Судебная практика лизинг

Судебная практика по договору лизинга достаточно обширна, так как данный вид отношений широко распространен. В нашем материале мы обобщили судебную практику по некоторым актуальным вопросам лизинговых отношений.

Роль судебной практики в регулировании лизинговых отношений

Договор лизинга нашел достаточно полное отражение в действующем законодательстве. В частности, он регулируется следующими правовыми нормами:

  1. Законом «О финансовой аренде (лизинге)» от 29.10.1998 № 164-ФЗ.
  2. Параграфом 6 гл. 34 Гражданского кодекса РФ (далее — ГК РФ).
  3. Также в силу указаний ст. 625 ГК РФ к лизинговым отношениям применяются общие правила об аренде (§ 1 гл. 34 ГК РФ).

Но, несмотря на это, в данной сфере возникает очень много спорных ситуаций, выходящих за рамки правового регулирования. Как и в других сделках, основными проблемами лизинговых отношений являются задолженность сторон друг перед другом и признание договора недействительным. Также могут возникнуть вопросы, свойственные только данному виду соглашения. Ниже мы подробнее рассмотрим указанные категории разногласий и их разрешение судами.

Споры из договоров купли-продажи по лизинговым отношениям

Если договором не определено, что лизингодатель осуществляет выбор продавца и предмета лизинга, то в случае неисполнения договора купли-продажи лизингодатель ответственности не несет.

ООО «Стройдеталь и К» (лизингополучатель, ООО 1) и ООО «ЛК «УРАЛСИБ”» (лизингодатель, ООО 2) заключили договор лизинга. ООО 2 заключило договор купли-продажи со сторонней организацией. Но в связи с тем, что ООО 1 не подготовило площадку для пусконаладки купленного оборудования, продавец не смог выполнить свои обязательства. В результате ООО 1 подало в суд заявление о расторжении договора лизинга и на взыскание убытков с ООО 2.

Постановлениями апелляционной, кассационной и надзорной инстанций требования лизингополучателя были отклонены ввиду следующих оснований. В силу п. 2 ст. 22 закона № 164-ФЗ и ст. 665 ГК РФ все риски за невыполнение продавцом обязанностей по договору купли-продажи несет сторона лизинговых отношений, которая выбирала продавца и объект купли-продажи. По общему правилу, если иное не сказано в тексте договора, этим лицом является лизингополучатель.

В рассматриваемом случае никаких особых условий лизинговая сделка не содержала. Следовательно, несмотря на то что купля-продажа оформляется с лизингодателем, все спорные вопросы должны разрешаться между лизингополучателем и продавцом. При этом претензии по неисполнению договора продажи, если для этого есть обоснованные доводы, лизингополучатель имеет право предъявлять напрямую продавцу (ст. 670 ГК РФ).

Данная позиция была высказана в определении ВАС РФ от 13.05.2013 № ВАС-5102/13 по делу № А40-132566/10-40-819. Эта же точка зрения обнародовалась и в постановлении Президиума ВАС РФ от 12.07.2011 № 17748/10 по делу № А60-46065/2009-СР.

Взыскание задолженности по договору лизинга

Лизингодатель может взыскать задолженность по договору лизинга даже в случае передачи лизингополучателю предмета аренды без соответствующих документов при условии, что за выбор продавца и объекта купли-продажи отвечал лизингополучатель.

Между ОАО «Смоленский центр делового развития» (лизингодатель) и гражданином Архипенковым Н. П. (лизингополучатель) в августе 2012 года был заключен договор лизинга. По условиям данной сделки Общество заключало договор купли-продажи с ООО «Полет», которое выбрал сам гражданин. Предметом купли-продажи был тягач, и он сразу переходил в собственность лизингополучателя.

Однако через некоторое время (в октябре 2013 года) паспорт транспортного средства (ПТС) был правомерно изъят сотрудниками ГИБДД, по причине чего Архипенков Н. П. не мог далее эксплуатировать тягач. В связи с этим лизингополучатель перестал осуществлять платежи по лизинговой сделке.

В сентябре 2014 года ОАО «СЦДР» подало иск о взыскании задолженности за весь период аренды. Суды первой и апелляционной инстанции удовлетворили иск частично, а именно: присудили долг и пени лишь до октября 2013 года, а в остальной части отказали. Мотивировали тем, что якобы лизингодатель, передав лизингополучателю транспортное средство со спорными документами, нарушил условия лизингового договора.

Однако Верховный суд РФ своим определением от 17.11.2015 № 36-КГ15-19 указанные постановления отменил и направил дело на новое рассмотрение. Дело в том, что по рассматриваемой лизинговой сделке выбор продавца и объекта аренды делал Архипенков Н. П. Поэтому согласно п. 2 ст. 22 закона № 164-ФЗ все негативные последствия от нарушений договора купли-продажи падают только на лизингополучателя. Следовательно, вменять что-то в вину ОАО «СЦДР» нет никаких оснований.

Вопросы возврата авансовых платежей

Если аванс по договору лизинга перечислен продавцу во исполнение договора купли-продажи, то лизингополучатель не сможет его взыскать с лизингодателя в случае расторжения лизинговой сделки.

ИП Скалин (лизингополучатель) заключил договор лизинга с ОАО «ВЭБ-лизинг» (лизингодатель), по которому самостоятельно выбрал в качестве продавца ООО «ТК «Ивановская марка”». После того как ИП перечислил ОАО по лизинговой сделке аванс в размере 2 548 000 руб., лизингодатель оплатил продавцу сумму в размере 1 560 000 руб. Таким образом, у ОАО «ВЭБ-лизинг» оставалось еще 988 000 руб.

Подпишитесь на рассылку

ООО «ТК «Ивановская марка”» никакого товара ИП Скалину не поставило. В связи с этим лизингодатель расторг договор лизинга и вернул оставшиеся 988 000 руб. Однако лизингополучатель посчитал, что ОАО обязано вернуть всю сумму аванса, а не оставшуюся у него часть.

Окончательным актом по этому делу (определение ВС РФ от 18.11.2016 № 305-ЭС16-14910 по делу № А40-71979/2015) требования ИП Скалина были отклонены. Такая позиция основана на п. 2 ст. 22 закона 164-ФЗ и п. 2 ст. 670 ГК РФ. По перечисленным правовым нормам все убытки за действия нерадивого продавца несет лизингополучатель, так как он сам выбрал ООО «ТК «Ивановская марка”». А сумма, которую лизингодатель обязан вернуть в силу договора лизинга, он перечислил в том объеме, который оставался у ОАО «ВЭБ-лизинг» на момент расторжения лизинговой сделки.

Признание недействительным лизингового договора

Недействительность договора купли-продажи, заключенного во исполнение лизинговой сделки, не влечет за собой признания последней недействительной.

ООО «Бэст» (лизингополучатель) заключило с ОАО «Альянс-лизинг» (лизингодатель) договор лизинга. После этого обе стороны стали участниками следующего договора купли-продажи с ООО «Колесо» на покупку трех подержанных транспортных средств. Как потом оказалось, продавец не имел права на распоряжение данными автомобилями, так как они находились в международном розыске. Соответственно, сделку купли-продажи признали недействительной (ничтожной).

По причине открывшихся обстоятельств ООО «Бэст» обратилось в суд с заявлением о признании недействительным лизингового договора и применении последствий недействительности. Однако определением ВС РФ от 29.07.2016 № 307-ЭС16-8905 по делу № А56-83693/2014 истцу было отказано.

Дело в том, что продавца выбирал сам лизингополучатель. Поэтому согласно п. 2 ст. 22 закона № 164-ФЗ он и несет все негативные последствия. При этом ОАО «Альянс-лизинг», заключая договор купли-продажи, действовало добросовестно — товар был оплачен. ООО «Бэст» пользовалось транспортными средствами в течение всего лизингового соглашения. Отсюда получается, что лизингодатель никакой ответственности не несет, лизинговая сделка не может быть признана недействительной, как и никаких возвратов по ней также быть не может.

Признание незаключенным договора лизинга

Несоблюдение правил о государственной регистрации договора лизинга может стать основанием для признания его незаключенным.

В ноябре 2011 года ООО «Юг-лизинг» через аукцион в порядке приватизации муниципального имущества приобрело электросетевой комплекс, предназначенный для снабжения электричеством физических и юридических лиц Новороссийска. Данное имущество было передано по договору лизинга ООО «НЭСК-электросети». По условиям сделки право собственности на предмет переходило к лизингополучателю после оплаты всех лизинговых платежей, последний из которых перечислялся в ноябре 2016 года.

Однако в 2013 году прокурор обратился в Арбитражный суд Краснодарского края с требованием о признании первоначального договора купли-продажи недействительным и о применении соответствующих последствий: двусторонней реституции. Привлеченные в процесс лица признали недействительность сделки, но возражали против применения ее последствий, так как электросетевой комплекс передан ООО «Юг-лизинг» по лизинговому соглашению.

Окружной суд — и с ним согласился ВС РФ (определение ВС РФ от 21.09.2016 № 308-ЭС16-6419 по делу № А32-21672/2012) — посчитал, что комплекс не выбыл из владения ООО «Юг-лизинг», так как договор лизинга оказался незаключенным.

Дело в том, что в соответствии с п. 2 ст. 609 ГК РФ, п. 1 ст. 20 закона № 164-ФЗ договор лизинга считается заключенным только после его государственной регистрации. В рассматриваемом случае договор лизинга на линейный объект недвижимости не прошел такой регистрации. Следовательно, никаких препятствий к двусторонней реституции нет.

***

Итак, лизинговые отношения очень многогранны. При этом помимо самого договора лизинга в рассматриваемой сфере всегда фигурируют дополнительные сделки, заключаемые во исполнение основной. Естественно, что такой пласт взаимодействий не может быть охвачен только законодательством. Поэтому актуальная судебная практика незаменима для целей предупреждения и разрешения спорных ситуаций.

Более полную информацию по теме вы можете найти в КонсультантПлюс.
Полный и бесплатный доступ к системе на 2 дня.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 305-ЭС16-1862

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Москва 8 апреля 2016 г.

Судья Верховного Суда Российской Федерации Чучунова Н.С., изучив кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью «Каркаде» на решение Арбитражного суда города Москвы от 15.06.2015, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 27.08.2015, постановление Арбитражного суда Московского округа от 10.12.2015 по делу № А40- 52894/2015

установил:

Открытое акционерное общество «Венчур Капитал» обратилось в Арбитражный суд города Москвы с иском о взыскании с Общества с ограниченной ответственностью «Каркаде» неосновательного обогащения в размере 3 091 531, 45 руб.

Решением Арбитражного суда города Москвы от 15.06.2015 исковые требования удовлетворены частично, с ООО «Каркаде» в пользу ОАО «Венчур Капитал» взыскано 1 332 212 руб. 30 коп., в остальной части в удовлетворении иска отказано. — Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 27.08.2015 и постановлением Арбитражного суда Московского округа от 10.12.2015 решение Арбитражного суда города Москвы от 15.06.2015 оставлено без изменения.

В кассационной жалобе, поданной в Верховный Суд Российской Федерации, ООО «Каркаде» просит отменить указанные судебные акты, ссылаясь на несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, существенное нарушение норм материального и процессуального права, принять новый судебный акт об отказе в удовлетворении исковых требований в полном объеме.

В обоснование доводов жалобы заявитель ссылается на несоответствие выводов судов относительно стоимости предмета лизинга фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам.

По мнению заявителя жалобы, суды неправильно применили п. 3.1, 3.3, 3.5, 4 Постановления Пленума ВАС РФ № 17 «Об отдельных вопросах, связанных с договором выкупного лизинга», поскольку расчет сальдо встречных обязательств по договору лизинга не соответствует Постановлению Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 № 17 «Об отдельных вопросах, связанных с договором выкупного лизинга» и фактическим обстоятельствам дела.

Заявитель полагает, что судами неверно рассчитан период пользования предоставленным по договору финансированием; изъятый предмет лизинга на настоящий момент ООО «Каркаде» не реализован, подход судов о расчете сальдо встречных обязательств до момента возврата предмета лизинга противоречит методике, изложенной в Постановлении Пленума ВАС РФ № 17 «Об отдельных вопросах, связанных с договором выкупного лизинга», что подтверждается судебной практикой (постановлением Арбитражного суда Московского округа от 01.10.2014 по делу № А40-19833/13-118-183, постановлением Арбитражного суда Московского округа от 28.01.2015 по делу № А40-186087/2013).

Заявитель указал, что судами в расчете сальдо не учтены пени, проценты и возмещение расходов на страхование предмета лизинга, подлежащие взысканию в соответствии с условиями договора лизинга, судами не верно определена стоимость предмета лизинга.

Согласно пункту 1 части 7 статьи 291.6 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации по результатам изучения кассационной жалобы судья Верховного Суда Российской Федерации выносит определение об отказе в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации, если изложенные в кассационной жалобе доводы не подтверждают существенных нарушений норм материального права и (или) норм процессуального права, повлиявших на исход дела, и не являются достаточным основанием для пересмотра судебных актов в кассационном порядке, а также если указанные доводы не находят подтверждения в материалах дела.

При изучении доводов кассационной жалобы и принятых по делу судебных актов оснований, по которым жалоба может быть передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации, не установлено.

Как следует из обжалуемых актов, 02.12.2011 между ООО «Каркаде» (лизингодатель) и ООО «Полигон» (лизингополучатель) заключен договор лизинга № 15473/2011, по условиям которого лизингодатель приобрел в собственность и передал лизингополучателю по акту в лизинг автомобиль — самосвал МАН (предмета лизинг) в комплектации согласно спецификации к договору купли-продажи и договору лизинга.

На основании договора уступки от 27.09.2012 ООО «Полигон» с согласия лизингодателя уступило свои права и обязанности по договору лизинга ООО «СтройСервис-ТАК». Предмет лизинга передан новому лизингополучателю по акту от 27.09.2012.

Поскольку новый лизингополучатель допустил просрочку в оплате лизинговых платежей, лизингодатель на основании п. 5.2.5. общих условий договора лизинга в одностороннем порядке расторг договор, направив 11.03.2014 в адрес лизингополучателя уведомление о расторжении договора.

Предмет лизинга изъят лизингодателем 06.04.2014.

На основании заключенного между ООО «СтройСервис-ТАК», ООО «Центр Бизнеса и Права» и ОАО «Венчур Капитал» договора уступки права требования (цессии) к ОАО «Венчур Капитал» перешло право требования выкупных платежей, аванса, сальдо, процентов с лизингодателя.

Полагая, что в связи с расторжением договора выкупного лизинга, на стороне ООО «Каркаде» образовалось неосновательное обогащение, ОАО «Венчур Капитал» обратилось в арбитражный суд с указанными требованиями.

Удовлетворяя частично исковые требования истца о взыскании неосновательного обогащения в сумме 1 332 212 руб. 30 коп., суды исходили из следующего.

В соответствии с положениями статьи 665 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьей 2 Федерального закона от 29.10.1998 № 164-ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)» по договору финансовой аренды (договору лизинга) арендодатель обязуется приобрести в собственность указанное арендатором имущество у определенного им продавца и предоставить арендатору это имущество за плату во временное владение и пользование.

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 1 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14.03.2014 № 17 «Об отдельных вопросах, связанных с договором выкупного лизинга», под договором выкупного лизинга понимается договор лизинга, который в соответствии со статьей 19 Федерального закона от 29.10.1998 № 164-ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)» содержит условие о переходе права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю при внесении им всех лизинговых платежей, включая выкупную цену, если ее уплата предусмотрена договором.

Правовые позиции, содержащиеся в Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14.03.2014 17 № «Об отдельных вопросах, связанных с договором выкупного лизинга», подлежат применению также к договорам лизинга, в которых содержится условие о праве лизингополучателя выкупить по окончании срока действия такого договора предмет лизинга по цене, настолько меньшей, чем его рыночная стоимость на момент выкупа, что она является символической.

В соответствии с пунктом 1 статьи 19 Федерального закона от 29.10.1998 № 164-ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)», договором лизинга может быть предусмотрено, что предмет лизинга переходит в собственность лизингополучателя по истечении срока договора лизинга или до его истечения на условиях, предусмотренных соглашением сторон.

В силу п. 2 Постановления Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 № 17 «Об отдельных вопросах, связанных с договором выкупного лизинга», имущественный интерес лизингодателя заключается в размещении и последующем возврате с прибылью денежных средств.

Согласно п. 3.3 Постановления Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 № 17 «Об отдельных вопросах, связанных с договором выкупного лизинга», плата за финансирование взимается за время до фактического возврата этого финансирования.

При этом суды исходили из того, что плата за финансирование составила 1 892 319 руб. (23, 36%), общий размер платежей по договору лизинга — 7 278 008, 45 руб., сумма аванса по договору лизинга — 1 636 077, 82 руб., размер финансирования — 3 344 738, 18 руб., срок договора лизинга в днях — 1081 дн.

/ДН С, сумма внесенных лизингополучателем платежей (без аванса) — 3 234 549, 5 р. Имущественный интерес лизингодателя составил 6 569 269, 5 руб. = 3 234 549, 5 (сумма лизинговых платежей без аванса) + 3 334 720 (стоимость возвращенного имущества).

Судами установлено, что решением Арбитражного суда г. Москвы от 15.09.2014 по делу № А40-111469/2014 при расчете сальдо ООО «Каркаде» включил в расчет суммы задолженности по страхованию, пени, проценты за пользование чужими денежными средствами, которые были взысканы, и которые правомерно исключены из расчета, поскольку указанные суммы не оплачены лизингополучателем, входят в сумму финансирования.

Принимая обжалуемые судебные акты, суды, руководствуясь пунктом 4 Постановления Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 № 17, из которого следует, что стоимость возвращенного предмета лизинга определяется по его состоянию на момент перехода к лизингодателю риска случайной гибели или случайной порчи предмета лизинга (по общему правилу статьи 669 ГК РФ при возврате — предмета лизинга лизингодателю) исходили из суммы, вырученной лизингодателем от продажи предмета лизинга в разумный срок после получения предмета лизинга или в срок, предусмотренный соглашением лизингодателя и лизингополучателя, либо на основании отчета оценщика (при этом судам следует принимать во внимание недостатки, приведенные в акте приема-передачи предмета лизинга от лизингополучателя лизингодателю).

Однако как усматривается из кассационной жалобы ООО «Каркаде» спорный предмет лизинга по настоящий момент не реализован.

ООО «Каркаде», возражая против стоимости нереализованного предмета лизинга, ходатайств о проведении судебной экспертизы не заявил, в связи с чем суды на основании анализа и оценки представленных сторонами отчетов об оценке предмета лизинга определили стоимость имущества как средневзвешенную величину: 2 856 047, 2 + 3 813 393, 38 = 3 334 720 р.

Принимая обжалуемые судебные акты, суды первой и апелляционной инстанций, исследовав и оценив в порядке статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации имеющиеся в деле доказательства, пришли к выводу, что положительное сальдо сложилось в пользу лизингополучателя в размере 1 332 212 руб. 30 коп.

Суд округа поддержал выводы судов нижестоящих инстанций.

Довод жалобы о неверном расчете судом сальдо встречных обязательств отклоняется как направленный на переоценку установленных обстоятельств.

Доводы заявителя жалобы по существу направлены на иную оценку доказательств. Существенных нарушений норм материального и процессуального права, повлиявших на исход дела, указанные в жалобе доводы не подтверждают.

Оснований для передачи жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации не имеется.

Учитывая изложенное и руководствуясь статьями 291.1, 291.6 291.8 и Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, судья Верховного Суда Российской Федерации

определил:

Отказать в передаче кассационной жалобы общества с ограниченной ответственностью «Каркаде» для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

Судья Верховного Суда Российской Федерации Н.С.Чучунова

Договор лизинга – это заключенное в рамках действующего законодательства соглашение между лизингодателем и лизингополучателем об установлении, изменении или прекращении обязанностей и прав при возмездной передаче имущества во временное пользование и владение.

Предметом договора лизинга является форма кредитования при приобретении имущества, составляющего основные фонды предприятия. Имущество, в подавляющем большинстве случаев, в существующей судебной практике арбитражного учреждения, прежде всего, необходимо лизингополучателю для осуществления тех или иных предпринимательских целей в самых разных областях экономической деятельности.

Эффективное и оперативное арбитражное разбирательство по договорам лизинга предполагает не только знание и правоприменение законов и нормативных правовых актов, но и понимание арбитражным учреждением профессиональных, экономических, правовых особенностей лизинга, аспектов лизинговых взаимоотношений в различных формах договорных взаимоотношений между физическими, юридическими лицами, государственными и муниципальными учреждениями или международными организациями.

Предмет и условия договора лизинга

Судебная практика по договорам лизинга наглядно показывает, что предметом лизинга могут являться любые вещи, которые в процессе использования не утрачивают свои потребительные качества, а амортизируются. Это не только оборудование и транспортные средства, но, например, недвижимость или даже само предприятие. За время работы у арбитражного учреждения Третейский Суд накопилось большое количество просуженных дел по договорам лизинга. В первую очередь, судебные иски по договорам лизинга возникают из-за просрочки лизинговых платежей лизингополучателем.

Модель судебного процесса по договорам лизинга

Постоянно действующее арбитражное учреждение Третейский Суд разработало и активно использует в повседневной практике максимально эффективную модель судебного процесса по договорам лизинга. Лизингодатель заявляет требования согласно договору лизинга после второй просрочки платежа. Оперативно, по ходатайству истца, в рамках арбитража, третейский суд накладывает арест или обеспечительные меры на предмет лизинга, вплоть до наложения ареста на счета лизингополучателя. Это делается с целью защиты и сохранения имущества от неправомерных действий лизингополучателя, которые могут привести к порче или хищению предмета лизинга. Такого рода оперативное решение арбитражного учреждения, по судебной практике Третейского Суда , приводит к тому, что лизингополучатель практически всегда соглашается с исковыми требованиями, выплачивает в полном объеме просроченные лизинговые платежи или возвращает предмет лизинга. При этом, истцу по лизинговому делу не надо проходить длительную процедуру взыскания имущества через Службу Судебных Приставов.

Примеры рассмотрения иска и образцы судебного решения по договору лизинга

Как примеры рассмотрения искового заявления по договору лизинга ниже приведены образцы существующих судебных решения о взыскании задолженности.

В данном примере рассмотрен иск в связи с нарушением существенных условий по Договору финансовой аренды (возвратного лизинга) недвижимого имущества, когда арендатор более двух раз подряд по истечении установленного договором срока платежа не вносит арендную плату. Полный текст судебного решения арбитражного учреждения о взыскании задолженности по договору лизинга.

Предпринимательская деятельность диктует свои правила для игроков: работа на опережение, мобильность, продуманность и новизна решений. Конфликты в этих условиях неизбежны. Такова природа бизнес-отношений: каждый ищет свою выгоду и видит свою правду. Поэтому только малая часть споров разрешается в претензионном порядке, как правило, основные баталии происходят в арбитражном суде.

Сегодня поговорим о конфликте интересов, возникающих в рамках договора лизинга с примерами из реальной судебной практики.

Особенности лизинговых отношений

Договор лизинга по своей сути – это соглашение «три в одном»:

  • Договор купли-продажи, по которому одно сторона приобретает товар и передает его во владение другой стороне, а последняя имеет право выкупить его по условленной цене.
  • Аренда, по условиям которой получатель имущества уплачивает определенные платежи за пользование предметом.
  • Кредитный договор, когда одна сторона вкладывает деньги в имущество, которым пользуется другая сторона. При этом право собственности на предмет лизинга выступает в качестве обеспечения по кредиту.*

На практике данное положение влечет дополнительные риски: в случае банкротства лизинговой компании может быть обращено взыскание на все имущество, собственником которого она является, в том числе на предмет лизинга, купленный для конкретного клиента.

Такое наслоение норм правового регулирования не только вносит смуту в договорные отношения сторон, но и приводит к различному толкованию судами.

Возможность и условия перехода права собственности на имущество к лизингополучателю может быть предусмотрено договором лизинга либо отдельным договором купли-продажи. Причем при уклонении лизингодателя от передачи прав, он может быть понужден к заключению такого соглашения по требованию другой стороны.

То есть потенциальная конфликтность отношений налицо. Если составить классификацию «слабых» мест при исполнении лизинговых договоров, то получается примерно такой список.

  1. Лизинговые платежи.

Самая популярная категория – это арбитражные споры, связанные с просрочкой внесения платежей. Совсем необязательно это следствие злонамеренности и непорядочности лизингополучателя. Очень часто причиной нарушения сроков оплаты становится снижение роста деловой активности и нехватка оборотных средств, ввиду отсутствия заказов и необходимого объема работ. При существенных нарушениях графика оплаты, лизингодатель вправе предъявить требование о проведении досрочных платежей.

Еще одним вариантом конфликта может стать оспаривание лизингополучателем размера суммы платежей (в сторону снижения) по причине неудовлетворительного качества предмета лизинга. Причем судебная практика склоняется к следующему: если в процессе использования оборудование достигло состояния, при котором его дальнейшая эксплуатация нецелесообразна, это не освобождает лизингополучателя от обязательств по выплате предусмотренных соглашением сумм. Исключение – гибель (утрата) имущества при обстоятельствах, за которые ни одна сторона не ответственна, что расценивается как невозможность исполнения обязательств.

В последнее время распространена практика, при расторжении договора требовать у лизингодателя вернуть аванс в размере уплаченной выкупной цены, входящей в состав периодических платежей (части стоимости имущества). Факт включения выкупной цены в состав лизинговых платежей подлежит выяснению путем толкования волеизъявления сторон. При этом недопустимо путать выкупную цену имущества с его стоимостью.

Немного теории.

Долгое время суды при рассмотрении споров оценивали лизинговые отношения по аналогии с арендными: при просрочке платежей предмет договора подлежал изъятию у лизингополучателя как недобросовестной стороны. Выплаченные суммы, соответственно, не возвращались, хотя включали в себя платежи в счет выкупа имущества. В 2011 году Президиум ВАС внес свою лепту в судебную практику, отметив право клиента лизинговой компании вернуть часть уплаченных денежных средств.

  1. Досрочное расторжение или изменение условий договора

Поводом для арбитражных споров могут стать кабальные условия соглашения, когда одна из сторон поверхностно ознакомилась с предложенными документами, а затем на себе ощутила все прелести «абзацев мелким шрифтом». Это может коснуться дополнительных условий по кредитным и страховым соглашениям, например.

Право расторгнуть договор раньше срока предоставлено законом каждой стороне сделки. Обстоятельства весьма разнообразны:

  • не представление в пользование предмета сделки;
  • создание препятствий в пользовании имуществом;
  • непригодность техники и оборудования для использования ввиду неудовлетворительного качества или несоответствия оговоренным условиям;
  • уклонение от согласованного проведения капитального ремонта собственником имущества;
  • несвоевременная оплата;
  • утрата или порча имущества;
  • иное.

Требование о расторжении договора, как правило, не подлежит удовлетворению, если к моменту рассмотрения иска в суде нарушения, послужившие основанием для обращения, устранены ответчиком.

Непредоставление предмета лизинга по вине продавца не является достаточным основанием для расторжения договора финансовой аренды, если продавца выбирал сам лизингодатель. В отличие от ситуации, когда лизингодатель нарушает оговоренный порядок передачи имущества, что расценивается как ненадлежащее исполнение обязательства.

Отдельной строкой идут споры, связанные с признанием договоров финансовой аренды недействительным или незаключенными ввиду недостижения согласия по существенным условиям. Возьмем, например, вопрос согласования предмета лизинга. Суды исходят из следующих соображений: если в договоре не прописаны идентифицирующие признаки имущества, но оно приобреталось по указанию лизингополучателя и фактически было принято им, то отсутствие определенности относительно предмета не свидетельствует о незаключенности договора.

Судебные арбитражные тяжбы: кто прав и виноват

Особенность рассмотрения подобных споров в арбитражном суде – абсолютная убежденность сторон в своей правоте и нежелание идти на компромиссы. Иначе многие конфликты были бы разрешены еще на досудебной стадии. Дают о себе знать и личные амбиции, и обиды и непонимание некоторых юридических тонкостей. Иногда сложности в бизнесе: снижение доходности, налоговая нагрузка, предпринимательские риски. А встречаются случаи откровенного мошенничества, когда получатель лизингового имущества пытается вернуть испорченное оборудование (технику) с параллельным взысканием уплаченных средств.

Без опытного арбитражного юриста не обойтись. Потребуется провести всестороннюю экспертизу документов и ситуации в целом, разработать эффективную правовую позицию и защитить интересы в суде.

Учитывая, что львиная доля судебных споров касается взыскания денежных средств (долгов, убытков, пеней и других штрафных санкций), то этап исполнительного производства также нельзя пускать на самотек. Решение, вынесенное в Вашу пользу, к сожалению, не гарантирует получение реально присужденных средств: выведенные активы, пустые банковские счета, «брошенные» фирмы… Правда, и на эти случаи есть свои хитрости и ловушки. Но это, как говорится, совсем другая история для иной статьи.

Записи созданы 8837

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх