленным образом, и в нем содержаться требования к процессам, т.е. в нашем случае к выполняемым работам. Этим СП (ранее СНиП) отличаются от ГОСТ, которые определяют требования не только к процессам (работам) но и к их результатам, т.е. к изделиям, материалам и т.д. п.4.1.1.

Т.к. о понятии свода правил (СП) содержится ссылка на технический регламент, для полноты нашего исследования необходимо рассмотреть и этот документ. Сведения о нем содержаться в законе «О техническом регулировании» , ст.2.

Отличие технического регламента от свода правил состоит в объектах, которые они регулируют. Технический регламент не распространяется на отделочные работы, рассматриваемые в качестве примера отношений между потребителем и исполнителем в этой статье.

Исследование документов, относящихся в технической составляющей темы о рекомендательном характере СНиПов и ГОСТов показало, что документов этих много, разобраться в них обычному гражданину-потребителю не просто. Кроме того, не на все вопросы удалось получить обоснованный ответ.

Целесообразнее и проще воспользоваться в спорной ситуации, или с целью предупреждения возникновения спора правовой составляющей исследуемой темы. Рассматриваемые в качестве примера строительные, монтажные и отделочные работы, выполняемые для потребителя, выполняются на основании заключенного между сторонами договора.

Согласно ГК РФ , могут заключаться разные формы договоров:

Потребителю целесообразно проконсультироваться с юристом, какой вид договор в его случае наиболее полно защищает его права.

Рекомендуется прямо указать в договоре, каким требованиям (с указанием нормативных документов) должны соответствовать те или иные работы проводимые исполнителем для потребителя.

В этом случае довод строителей, что СНиПы и ГОСТы носят рекомендательный характер, будут не обоснованы. СП(СНиПы) и ГОСТы, указанные в договоре, носят обязательный характер для работ, выполняемых по этому договору.

Закон о защите прав потребителей в ст. 4 защищает право потребителя на соответствие выполняемых работ, оказываемых услуги установленным требованиям СП, СНиПов, ГОСТов.

В ходе написания статьи были исследованы следующие документы:

  1. Гражданский кодекс Российской Федерации (ГК РФ).
  2. Закон РФ от 07.02.1992 N 2300-1 «О защите прав потребителей».
  3. Федеральный закон «О стандартизации в Российской Федерации».
  4. Федеральный закон «О техническом регулировании» от 27.12.2002 N 184-ФЗ.
  5. Указ Президента РФ от 23.05.1996 N 763 «О порядке опубликования и вступления в силу актов Президента Российской Федерации, Правительства Российской Федерации и нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти».
  6. Приказ Минрегиона РФ от 30.12.2009 N 624 (ред. от 14.11.2011) «Об утверждении Перечня видов работ по инженерным изысканиям, по подготовке проектной документации, по строительству, реконструкции, капитальному ремонту объектов капитального строительства, которые оказывают влияние на безопасность объектов капитального строительства».
  7. Постановление Правительства РФ от 26.12.2014 N 1521 (ред. от 07.12.2016) «Об утверждении перечня национальных стандартов и сводов правил (частей таких стандартов и сводов правил), в результате применения которых на обязательной основе обеспечивается соблюдение требований Федерального закона «Технический регламент о безопасности зданий и сооружений».
  8. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 25.12.2018 N 50 «О практике рассмотрения судами дел об оспаривании нормативных правовых актов и актов, содержащих разъяснения законодательства и обладающих нормативными свойствами».
  9. Приказ Минюста РФ от 14.07.1999 N 217 «Об утверждении Разъяснений о применении Правил подготовки нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти и их государственной регистрации».
  10. Постановление Правительства РФ от 13.08.1997 N 1009 «Об утверждении Правил подготовки нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти и их государственной регистрации».
  11. Банк данных «Нормативно-правовые акты, зарегистрированные в Министерстве юстиции Российской Федерации».
  12. Государственный реестр сводов правил Федерального центра нормирования, стандартизации и технической оценки соответствия в строительстве.
  13. ГОСТ 1.1-2002 Межгосударственная система стандартизации (МГСС). Термины и определения.

А. Воскресенский, эксперт ООО «Горэкспертиза»

Белгородский районный суд (Белгородская область) — Гражданское Суть спора: Прочие исковые дела Дело №2-982-2014

РЕШЕНИЕ

именем Российской Федерации
10 июля 2014 года г. Белгород
Белгородский районный суд Белгородской области в составе:
председательствующего судьи Шевченко Л.Н.,
при секретаре Перуновой Т.В.,
с участием:
истца-ответчика по встречному иску Томенко Л.П., ее представителей Томенко И.И., Осьмакова А.И.,
ответчика-истца по встречному иску Багрей А.В., его представителей Лежневой Г.В., Багрей Д.А.,
представителя третьего лица администрации Белгородского района Божко Е.А.,
представителя ГУ МЧС России по Белгородской области Андреева Ю.П.,
рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Томенко Л.П. к Багрей А.В. об устранении допущенных нарушений прав путем сноса самовольной постройки, взыскании компенсации морального вреда и судебных расходов и по встречному иску Багрей А.В. к Томенко Л.П. об устранении допущенных нарушений прав путем сноса хозяйственных и бытовых построек,
УСТАНОВИЛ:
Томенко Л.П. является собственником домовладения, расположенного по адресу: (адрес обезличен)
Дело инициировано иском Томенко Л.П. Она просила ответчика устранить нарушение ее прав пользования домовладением путем сноса самовольной постройки — строящегося деревянного двухэтажного жилого дома на земельном участке по адресу: (адрес обезличен) взыскать с ответчика судебные расходы в сумме (информация скрыта) рублей, компенсацию морального вреда в сумме (информация скрыта) рублей, ссылаясь на то, что ответчиком без соответствующего разрешения, в нарушение градостроительных, строительных, противопожарных норм и правил строится указанный выше жилой дом: постройка находится на расстоянии менее 3 м. от границы со смежным земельным участком (номер обезличен), в порядке 4-х метров от хозяйственных построек, и в порядке 8-ми метров от жилого дома, расположенных на смежном земельном участке (номер обезличен). Поскольку жилой дом строится из натурального дерева, а противопожарные расстояния между строениями не соблюдены, истец считает, что строящийся объект является потенциальным источником пожарной опасности, нарушает права и охраняемые законом интересы истца как собственника строений на участке (номер обезличен) и проживающих там лиц, создает реальную угрозу для жизни и здоровья людей, сохранности имущества.
Ответчик Багрей А.В. не признал исковые требования, предъявил встречный иск к Томенко Л.П. об устранении допущенных нарушений прав путем сноса хозяйственных и бытовых построек: бани, гаража и беседки с барбекю, ссылаясь на то, что указанные строения построены с нарушением градостроительных норм и правил, правил застройки и землепользования, так как баня построена с нулевым отступом, предусмотренным градостроительным планом, беседка с барбекю — на расстоянии 0,5 м. от забора, жилой дом с пристроенным гаражом — на расстоянии 5 м. от забора. Такое расположение построек нарушает права Багрей А.В., так как с лестничной площадки второго этажа бани, вплотную примыкающей к границе между земельными участками, просматривается весь смежный земельный участок , а также затеняется часть смежного земельного участка. Кроме того, указанные строения построены с нарушением противопожарных норм и правил.
В судебном заседании стороны поддержали свои исковые требования, встречные исковые требования не признали.
Представитель третьего лица администрации Белгородского района и представитель ГУ МЧС России по Белгородской области при рассмотрении спора полагаются на усмотрение суда.
Исследовав обстоятельства по представленным доказательствам, оценив их в совокупности, суд признает исковые требования Томенко Л.П. и встречные исковые требования Багрей А.В. необоснованными и не подлежащими удовлетворению.
Право собственности Томенко Л.П. на жилой дом, находящийся по адресу: (адрес обезличен), подтверждается свидетельством о государственной регистрации права собственности.
Согласно техническому паспорту жилого дома на территории домовладения расположены: жилой дом лит. А с пристроенным к нему гаражом лит. Б, баня лит. Г1, погреб лит. Г2.
На строительство указанного жилого дома Томенко Л.П. получено разрешение Управления архитектуры и градостроительства администрации Белгородского района и выдан градостроительный план земельного участка, принадлежащего Томенко Л.П. по договору субаренды.
Согласно градостроительном плану жилой дом и пристроенный к нему гараж расположены от границы со смежным земельным участком на расстоянии 5м.-5.05м.; баня расположена на расстоянии 1,05 м., беседка с барбекю на расстоянии 0,7м.
Как видно из согласованного Управлением архитектуры и градостроительства плана участка, размещение жилого дома должно быть не менее 5.5 м. от границы с земельным участком (номер обезличен). Впоследствии, во время рассмотрения данного гражданского дела, градостроительный план был уточнен. Размещение жилого дома согласовано на расстоянии не менее 3 м. от границы с земельным участком (номер обезличен), а хозяйственных построек — не менее 1м.
27 января 2014 года Томенко Л.П. сообщила о нарушении ее прав строительством жилого дома на земельном участке (номер обезличен) в администрацию Белгородского района, Управление архитектуры и градостроительства администрации Белгородского района, в Департамент строительства, транспорта и жилищно-коммунального хозяйства по Белгородской области, а в феврале 2014 года — Багрей А.В.
В совместном ответе администрация Белгородского района, Управление архитектуры и градостроительства администрации Белгородского района, Департамент строительства, транспорта и жилищно-коммунального хозяйства по Белгородской области указали, что при визуальном осмотре установлено, что выступающие части строящегося жилого дома находятся на расстоянии менее трех метров от границы соседнего земельного участка, что нарушает п.2.2.42 региональных нормативов градостроительного проектирования смешанной жилой застройки в Белгородской области (расстояние должно быть не менее 3 м.), а также, что разрешение на строительство данного объекта не выдавалось.
Согласно ответу отдела по надзорной деятельности Белгородского района ГУ МЧС России по Белгородской области на письмо о нарушении противопожарных норм при строительстве жилого дома на земельном участке №(номер обезличен) по (адрес обезличен), требования к противопожарным расстояниям между строениями и сооружениями устанавливает Федеральный Закон №123_ФЗ «Технический регламент о требованиях пожарной безопасности», в соответствии с п. 69 которого, противопожарные расстояния между зданиями, сооружениями должны обеспечивать нераспространение пожара на соседние здания, сооружения. В соответствии с региональными нормами градостроительного проектирования смешанной жилой застройки в Белгородской области, утвержденными постановлением Правительства Белгородской области от 09.12.2008 года №293-пп, противопожарные расстояния от одно-, двухквартирных жилых домов и хозяйственных построек на соседних земельных участках должны быть равны 6 м., при условии, что стены зданий, обращенные друг к другу, не имеют оконных проемов, выполнены из негорючих материалов, подвергнуты огнезащите, а кровля и карнизы выполнены из негорючих материалов.

При строительстве жилых домов, в том числе, индивидуальных, противопожарное расстояние между ними должно приниматься в соответствии со СНиП 2.07.01-89*. Согласно таблицы 1 приложения 1* СНиПа противопожарные расстояния принимаются с учетом степеней огнестойкости зданий. Жилой дом на участке (номер обезличен) имеет III степень огнестойкости, а строящийся жилой дом на участке (номер обезличен) — V степень огнестойкости, следовательно, расстояние между ними должно быть не менее 10 метров.
Для выяснения вопроса о соответствии или несоответствии противопожарным нормам расстояний между строящимся жилым домом на участке (номер обезличен) и существующими строениями на участке №(номер обезличен), истец обратилась к независимому эксперту.
По заключению эксперта ФБУ В противопожарные расстояния между существующими строениями на участке (номер обезличен) по (адрес обезличен) и вновь возводимым зданием на соседнем участке (номер обезличен) не соответствуют строительным нормам и правилам. При строительстве жилого дома на участке (номер обезличен) были нарушены требования обязательного приложения 1* СНиП 2.07.01-89* Градостроительство. Планировка и застройка городских и сельских поселений. Противопожарные требования, а именно, не обеспечено необходимое противопожарное расстояние в 10 метров до строений на соседнем участке (номер обезличен). Противопожарное расстояние до жилого дома на участке (номер обезличен) составило порядка 8 метров.
В судебном заседании эксперт ФБУ В Т., допрошенный в качестве свидетеля, пояснил, что противопожарные требования и расстояния между строениями, установленные СНиП 2.07.01-89* носят не рекомендательный, а обязательный характер и не допускает уменьшение противопожарных разрывов. Иными методами и способами, кроме сноса строения, устранить допущенное нарушение не представляется возможным.
Из переписки СМС — извещениями Томенко Л.П. и Багрей Д.А. видно, что Томенко Л.П. предлагала ответчику приостановить строительство до проведения экспертизы, на что он пояснил, что приостановить строительство не может, но обещал после окончания строительства обложить дом камнем.
Земельный участок (номер обезличен) по (адрес обезличен) принадлежит Багрей А.В. на основании договора субаренды.
В соответствии с градостроительным планом участка (номер обезличен) размещение жилого дома согласовано на расстоянии не менее 3 м. от границы с земельным участком (номер обезличен), а хозяйственных построек — не менее 1м.
Из представленной план — схемы земельного участка видно, что выступающие части строящегося на нем жилого дома находится от границы с соседним земельным участком на расстоянии 2.95 м — 2,98 м., гараж — на расстоянии 3.03 м. В то же время, расстояние от бани на земельном участке (номер обезличен) до границы с участком (номер обезличен) составляет 1.12 м, от беседки — 0,5 м., от гаража — 5,15 м.
По сведениям администрации Белгородского района Багрею А.В. отказано в выдаче разрешения на строительство жилого дома.
В соответствии с заключением ООО «Э» о техническом состоянии строительных конструкций недостроенного жилого дома на участке (номер обезличен) по (адрес обезличен), категория технического состояния строительных конструкций строящегося объекта на момент обследования работоспособная. Обследуемое здание соответствует требованиям строительных норм и правил. Техническое состояние здания на момент обследования не создает угрозы жизни людей.
Согласно заключению ООО «НПЦ «А» размещение новостроящегося жилого дома на участке (номер обезличен) по (адрес обезличен) соответствует требованиям ст.6, п.1, ст.69 Федерального Закона №123-ФЗи ст.8, п.6, ст.15 Федерального Закона №384-ФЗ.
Эксперт также указал, что новостроящийся объект является самостоятельным пожарным отсеком, имеет V степень огнестойкости. С юго-восточной стороны от индивидуального строящегося жилого дома на соседнем участке на расстоянии 8,06 м. расположен гараж III степени огнестойкости, что не соответствует требованиям п.4.3 табл.1 СП 4.13130-2013 (расстояние должно быть не менее 10 м.); на расстоянии 10,43 м. расположен жилой дом III степени огнестойкости (нормативное противопожарное расстояние должно быть не менее 10 м.), что соответствует п.4.3; на расстоянии 4,02 м. расположена баня III степени огнестойкости, что не соответствует требованиям п.4.3.
В целях проверки возможности распространения пожара на соседние здания и сооружения экспертом выполнен расчет возможности перехода пожара из-за превышения интенсивности теплового излучения над критической плотностью падающих лучистых потоков. Согласно данному расчету при пожаре жилого дома по (адрес обезличен), интенсивность теплового излучения меньше критической плотности падающих лучистых потоков для древесины: на бане составляет12,99, на гараже – 7,55 против нормативной 13,9. При пожаре бани по (адрес обезличен), интенсивность теплового излучения меньше критической плотности падающих лучистых потоков для древесины: на дом составляет 5,81 против нормативной 13.9.
При пожаре гаража по (адрес обезличен), интенсивность теплового излучения меньше критической плотности падающих лучистых потоков для древесины: на дом составляет 1.61 против нормативной 13.9.
В судебном заседании эксперт ООО «НПЦ «А» П., допрошенный в качестве свидетеля, пояснил, что в данном заключении проверены все сценарии распространения пожара возникшего вследствие интенсивности теплового излучения, как самого опасного. Соблюдение противопожарных расстояний носит рекомендательный характер. Расстояние между домами он указал с учетом того, что выступающая часть жилого дома на участке (номер обезличен) не является жилым помещением, там располагается топочная.
В соответствии со статьей 304 Гражданского кодекса Российской Федерации собственник может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения.
Статьей 209 Гражданского кодекса Российской Федерации установлены пределы осуществления собственником владения, пользования и распоряжения своим имуществом, при совершении данных действий не должны нарушаться права и охраняемые законом интересы других лиц, а также наноситься ущерб окружающей среде при использовании природных ресурсов.
Согласно п. 45 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 10, Пленума ВАС РФ N 22 от 29.04.2010 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» разъяснено, что в силу статей 304, 305 ГК РФ иск об устранении нарушений права, не связанных с лишением владения, подлежит удовлетворению в случае, если истец докажет, что он является собственником или лицом, владеющим имуществом по основанию, предусмотренному законом или договором, и что действиями ответчика, не связанными с лишением владения, нарушается его право собственности или законное владение. Такой иск подлежит удовлетворению и в том случае, когда истец докажет, что имеется реальная угроза нарушения его права собственности или законного владения со стороны ответчика и независимо от того, на своем или чужом земельном участке либо ином объекте недвижимости ответчик совершает действия (бездействие), нарушающие право истца.

В п. 46 указанного выше Постановления разъяснено, что при рассмотрении исков об устранении нарушений права, не связанных с лишением владения, путем возведения ответчиком здания, строения, сооружения суд устанавливает факт соблюдения градостроительных и строительных норм и правил при строительстве соответствующего объекта.
Несоблюдение, в том числе незначительное, градостроительных и строительных норм и правил при строительстве может являться основанием для удовлетворения заявленного иска, если при этом нарушается право собственности или законное владение истца.
Положениями ст. 222 ГК РФ предусмотрено, что самовольной постройкой является жилой дом, другое строение, сооружение или иное недвижимое имущество, созданное на земельном участке, не отведенном для этих целей в порядке, установленном законом и иными правовыми актами, либо созданное без получения на это необходимых разрешений или с существенным нарушением градостроительных и строительных норм и правил.
Право собственности на самовольную постройку может быть признано судом, а в предусмотренных законом случаях в ином установленном законом порядке, за лицом, в собственности, пожизненном наследуемом владении, постоянном (бессрочном) пользовании которого находится земельный участок, где осуществлена постройка.
Согласно разъяснению, содержащему в п. 26 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 10, Пленума Высшего Арбитражного Суда N 22 от 29.04.2010 г. «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», рассматривая иски о признании права собственности на самовольную постройку, суд устанавливает, допущены ли при ее возведении существенные нарушения градостроительных и строительных норм и правил, создает ли такая постройка угрозу жизни и здоровью граждан.
Таким образом, иск о сносе постройки может быть удовлетворен судом на основании ст. 222 ГК РФ в том случае, если нарушение градостроительных и строительных норм и правил является существенным, наличие постройки нарушает права третьих лиц, угрожает жизни и здоровью граждан, и при этом такое нарушение и такая угроза могут быть устранены лишь путем сноса постройки.
Истцы по первоначальному и встречному искам указывают, что расположение строящегося жилого дома на участке №(номер обезличен) бани, гаражи и беседки на участке (номер обезличен) не отвечает градостроительным, строительным, противопожарным и иным нормам и правилам, что приводит к нарушению прав сторон.
Исходя из ст. ст. 304, 305 ГК РФ, ст. 56 ГПК РФ лицо, заявившее требование о сносе самовольной постройки, обязано предоставить доказательства несоблюдения строительных норм и правил, которое повлекло нарушение его прав и, что защита нарушенных прав возможна только путем сноса возведенной постройки.
Стороны таких доказательств не представили.
Нарушение п.2.2.42 региональных нормативов градостроительного проектирования смешанной жилой застройки в Белгородской области при строительстве жилого дома на участке (номер обезличен) несущественно и составляет не более 5см.
Беседка для барбекю на земельном участке (номер обезличен) расположена с нарушением п.2.2.42 региональных нормативов градостроительного проектирования смешанной жилой застройки в Белгородской области, баня и гараж — без нарушения указанных норм.
Противопожарные расстояния между жилыми домами сторон, предусмотренные приложением 1 к СНиП 2.07.01-89*, соблюдены.
Доводы истца по первоначальному иску о несоблюдении данного расстояния, неубедительны, поскольку как видно из технического паспорта жилого дома, к нему пристроены топочная и гараж, которые не являются жилыми помещениями.
Противопожарные расстояния между строящимся жилым домом на участке (номер обезличен) и хозяйственными постройками на участке (номер обезличен) не соблюдены.
Согласно п. 36 ст. 2 Федерального закона от 22.07.2008 № 123-ФЗ «Технический регламент о требованиях пожарной безопасности» (редакции от 10.07.2012) противопожарный разрыв (противопожарное расстояние) — нормированное расстояние между зданиями, строениями, устанавливаемое для предотвращения распространения пожара.
На основании п.1 ст.69 Закона №123-ФЗ от 22.07.2008 противопожарные расстояния между зданиями, сооружениями должны обеспечивать нераспространение пожара на соседние здания, сооружения.
Со дня вступления в силу настоящего Федерального закона и до дня вступления в силу соответствующих технических регламентов требования к объектам защиты (продукции), процессам производства, эксплуатации, хранения, транспортирования, реализации и утилизации (вывода из эксплуатации), установленные нормативными правовыми актами Российской Федерации и нормативными документами федеральных органов исполнительной власти, подлежат обязательному исполнению в части, не противоречащей требованиям настоящего Федерального закона (ст. 151 Закона).
Согласно СНиП 2.07.01-89* «Градостроительство. Планировка и застройка городских и сельских поселений» (актуализированная редакция) положения Таблицы 1 Приложения 1, устанавливающие нормативы противопожарных расстояний между зданиями, из данных СНиП исключены.
Изложенное свидетельствует о рекомендательном, а не обязательном характере положений СП 4.13130-2013. Более того, допускается группировать и блокировать жилые строения и жилые дома на двух соседних земельных участках при однорядной застройке. При этом противопожарные расстояния между жилыми строениями и жилыми домами в каждой группе не нормируются.
Багрей А.В. представил заключение эксперта, который установил, что существующее расстояние между жилыми домами и хозяйственными постройками обеспечивает нераспространение пожара.
Принимая во внимание вышеизложенное и то, что согласно ситуационному плану строения, расположенные на соседних земельных, относятся к однорядной застройке, суд приходит к выводу об отказе в удовлетворении исков. Поскольку других доказательств нарушения либо угрозы нарушения прав сторон суду не представлено, основания для удовлетворения исковых требований у суда не имеется.
Информационное письмо МЧС РФ от 19.07.2012 №19-2-3-2855, согласно которому после исключения соответствующих положений из Федерального закона «Технический регламент о требованиях пожарной безопасности» требования к противопожарным расстояниям и проездам могут быть приняты по СНиП 2.07.01-89*, также носит рекомендательный характер и выводов суда не опровергает.Кроме того, нарушение противопожарных расстояний между хозяйственными постройками и жилым домом безусловно не свидетельствует о необходимости применения в данном случае мер, предусмотренных ст. 222 ГК РФ, поскольку хозяйственные постройки не являются жилыми и не предназначены для постоянного пребывания или проживания людей.

Также для исключения пожароопасной ситуации стороны по делу могут провести соответствующие мероприятия по повышению устойчивости спорных строений к пожару.
Бесспорных и очевидных доказательств тому, что использование Багрей А.В. жилого дома, а Томенко Л.П. — бани, гаража и беседки для барбекю, может привести к пожароопасной ситуации и, тем самым, создать угрозу жизни и здоровью сторон и других лиц, материалы дела не содержат, не содержит таких выводов и заключение экспертов.
Поскольку суд пришел к выводу об отклонении исковых требований Томенко Л.П. о сносе самовольной постройки, то подлежат отклонению на основании ст. 98 ГПК РФ и ст. 151 ГК РФ соответственно и требования о взыскании судебных расходов и компенсации морального вреда, так как данные требования являются производными от основного требования.
В судебном заседании Багрей А.В. заявлено ходатайство об отменен обеспечительных мер принятых в соответствии с определением Белгородского районного суда Белгородской области от (дата обезличена) в виде запрета на продолжение строительства деревянного двухэтажного дома, расположенного по адресу: (адрес обезличен) и наложении запрета на осуществление регистрационных действий в отношении объекта незавершенного строительства, расположенного на указанном земельном участке.
Суд отменяет данные обеспечительные меры на основании ст.144 ГПК РФ.
Руководствуясь ст.ст.197-199 ГПК РФ,
РЕШИЛ:
Иск Томенко Л.П. к Багрей А.В. об устранении допущенных нарушений прав путем сноса самовольной постройки, взыскании компенсации морального вреда и судебных расходов и встречный иск Багрей А.В. к Томенко Л.П. об устранении допущенных нарушений прав путем сноса хозяйственных и бытовых построек признать необоснованными и отклонить.
Отменить обеспечительные меры, принятые определением Белгородского районного суда Белгородской области от 27 марта 2014 года по данному гражданскому делу в виде запрета на продолжение строительства деревянного двухэтажного дома и в виде запрета на осуществление регистрационных действий в отношении объекта незавершенного строительства, расположенного по адресу: (адрес обезличен).
Решение может быть обжаловано в апелляционную инстанцию Белгородского областного суда путем подачи апелляционной жалобы через Белгородский районный суд Белгородской области в течение месяца со дня изготовления его в окончательной форме.
Судья Л.Н. Шевченко

Суд:

Белгородский районный суд (Белгородская область)

Истцы:

Томенко Л.П.

Ответчики:

Багрей А.В.

Судьи дела:

Шевченко Лилия Николаевна (судья)

Судебная практика по:

Моральный вред и его компенсация, возмещение морального вреда
Судебная практика по применению норм ст. 151, 1100 ГК РФ

Фото: https://radiokp.ru

Начальник ситуационного центра ЦОДД Москвы Александр Евсин считает, что обязательное ношение масок в общественных местах может являться не способом защиты от коронавирусной инфекции, а примером массового убеждения

По его мнению, «ношение масок для обычных здоровых людей должно быть делом личного выбора, а не принуждения».

Напомним, согласно Указу мэра Москвы Сергея Собянина от 7 мая 202 года, граждане обязуются с 12 мая использовать средства индивидуальной защиты органов дыхания (маски, респираторы) и рук (перчатки) в общественном транспорте.

За невыполнение требований, направленных на введение и обеспечение режима повышенной готовности в Москве, гражданам грозит штраф от 4 до 5 тысяч рублей.

При этом ни в Указе мэра Москвы, ни в Кодексе города Москвы об административных правонарушениях не прописан способ ношения масок, существуют лишь рекомендации их применения.

Кандидат юридических наук Екатерина Скосаренко пояснила, что «ГОСТы относительно медицинских масок прописываются для медиков и производителей, и касаются только качественных характеристик, требований к производству и материалам».

«Также для внутреннего использования медицинские учреждения прописывают СОБ (стандартная операционная процедура), в которой могут затронуть вопросы использования и правил ношения медиками средств индивидуальной защиты в профессиональной деятельности. Но на граждан эти требования не распространяются, — отметила юрист, — в связи с чем возникает некоторая правовая проблема с наказаниями и штрафами граждан за неправильное ношение масок».

Екатерина Скосаренко упомянула, что существуют рекомендации Роспотребнадзора о правилах использования масок.

«К примеру, Роспотребнадзор разъяснил россиянам, что многоразовая маска не является медицинским изделием и ее можно применять многократно только при обработке после каждого использования. В начале февраля 2020 года Роспотребнадзор выпустил рекомендацию-памятку, в которой указал, что медицинскую маску рекомендуется тщательно закреплять так, чтобы она «плотно закрывала рот и нос, не оставляя зазоров», — рассказала юрист. — Могут ли привлечь граждан за неправильное ношение маски (на подбородке, под носом и т.д.)? Могут, но при обжаловании итоговое судебное признание обоснованности штрафа или, наоборот, его незаконности, будет зависеть от подкованности привлеченного к защите адвоката и правовых воззрений самого судьи».

Как пояснила эксперт, «памятка ведомства носит рекомендательный характер, и поэтому в качестве императивной нормы, обязательной для применения, использоваться не может, так что наказывать за ее нарушения штрафами неправомерно. При этом в случаях, когда в законодательстве выявлена правовая неопределенность при трактовке и в понимании тех или иных актов, все неустранимые сомнения трактуются в пользу обвиненного в правонарушении».

«Кроме того, контрольные органы при судебном споре могут попробовать «зацепиться» за тот факт, что в нормах указов о введенных в регионах режимов повышенной готовности и рекомендациях Роспотребнадзора предписано использовать индивидуальные средства защиты органов дыхания. Из этого можно сделать вывод, что их нужно надевать именно на эти органы (в частности, рот и нос). Но поскольку еще не определено, в каких случаях маски защищают, а в каких нет, шансы «отбить» штрафы при оспаривании есть. Как это будет происходить на практике, покажут реальные процессы», — заключила Екатерина Скосаренко.

Как считает адвокат Московской городской палаты адвокатов Матвей Черепков, «исследования, доказывающие пользу от ношения масок, не проводились. И по большому счету, они наносят только вред. При этом вопрос применения масок не юридический и не правовой, поскольку на законодательном уровне не закреплены конкретные способы их ношения».

«Решение о вынесении наказания за несоблюдение масочного режима зависит от конкретного судьи. В качестве доказательств несоблюдения правил или неверного способа применения маски судья должен предоставить фотоматериалы. При этом ему будет необходимо обосновать, что человек действительно не надевал маску, а не просто поправил ее, например, — отметил адвокат в разговоре с журналистом издания «ПравозащитникИнфо». — Поэтому при составлении протокола ни в коем случае не надо соглашаться с нарушением, поскольку полиция должна предъявить доказательства факта нарушения. Одновременно необходимо учесть, что сейчас в Москве стоит много камер в общественных местах: в метро, на всех остановках, в магазинах. Но если правоохранительные органы приведут неоспоримые аргументы фиктивного ношения маски, то с 90% вероятностью можно утверждать, что человека привлекут к ответственности».

Записи созданы 8837

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх