Социальная леность это в психологии

Почти столетие назад французский инженер Макс Рингельманн обнаружил, что коллективная работоспособность группы не превышает половины от суммы работоспособности ее членов.

Исследователь Бибб Латане проверил этот вывод, заставив людей поверить, что они работают вместе с другими, хотя на самом деле они это делали в одиночку. Шести испытуемым завязывали глаза, рассаживали в полукруг и надевали им наушники, через которые испытуемых оглушал шум оваций. Люди не могли слышать самих себя, а тем более других. Ученые предполагали, что в группе испытуемые будут кричать громче, так как меньше будут стесняться. Результат был удивителен: когда участники эксперимента верили, что вместе с ними кричат и хлопают пятеро других, они производили на одну треть меньше шума, чем в предполагаемом одиночестве. Рукоплескавшие в одиночку и группе не воспринимали себя как «лодырей»: они считали, что хлопают одинаково громко и в той и другой ситуации.

Социальная леность — тенденция людей прилагать меньше усилий в том случае, когда они объединяют свои усилия ради общей цели, нежели в случае индивидуальной ответственности.

Когда люди не отвечают за конечный результат и не могут оценить свой собственный вклад, когда их личная ответственность распределяется между всеми членами группы, тогда затерянность в толпе уменьшает боязнь оценки, и результатом становится социальная ленность.

Не всегда коллективность усилий приводит к их ослаблению. Иногда цель настолько значима, что командный дух заставляет каждого прилагать максимум усилий. Установлено также, что люди в группе меньше бездельничают, если задача вызывающе трудна, притягательна и увлекательна. В случае трудной и интересной задачи люди могут воспринимать свой вклад в дело как незаменимый.

Установлено также, что когда люди считают других членов своей группы ненадежными или неспособными к продуктивной деятельности, они работают интенсивнее. Дополнительные стимулы или необходимость стремиться к определенным стандартам также способствуют коллективным усилиям группы. То же самое происходит и в случае межгруппового соревнования.

Когда группа встречается со стимулирующим препятствием, когда вознаграждается успех группы как целостного образования и когда царит дух «командной игры», члены группы работают наиболее энергично.

Для того чтобы увеличить мотивацию членов группы, часто используют стратегию отслеживания индивидуальной продуктивности. Например, тренеры в групповых видах спорта снимают на видеопленку игру и впоследствии оценивают каждого игрока.

Независимо от того, находятся люди в группе или нет, они прилагают больше усилий, когда их личный результат может быть определен. Этот вывод напоминает о повседневных ситуациях с размытой ответственностью, в которых члены группы склонны перекладывать ответственность и часть обязанностей друг на друга.

Деиндивидуализация

Нам трудно представить одинокого рок-фаната, исступленно вопящего около своего музыкального центра, одинокого подростка, расписывающего подъезды. В определенных ситуациях люди, являющиеся членами группы, склонны к тому, чтобы отбросить нормальные ограничения, утратить чувство индивидуальной ответственности, ощутить то, что психологи называют деиндивидуализацией. Группа растормаживает нас, вызывает чувство возбуждения или принадлежности к чему-то большему, чем «Я». Следствием могут быть акты вандализма, погромы, нарушение правил общественного порядка, террористические акты и т.п.

Деиндивидуализация — утрата самосознания и боязни оценки, которая возникает в групповых ситуациях, когда обеспечена анонимность человека.

Состояние деиндивидуализации может усиливаться под воздействием следующих факторов:

  • 1. Размер группы. Чем больше группа, тем более ее члены склонны к деиндивидуализации. В больших группах боязнь оценки резко падает. Поскольку «так делали все», то и свое поведение люди объясняют сложившейся ситуацией, а не собственным свободным выбором.
  • 2. Анонимность. Когда растворенность в группе сочетается с анонимностью, исчезает самоконтроль. Иногда, чтобы вызвать особо жесткое поведение, людей специально деперсонализируют, например, раскрашивают им лицо и тело, надевают специальные маски, униформу.

Роберт Уотсон, изучая обычаи племен, обнаружил, что там, где воины скрыты боевой раскраской, они особенно жестоко мучают пленных. Там, где нет обычая скрывать лица, пленных, как правило, оставляют в живых.

3. Возбуждающие и отвлекающие занятия. Взрывам агрессии в группах часто предшествуют малозначительные акции, которые возбуждают и отвлекают внимание. Группы кричат, скандируют, хлопают, танцуют, и это нужно для того, чтобы одновременно вызвать у людей возбуждение и снизить их самосознание.

«Все братья и сестры секты Муна взялись за руки и кричали с нарастающей интенсивностью: чу-чу-чу, чу-чу-чу! Я А! ЯА! ПАу! Это действо объединило нас в группу, как если бы мы загадочным образом совместно пережили нечто важное. Власть, чу — чу — чу, испугала меня; но она же дала мне чувство комфорта, и было что-то чрезвычайно расслабляющее в этом накоплении и высвобождении энергии» (Ф. Зимбардо).

4. Снижение самосознания. Обстоятельства, понижающие самосознание, например алкогольное опьянение, повышают деиндивидуализацию. Деиндивидуализация, наоборот, снижается, если повысить самосознание. Это происходит, например, перед зеркалом и камерами, в маленьких поселках, на ярком свете, при ношении именных табличек или нестандартной одежды, при отсутствии отвлекающих внимание стимулов.

Оправдание «ленивцам»

В той или иной мере эффекту социальной лени подвержены все сотрудники современных компаний. Причины, по которым возникает этот феномен, свойственны людям любого возраста, пола, вероисповедания или социального положения.

По словам Марины Мироновой, эффект Рингельмана проявляется по причине ряда факторов, главным из которых является размывание ответственности. Чаще всего это можно наблюдать в больших группах, в так называемой толпе, где поведение людей радикально меняется. Одна из причин данного явления — разделение ответственности за результат: чем больше численность группы, тем меньше вклад каждого из участников в конечное действие. Именно поэтому снижается персональная ответственность, падает результат, а если в группе есть явный лидер, то результативность оставшихся падает еще более значительно. Второй причиной понижения производительности в группе можно назвать отвлечение ресурсов на социальное взаимодействие. Даже если в коллективе установить жесткую дисциплину, люди будут как минимум поглядывать на коллег. Третьим фактором может стать эффект эмоционального заражения, проявляемый тем сильнее, чем больше группа. Быстрее передаются отрицательные эмоции, и если один из членов коллектива вялый, сонный, негативно настроен, то вероятность появления данных признаков у окружающих достаточно велика.

📌 Реклама

Еще одну причину подобной проблемы Светлана Петрова, директор по персоналу Digital Design, видит в низкой мотивации, монотонности и однотипности работы и считает, что у творческих работников данный эффект проявляется в меньшей степени.

«Потеря интереса к работе является наиболее значимой причиной социальной лени, — уверен Александр Вельмушкин, партнер консалтинговой компании Crystal Estate. — И если не пресечь этот процесс на его начальной стадии, он будет не только прогрессировать, но и распространяться среди других сотрудников группы».
«Кроме того, социальная лень более характерна для исполнителей, — уверена Светлана Петрова. — Но, с другой стороны, у сотрудников с простыми функциями проще использовать количественные результаты деятельности, на которых, соответственно, проще строить мотивацию. Нередко социальная лень проявляется у сотрудников, потерявших интерес к тому, что они делают. Иногда причина этому — сложившаяся жизненная ситуация (кризисы, разочарования, неудовлетворенность собой и т. п.)».

📌 Реклама

Когда зарплата не работает

По словам Александра Вельмушкина, если лень принимает социальный масштаб в коллективе, это уже говорит о серьезной ошибке руководителя. Поэтому начальнику необходимо постоянно держать руку на пульсе сотрудника и контролировать, достаточная ли у него мотивация, уровень лояльности, удовлетворенность условиями и результатами своей работы, разделяет ли подчиненный видение руководства. В компании Crystal Estate уверены: худший способ борьбы с ленью — уравнивание всех сотрудников по единым критериям. Каждый сотрудник должен чувствовать, что играет важную роль в компании, а система работы с ним строится на индивидуальном подходе.

«Устранять проблему социальной лени можно только через индивидуальный подход к каждому сотруднику, — добавляет Александр Вельмушкин. — У каждого человека свои причины лениться. Если в случае с одними причиной может быть банальная усталость и взбодрить их можно отпуском или тимбилдингом, то другие просто не обладают достаточным стимулом для качественной работы».

Статья написана по книге Дэвида Майерса «Социальная психология»

Если в соревнованиях по перетягиванию каната участвует команда из 8 человек, будут ли их общие усилия равны сумме усилий 8 человек, участвующих в личном первенстве?

Почти 100 лет тому назад французский инженер Макс Рингельманн доказал, что коллективное усилие в такой команде в 2 раза меньше суммы индивидуальных усилий. Позже исследователи во главе с Аланом Ингхэмом измеряли усилие при натягивании каната и установили, что усилие, которое участник прикладывал, когда точно знал, что тянет канат в одиночку, на 18% превышало усилие, которое он прикладывал, думая, что за ним стоят и тянут канат другие испытуемые. Этот феномен назвали «социальной леностью».

Бибб Латане, Киплинг Уильямс и Стивен Харкинс обратили внимание на то, что от 6 человек, кричащих или аплодирующих «изо всех сил», шума больше не в 6 раз, чем от одного, а всего лишь менее чем в 3 раза. Как и при перетягивании каната, «производство шума» тоже подвержено влиянию неэффективности группы.

Латане проводил свои эксперименты следующим образом: шестерых испытуемых с завязанными глазами усаживали полукругом и давали всем наушники, через которые транслировали оглушительные крики или овации. Участники при этом не могли слышать ни свои, ни чужие крики и аплодисменты. В зависимости от сценария эксперимента их просили кричать или аплодировать либо в одиночку, либо вместе с другими. Предварительно участники эксперимента предположили, что вместе с другими они будут кричать громче, так как почувствуют себя более раскованно. Что же оказалось на самом деле? Проявилась социальная леность: когда испытуемые думали, что другие 5 членов группы либо кричат, либо хлопают в ладоши, они производили в 3 раза меньше шума, чем когда думали, что занимаются этим в одиночку. Поразительно, но аплодировавшие как в одиночку, так и вместе с группой не считали себя ленивыми; им казалось, что они в обоих случаях «выкладываются» одинаково. То же самое происходит, если учащиеся работают над коллективным проектом, за который получат одинаковые оценки. Уильямс отмечает: сам факт существования лености признается всеми, но признать самого себя ленивым не желает никто.

В экспериментах Джона Суини студенты крутили педали велосипедов более энергично (об их усилии судили по количеству полученного при этом электричества), если знали, что экспериментаторы наблюдают за каждым из них в отдельности, а не тогда, когда они думали, что оцениваются суммарные усилия всей команды. Когда работает группа, у её членов появляется искушение проехаться за счет товарищей, т. е. стать «халявщиками».

В лабораторных условиях социальная леность проявляется не только тогда, когда испытуемые перетягивают канат, крутят педали велотренажера, кричат или аплодируют, но и тогда, когда они перекачивают воду или воздух, оценивают стихи или «передовицы» из газет, продуцируют идеи, печатают на компьютере или распознают сигналы.

То есть в тех случаях, когда вознаграждение за труд делится поровну, без учета индивидуальных вкладов в общую работу, любой «халявщик» получает большее вознаграждение (в пересчете на единицу затраченных усилий). Люди нередко трудятся коллективно, объединяя свои усилия, но, если при этом они не несут личной ответственности за результаты своего труда, то склонны работать не так усердно, как в одиночку. Эти результаты соответствуют и наблюдениям над реальными трудовыми коллективами: отсутствие индивидуальной ответственности за результаты труда создает благоприятную почву для проявлений социальной лености.

Проявления социальной лености в реальной жизни

Когда в России у власти были коммунисты, работа в колхозах была организована так, что сегодня люди трудились на одном поле, завтра – на другом, и никто ни за что не отвечал. В личном пользовании они имели лишь небольшие участки земли. При этом личные подсобные хозяйства колхозников, на долю которых приходился всего 1% всех обрабатывавшихся земель, давали 27% всей сельскохозяйственной продукции страны. В Венгрии в личном пользовании было всего 13% угодий сельскохозяйственного назначения, однако их доля в урожае составляла более 30%. В Китае, когда власти разрешили крестьянам продавать ту сельскохозяйственную продукцию, которая оставалась после расчетов с государством, ежегодный рост производства продуктов питания составил 8%, и за последние 26 лет их годовое производство увеличилось в 2,5 раза.

Эффект социальной лени — это психологический эффект, обнаруженный и сформулированный Максом Рингельманом.

Эффект Рингельмана (Ringelmann effect), или эффект социальной лени — это групповой эффект в социальной психологии, один из механизмов функционирования группы, который состоит в том, что с увеличением численности группы производительность ее членов уменьшается.

То есть индивидуальный вклад каждого из участников группы уменьшается по мере того, как размер группы растет.

Рингельман предлагал испытуемым поднимать грузы. Когда они это делали по отдельности, то каждый поднимал по 64 кг. Но вдвоем они показывали результат не 128 кг, а лишь 119 кг (то есть 93% индивидуальной эффективности), а втроем— 163 кг (то есть 85% от индивидуальной эффективности). В группах из семи человек падение индивидуальной эффективности достигало 42%.

Если люди решают задачу в группе, то каждый из участников испытывает сильное желание сэкономить силы, скрывая свою слабость в общих результатах команды.

Эффект социальной лени активно проявляется в любом коллективе, и чем больше коллектив, тем сильнее эффект. Для того, чтобы снизить социальную лень, можно вводить ответственность за результаты своего труда и делать работу интересной.

Записи созданы 8837

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх