Субсидиарная ответственность после ликвидации ООО

Согласно ст. 57 закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» от 08.02.1998г. № 14-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» организация может быть ликвидирована:

  • на основании добровольного решения общего собрания участников.
  • по решению суда в случаях, предусмотренных п. 3 ст. 61 Гражданского кодекса РФ, например, если при создании были допущены неустранимые нарушения законодательства или дела велись без наличия должной лицензии.

Также юридическое лицо может быть ликвидировано в соответствии с положениями Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». Как известно, директор не несет ответственности, если ликвидация ООО была добровольной процедурой. Статья 61 Гражданского кодекса РФ прямо содержит норму, указывающую на то, что ликвидация юридического лица влечет его прекращение без перехода в порядке универсального правопреемства его прав и обязанностей к другим лицам. Юридическое лицо ликвидируется по решению его учредителей (участников) или органа юридического лица, уполномоченного на то учредительным документом, в том числе в связи с истечением срока, на который создано юридическое лицо, с достижением цели, ради которой оно создано. А вот субсидиарная ответственность директора может наступить, например, в случаях принудительной ликвидации или банкротства юридического лица (см. Главу III.2 Федерального закона от 26.10.2002г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»). О том, как руководителей и собственников компаний ФНС привлекает к субсидиарной ответственности по обязательствам «брошенной» или ликвидированной компании, читайте в статье: «Субсидиарная ответственность директора и учредителя при банкротстве. Почему опасно «бросать» компанию?». В данной статье речь пойдет об ответственности директора после ликвидации юридического лица.

  • Гражданско-правовая ответственность. Ответственность в виде возмещения убытков на основании ст. 15, 1064 Гражданского кодекса РФ. Например, ликвидатор несет ответственность за убытки в случае проведения процедуры с нарушениями требований законодательства (см. Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 27.05.2016г. по делу № Ф46-14515/2012, Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 21.06.2016г. № Ф09-5770/16).
  • Уголовная ответственность. Наступает за неуплату налогов и сбор организацией, что образовало налоговую недоимку перед бюджетом страны в особо крупном размере (ст. 199 УК РФ); сокрытие денежных средств организации (ст. 199.2 УК РФ); уклонение от выполнения требований кредиторов и оплаты задолженности в крупном размере (ст. 177 УК РФ); фиктивное или преднамеренное банкротство (ст. 195-197 УК РФ).
  • Налоговая ответственность. Несмотря на то, что налогоплательщиком является организация, ответственность за нарушение налогового законодательства несет директор на основании п.1. ст. 27 Налогового кодекса РФ. Поэтому при отсутствии оплаты налогов, налоговые органы начисляют пени за каждый день просрочки, которая рассчитывается по общему правилу в процентах от общей суммы задолженности.
  • Административная ответственность. Данная ответственность наступает за несоблюдение трехдневного срока для извещения налогового органа о принятом решении ликвидировать юридическое лицо (ст. 62 Гражданского кодекса РФ). На основании ч.3 ст. 14.25 КоАП РФ может быть назначен штраф до 5 000 руб.
  • Субсидиарная ответственность. Данный вид ответственности наступает только в рамках процедуры банкротства юридического лица, которая возлагается на тех, кто будет признан судом контролирующими должника лицом. Перечень таких лиц определен в ст. 61.10 Федерального закона от 26.10.2002г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»). Здесь ответственность также может быть применена и после закрытия юридического лица. Кредиторы имеют право предъявить претензии к контролирующему должника лицу в течение трех лет со дня признания организации банкротом или завершения конкурсного производства. А с момента принятия самого спорного решения и до предъявления претензий может пройти и до 10 лет (см. ст. 61.14 Федерального закона от 26.10.2002г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»).

Вам так же может быть полезна статья: «Уголовная и имущественная ответственность генерального директора и учредителя по долгам Общества».

Важно! Моментом окончания процедуры ликвидации и прекращения ООО деятельности является момент внесения соответствующей записи в ЕГРЮЛ.

Обращаем внимание, что личная ответственность директора, который непосредственно подписывал документы, исключается полностью только по истечении сроков давности, которые служат основанием для освобождения от уголовной ответственности согласно ст.78 Уголовного кодекса РФ. Освобождения от ответственности в случае ликвидации фирмы, как официальной, так и альтернативной, не предусмотрено. То есть пока не истек срок давности, по ч.1 ст. 199 УК РФ – 2 года со дня совершения фиктивной сделки, а по ч.2 ст. 199 УК РФ – 10 лет, директор фирмы может быть в любой момент привлечен к ответственности в случае, если следствием будет установлен факт уклонения от уплаты налогов. Подробнее об ответственности по ст. 199 УК РФ читайте в статье: «Сроки давности привлечения к уголовной ответственности по ст. 199 УК РФ».

Если после прочтения данной статьи у Вас остались вопросы или необходима консультация, Вы можете позвонить или написать нам. Мы поможем разобраться в любой сложной ситуации. «ТЕОРИЯ ПРАВА»
Евгения Булатова
89134323913

Основания для привлечения директора к ответственности после ликвидации ООО

Сразу хочется начать с налоговой ответственности, и напомнить, что с 28 июля 2017 года вступили в силу поправки, внесенные Федеральным законом от 08.02.1998г. № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», согласно которым взыскание кредиторской задолженности, в том числе налоговой, теперь возможно с руководителей организаций и иных лиц, ответственных за принятие управленческих решений (участников, бенефициаров), в течение трех лет после ликвидации юридического лица, в том числе, если компания оказалась «брошенной» (см. Федеральный закон от 28.12.2016г. № 488-ФЗ). Об этом мы рассказывали в нашей статье: «Неуплата налогов – ответственность директора и учредителя после закрытия компании». При этом что касается налоговой задолженности ООО, иски по ее взысканию инициируются налоговыми органами.

Важно! Без банкротства долги ликвидированной компании перед бюджетом могут быть взысканы с ответственных лиц, если доказана их вина в уклонении от уплаты налогов (см. Постановление Конституционного Суда РФ от 08.12.2017г. № 39П).

Так же согласно п.1 ст. 53.1 Гражданского кодекса РФ налоговики могут предъявлять претензии к членам коллегиальных органов юридического лица (совету директоров), за исключением тех членов совета, которые голосовали против решения, которое привело к причинению ущерба юридическому лицу, или действовал добросовестно, не принимая участия в таком голосовании (см. п.2 ст. 53.1 Гражданского кодекса РФ). Все это означает, что в течение трех лет с момента ликвидации юридического лица, отвечать за долги этого юридического лица будет директор.

Что касается субсидиарной ответственности директора компании, в статье 61.11 Федерального закона от 26.10.2002г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» приводятся основания привлечения к субсидиарной ответственности директора юридического лица, при причинении им вреда интересам кредиторов своими действиями или бездействием. Эти действия (бездействие) выражаются в следующем:

  • продажа директором имущества по цене существенно ниже его рыночной стоимости;
  • директором не принято действий, по взысканию дебиторской задолженности, из-за чего прошёл срок исковой давности, и взыскание дебиторской задолженности стало не возможным.

Если факт причинения директором организации вреда кредиторам будет доказан, то будет считаться, что полное погашение требований кредиторов невозможно именно из-за действий директора. Однако для привлечения к субсидиарной ответственности также необходимо установить причинно-следственную связь между действиями директора и причинёнными кредиторам убытками, которые повлекли за собой невозможность удовлетворения их требований. Если же на момент введения банкротства организации у нее будут отсутствовать документы бухгалтерского учёта и отчётности, в таком случае так же будет считаться, что в этом вина директора. Однако для привлечения директора к субсидиарной ответственности по этому основанию необходимо установить причинно-следственную связь между отсутствием документов и невозможностью полностью погасить долги компании.

Еще один немаловажный момент – вред, причинённый кредиторам, должен быть существенным. Существенность причиненного действиями директора ликвидированной организации вреда, безусловно, определяет суд. В Письме ФНС России от 16 августа 2017 года № СА-4-18/16148@ «О применении налоговыми органами положений главы III.2 Федерального закона от 26.10.2002г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» говорится, что существенным вредом признается вред, причинённый сделками с активами на сумму сделки, эквивалентную 20–25 % общей балансовой стоимости имущества компании-должника. Размер существенности может быть и меньше, если доказать, что выведено имущество, отсутствие которого осложнит или сделает невозможной хозяйственную деятельность компании-должника. Вместе с тем при очевидной несоразмерности вреда, причинённого недействительной сделкой, размеру субсидиарной ответственности такой размер может быть соответствующим образом уменьшен судом (см. абз. 2 п. 11 ст. 61.11 Федерального закона от 26.10.2002г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», например, по реестру саморегулируемой организации – 100 млн. руб., а по сделке, признанной недействительной (например, отчуждение автомобиля без равноценного встречного предоставления), причинён ущерб в размере 300 тыс. руб., который не мог повлечь банкротство. В данном случае есть основания для взыскания убытков (см. ст. 61.20 Федерального закона от 26.10.2002г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»).

Так же об основаниях привлечения к субсидиарной ответственности директора и учредителя ООО читайте в нашей статье: «Субсидиарная ответственность директора и учредителя при банкротстве. Почему опасно «бросать» компанию».

При ликвидации обычно возникают нарушения в следующих сферах:

Применяемые санкции зависят от тяжести нарушения, т.е. в большинстве случаев – от суммы. Если при банкротстве убытки кредиторов не превысили 2,25 млн. рублей, то применяются ст. 14.12 и 14.13 КоАП. В этом случае максимальный штраф для должностных лиц составляет 50 тыс. рублей, а срок дисквалификации – 3 года. Если же «порог» превышен, то по ст. 195 — 197 УК РФ штраф может достигнуть 500 тыс. рублей, а срок лишения свободы – 6 лет. Административные и уголовные санкции являются персональными. Поэтому их применение не зависит от того, существует ли компания на момент привлечения контролирующего должника лицо к ответственности, или уже ликвидирована.

В завершение рассматриваемой темы еще раз отметим, что на практике, ликвидировать юридическое лицо гораздо сложнее, чем открыть его. В процессе закрытия могут, как обостриться старые проблемы, так и возникнуть новые, например, связанные с налоговой проверкой. И помните, что формальное закрытие компании не освобождает собственника и директора от ответственности, особенно, если это один и тот же человек.

В отдельных случаях претензии и уголовная ответственность могут быть предъявлены в течение десяти лет после допущенного нарушения, вне зависимости от даты ликвидации юридического лица.

Искажение финансовой отчетности, выявляемой аудиторами в ходе аудиторских проверок могут является следствием ошибок и недобросовестных действий.

Ошибка – непреднамеренное искажение финансовой отчетности.

Примерами ошибок является:

а) ошибочные действия допущенные при сборе и обработке данных, на основнии которых составляется финансовая отчетность;

б) неправильные оценочные значения, возникающие результате неверного учета или неверной интерпретации фактов;

в) ошибки в применении принципов учета, относящихся к точному измерению, классификации, представлению или раскрытию.

Недобросовестные действия – преднамеренные действия, совершенные одним или несколькими лицами – представителями собственника, руководства или сотрудников аудируемого лица или третьих лиц. Недобросовестные действия совершаются в целях извлечения незаконных выгод.

Недобросовестные действия различают 2 видов:

1. искажения, возникающие в процессе недобросовестного составления финансовой отчетности.

К ним могут относится такие действия как:

а) фальсификация, изменения учетных записей и документов, на основании которых составляется финансовая отчетность;

б) преднамеренное неверное отражение событий, хозяйственных операций или другой важной информации в финансовой отчетности или их преднамеренное исключение из финансовой отчетности;

в) преднамеренные нарушения принципов бухгалтерского учета.

2. искажения, возникающие в результате присвоения активов.

Присвоение может быть осуществлено различными способами в т.ч. путем присвоения денежных средств, материальных или нематериальных активов, инициирование оплаты несуществующих товаров или услуг. Как правило, такие действия сопровождаются искаженными бухгалтерской записями или наличием документом для сокрытия недостачи.

Недобросовестные действия подразумевают наличие мотивирующих факторов и возможностей для их совершения. Недобросовестное составление финансовой отчетности возможно в тех случаях, когда руководство аудируемой организации желает достичь необъективных результатов деятельности.

Ошибка отличается от недобросовестного действия отсутствием умысла, приведшего к искажению финансовой отчетности. Руководство аудируемого лица несет ответственность за предотвращение и обнаружение недобросовестных действий и ошибок. Практика корпоративного управления требует, чтобы представитель собственника и руководство аудируемого лица создавали и поддерживали общую культуру честности и высоких моральных принципов, установили надлежащие средства контроля для предотвращения и обнаружения ошибок и недобросовестных действий.

Аудит призван обеспечить разумную уверенность в том, что финансовая отчетность не содержит существенных искажений, вызванных как недобросовестными действиями так и ошибками. Аудит является одним из сдерживающих факторов искажений, однако, аудитор не может нести ответственность за предотвращение ошибок и недобросовестных действий. Аудитор не может получить абсолютную уверенность в том, что все существенные искажения в финансовой отчетности будут обнаружены. Это связано с определенным ограничениям аудита.

Риск необнаружения существенных искажений в результате недобросовестных действий выше риска необнаружения искажений в результате ошибок. Это связано с тем, что недобросовестные действия могут включать специально разработанные и организованные схемы, направленные на их маскировку (пример, подделка документов, намеренное неотражение хозяйственных операций, целенаправленное искажение фактов, предоставляемых аудитором). Риск необнаружения существенных искажений в результате недобросовестных действий ещё более повышается, если несколько сотрудников аудируемой организации вступают в сговор. В результате этого аудитору могут быть предоставлены доказательства, кажущиеся убедительными, но на самом деле являющиеся ложными. Ещё более повышается риск необнаружения в том случае, если недобросовестные действия совершают руководитель аудируемой организации, т.к. их статус позволяет обойти процедуру контроля, предназначенные ля предотвращения аналогичных недобросовестных действий рядовых сотрудников. Мнение аудитора о достоверности финансовой отчетности основывается на разумной уверенности, поэтому аудит не может гарантировать выявление всех существенных искажений, допущенных в результате недобросовестных действий (понятие разумной уверенности – это общий подход, относящийся к процессу накопления аудиторских доказательств, необходимых и достаточных для того, чтобы аудитор сделал вывод об отсутствии существенных искажений в финансовой отчетности, рассматриваемой, как единое целое). В тоже время аудитор должен подходить к рассмотрению возможности выявления ошибок и недобросовестных действий с позиции профессионального скептицизма (проффессиональный скептицизм — аудитор критически оценивает весомость полученных аудиторских доказательств, внимательно изучает аудиторские доказательства, которые противоречат каких-либо доказательствам или заявлениям руководства, ставит под сомнение достоверность таких доказательств или заявлений. Проффессиональный скептицизм следует проявлять для того, чтобы не упустить из виду подозрительные обстоятельства, не сделать неоправданных обобщений и ошибочных допущений в ходе аудита).

Для повышения вероятности обнаружения ошибок и недобросовестных действий аудитору необходимо наиболее тщательно рассмотреть следующие ситуации:

а) активное влияние руководства аудируемой организации на контрольную среду;

б) неустойчивое состояние отрасли экономики, в кой действует аудируемое лицо;

в) получены доказательства (в т.ч. по результатам предыдущего аудита), ставящие под сомнение достоверность разъяснений и заявлений руководства.

Аудитор не должен считать, что недобросовестное действие или ошибка является единичными, поэтому до завершения аудиторской проверки он должен пересмотреть вопросы общего плана и программы аудита, касающиеся рассмотрения аналогичных вопросов финансово-хозяйственной деятельности. Аудитору необходимо оценить влияние каждого искажения финансовой отчетности независимо от того является ли оно следствием ошибок или недобросовестных действий. Влияние необходимо оценивать как по отдельности так и в комплексе всех выявленных искажений. Если аудитор приходит к выводу, что искажения по отдельности или в комплексе не оказывает влияния на достоверность финансовой отчетности, то аудитор высказывает в заключение мнение с оговорками (в оговорках указывается конкретные искажения). Если аудитор приходит к мнению, что выявленные искажения существенно влияют на достоверность финансовой отчетности, то тогда аудитор высказывает в аудиторском заключении отрицательное мнение и также раскрывает выявленные нарушения. Если в результате имеющихся искажений финансовой отчетности аудитор не смог завершить аудиторскую проверку, то в аудиторском заключении аудитор выражает отказ от выражения мнения.

Примеры ситуаций, повышающих вероятность недобросовестных действий аудируемой организации:

1. большая часть доходов руководства аудируемого лица состоит из премий, опционов на акции и других материальных стимулов, размер которых зависит от результатов финансовой деятельности;

2. руководство аудируемого лица проявляет неоправданно высокий интерес к повышению цен акций своей организации;

3. руководство аудируемого лица заинтересовано в применении ненадлежащих способов снижения доходов для занижения налогооблагаемой базы

4. руководство аудируемого лица не соблюдает надлежащие нормы корпоративного управления и этики;

5. в составе руководства аудируемого лица доминирующее положение занимает первое лицо или группа лиц при отсутствии контроля со стороны собственников;

6. ненадлежащее отношение руководств аудируемого лица к средствам системы контроля;

7. конфликт руководства аудируемого лица с действующим или предшествующим аудитором.

Словосочетание «Субсидиарная ответственность» за последние несколько лет прочно закрепилось в сознании и даже подсознании собственников бизнеса и их «приспешников». При этом, «субсидиарка» ассоциируется прежде всего с банкротством — затяжной и дорогостоящей процедурой.

Однако, на сегодняшний день привлечь контролирующее должника лицо (КДЛ — директора, участника и др.) к субсидиарной ответственности по долгам такого должника можно и в упрощенном режиме — фактически минуя банкротство. Если заявление о банкротстве возвращено налоговой инспекции по причине отсутствия средств для финансирования процедуры, то у нее сразу возникает право обратиться с заявлением о субсидиарной ответственности к соответствующим лицам. Если процедура банкротства прекращена по тому же основанию, то это право возникает и у других кредиторов.п. 3 ст. 61.14 Федеральный закон от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

Субсидиарная ответственность по долгам ООО на сегодня может быть вообще не связанной с его банкротством.

С июля 2017 года привлечь контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности можно и в случае исключения организации-должника из ЕГРЮЛ как недействующего. Данное правило распространяется только на ООО.

Эксперты taxCOACH подготовили материал на эту тему.

Юридическое лицо исключается из ЕГРЮЛ как недействующие, если:

  • в течение предшествующих 12 месяцев не сдавало отчетности и не осуществляло никаких операций по своим банковским счетам;
  • в течение шести месяцев в отношении организации в ЕГРЮЛ «висела» запись о недостоверности сведений о ней;
  • организацию невозможно ликвидировать ввиду отсутствия средств на осуществление ликвидации.

Это как раз та быстрая и бесплатная «ликвидация», на которую рассчитывали многие, прекращая отчитываться по деятельности ненужной компании.

Сейчас после исключения ООО из ЕГРЮЛ, согласно п. 3.1 ст. 3 ФЗ «Об ООО», кредиторы могут идти в суд с требованиями напрямую к директору, участнику или иному лицу, контролировавшему «брошенную» компанию.

Это связано с тем, что субсидиарная ответственность распространяется на следующих лиц:

  • единоличных исполнительных органов ООО и иных лиц, которые уполномочены выступать от его имени;
  • членов коллегиальных органов;
  • иных лиц, которые имеют фактическую возможность определять действия ООО, в том числе давать обязательные для исполнения указания руководителям организации.

В последней группе оказываются участники ООО, с привлечением которых к субсидиарной ответственности по рассматриваемому основанию ясность более-менее присутствует. Они точно относятся к категории лиц, способных давать обязательные для директора указания.

📌 Реклама

Меньше ясности в процедуре привлечения к субсидиарной ответственности «иных контролирующих лиц». Да, закон позволяет предъявлять требования и к ним, но здесь, скорее всего, возникнет сложность для кредитора в доказывании фактов преобладающего статуса этих лиц в организации. Тем более в той, которая исключена из реестра. Подобные факты можно установить, например, путем проведения опросов сотрудников, которые бы засвидетельствовали, кто действительно руководил компанией. Но вряд ли рядовые кредиторы обладают доступом к подобной информации. Очевидно, что процесс доказывания факта контроля у «иных» лиц будет для кредитора затруднительным.

При этом закон в качестве субсидиарных ответчиков указывает тех лиц, именно по вине которых не исполнено конкретное обязательство Общества. Вполне возможна ситуация, когда обязательство было не исполнено по вине одного директора, а при исключении из Реестра эту должность в компании занимало уже другое лицо.

Рекомендации для кредиторов здесь следующие:

  • в первую очередь в качестве соответчиков указывать директора/участников, которые были указаны в ЕГРЮЛ в момент исключения из него компании, поскольку в соответствии с указанной нормой факт исключения компании из ЕГРЮЛ означает отказ основного должника от исполнения обязательства и, как следствие, вину последних руководителей компании в этом, а, следовательно, их субсидиарную ответственность;
  • также можно указать директора/участников должника в момент неисполнения его обязательства. Однако, доказывая виновность указанных лиц, кредитору придется приложить усилия, в первую очередь потому, что презумпции их вины в данной ситуации в законодательстве нет;
  • требования к ответчикам необходимо предъявлять в арбитражный суд по последнему адресу Должника, указанному в ЕГРЮЛ. К слову, с момента вступления в силу с июля 2017 г. новой нормы (п. 3.1 ст. 3 ФЗ «Об ООО») существовала разная судебная практика, когда такие иски рассматривали и арбитражные суды, и суды общей юрисдикции. Но начиная с 2019 г. арбитражные суды различных регионов однозначно указывают на подсудность таких споров арбитражным судам по месту нахождения исключенного из ЕГРЮЛ Общества.

Полезность данной нормы для добросовестных кредиторов сложно переоценить. И для недобросовестных она открывает широкий горизонт возможностей.

Ответственность учредителя за деятельность ООО ограничена его долей в уставном капитале. Однако норма о том, что учредитель не отвечает по долгам своей организации, имеет исключения. И одним из таких исключений является статья 3 Федерального закона от 08.02.1998г. № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», которая гласит, что в случае несостоятельности (банкротства) общества по вине его участников, на указанных лиц, в случае недостаточности имущества общества может быть возложена субсидиарная ответственность по его обязательствам. Ранее в статье: «Уголовная и имущественная ответственность генерального директора и учредителя по долгам Общества» мы уже рассказывали об ответственности учредителя ООО. Как известно, если компания успешно работает и вовремя рассчитывается с бюджетом и кредиторами, то предъявить претензии к учредителю невозможно. В данной статье речь пойдет об ответственности учредителя, если ООО оказывается в ситуации банкротства или ликвидируется с долгами по налогам.

Итак, к какой ответственности может быть привлечен учредитель после закрытия ООО? Ответственность учредителя ООО по долгам общества возникает в случаях банкротства, а также в случаях, предусмотренных ст. 61.19 и 61.20 Федерального закона от 26.10.2002г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». При этом необходимо наличие виновной связи между действиями (бездействием) учредителя и финансовой несостоятельностью организации. При создании ООО необходимо помнить о двух видах ответственности:

  • по долгам ООО, которая возможна только в пределах имущества самой организации;
  • субсидиарная (дополнительная) ответственность учредителя за счет личного имущества, которая возникает, если компания доведена до банкротства по его вине.

Привлечение учредителей к субсидиарной ответственности чаще всего происходит в процедуре банкротства организации. Кроме того, учредитель может быть признан виновным в совершении налогового преступления еще до того, как станет ясно, что организация не имеет возможности самостоятельно перечислить налоги в бюджет (см. Постановление Конституционного Суда РФ от 08.12.2017г. № 39-П).

Важно! В соответствии со ст.49 Налогового кодекса РФ, если денежных средств ликвидируемой организации недостаточно для исполнения в полном объеме обязанности по уплате налогов и сборов, пеней и штрафов, остающаяся задолженность должна быть погашена участниками указанной организации.

Ответственность учредителя по долгам ООО перед государством тоже предусмотрена законом. Так, если размер задолженности по налогам превышает 300 000 рублей, а срок погашения более 3 месяцев, то организация находится в так называемой «зоне риска». Чтобы избежать последствий, необходимо предпринять все меры для погашения налоговой задолженности или заявить о признании организации банкротом, иначе инициатором банкротства ООО выступит налоговый орган, но уже с требованием признать виновными руководителя и/или учредителей. Привлечь учредителя ООО по долгам его компании сложнее и дольше, чем индивидуального предпринимателя, ведь процедура банкротства довольно продолжительна.

Важно! Вывод активов из организации, с целью уклонения от уплаты налогов – не выход (см. Решение Арбитражного суда Республики Башкортостан по делу № А07-7955/2009).

Но с 2015 года у налоговых органов появился ещё один инструмент взыскания налоговой недоимки в рамках возбуждения уголовного дела по ст. 199 УК РФ. Подробнее о привлечении к ответственности по ст. 199 УК РФ читайте в статье: «Статья 199 УК РФ – Уклонение от уплаты налогов, сборов, подлежащих уплате организацией».

Так, в Определении Верховного Суда РФ от 27.01.2015г. № 81-КГ14-19 суд признал ответственным руководителя и единственного учредителя ООО за неуплату НДС в крупном размере, и подтвердил законность взыскания с физического лица ущерба государству в размере неуплаченной суммы налога. Это решение, по сути, стало судебным прецедентом, после которого все подобные дела рассматриваются проще и быстрее. Учредитель же, кроме обязанности выплаты самой задолженности по налогам, получил ещё и судимость.

Основания для привлечения учредителя к ответственности после закрытия ООО

Исключение компании из ЕГРЮЛ как недействующего, влечет последствия, предусмотренные Гражданским кодексом РФ, для отказа основного должника от исполнения обязательства (ст. 399 Гражданского кодекса РФ). Подробнее о том, какие компании налоговая исключает из реестра, читайте в нашей статье: «Чистка» ЕГРЮЛ: какие компании налоговая исключает из реестра?».

Итак, если основной должник отказался удовлетворить требование кредитора или кредитор не получил от него в разумный срок ответа на предъявленное требование, это требование может быть предъявлено лицу, несущему субсидиарную ответственность (см. абз. 2 п. 1 ст. 399 Гражданского кодекса РФ). Согласно п. 1 Постановления Пленума ВАС РФ от 30 июля 2013 года № 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица», истец должен доказать наличие обстоятельств, свидетельствующих о недобросовестности или неразумности действий (бездействия) директора, повлекших неблагоприятные последствия для юридического лица. Данный вывод основан на положениях п. 5 ст. 10 Гражданского кодекса РФ. Таким образом, можно выделить необходимые условия для возложения субсидиарной ответственности:

  • факт причинения убытков кредиторам общества;
  • недобросовестные и неразумные действия лица, имеющего фактическую возможность определять действия общества;
  • наличие причинно-следственной связи между действиями указанного лица и причиненными убытками.

Из анализа судебной практики мы видим, что само по себе оставление юридического лица с задолженностью уже является достаточным основанием для возложения субсидиарной ответственности на контролирующих компанию-должника лиц. В таких случаях учредители несут ответственность за несоблюдение процедур ликвидации ООО или доведения ее до банкротства. Действия директора и единственного участника, повлекшие исключение компании из ЕГРЮЛ, лишили истца возможности взыскать задолженность в порядке исполнительного производства, а при недостаточности имущества – возможности участвовать в деле о банкротстве (см. Решение Арбитражного суда Тверской области от 29.01.2019г. по делу № А66-7045/2018).

Если после прочтения данной статьи у Вас остались вопросы или необходима консультация, Вы можете позвонить или написать нам. Мы поможем разобраться в любой сложной ситуации. «ТЕОРИЯ ПРАВА»
Евгения Булатова
89134323913

Порядок привлечения учредителя к ответственности после закрытия ООО

Напомним, что с 28 июня 2017 года налоговая ответственность за уже несуществующую ООО всем своим имуществом, стала реальностью. Если кратко, то после изменений, внесенных Федеральным законом от 28.12.2016г. № 488-ФЗ, в течение трех лет после ликвидации организации налоговый орган вправе «вспомнить» про компанию и решить, что она недоплатила налоги. Современные технические системы, которыми сегодня оснащена служба ФНС России (вроде АСК НДС-2), позволяют запоминать информацию о сделках и контрагентах, выявлять все цепочки по сделкам и обеспечивать проведение налоговой проверки уже несуществующей компании. Подробнее о принципах работы программы АСК НДС-2 читайте в нашей статье: «Как программа АСК НДС-2 выявляет «расхождения» и «разрывы» по НДС. Цепочки контрагентов: почему они больше не работают». Выявить «фирмы-однодневки» (или компании, которые ФНС ошибочно посчитает однодневками), отследить деловые связи, весь пусть товара от одной компании к другой – все это ФНС может уже сейчас.

Теперь рассмотрим другой вопрос, который будоражит сознание собственников бизнеса. Раз компания исключена из ЕГРЮЛ, её больше нет, то с кого же взять эти якобы неуплаченные налоги, пени и штрафы? С лиц, указанных в части 1 статьи 53.1 Гражданского кодекса РФ, в число которых входят учредители ООО. И в этом вопросе есть смысл обратиться к разъяснениям вышестоящих судов. Так, в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 21 декабря 2017 года № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве» разъясняется, что привлечение контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности является ключевым механизмом восстановления нарушенных прав кредиторов в рамках процедуры банкротства компании. Указанное постановление так же содержит выводы, согласно которым, по общему правилу, необходимым условием определения контролирующего должника лица является наличие у него фактической возможности давать должнику указания по управлению обществом, или иным образом определять его действия, либо возможности осуществлять фактический контроль над должником. Иными словами, суд устанавливает некую степень вовлеченности лица, привлекаемого к субсидиарной ответственности, в процесс управления должником. Это говорит о том, что личная ответственность взаимозависимых лиц и бенефициаров (учредителей, участников) компании серьёзно возрастает. Эти лица будут отвечать по налоговым обязательствам уже закрытого ООО, своим личным имуществом.

Что касается непосредственно привлечения учредителя к ответственности после закрытия ООО, прежде всего, отметим, что споры о привлечении к субсидиарной ответственности и взыскании с субсидиарного должника задолженности компании, возникшей в период исполнения им функций единоличного исполнительного органа общества, вытекают из корпоративных отношений, их рассмотрение отнесено законом к подведомственности арбитражного суда (см. Апелляционное Определение Новосибирского областного суда от 02.09.2019г. по делу № 33-9299/2018). Далее стоит отметить, что необходимым основанием в привлечении к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц – наступление момента возникновения убытков, который следует считать с момента исключения юридического лица из ЕГРЮЛ (см., Решение Арбитражного суда Новосибирской области от 05.02.2019г. по делу № А45-43556/2018, Арбитражного суда г. Москвы от 09.01.2019г. по делу № А40-148305/2018, Арбитражного суда Брянской области от 28.01.2019г. по делу № А09-15134/2017).

/
/
АРБИТРАЖНЫЙ СУД КРАСНОЯРСКОГО КРАЯ
ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Р Е Ш Е Н И Е

25 апреля 2019 года
Дело № А33-17348/2018
Красноярск
Резолютивная часть решения объявлена в судебном заседании 18.04.2019 года.
В полном объеме решение изготовлено 25.04.2019 года.
Арбитражный суд Красноярского края в составе судьи Дранишниковой Э.А., рассмотрев в судебном заседании дело по иску Сивкова Николая Леонидовича
к Арапову Дмитрию Геннадьевичу
о признании ответчика субсидиарным должником ООО «Визард» и возложении на него обязательств, вытекающих из субсидиарной ответственности, о взыскании 53 550 долларов США задолженности по субсидиарной ответственности по договору № 11-01, эквивалентной курсу Центрального Банка России,
с участием в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора: Шляхцева Семена Валерьевича,
в присутствии в судебном заседании:
истца: Сивкова Н.Л., личность установлена на основании паспорта,
при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Сайботаловой Л.Р.,
установил:

Сивков Николай Леонидович (далее – истец) обратился в Арбитражный суд Красноярского края с иском к Арапову Дмитрию Геннадьевичу (далее – ответчик) о признании ответчика субсидиарным должником ООО «Визард» и возложении на него обязательств, вытекающих из субсидиарной ответственности, о взыскании 3 520 184 руб. 22 коп. задолженности по субсидиарной ответственности по договору 11-01.
Исковое заявление принято к производству суда. Определением от 31.08.2018 возбуждено производство по делу.
В судебном заседании 17.01.2019 судом приняты уточнения исковых требований о взыскании с ответчика в рублях 53 550 долларов США задолженности по субсидиарной ответственности по договору 11-01, эквивалентной курсу Центрального Банка РФ на дату вынесения судебного решения.

Ответчик, третье лицо, извещенные надлежащим образом о времени и месте судебного разбирательства, для участия в судебное заседание не явились. В соответствии со статьей 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации судебное заседание проводится в отсутствие ответчика и третьего лица.
Сведения о дате и месте слушания размещены на сайте Арбитражного суда Красноярского края.
В обоснование требований истец указывает, что между ним и ООО «Визард» был заключен договор на осуществление действий по вложению денежных средств в объект инвестирования № 11-01 от 20.10.2014, по данному договору истец обязался произвести финансирование бизнес-проекта, связанного с осуществлением грузовых перевозок на территории США с целью получения прибыли. Истец по данному договору передал Арапову Дмитрию Геннадьевичу 53 500 долларов США. Указанные средства были необходимы для приобретения грузового автомобиля, эксплуатация которого должна была принести прибыль. Ответчик договор не исполнил, денежные средства не вернул, в связи с чем истец обратился за защитой в суд общей юрисдикции, апелляционным определением Красноярского краевого суда от 28.09.2016 истцу было отказано в удовлетворении исковых требований.
В 2017 году ООО «Визард» было ликвидировано в качестве недействующего юридического лица. Истец полагает, что при ликвидации юридического лица была нарушена процедура, ликвидационная комиссия не уведомила истца о предстоящей ликвидации ООО «Визард». При этом истец ссылается на то, что ответчик виновен в банкротстве должника и несет субсидиарную ответственность перед истцом, исходя из того, что гражданин Шляхцев являлся номинальным руководителем ООО «Визард», а фактическим руководителем организации оставался ответчик.
От ответчика возражения на исковое заявление в материалы дела не поступили.
При рассмотрении дела установлены следующие, имеющие значение для рассмотрения спора, обстоятельства.
Общество с ограниченной ответственностью «Визард» было зарегистрировано 28.10.2003 в качестве юридического лица ИФНС по Верх-Исетскому району г. Екатеринбурга за основным государственным регистрационным номером 1032402972447.
Согласно протоколу № 1 собрания участников общества от 23.10.2003 учредителями общества являлись Арапов Дмитрий Геннадьевич и Максимов Станислав Витальевич, генеральным директором общества избран Арапов Д.Г.
Решением общего собрания учредителей от 26.02.2009 Максимов С.В. продал свою долю участия в обществе в размере 50% Арапову Д.Г., о чем 12.05.2009 внесена регистрационная запись в ЕГРЮЛ, после чего Арапов Д.Г. стал единственным участником общества и генеральным директором общества.
Между истцом и ООО «Визард» в лице директора Арапова Дмитрия Геннадьевича 20.10.2014 был заключен договор на осуществление действий по вложению денежных средств в объект инвестирования № 11-01.
Согласно данному договору ООО «Визард» (агент) обязалось от своего имени, но за счет истца (принципала) за вознаграждение совершать по поручению принципала вложение его собственных и (или) привлеченных им денежных средств в сумме 50 000 долларов США с целью получения принципалом прибыли в размере не менее 15% от суммы заключенных договоров на вложенный капитал. По данному договору истец обязался произвести финансирование бизнес-проекта, связанного с осуществлением грузовых перевозок на территории США с целью получения прибыли. Денежные средства были необходимы для приобретения грузового автомобиля, эксплуатация которого должна была приносить прибыль.
Договором был установлен срок инвестиций на 36 месяцев, срок окупаемости – 16 месяцев, проценты на инвестиции определены в размере не менее 60% годовых. Проценты на инвестиции должны были выплачиваться ежемесячно по получении расчета по выполненным контактам. Срок действия договора определен до 20.10.2017.
Истец по данному договору передал Арапову Дмитрию Геннадьевичу 53 500 долларов США, что подтверждается расписками от 20.10.2014, от 21.10.2014, от 24.10.2014, от 22.12.2014.
Переданные Араповым Д.Г. денежные средства были внесены в кассу ООО «Визард» согласно квитанциям к приходно-кассовым ордерам от 20.10.2014, 21.10.2014, 24.10.2014, от 22.12.2014.
В связи с неисполнением обязательств по данному договору истец обратился с иском к Арапову Д.Г. в Октябрьский районный суд г. Красноярска. Заочным решением Октябрьского районного суда г. Красноярска от 07.12.2015 по делу 2-7603/2015 исковые требования были удовлетворены частично, с Арапова Д.Г. в пользу истца взысканы задолженность по договору в размере 3 520 184 руб. 22 коп., расходы на составление нотариальной доверенности в размере 1 200 руб., расходы по уплате государственной пошлины в размере 25 801 руб.
Определением Красноярского краевого суда от 28.09.2016 данное решение было отменено, в удовлетворении исковых требований Сивкова Н.Л. отказано в связи с тем, что правоотношения из вышеуказанного договора сложились между истцом и ООО «Визард», а не с Араповым Д.Г.
Определением Красноярского краевого суда от 09.12.2016 отказано Сивкову Н.Л. в передаче кассационной жалобы на апелляционное определение от 28.09.2016 для рассмотрения в кассационной инстанции.
Определением Красноярского краевого суда от 13.09.2017 отказано Сивкову Н.Л. в удовлетворении заявления о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам апелляционного определения Красноярского краевого суда от 28.09.2016.
Определением Красноярского краевого суда от 28.05.2018 отказано Сивкову Н.Л. в удовлетворении заявления о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам апелляционного определения Красноярского краевого суда от 28.09.2016.
12.07.2017 в единый государственный реестр юридических лиц была внесена запись № 6176658120105 о прекращении деятельности юридического лица в связи с исключением из ЕГРЮЛ на основании п. 2 ст. (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.09.2020) > Глава VII. Государственная регистрация юридического лица в связи с его ликвидацией или исключением юридического лица из единого государственного реестра юридических лиц по решению регистрирующего органа и в связи с продажей или внесением имущественного комплекса унитарного предприятия либо имущества учреждения в уставный капитал акционерного общества > Статья 21.1. Исключение юридического лица из единого государственного реестра юридических лиц по решению регистрирующего органа» target=»_blank»>21.1 Федерального закона от 08.08.2001 № 129-ФЗ – как недействующего юридического лица.
Согласно представленным в материалы дела данным регистрационного дела в отношении ООО «Визард» Арапов Д.Г. являлся единственным участником ООО «Визард» на момент подписания договора № 11-01.
На основании решения единственного участника общества от 17.06.2015 – Арапова Д.Г., Шляхцев Семен Валерьевич включен в состав участников общества с долей участия 20% и назначен на должность генерального директора общества, о чем внесена запись в ЕГРЮЛ 25.06.2015.
06.07.2015 в ЕГРЮЛ внесена запись о выходе из состава участников Арапова Д.Г. по его собственному заявлению от 28.06.2015, в результате чего единственным участником общества стал Шляхцев Семен Валерьевич.
Согласно сведениям из ЕГРЮЛ по состоянию на 27.06.2018 генеральным директором и единственным участником ООО «Визард» являлся Шляхцев Семен Валерьевич со 100% долей участия.
Истец обращался в ОЭБиПК МУ МВД России «Красноярское» с заявлением о возбуждении уголовного дела по факту мошенничества Арапова Д.Г.
По результатам доследственной проверки по материалам КУСП № 17321/1087 принято постановление об отказе в возбуждении уголовного дела от 26.03.2019. В ходе проверки по факту передачи истцом Арапову Д.Г. денежных средств по договору № 11-01 был допрошен Арапов Д.Г., который пояснил, что грузовой автомобиль Volvo, на приобретение которого истец передал ему денежные средства по договору, находится в США на предпродажной стоянке в г. Лос-Анджелесе, штат Калифорния. Продавцом данного автомобиля выступает US Intershipping LLC. К указанной компании Арапов Д.Г. никакого отношения не имеет. Директором данной компании с его слов является Черкашин Леонид, постоянно проживающий в США, документы на грузовой автомобиль находятся у него. Задолженность Арапов Д.Г. не выплачивал истцу, поскольку Апелляционным определением Красноярского краевого суда от 28.09.2016 было отменено заочное решение Октябрьского районного суда г. Красноярска.
Также из постановления об отказе в возбуждении уголовного дела от 26.03.2019 следует, что в рамках доследственной проверки был допрошен Шляхцев С.В., который пояснил, что к нему обратился мужчина с просьбой зарегистрировать на свое имя несколько организаций за материальное вознаграждение, Шляхцев С.В. подготавливал необходимые документы для регистрации юридических лиц, не вдаваясь в подробности, указал, что к деятельности ООО «Визард» не имеет никакого отношения, стал руководителем указанной организации за материальное вознаграждение, финансово-хозяйственное участие в деятельности общества не осуществлял.
В материалы дела представлена справка старшего оперуполномоченного ОЭБиПК МУ МВД России «Красноярское» от 23.10.2015 по материалам проверки КУСП № 17321/1087, согласно которой установлено, что Шляхцев С.В. является учредителем и руководителем более 30 различных организаций, является лицом, регистрирующим на себя организации за материальное вознаграждение.
Ссылаясь на недобросовестные действия ответчика (принятие ООО «Визард» в лице Арапова Д.Г. на себя обязательств по договору, избрание для ООО «Визард» номинального руководителя и выход из состава участников общества, создание ситуации, при которой стало возможно прекращение деятельности общества в административном порядке в результате которых истцу были причинены убытки в виде невозможности фактически получить удовлетворение имущественных требований к ООО «Визард», истец просит субсидиарно взыскать убытки с ответчика.

Исследовав представленные доказательства, оценив доводы лиц, участвующих в деле, арбитражный суд пришел к следующим выводам.
В соответствии со статьей 123 Конституции Российской Федерации, статьями 7, 8, 9 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации судопроизводство в арбитражном суде осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон.
В силу статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.
Правовое положение общества с ограниченной ответственностью, права и обязанности его участников, порядок создания, реорганизации и ликвидации общества регулируются Федеральным законом от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью».
Согласно части 1 статьи 1 Гражданского кодекса Российской Федерации гражданское законодательство основывается на необходимости беспрепятственного осуществления гражданских прав, обеспечения восстановления нарушенных прав, их судебной защиты.
При установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно (часть 3 статьи 1 Гражданского кодекса Российской Федерации). Никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения (часть 4 статьи 1 Гражданского кодекса Российской Федерации).
Согласно статье 15 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.
Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).
Пунктом 3.1 статьи Глава I. Общие положения > Статья 3. Ответственность общества» target=»_blank»>3 Федерального закона от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» предусмотрено, что исключение общества из единого государственного реестра юридических лиц в порядке, установленном федеральным законом о государственной регистрации юридических лиц для недействующих юридических лиц, влечет последствия, предусмотренные Гражданским кодексом Российской Федерации для отказа основного должника от исполнения обязательства. В данном случае, если неисполнение обязательств общества (в том числе вследствие причинения вреда) обусловлено тем, что лица, указанные в пунктах 1 — 3 статьи 53.1 Гражданского кодекса Российской Федерации, действовали недобросовестно или неразумно, по заявлению кредитора на таких лиц может быть возложена субсидиарная ответственность по обязательствам этого общества.
Пунктом 1 статьи (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.09.2020) > Глава VII. Государственная регистрация юридического лица в связи с его ликвидацией или исключением юридического лица из единого государственного реестра юридических лиц по решению регистрирующего органа и в связи с продажей или внесением имущественного комплекса унитарного предприятия либо имущества учреждения в уставный капитал акционерного общества > Статья 21.1. Исключение юридического лица из единого государственного реестра юридических лиц по решению регистрирующего органа» target=»_blank»>21.1 Федерального закона от 08.08.2001 № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» предусмотрено, что юридическое лицо, которое в течение последних двенадцати месяцев, предшествующих моменту принятия регистрирующим органом соответствующего решения, не представляло документы отчетности, предусмотренные законодательством Российской Федерации о налогах и сборах, и не осуществляло операций хотя бы по одному банковскому счету, признается фактически прекратившим свою деятельность (далее — недействующее юридическое лицо). Такое юридическое лицо может быть исключено из единого государственного реестра юридических лиц в порядке, предусмотренном настоящим Федеральным законом.
Согласно пункту 1 статьи 399 Гражданского кодекса Российской Федерации до предъявления требований к лицу, которое в соответствии с законом, иными правовыми актами или условиями обязательства несет ответственность дополнительно к ответственности другого лица, являющегося основным должником (субсидиарную ответственность), кредитор должен предъявить требование к основному должнику.
Если основной должник отказался удовлетворить требование кредитора или кредитор не получил от него в разумный срок ответ на предъявленное требование, это требование может быть предъявлено лицу, несущему субсидиарную ответственность.
Согласно пункту 39 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 17.11.2015 N 50 «О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства» если у ликвидированного должника-организации осталось нереализованное имущество, за счет которого можно удовлетворить требования кредиторов, то взыскатель, не получивший исполнения по исполнительному документу, иное заинтересованное лицо или уполномоченный государственный орган вправе обратиться в суд с заявлением о назначении процедуры распределения обнаруженного имущества среди лиц, имеющих на это право, в соответствии с пунктом 5.2 статьи 64 ГК РФ.
Кроме того, в Определении Верховного суда Российской Федерации от 29.05.2018 № 302-КГ18-5664 отмечается, что дополнительные гарантии кредиторов-взыскателей недействующих юридических лиц, исключенных из ЕГРЮЛ в административном порядке, предусмотрены частью 3 статьи 64.2 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которому исключение недействующего юридического лица из единого государственного реестра юридических лиц не препятствует привлечению к ответственности лиц, указанных в статье 53.1 настоящего Кодекса.
Статьей 53.1 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что лицо, которое в силу закона, иного правового акта или учредительного документа юридического лица уполномочено выступать от его имени (пункт 3 статьи 53), обязано возместить по требованию юридического лица, его учредителей (участников), выступающих в интересах юридического лица, убытки, причиненные по его вине юридическому лицу.
Лицо, которое в силу закона, иного правового акта или учредительного документа юридического лица уполномочено выступать от его имени, несет ответственность, если будет доказано, что при осуществлении своих прав и исполнении своих обязанностей оно действовало недобросовестно или неразумно, в том числе если его действия (бездействие) не соответствовали обычным условиям гражданского оборота или обычному предпринимательскому риску (пункт 1).
Ответственность, предусмотренную пунктом 1 настоящей статьи, несут также члены коллегиальных органов юридического лица, за исключением тех из них, кто голосовал против решения, которое повлекло причинение юридическому лицу убытков, или, действуя добросовестно, не принимал участия в голосовании (пункт 2).
Лицо, имеющее фактическую возможность определять действия юридического лица, в том числе возможность давать указания лицам, названным в пунктах 1 и 2 настоящей статьи, обязано действовать в интересах юридического лица разумно и добросовестно и несет ответственность за убытки, причиненные по его вине юридическому лицу (пункт 3).
При этом положения данной статьи возлагают ответственность на лиц, которые уполномочены выступать от имени общества, за действия совершенные непосредственно данными лицами. Утрата лицом указанного статуса не освобождает его от ответственности за ранее совершенные действия, повлекшие соответствующие убытки.
Материалами дела подтверждается, что между истцом и ООО «Визард» 20.10.2014 был заключен договор на осуществление действий по вложению денежных средств в объект инвестирования № 11-01. Данный договор от имени общества был подписан директором Араповым Дмитрием Геннадьевичем, являвшимся единственным участником и директором общества на тот момент.
Ответчик обязательства по договору не исполнил, денежные средства не вернул истцу, в связи с чем истец обратился за защитой в суд общей юрисдикции. Апелляционным определением Красноярского краевого суда от 28.09.2016 истцу было отказано в удовлетворении исковых требований, изначально предъявленных к Арапову Д.Г. в связи с тем, что правоотношения по вышеуказанному договору возникли между истцом и ООО «Визард».
Полагаясь на правомерность своих требований о взыскании задолженности по указанному договору, истец рассчитывал на получение удовлетворения своих требований от ООО «Визард». Однако 12.07.2017 ООО «Визард» было исключено из ЕГРЮЛ как недействующее юридическое лицо.
Поскольку имело место исключение ООО «Визард» из ЕГРЮЛ в порядке, установленном федеральным законом о государственной регистрации юридических лиц для недействующих юридических лиц, данное обстоятельство влечет последствия, предусмотренные Гражданским кодексом Российской Федерации для отказа основного должника от исполнения обязательства, а именно на лиц, которые контролировали должника и при этом действовали недобросовестно может быть возложена субсидиарная ответственность по обязательствам контролируемого должника.
На момент заключения договора № 11-01 от 20.10.2014 единственным учредителем и руководителем ООО «Визард» являлся ответчик, подписавший от имени общества договор. Именно ответчик контролировал деятельность ООО «Визард» при получении денежных средств от истца, так и в последующем.
На основании решения единственного участника общества от 17.06.2015 ответчик включил Шляхцева С.В. в состав участников общества с долей участия 20% и назначил его на должность генерального директора общества, о чем внесена запись в ЕГРЮЛ 25.06.2015.
В последующем 06.07.2015 в ЕГРЮЛ внесена запись о выходе из состава участников Арапова Д.Г. по его собственному заявлению от 28.06.2015, в результате чего единственным участником и директором общества стал Шляхцев Семен Валерьевич.
Таким образом, с учетом установленных обстоятельств причастности Шляхцева С.В. к ООО «Визард» как «подставного» лица, ответчик осознанно действовал, выходя из общества и вводя в его состав иного лица, зная при этом, что Шляхцев С.В. фактически не будет осуществлять управление обществом и задолженность перед истцом не будет погашаться.
При этом ответчик, достоверно зная о наличии задолженности перед истцом, не предпринял мер ни к погашению задолженности, ни к обращению в арбитражный суд с заявлением о признании ООО «Визард» банкротом.

Кроме того, из показаний ответчика, данных в рамках доследственной проверки по материалам КУСП № 17321/1087, следует, что по существу, ответчик при подписании договора № 11-01 от 20.10.2014 от имени ООО «Визард» не имел намерений на его исполнение. Из показаний ответчика следует, что им никаких действий не было совершено по исполнению обязательств. Вместе с тем, каким образом ответчик, являясь единственным учредителем и руководителем ООО «Визард», распорядился полученными от истца денежными средствами, в своих показаниях он не пояснил.
Впоследствии генеральным директором и единственным участником ООО «Визард» являлся Шляхцев Семен Валерьевич со 100% долей участия.
Однако в материалах дела отсутствуют доказательства того, что Шляхцев С.В., будучи директором ООО «Визард» принимал какие-либо действия по фактическому управлению обществом.
Напротив, из материалов дела следует, что Шляхцев С.В. является «подставным» лицом, регистрирующим на свое имя юридические лица за вознаграждение, формально является учредителем и руководителем более 30 организаций.
При таких обстоятельствах суд соглашается с доводами истца о том, что Шляхцев С.В. являлся номинальным учредителем и директором ООО «Визард», назначенным ответчиком не с целью управления ООО «Визард». Ответчик, являясь единственным учредителем и руководителем ООО «Визард» осуществлял контроль за деятельностью общества и фактически распоряжался денежными средствами общества, в том числе денежными средствами, полученными от истца. А также, принимая во внимание, что ответчик, зная о правопритязаниях истца, совершил одностороннюю сделку по выходу из состава общества, суд приходит к выводу о том, что действия ответчика являются недобросовестными, выходящими за рамки обычного предпринимательского риска и хозяйственного оборота.
В материалах дела отсутствуют сведения о наличии оставшегося после ликвидации ООО «Визард» имущества, из которого истец мог бы получить удовлетворение своих имущественных требований. Из показаний Арапова Д.Г., полученных в рамках доследственной проверки, также не следует, что такое имущество существует. С учетом изложенных обстоятельств, а также принимая во внимание, что ООО «Визард» исключено из ЕГРЮЛ и у истца отсутствуют иные правовые возможности для защиты своих прав, кроме как взыскания убытков с ответчика в порядке субсидиарной ответственности, суд полагает, что имеются основания для возложения на Арапова Д.Г. субсидиарной ответственности по обязательствам должника — ООО «Визард» перед истцом, а требования о взыскании с ответчика убытков являются обоснованными.
В соответствии со статьей 140 Гражданского кодекса Российской Федерации рубль является законным платежным средством, обязательным к приему по нарицательной стоимости на всей территории Российской Федерации. Денежные обязательства должны быть выражены в рублях (статья 317 Гражданского кодекса Российской Федерации).
В денежном обязательстве может быть предусмотрено, что оно подлежит оплате в рублях в сумме, эквивалентной определенной сумме в иностранной валюте или в условных денежных единицах (экю, «специальных правах заимствования» и др.). В этом случае подлежащая уплате в рублях сумма определяется по официальному курсу соответствующей валюты или условных денежных единиц на день платежа, если иной курс или иная дата его определения не установлены законом или соглашением сторон (часть 2 статьи 317 Гражданского кодекса Российской Федерации).
С учетом того, что истец требовал взыскать с ответчика убытки в размере 53 550 долларов США, заявленные требования подлежат удовлетворению в заявленном размере в рублевом эквиваленте по курсу ЦБ России на дату вынесения решения суда, что соответствует 3 380 931 руб. 45 коп.
Учитывая разъяснения, изложенные в пункте 16 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 04.11.2002 N 70 «О применении арбитражными судами статей 140 и 317 Гражданского кодекса Российской Федерации», пункте 22 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.01.2016 N 1 «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела», принимая во внимание, что истец уточнил заявленные требования в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, размер государственной пошлины по настоящему делу с учетом заявленных уточнений составляет 39 905 руб.
При принятии искового заявления к производству суда определением от 31.08.2018 истцу была предоставлена отсрочка уплаты государственной пошлины до вынесения судебного акта, завершающего рассмотрение настоящего дела по существу.
В силу части 1 статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации судебные расходы, понесенные лицами, участвующими в деле, в пользу которых принят судебный акт, взыскиваются арбитражным судом со стороны.
Учитывая результат рассмотрения требований 39 905 руб. судебных расходов по уплате государственной пошлины подлежат взысканию с ответчика в доход федерального бюджета.
Руководствуясь статьями 110, 167 – 170 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Красноярского края

РЕШИЛ:

исковые требования удовлетворить.
Взыскать в субсидиарном порядке с Арапова Дмитрия Геннадьевича в пользу Сивкова Николая Леонидовича убытки в размере 53 550 долларов США в рублевом эквиваленте по курсу ЦБ России на дату вынесения решения суда.
Взыскать с Арапова Дмитрия Геннадьевича в доход федерального бюджета 39 905 руб. государственной пошлины.
Разъяснить лицам, участвующим в деле, что настоящее решение может быть обжаловано в течение месяца после его принятия путём подачи апелляционной жалобы в Третий арбитражный апелляционный суд.
Апелляционная жалоба на настоящее решение подаётся через Арбитражный суд Красноярского края.
Судья
Э.А. Дранишникова

Суд:

АС Красноярского края

Истцы:

Сивков Николай Леонидович

Ответчики:

Арапов Дмитрий Геннадьевич

Иные лица:

ИФНС по Верх-Исетскому району
Красноярский краевой суд
Октябрьский районный суд
Отдел полиции №7 Железнодорожного района г. Красноярска
Прокуратура Железнодорожного района
Управление экономической безопасности и противодействия коррупции, Межмуниципальное управление МВД России по Красноярскому краю
Шляхцев Семен Валерьевич

Последние документы по делу:

Судебная практика по:

Упущенная выгода
Судебная практика по применению норм ст. 15, 393 ГК РФ
Возмещение убытков
Судебная практика по применению нормы ст. 15 ГК РФ

Записи созданы 8837

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх