Сколько хранится детализация звонков?

Источник РБК, близкий к одному из операторов «тройки», сообщил, что не только «МегаФон» не сразу на всю страну разворачивает систему для хранения информации по «закону Яровой». Он отметил, что внедрение СОРМ-2 (предназначена для мониторинга интернет-активности) в 2000-х годах и СОРМ-3 (для хранения метаданных — например, кто, кому, когда звонил) с 2014 года также происходило не одномоментно.

Что предписывает «закон Яровой»

Пакет антитеррористических поправок, известный как «закон Яровой», был принят в июле 2016 года. Среди прочего он предписывал с 1 июля 2018 года операторам связи и организаторам распространения информации в интернете (ОРИ, к ним относятся сервисы электронной почты, мессенджеры, социальные сети и другие интернет-площадки, на которых пользователи могут обмениваться сообщениями) хранить в срок до полугода записи звонков, содержание сообщений и другую коммуникацию пользователей. Срок хранения метаданных увеличивался для операторов до трех лет, а для ОРИ — до года.

В законе оговаривалось, что сроки и объем информации, которую необходимо хранить, должно уточнить правительство. В апреле было опубликовано соответствующее постановление, касающееся операторов связи: они должны хранить текстовые сообщения и записи разговоров в течение полугода с момента «окончания их приема, передачи, доставки и (или) обработки». Для операторов, которые предоставляют услуги передачи данных (интернет-провайдеров), срок хранения составит 30 суток начиная с 1 октября 2018 года. Последующие пять лет компании должны ежегодно увеличивать на 15% емкость «технических средств накопления» (оборудования, на котором будет храниться интернет-трафик). Во вторник, 26 июня, правительство утвердило п​остановление, устанавливающее срок хранения записей разговоров и переписки для ОРИ: как и для операторов связи, это шесть месяцев.

Но до сих пор не приняты документы с техническими требованиями к оборудованию, которое должно использоваться для хранения информации. В частности, как заявил представитель «Ростелекома», госоператор пока не заложил в свой бюджет расходы на исполнение требований по хранению данных в рамках закона. «Несмотря на то что постановление правительства России по срокам хранения уже опубликовано, для оценки расходов необходимо дождаться выхода документов с требованиями к оборудованию», — отметил он. Представитель этого оператора не ответил на вопрос, начнут ли они выполнять требования закона с 1 июля.

Фото: Руслан Шамуков / ТАСС

По словам Сергея Солдатенкова, это «неоднозначная ситуация», но содержание документов не станет сюрпризом для операторов, поскольку есть проекты этих требований. «МегаФон» исходит из прошлого опыта, когда в 2013 году был принят так называемый принцип MNP (mobile number portability, возможность сохранять свой номер телефона при смене мобильного оператора. — РБК). Уточняющие его нормативно-правовые акты были приняты за два дня до его вступления в силу. «Мы все стояли на голове в течение двух-трех месяцев во время подготовки к ним и не хотели идти по такому пути. Поэтому за полгода провели определенные тесты решений, схем хранения. Если в требованиях, которые будут приняты, появятся какие-то изменения, наши поставщики готовы поменять под них свои решения», — рассказал Солдатенков.

Нерешенным остается и основной вопрос — какую ответственность будут нести операторы и интернет-компании за неисполнение требований «закона Яровой». Впрочем, по мнению Солдатенкова, даже если бы подобные документы уже были утверждены, государство вряд ли стало бы наказывать оператора. «Если мы говорим о том, что идем по плану, то не думаю, что возникнут какие-то претензии. Вопрос же со стороны государства не наказать оператора, а сделать так, чтобы была возможность обеспечить хранение данных», — пояснил он.

По мнению руководителя коммерческой практики юридической компании BMS Law Firm Дениса Фролова, «МегаФон» и другие операторы должны и в отсутствии нормативно-правовых актов выполнять требования закона, акты лишь «конкретизируют закон».

Дорогая скорость

В 2016 году экспертная рабочая группа «Связь и информационные технологии» при правительстве России спрогнозировала расходы операторов на хранение данных по «закону Яровой» в 5,2 трлн руб. Однако позже оценки несколько раз корректировались. Весной 2018 года МТС оценила необходимую сумму в 60 млрд руб. на ближайшие пять лет, «МегаФон» — в 35–40 млрд руб., «ВымпелКом» — в 45 млрд руб.

По словам гендиректора Linxdatacenter в России (поставщик услуг связи и центров обработки данных) Ольги Соколовой, размер затрат на хранение действительно зависит от того, какая конфигурация СОРМ и требования к производителям оборудования будут утверждены в документах. Она отметила, что пока особого всплеска обращений в связи с «законом Яровой» компания не наблюдает. «Пока что никто не знает, в каком виде государство будет запрашивать у участников рынка реализацию требований закона. Одно дело, если будет принят поэтапный порядок, скажем, в течение трех лет. Совсем другой сценарий, если полное соответствие нужно будет обеспечить за, скажем, несколько месяцев», — говорит Соколова. Она ожидает, что ситуация прояснится после 1 июля.​

Законопослушные иностранцы

Гендиректор и председатель совета директоров международной группы Orange Стефан Ришар сообщил РБК, что компания следует положениям законодательства в любой стране, в которой работает, и с 1 июля готова выполнять требования «закона Яровой». «В Европе мы понимаем, что такое террористическая угроза, особенно во Франции. После событий 2015 года мы стали более тесно сотрудничать с властями», — отметил он. Компания не раскрывает, сколько потратила на подготовку к выполнению требований. Однако глава Orange Business Services (подразделение Orange) в России Ричард ван Вагенинген пояснил, что с учетом того, что компания работает здесь только в сегменте b2b и у нее ограниченное количество корпоративных клиентов, затраты были небольшими.

В июле 2017 года Институт исследований интернета (ИИИ) выпустил отчет, в котором указал, что «закон Яровой» противоречит требованиям GDPR (General Data Protection Regulation, общего регламента о хранении данных), который вступил в силу в Евросоюзе в мае 2018 года. В ИИИ указывали, что, согласно GDPR, для хранения информации о фактах коммуникации пользователя должно быть соответствующее подтверждение от спецслужб. Если российские операторы будут хранить информацию об иностранцах у себя на серверах без согласия самого пользователя и без решения суда предоставлять эти данные российским правоохранительным органам, будет нарушено европейское законодательство, говорилось в отчете.

Однако, по словам представителя Orange, компания видит, что может выполнять требования и того и другого закона в той мере, в которой они к ней относятся. Он отметил, что с точки зрения GDPR компания в ходе оказания услуг является «процессором» (физическое или юридическое лицо, госорган, учреждение, которое обрабатывает персональные данные по поручению «оператора» — того, с кем было заключено соглашение на обработку данных). «Также важно заметить, что вопросы в отношении национальной безопасности выведены из сферы действия GDPR, а «закон Яровой» относится как раз к этой сфере, что следует даже из официального названия», — указал представитель Orange.

Здравствуйте! Сейчас у всех операторов личные кабинеты. В котором можно заказать счет на оплату с расшифровкой стоимости услуг. При этом детализацию разговоров, СМС, ММС, трафика интернета на телефон нужно заказывать отдельно. Срок предоставления информации за последние полгода. Если заказывать услугу предоставлять ежемесячно, то оплата услуги 70 руб к тарифу ежемесячно. Это например у Мегафона. Я как-то не заморачивался с этим. Приходят счета с детализацией на электронку. Я распечатывал только счет и расчет стоимости(расшифровку услуг). А тут мой клиент озадачил. Директор оформил симку на себя лично. Приказ о передаче этой симки и использование номера в производственных целях издал.Номер передан диспетчерской службе лифтерам. В расходах в БУ учли.Сальдо расчетов с оператором отразили.Да, у клиента УСН (доходы).Это почти снимает мой вопрос.Но он у меня возник. В счете на оплату, расшифровка за каждую услугу есть. Но не заказывали еще детализацию переговоров. Заказать можно за последние шесть месяцев и придет в течение минуты.За последние полгода проблемы в случае проверок налоговиков, проблем представить не будет.Для подтверждения производственных целей разговоров по этому номеру.Меня интересует, вот какой вопрос-именно детализация переговоров к счету на оплату(в котором указана расшифровка услуг за месяц) должна храниться в течение пяти лет(четырех по НК РФ)?
Оператор должен хранить информацию о всех соединениях за последние полгода по номеру абонента. По моему этот срок по Закону о связи. п.2 ст.64.
Да по п.1 ст.64 срок хранения сведений о соединениях-три года. Полгода срок хранения-записи голоса и текстов СМС(например). Если нужна детализация разговоров за период более шести месяцев до текущего месяца, то это нужно делать спец.запрос оператору. За последние три года, информация у них есть по каждому разговору. Но срок хранения по НК 4 года. Да счета на оплату за этот период на бумаге есть. Но я не распечатывал портянки детализации переговоров. Вот и возник вопрос-обязательно ли распечатывать детализацию переговоров в налоговых целях и бухгалтерского учета для их хранения минимум 4 года? Вопросов к использованию телефона нет. Тариф предполагает сразу пакет минут на переговоры с другими операторами, внутри своего оператора-все разговоры бесплатны. В размер пакета укладываемся. Я считаю, счета на оплату с указанием расшифровки услуг в целом за месяц (не времени разговоров и номеров абонентов) достаточно для отражения в расходах как в налоговом, так и бухгалтерском учете.
В случае разногласий с налоговиками, это они должны доказывать что разговоры по номеру телефона не носят производственного характера. Причем именно запись этих разговоров, что они не носят производственных характер-можно получить только за последние полгода.Бухгалтерский учет должен вестись рационально. Если мы можем получить детализацию за последние полгода в любой момент по нашему запросу в течение минуты от оператора в электронном виде, то зачем их распечатывать и хранить 4 года? Да, еще дополню. Конечно можно заказать детализацию переговоров, но это в случае существенного отклонения в величине стоимости услуг за месяц в целях внутреннего служебного расследования по поводу перерасхода лимита пакета минут разговоров.В какое время и сколько на какие номера звонили с этого телефона.Больше смысла заказывать детализацию переговоров не вижу.

Как выяснилось, операторы хранят тексты отправленных и принятых SMS-сообщений в течение трёх лет и предоставляют эти тексты по требованию следствия. А вовсе не 72 часа, в чём нас всегда старательно убеждали. Интересно, хранят ли записи телефонных переговоров? В отличие от SMS-переписки, подтвержденных данных пока нет.

«Подарили» ссылку на опубликованное решение Таганского районного суда города Москвы, решение опубликовано на сайте «Судебные решения.РФ», ведущем единую базу данных решений судов общей юрисдикции Российской Федерации. Рассмотрение дела состоялось весной, а решение суда опубликовано осенью прошлого года.

Само дело никакое не «резонансное», скромный иск к Открытому акционерному обществу «Мобильные ТелеСистемы» на присуждение 50 тысяч руб. моральной компенсации за предоставление следователям текстов SMS-переписки за период два с половиной года. Дело проиграно, иск остался без удовлетворения. Для нас с вами ценность этого документа в том, что исковое заявление было неплохо сформулировано и «заточено» строго под вопросы законности хранения и передачи «избыточных» объемов персональных данных. Суд правомерность и законность подтвердил, но в процессе изложения решения подробно разобрал детали и аргументировал свою позицию. В итоге получилось прекрасное «учебное пособие». Можно что-то подозревать, что-то слышать и о чём-то догадываться, но сухая и достоверная судебная конкретика — куда более ценный материал.

Суть иска к МТС

Суть «основного» расследования, к материалам которого следователи приобщили тексты SMS-сообщений, для нас с вами значения не имеет. Нам интересны процедуры, юридическая и техническая сторона вопроса обработки текстов SMS-сообщений. Цитата из сути требований:

» осуществлял запись и хранение личной переписки истца в виде смс-сообщений. Доказательством хранения ответчиком текстов смс-сообщений, отправленных и полученных истцом, явился факт предоставления Курганским филиалом ОАО «МТС» следователю по особо важным делам отдела по расследованию особо важных дел СУ СК РФ по Курганской области Чибисову А. Ю. текстов смс-сообщений за период по на оптическом диске, которые впоследствии был распечатаны следователем и приобщены к материалам уголовного дела №. Истец считает, что действия ответчика ОАО «МТС» по хранению содержания смс-сообщений, полученных и отправленных истцом со своего абонентского номера телефона, являются незаконными и нарушают личные неимущественные права истца, поскольку, хранением содержания смс-сообщений истца ответчик нарушил требования Федерального Закона Российской Федерации «Об информации, информационных технологиях и защите информации». В случае передачи смс-сообщений целью обработки сообщений абонентов является доставка смс-сообщений адресату. Политикой ОАО «МТС» в отношении обработки данных определены максимальные сроки хранения смс-сообщений при осуществлении их передачи, а именно: отправленное с мобильного телефона короткое текстовое сообщение поступает в Сервисный центр коротких сообщений (SMSC) и направляется абоненту по указанному отправителем номеру. В случае если телефон адресата выключен, сообщение помещается в буфер SMSC и хранится там до включения адресатом мобильного телефона. Максимальное время хранения короткого текстового сообщения в буфере SMSC — 72 часа (3 дня). Таким образом, хранение смс-сообщений по истечении трех суток, и тем более, в течение двух с половиной лет не может быть чем-либо оправдано. …>>»

В цитате много текста, а дальше его ещё больше, в том числе ссылки на ч. 1 ст. 24 Конституции РФ, которая гласит, что сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются. Суть основных претензий простым языком: обрабатывать и хранить персональную информацию оператор вправе только в объемах, достаточных для передачи сообщений адресату и только заявленные 72 часа. А не записывать и хранить годами частную переписку, а затем передавать её третьим лицам.

Разбор полётов

Давайте посмотрим на формулировки судебного решения, они многое проясняют.

«Постановлением судьи Курганинского городского суда Курганской области от постановлено разрешить следователю по особо важным делам отдела по расследованию особо важных дел следственного управления СК РФ по Курганской области Чибисову А.Ю. получение в ОАО «Мобильные ТелеСистемы» информации, содержащей сведения о соединениях и текстах смс-сообщений следующих абонентов, использующих номера №, №, №, №, за период с по года, с привязкой к базовым станциям (л.д. 29)».

Т.е. постановление судьи о получении SMS-переписки с четырех телефонных номеров было, а следователь «третьей стороной» по Закону не считается. «С привязкой к базовым станциям» означает указание координат места отправки каждой SMS, в городе это с точностью до 75-150 метров.

«> В ответ на обращение следователя по особо важным делам отдела по расследованию особо важных дел следственного управления СК РФ по Курганской области Чибисова А.Ю., ОАО «МТС» были направлены в адрес руководителя следственного отдела детализация соединений абонента № и тексты смс-сообщения за период с года по на оптическом диске, так же в письме ОАО «МТС» сообщалось, что предоставленные данные содержат конфиденциальную информацию ОАО «МТС» и в соответствии с законодательством РФ имеют гриф «Конфиденциально», эквивалентный грифу «Для служебного пользования» (л.д. 31-226)».

Это к вопросу о процедуре. По запросу следователя из МТС отправили диск с расширенной детализацией (с географической привязкой каждого звонка и SMS), а также сами тексты SMS-сообщений. Соблюдение тайны переписки абонента на стороне МТС состояло в том, что отправленный диск был опечатан и сопровождался предупреждением о наличии на нём конфиденциальной информации.

«В отношении предоставления информации о текстах смс-сообщений за период с по года, когда истец являлся абонентом ОАО «МТС», ответчик отмечает следующее. В соответствии с Правилами взаимодействия операторов связи с уполномоченными государственными органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, утвержденными Постановлением Правительства РФ № 538 от 27.08.2005 года, оператор связи обязан своевременно обновлять информацию, содержащуюся в базах данных об абонентах оператора связи и оказанных им услугах связи. >. Указанная информация должна храниться оператором связи в течение 3 лет и предоставляться органам федеральной службы безопасности, а в случае, указанном в пункте 3 настоящих Правил, органам внутренних дел путем осуществления круглосуточного удаленного доступа к базам данных. >. … хранение оператором связи информации об абонентах, в том числе об оказанных услугах связи, соединениях, трафике и платежах в течение 3 лет является законным и обоснованным, и не нарушает требования законодательства РФ. Соблюдение тайны связи в отношении сообщений истца было обеспечено со стороны ОАО «МТС». Тексты смс-сообщений истца не разглашались и не распространялись».

Иными словами, хоть в МТС и говорят, что SMS хранятся только 72 часа, но настаивают на том, что в случае трёхлетнего хранения все законы и правила были строго соблюдены. Склонен согласиться, что правила соблюдены. Даже не вникая в детали формулировок, можно предположить, что в МТС не по собственной инициативе и не по принципу «авось, кому-нибудь пригодится!» годами хранят SMS-переписку своих абонентов.

«Представитель ответчика в судебном заседании пояснила, что ссылка истца на информацию с сайта ответчика «SMS Информация — МТС» о том, что «Максимальное время хранения короткого текстового сообщения в буфере SMSC — 72 часа (3 дня)» является несостоятельной, поскольку указанный на сайте срок хранения текстового сообщения установлен лишь для целей доставки сообщения абоненту в ситуации, когда телефон адресата выключен. В таком случае, сообщение помещается в буфер SMSC и хранится там до включения адресатом мобильного телефона, но не более 72 часов. Данная информация не означает, что максимальный срок хранения всех текстовых сообщений абонента, в том числе успешно доставленных, составляет только 72 часа (3 дня)».

Красиво сформулировано! Везде говорят и пишут, что SMS хранятся только трое суток на сервере отправки, и ведь не врут. Просто скромно умалчивают о том, что на совсем другом сервере тексты всех SMS хранятся по три года, одно другому не противоречит. В многочисленных разъяснениях тоже всё честно, если вдуматься в формулировки. «Операторы связи, в том числе и МТС, дают возможность своим абонентам посмотреть детализацию SMS. Распечатку самого текста не предоставляет ни один оператор, так как это запрещено законом РФ». Написано же «распечатку не предоставляют», а не «тексты не хранят». И вообще, написано, что не предоставляют абонентам, при чём тут компетентные органы?

Уже сколько лет учусь читать формулировки отстранённо и без «додумывания», а всё равно регулярно попадаюсь. Классический пример: «Почему загнали в минус, ведь должны были заблокировать при нулевом балансе!?». Увы, ничего вам не должны. В Законе и Договоре прописано, что оператор «может» прекратить обслуживание. Но нигде не написано, что он «обязан» это сделать.

«Довод истца о том, что хранение CMC-сообщений ответчиком на постороннем источнике без согласия истца является незаконным, поскольку ответчик не является обладателем информации, является необоснованным. Ответчик не хранит информацию, в том числе информацию об абонентах, и об оказанных им услугах на посторонних источниках. Истцом в материалы дела не предоставлено доказательств хранения ответчиком информации на посторонних источниках».

Простым языком: хранить нашу SMS-переписку где-нибудь в «облаке» операторам нельзя, а на собственных серверах — вполне законно и соответствует нормам.

Обратите внимание на формулировку «а также другую информацию» в судебном решении. Может ли относиться к предоставлению записей телефонных разговоров? Не знаю, в судебном решении обсуждается только вопрос хранения и предоставления текстов SMS. Хотя, с точки зрения соблюдения тайны связи, лично я не вижу принципиальной разницы между содержанием SMS-переписки и телефонных переговоров. Технический аспект — это да, требуемые ресурсы для хранения будут несопоставимы.

«… судом не было установлено каких-либо нарушений ответчиком заключенного с истцом договора, а также положений нормативных актов, а так же не установлено каких-либо незаконных действий ответчика, в результате которых были нарушены личные неимущественные права истца. Доводы истца, изложенные им в иске и объяснениях на возражения ответчика, основаны на неверном толковании закона».

Это в качестве заключения. Законы сложны, многогранны и зачастую неочевидны, в спорных случаях правильно толковать может только суд. А мы благодаря публикациям судебных решений с интересом узнаём о верных толкованиях. Порой с ущербом для тщательно культивируемых иллюзий, зато полезно.

Резюме

Вспомнилась древняя пословица про «Обещанного три года ждут». Действительно, обещанной или неожиданной неприятности от собственноручной SMS-переписки можно смело ждать три года. Как минимум три года. Если SMS-переписка была затребована и получена в пределах этого срока, то к трем годам прибавится время расследования, судебных процессов и т. п.

Казалось бы, о чём разговор и велика ли разница между чтением-записью и получением в готовом виде на диске? Ведь в рамках СОРМ правоохранители имеют доступ ко всей переписке и телефонным переговорам в режиме онлайн. Ан нет, разница велика. Одно дело — начать (и продолжить) читать SMS-переписку в рамках начатого расследования. И совсем другое — в рамках того же расследования затребовать и получить всю SMS-переписку за прошедшие три года ДО того, как «клиентом» заинтересовались.

P.S.

Уж очень соблазнительно было вспомнить дело на ту же тему и даже в тот же период времени, наш обзор истории с «утёкшими на сторону» SMS можно почитать . В тот раз, судя по разборкам, апелляциям и т. п., судебные органы согласились с мнением, озвученным представителем МТС (цитата):

«МТС не хранит сообщения и переписку абонентов. Все действия по оказанию услуг связи МТС оказывает в строгом соответствии с требованиями законодательства РФ, в том числе в соответствии с требованиями федерального закона 152-ФЗ О персональных данных.

Утечка данных, в том числе переписки, с телефонов абонентов может происходить по независящим от оператора причинам, через установленное программное обеспечение или оборудование неизвестного происхождения, вирусную или фишинговую атаку, передачу телефонного аппарата третьим лицам. В каждом конкретном случае необходимо разбираться по какой причине произошла утечка».

В описанном сегодня случае Таганский суд столь же охотно согласился с доводами другого представителя МТС, в двух словах: «SMS-переписку абонентов МТС хранит и по закону обязан хранить три года. Была официальная передача архива SMS-переписки по решению суда, утечек никаких не было».

В одном случае: МТС переписку не хранит, так как хранение SMS-переписки незаконно. В другом случае: МТС SMS-переписку хранит три года и выдаёт по решению суда, это правильно и законно. И в обоих случаях судебные органы согласились с неопровержимыми доводами представителей МТС.

Не вдаваясь в подробности (мало ли какие обстоятельства были приняты во внимание), в очередной раз выражаю искреннее восхищение профессионализмом юристов МТС и не менее профессиональной гибкостью наших судов, что тут можно ещё сказать? Разве что слегка перефразировать ещё одну древнюю пословицу: «Не судись с МТС, да и не судим будешь!».

Ссылки по теме:

Записи созданы 8837

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх