Трудовая повинность

Всеобщая трудовая повинность впервые была официально провозглашена в 1918 г. в Декларации прав трудящегося и эксплуатируемого народа. Обязательность труда для «буржуазных элементов» на территории Советской республики была введена декретом Совета народных комиссаров от 5 октября 1918 г. Принятый 10 декабря 1918 г. Кодекс законов о труде (КЗоТ) установил трудовую повинность для всех граждан РСФСР. Декретами, принятыми СНК 12 апреля 1919 г. и 27 апреля 1920 г., запрещались самовольный переход на новую работу и прогулы, устанавливалась суровая трудовая дисциплина на предприятиях.

29 января 1920 г. Совет народных комиссаров СССР принял декрет «О порядке всеобщей трудовой повинности», предусматривавший привлечение населения независимо от наличия постоянной работы к единовременному или периодическому выполнению различных трудовых повинностей. За уклонение от всеобщей трудовой повинности наступала юридическая ответственность. Исполнение декрета возлагалось на созданный при Совете обороны Главный комитет по всеобщей трудовой повинности (Главкомтруд) во главе с Ф. Э. Дзержинским.

В документе предусматривалась возможность перераспределения кадров, в частности, привлечение служивших в армии квалифицированных рабочих на другие участки деятельности. На особо ответственных участках народного хозяйства декрет допускал использование в качестве рабочей силы частей Красной Армии и Флота, в первую очередь, создававшихся с начала 1920 г. на базе военных формирований трудовых армий. Трудовые армии подчинялись Реввоенсовету республики, но их использовали для выполнения хозяйственных задач: восстановления железных дорог, мостов; заготовки и доставки топлива и продовольствия в города и др.

С введением НЭПа необходимость использования трудармий отпала. КЗоТ РСФСР 1922 г. допускал применение трудовой повинности для борьбы со стихийными бедствиями, при недостатке в рабочей силе для выполнения важнейших государственных заданий.

происхождения, места проживания, рода занятий. Прикрепив рабочих к месту проживания и месту работы, сталинский режим фактически превратил рабочих Урала в ряд «сословий». Особым «сословием» выступал такой специфический отряд, как заключенные и спецпереселенцы. Статистика свидетельствует о многочисленности данного социального слоя2. По меньшей мере 10% рабочих народного хозяйства СССР в 30-е годы относились к категории лиц принудительного труда. Данные по Уралу (20% всех рабочих в середине 30-х гг.) известны, но нуждаются в уточнении3.

Подведем итог. Власть, провозгласившая лозунг бесклассового общества, фактически восстановила сословный строй. Разнонаправленность интересов различных социальных слоев и государства не учитывалась властью в процессе выработки курса модернизации. В результате новый раскол общества не мог не отразиться негативно на самом процессе модернизации.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Вдовин А И., Дробижев В.З. Рост рабочего класса СССР. 1917 — 1940. М., 1976. С14.

2 См , например: Земсков В.Н. Об учете спецконтингентов НКВД во всесоюзных переписях населения 1937-го и 1939 гг. Ц Социс. 1991. №2 С.75.

3См.: Бакунин A.B., Бедель A.B. Уральский промышленный комплекс. Екатеринбург, 1994. С 44.

Г. А. Гончаров

ВСЕОБЩАЯ ТРУДОВАЯ ПОВИННОСТЬ: СТАНОВЛЕНИЕ СИСТЕМЫ В ПЕРВЫЕ ГОДЫ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ

Формирование и развитие трудовых отношений в первые годы Советской власти было предопределено пониманием большевиками экономической природы социализма, суть которого состояла в отрицании частной собственности, уравнительном распределении и ведении планового социалистического хозяйства. Принятый II Всероссийским съездом Советов Декрет о земле был первым шагом в деле претворения в жизнь подобных теоретических воззрений. В соответствии с данным документом в достояние всего народа обращалась не только земля, но и воды, леса, полезные ископаемые, хранящиеся в недрах земли. Это дало основу для обращения в общественную собственность всех других средств производства — банков, заводов, железных дорог и т.д.

Одновременно государство диктатуры пролетариата получило могучее средство экономического воздействия на развитие производительных сил на новой социалистической основе. Придя к власти, большевики заявили о введении всеобщей трудовой повинности как об одной из ближайших задач подлинной революционной власти’. Это означало ликвидацию свободного рынка рабочей силы в перспективе.

Данный подход исходил из понимания сторонниками марксизма сути проблемы.

Существование рынка рабочей силы в условиях регулируемой экономики, где нет места свободному товарному рынку, было бессмысленным. Рынок и рыночные отношения, по их мнению, не могли выступать регуляторами производительных сил: этот способ регулирования капиталистического хозяйства являлся несостоятельным, т.к. вел через анархию капиталистического производства к периодическим кризисам. Социализм, в отличие от капитализма, ведет хозяйство по единому плану; здесь нет ни заработной платы, ни прибыли, ни ренты, т к в нем все работают и получают полный продукт своего труда. Труд, и только труд обладает ценообразующей силой. Отсюда сле-

довало понимание большевиками того, что «капитализм может быть окончательно побежден и будет окончательно побежден тем, что социализм создает новую, гораздо более высокую производительность труда»2. Совершив социальный переворот, большевики полагали, что ликвидировали антагонизм между рабочими и предпринимателями, тем самым создав условия для решения вышеназванной задачи. Но они осознавали, что «…это работа многих лет и десятилетий». Дело состояло в том, что с переходом производства в руки общества в сознании рабочего ещё не достигалось отождествления его личных интересов с интересами общества. Следствием этого стало нарушение трудовой дисциплины и дестабилизация труда в целом. Введение всеобщей трудовой повинности должно было стать панацеей от всех бед.

Идея использования принудительного труда при построении нового общества прозвучала еще в «Манифесте Коммунистической партии» (ст. 8) в 1848 г. Здесь была провозглашена «равная для всех обязанность трудиться» и идея «создания трудовых армий, особенно в сельском хозяйстве». Позже К.Маркс в «Критике готской программы» подтвердил данное теоретическое положение. Продолжатели дела К.Маркса в Рос сии считали принудительный труд необходимой мерой в деле построения социализма. Если в 1897 г., когда шел процесс становления российской социал-демократии, теоретиками большевизма признавалась возможность возложения на всех обязанности принимать участие в производительном труде, то через 20 лет принудительный труд в их понимании стал считаться необходимой мерой в деле построения социализма. В апреле 1917 г. В.И.Ленин подчёркивал, что «всеобщая трудовая повинность, вводимая, регулируемая, направляемая Советами рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, это ещё не социализм, но это уже не капитализм. Это громадный шаг к социализму»3. Более конкретную и откровенную оценку значения всеобщей трудовой повинности как метода построения социализма дал другой крупнейший теоретик большевизма Н.И.Бухарин. По его мнению, государственное принуждение при пролетарской диктатуре есть метод строительства коммунистического общества». Иными словами, чтобы попасть в рай, приходится пройти чистилище, чтобы вступить в социализм, надо пройти через диктатуру пролетариата посредством принудительного труда.

Первыми, по замыслу большевиков, это должны были осуществить имущие классы. В декабре 1917 г. глава Советского государства В.И.Ленин писал в тезисах к Декрету ВЦИК о национализации банков (ст. 6): «Всеобщая трудовая повинность: первый шаг -потребительско рабочие, бюджетно-рабочие книжки для богатых, контроль за ними. Их долг — работать в указанном направлении, иначе — «враги народа» (отправка на фронт, принудительные работы, конфискация, аресты, «расстрел» — примечание на полях. — Авт.)». Второй шаг в деле развития идеи всеобщей трудовой повинности был сделан уже в январе 1918 г. на II! Всероссийском съезде Советов рабочих и солдатских депутатов, где была принята «Декларация прав трудящегося и эксплуатируемого народа». Мотивировка введения всеобщей трудовой повинности была расширена: она вводилась не только для уничтожения паразитических слоев общества, но и для организации хозяйства5. Тем самым официально признавалась возможность распространения принципа принудительного труда и на другие социальные слои населения. Летом 1918 г. советским правительством был завершен переход от официального признания возможности распространения всеобщей трудовой повинности на все слои населения к её осуществлению на практике. Специальным пунктом в Конституции РСФСР 1918 г. было провозглашено, что труд является обязанностью всех граждан Республики: «Не трудящийся да не ест» (ст.18). В декабре 1917 г. советское правительство ещё раз обозначило своё понимание характера принудительного труда. В инструкции от 11 декабря «Об использовании рабочей силы для общественно полезной работы» СНК настаивал на том, чтобы трудовая повинность не носила характер кары, применяемой к нетрудовым элементам. Более того, лидерами партии ставился вопрос о том, что «…поголовная мобилизация всего трудоспособного населения Советской властью должна быть применяема несравненно шире и систематичнее, чем это делалось до сих пор»6. Из экстренной меры всеобщая трудовая повинность превращалась в систему.

Созданию системы новых трудовых отношений был посвящен ряд постановлений и законодательных актов советского правительства осени 1918 г. 3 сентября было опубликовано постановление СНК РСФСР «О воспрещении безработным отказываться от работы». 5 октября 1918 г. был принят «Декрет о трудовых книжках» для трудящихся, где указывался перечень лиц, подлежащих привлечению к общественно полезному труду в порядке трудовой повинности. 10 декабря 1918 г. увидел свет «Кодекс о труде», принятый ВЦИК. В нем декларировалась трудовая повинность всех трудоспособных граждан в возрасте от 16 до 50 лет. Те, кто имел постоянное место работы, должны были там оставаться. Остальным надлежало встать на учет в отделах распределения рабочей силы. Эти органы получили право направлять их по своему усмотрению на любую работу. Одновременно разрешалось использовать труд несовершеннолетних, а позже — в том числе и на сверхурочных работах7.

Создание системы всеобщей трудовой повинности проходило в условиях гражданской войны, что позволило большевикам придать её развитию военизированный характер. С ноября 1918 г. началась мобилизация населения на трудовой фронт. В ноябре 1918 г. были мобилизованы железнодорожники, в декабре 1918 г. — лица с техническим образованием, медицинские работники. В 1919 г. — работники речного и морского флота (март), шахтеры (апрель), служащие почтовой, телефонной и телеграфной связи (май), работники топливной промышленности (июнь, ноябрь, декабрь). Во 2-й половине 1920 г. мобилизация продолжалась — в январе, августе, октябре ей оказались охвачены работники топливной, суконной промышленности, металлисты и электрики8. Милитаризация труда сопровождалась установлением над гражданскими лицами юрисдикции военного трибунала, созданием штрафных рабочих команд, применением ряда жестких мер наказания (вплоть до заключения в концентрационные лагеря)9. Труд становился воинской обязанностью. Вторым практическим шагом в деле милитаризации труда стало создание революционных армий труда (трудовых армий) на базе воинских частей. Во 2-й половине января 1920 г. был принят ряд постановлений СНК, положивший начало данному процессу (Постановление Совета Рабоче-Крестьянской Обороны о первой революционной армии труда от 15 января 1920 г., Положение СНК и Всеукраинского революционного комитета об Украинском Совете трудовой армии от 21 января 1920 г., Постановление Совета Обороны об использовании Западной армии для улучшения работы Московско-Казанской железной дороги от 23 января 1920 г. и др.). В них регламентировалась деятельность воинских частей на трудовом фронте, которые должны были использоваться в качестве рабочей силы или в качестве орудия принуждения, смотря по обстановке’0.

29 января 1920 г. был принят Декрет «О порядке всеобщей трудовой повинности» (3 февраля постановление СНК с одноименным названием было утверждено ВЦИК). В соответствии с содержанием данного документа все население привлекалось к единовременному и периодическому выполнению работ (независимо от постоянной работы по роду занятий), на трудовой фронт привлекались силы Красной Армии, отзывались на государственную службу лица, служившие в армии или работающие в негосударственном секторе, привлекались к общественному труду лица не занимающиеся таковым. Государство получало право перераспределять рабочую силу, объявлять мобилизации (в том числе и для нужд местного значения), а также создавать органы для осуществления данных мероприятий. В условиях милитаризации труда в апреле 1920 г. Совет труда и обороны предоставил право Главкомтруду по соглашению с Реввоенсоветом республики создавать фронтовые и армейские комитеты по всеобщей трудовой повинности, которые должны были осуществлять через гражданские и военные органы трудовую политику. Одновременно в 1-й половине 1920 г. был введен учет «трудообязанных» подобно учёту военнообязанных. Мобилизации и «поверочные сборы» военнообязанных стали переплетаться с трудовыми мобилизациями, а деятельность военкоматов была сближена с работой комитетов по трудовой повинности».

Принятие Декрета и последующие организационные меры означали, что советское правительство стало осуществлять всеобщую трудовую повинность не иначе как на основе её милитаризации. Конечной целью данного процесса было превращение всех граждан советской республики з солдат «… великой советской армии труда», «…в одну великую всероссийскую трудовую артель»12.

Милитаризация труда в трудах историков, разделяющих советскую идеологию до начала 90-х гг. XX в. традиционно считалась составной частью политики «военного коммунизма», которую лидер советского государства В.И.Ленин весной 1921г. охарактеризовал как вынужденную и вызванную войной и разрушением В действительности, политика «военного коммунизма» позволяла не только решать задачи, вызванные гражданской войной, но и отражала желание и стремление советского правительства быстрее внедрить методы регламентации в систему планового хозяйства После окончания гражданской войны В.И.Ленин, оценивая проводившуюся в 1918-1920 гг. экономическую политику, говорил: «<…> наша предыдущая экономическая политика, если нельзя сказать рассчитывала (мы в той обстановке вообще рассчитывали мало), то до известной степени предполагала, — можно сказать, безрассчетно предполагала, — что произойдет непосредственный переход старой русской экономики к государственному производству и распределению на коммунистических началах»13. Другими словами, по свиде тельству Л.Д.Троцкого, «…от «военного коммунизма» оно (советское правительство. -Авт.) рассчитывало постепенно, но без нарушения системы, прийти к подлинному коммунизму»14. Политика «военного коммунизма» была в определенной степени продолжением политики «кавалерийской атаки» на капитал, а не только продуктом одной граж данской войны.

В полной степени это относится к идее милитаризации труда. Теоретически это обосновывалось тем, что «…переход к планомерно организованному труду немыслим без мер принуждения <…> Орудием государственного принуждения является военная сила. Следовательно, элемент милитаризации труда в тех или других пределах… неизбежно присущ переходному хозяйству, основанному на всеобщей трудовой повинности»15. Практически это нашло отражение в резолюции 9 съезда РКП(б) (29 марта — 5 апреля 1920г.) «Об очередных задачах хозяйственного строительства». В ней был одобрен милитаризованный характер организации труда, поставлена задача расширить и углубить масштабы всеобщей трудовой повинности под жестким контролем советских органов власти. В конечном итоге, это означало признание государственного принужде ния как основного метода организации трудовых отношений как на данном этапе, так и на перспективу. «Мы, — отмечал В.И.Ленин в докладе центрального комитета съезду 29 марта, … трудовую повинность и объединение трудящихся осуществляем, нисколько не боясь принуждения, ибо нигде революция не производилась без принуждения, и пролетариат имеет право осуществлять принуждение, чтобы во что бы то ни стало удержать своё»16.

Формирование и развитие трудовых отношений сопровождалось активным использованием революционной фразеологии, конечной целью которой (в данном случае) было осознание населением того, что альтернатива «смерть или победа» должна стать лозунгом на промышленном фронте17. Большевики сделали попытку соединить идею государственного принуждения с революционным энтузиазмом народных масс.. Если, придя к власти в октябре 1917 г., большевики сделали упор на то, «…что городские рабочие в союзе с беднейшим крестьянством проявят неуклонную товарищескую дисциплину, создадут строжайший революционный порядок…», то уже весной 1918 г. они заговорили о необходимости » ..научиться соединять вместе бурный, бьющий весенним половодьем, выходящий из всех берегов митинговый демократизм трудящихся с железной дисциплиной во время труда, с беспрекословным повиновением — воле одного лица, советского руководителя, во время труда». С переходом к милитаризации труда население России призвали не только к соблюдению «военной железной дисциплины», но и быть готовым к принесению жертв, ценой которых необходимо поднять хозяйство страны19.

Вершиной данного симбиоза стала пропаганда и проведение коммунистических субботников. Возникнув на добровольной основе в ответ на призыв ЦК РКП(б) в связи с тяжелым положением на Восточном фронте «… взяться за работу по революционному, не ограничиваясь старыми шаблонами», субботники уже в феврале 1920 г. стали рассматриваться советским правительством как обязательный элемент трудовой политики со всеми вытекающими отсюда последствиями. В постановлении Совета обороны от 02.02.1920 г. Всероссийскому центральному Совету профессиональных союзов и Ком-рему (Комитет по ремонту подвижного состава), Народному Комиссариату путей сообщения поручалось принять меры к ускорению и усилению применения субботников в области ремонта железнодорожного транспорта. Одновременно использование субботников предлагалось проводить в сочетании с формами милитаризованного труда — трудармиями и мобилизацией. На IX съезде РКП(б) (март апрель 1920 г.) была поставлена задача привлечения для работы на субботниках всего местного населения. В различных нормативных документах и подведомственных актах был поставлен вопрос о нормах выработки во время их проведения’9. Был совершен переход, таким образом, от понимания субботников как «бесплатного не нормированного никакой властью, никаким государством труда отдельных лиц на общественную пользу» к трактовке их как мероприятий требующих «развития, распространения, улучшения внедрения в нравы»20, т.е как мероприятий, подвергающихся государственному регулированию. Коррективы, внесенные в понимание «ростков коммунизма», означали, что субботники стали рассматриваться не только как форма самоорганизации рабочего класса, но и как один из способов пропаганды идеи всеобщей трудовой повинности. Новый подход в оценке позволил В.И.Ленину поставить субботники в один ряд с милитаризованными формами труда и дать им оценку как практического осуществления в разных формах социалистического и коммунистического труда2′.

формирование новых трудовых отношений проходило одновременно с созданием в первые годы советской власти пенитенциарной системы. Речь о концентрационных лагерях впервые зашла весной 1918 г. в связи с белочешским восстанием и призывом в Красную Армию бывших царских офицеров22. Летом 1918 г. в Муроме и Арзамасе были организованы два лагеря для «провокаторов, контрреволюционных офицеров, саботажников, паразитов и спекулянтов». Осенью 1918 (5 сентября) был принят декрет СНК «О красном терроре», где было законодательно закреплено появление новых карательных учреждений, предназначенных для изоляции классовых врагов. Вскоре советское руководство обратило внимание на то, что труд арестованных недостаточно используется на общественных работах, и предложило «…оставить эти концентрационные лагеря для использования труда арестованных, для господ, проживающих без занятий, для тех, кто не может работать без известного принуждения…»23. В апреле 1919 г. было принято постановление Президиума ВЦИК о лагерях принудительных работ, где было объявлено о немедленном привлечении заключенных к работам. 12 мая 1919 г. была принята инструкция Президиума ВЦИК о лагерях принудительных работ, разъяснявшая в мельчайших подробностях устройство лагеря, процедуры их организации, обязанности и права заключенных. В соответствии с ее содержанием все заключенные назначались на работы немедленно при поступлении в лагерь и обязаны были заниматься физическим трудом в течение всего времени их пребывания там. Причем содержание лагеря и администрации должно было окупаться трудом заключенных24. Реализация на практике концепции превращения концентрационных лагерей в накопители рабочей силы завершала формирование системы новых трудовых отношений на основе всеобщей трудовой повинности. Разница в применении труда свободного населения и заключенных в концлагере была небольшая. И те, и другие должны были отбывать трудовую повинность там, где это нужно было государству. Так, в мае 1919 г. был принят декрет о мобилизации рабочей силы для строительства военных укреплений. На эти работы направлялись как пленные, заключенные, так и местное население23. Отличие состояло в том, что первые две категории направлялись на работу в первую оче-

редь и под конвоем. Однако для свободного населения всегда была угроза перехода в состояние несвободы. «Если мы возьмём советские учреждения, — отмечали большевики,- то здесь должна быть применена мера такого наказания (заключение в концентрационные лагеря. — Авт.) за недобросовестное отношение к делу, нерадение, за опоздание и т.д. Этой мерой мы можем подтянуть даже наших собственных работников»26. Регулирование этим процессом, в значительной степени, было передано в руки Наркомата внутренних дел, которому было доверено управление лагерями принудительных работ и представители которого вошли в Главный Комитет по всеобщей трудовой повинности26.

Сложившаяся в 1917-1920 гг. система трудовых отношений в советской России сознательно строилась на основе поголовного привлечения населения к труду посредством всех форм государственного принуждения с использованием революционного настроя народа. В конечном итоге, трудовая политика, проводившаяся в первые годы советской власти, была выражением определенной идеологии, реализацией социально-политического замысла, строившего новую хозяйственную инфраструктуру страны.

ПРИМЕЧАНИЯ

‘ См.: Второй Всероссийский съезд Советов рабочих и солдатских депутатов. М.;Л., 1928. С.165.

2 Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т.39. С.21.

3 Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т.2. С.485 — 486; Т.34. С.193 — 1’94.

4 См.: Бухарин Н И. Проблемы теории и практики социализма. М.,1989. С.139.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

5 Декреты Советской власти. T.I, М.,1957. С.322

6 См.: Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т.38. С.121.

7 См: Собрание узаконений и распоряжений. 1918. № 73; Известия. 1920. 11 дек

8 См: Декреты Советской власти Т. IV — VIII.

9 См., напр.: Декреты Советской власти. T.V. С. 37, 155, 401 — 402; T.VII. С. 235 — 236; 276; 286.

10 См.: Декреты Советской власти. Т.VII. С.96 — 98, 120 — 123, 135.

12 Декреты Советской власти. Т.VII. С 191.

13 Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т.43. С.220; Т.44. С.156, 309, 471.

Цит. по: Ричард Пайпс. Русская революция. Ч. II, М.,1994. С.353.

15 Троцкий Л.Д. К истории русской революции. М.,1990. С.155-156

16 КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. Т.2.,М., 1983. С.241, 243, 251, 252, 278.

17 Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т.40. С.112.

18 Декреты Советской власти. T.I. С.6; Ленин В.И. полн.собр.соч. Т.36. С.203; Т.40. С.112.

19 Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т.38. С.274; Декреты Советской власти. Т.VII. С.167 -171; КПСС в резолюциях… 7-е изд. Ч. I. 1954. С, 422, 488.

20 Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т.40. С.36, Т.41. С.109.

21 См.: Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т.40. С.36, 288, 315, 404.

22 См.: Геллер М. Концентрационный мир и советская литература. Лондон, 1974.

23 Исторический архив. 1958. № 1. С.10.

24 См.: Декреты Советской власти. T.V. С.174 — 181.

25 См. напр.: Декреты Советской власти, T.V. С.511 — 512.

26 См.: Декреты Советской власти. T.V. С.175; T.VII. С.174.

Трудовая повинность — добровольная возможность или законодательно закреплённая обязанность по выполнению общественно полезного труда (обыкновенно низкооплачиваемая или вовсе не оплачиваемая).

История

СССР

В СССР трудовая повинность была введена декретом СНК от 5 октября 1918 года, согласно которому устанавливалась обязательность труда для «буржуазных элементов». Принятый 10 декабря 1918 года кодекс законов о труде (КЗоТ) установил трудовую повинность для всех граждан РСФСР. Декретами, принятыми СНК 12 апреля 1919 года и 27 апреля 1920 года, запрещались самовольный переход на новую работу и прогулы. Согласно декрету СНК от 29 января 1920 года «О порядке всеобщей трудовой повинности», всё трудоспособное население, независимо от постоянной работы, привлекалось к выполнению различных трудовых заданий. Декретом при Совете обороны был создан Главный комитет по всеобщей трудовой повинности (Главкомтруд) во главе с Дзержинским. В 1920-21 на основе управлений ряда армии РККА были созданы трудовые армии в которые призывали гражданское население. Находившися под военным командованием эти армии были задействованы для выполнения хозяйственных задач (выполнение продразверстки, лесозаготовок, восстановления транспортной и производственной инфраструктуры и т.п.) После экономического краха политики форсированного построения коммунизма и перехода к НЭПу, использование трудовой повинности было свёрнуто. КЗоТ РСФСР 1922 года допускал применение трудовой повинности для борьбы со стихийными бедствиями, при недостатке в рабочей силе для выполнения важнейших государственных заданий.

Г. А. Соломон так описывал действие трудовой повинности в Москве:

Большинство их было беспартийные, или по-советски «буржуи» — дамы, девицы, молодые и старые мужчины.. Все это были представители настоящей интеллигенции, образованные, культурные и, конечно, истинные лишенцы, хотя в то время такого юридического термина и не существовало… Кроме службы, была ещё «трудовая повинность», которая всем гнетом, всей тяжестью опять-таки ложилась на «буржуев», ибо «товарищи» всегда находили лазейки, чтобы отлынуть вместе со своими семьями от этой барщины… По возвращении домой «буржуи» должны были исполнять ещё разные общественные работы. Дворников в реквизированных домах не было, и всю черную работу по очистке дворов и улиц, по сгребанию снега, грязи, мусора, по подметанию тротуаров и улиц должны были производить «буржуи». И кроме того, они же, в порядке трудовой повинности наряжались на работы по очистке скверов и разных публичных мест, на вокзалы для разгрузки, перегрузки и нагрузки вагонов, по очистке станционных путей, для рубки дров в пригородных лесах и пр. пр.

Для работы вне дома советских, «свободных» граждан собирали в определенный пункт, откуда они под конвоем красноармейцев шли к местам работы и делали все, что их заставляли… В награду за труды каждый по окончании работы (не всегда) получал один фунт черного хлеба. И вот, проходя в то время по улицам Москвы, вы могли видеть такие картины: группа женщин и мужчин, молодых и очень уже пожилых, под надзором здоровенных красноармейцев с винтовками в руках, разгребают или свозят на ручных тележках мусор, песок и пр.

В СССР трудовая повинность действовала также во время Великой Отечественной войны.

Германия

В Германии трудовая повинность была впервые организована 1920-е годы на добровольных началах, в том числе с целью собирания молодёжи разного происхождения. С приходом национал-социалистов к власти трудовая повинность в Германии стала обязательной. Закон от 26 июня 1935 объявлял трудовую повинность обязательной для всех граждан Германии в возрасте от 19 до 25 лет в рамках созданной Имперской службы труда (Reichsarbeitsdienst). Два раза в год все молодые немцы направлялись работать в трудовые лагеря, в основном на сельскохозяйственные работы. В течение 6 месяцев мужчины трудились на фермах и полях, а женщины помогали по хозяйству.

Норвегия

В оккупированной Норвегии трудовая повинность была организована Администрационным советом летом 1940 года для помощи лесному и сельскому хозяйству и строительству.

Венгрия

В Венгрии трудовая повинность была организована во время Второй мировой войны путём привлечения молодых мужчин еврейского и цыганского происхождения.

См. также

  • Трудовая армия
  • Военный коммунизм
  • Отмирание денег

Литература

Примечания

  1. Цысь В.В. Трудовые армии периода Гражданской войны. Нижневартовск, 2009

Статья № 49.

О порядке всеобщей трудовой повинности.

Опираясь на основной закон Р.С.Ф.С.Р. и кодекс законов о труде, требующие привлечения всех трудоспособных к выполнению общественно-полезной работы в интересах социалистического общества, Совет Народных Комиссаров в целях скорейшего обеспечения промышленности, земледелия, транспорта и других отраслей народного хозяйства необходимой рабочей силой на основе общехозяйственного плана постановил:

1. В порядке трудовой повинности осуществить:

а) Привлечение трудящегося населения к единовременному или периодическому выполнению, — независимо от постоянной работы по роду занятий, — различных видов трудовой повинности: топливной, сельскохозяйственной как для государственных, так в известных случаях и для крестьянских хозяйств, строительной, дорожной, продовольственной, снеговой, гужевой, для борьбы с последствиями общественных бедствий и т. п.

Примечание. При всяких такого рода повинностях в случае необходимости мобилизуется также живой и мертвый инвентарь.

б) Использование рабочей силы частей Красной Армии и Флота.

в) Привлечение необходимых квалифицированных рабочих из армии, а равно перевод лиц, занятых в сельском хозяйстве и ремесленно-кустарных предприятиях, на работы в государственных предприятиях, учреждениях и хозяйствах.

г) Повсеместное и постоянное привлечение к общественно полезному труду лиц, таковым не занимающихся.

д) Необходимое перераспределение наличной рабочей силы.

2. Возложить общее руководство по проведению трудовой повинности на Совет Рабочей и Крестьянской Обороны.

3. Образовать Главный Комитет по всеобщей трудовой повинности, непосредственно подчиненный Совету Обороны, в составе представителей Народного Комиссариата Труда, Народного Комиссариата Внутренних Дел, Народного Комиссариата по Военным Делам. На местах образовать Губернские, Уездные, а в необходимых случаях и Городские Комитеты по всеобщей трудовой повинности, подчиненные соответственным Исполнительным Комитетам в составе представителей Военного Комиссариата, Отдела Управления и Отдела Труда.

4. Возложить на Совет Обороны объявление всех имеющих общегосударственное значение трудовых мобилизаций и повинностей, указанных в п. 1 настоящего постановления, и предоставить Губернским Исполнительным Комитетам, Городским Исполнительным Комитетам и Уездным Исполнительным Комитетам право объявлять, согласно особым инструкциям Главного Комитета по всеобщей трудовой повинности, мобилизации для удовлетворения нужд местного значения.

Примечание. Постановления Совета Обороны, а равно постановления Исполнительных Комитетов распубликовываются па местах в приказах Губернских, Городских и Уездных Комитетов по всеобщей трудовой повинности.

5. А. Предоставить Губернским, Городским и Уездным Комитетам предавать Народному Суду виновных:

а) в уклонении от учета и явки по трудовой повинности; б) в дезертирстве с работ, а равно в подстрекательстве к таковому; в) в пользовании подложными документами, а равно в изготовлении таковых в целях содействия уклонению от трудовой повинности; г) в сообщении в качестве должностных лиц заведомо ложных сведений в тех же целях; д) в намеренной порче орудий труда и материалов; е) в небрежной организации работ и нехозяйственном использовании мобилизованной силы; ж) в пособничестве означенным деяниям и укрывательству виновных и пр.

Б. Предоставить подлежащим Комитетам по трудовой повинности в исключительных случаях особой злостности или повторности вышеозначенных деяний предавать виновных суду Революционного Трибунала.

В. Предоставить тем же Комитетам право немедленно принимать в отношении виновных необходимые меры пресечения, а в случаях менее важных нарушений трудовой дисциплины подвергать виновных наказанию в административном порядке, вплоть до передачи в штрафные трудовые части и ареста на срок до одной недели по постановлению Уездных Комитетов и двух недель по постановлению Губернских.

Подписали:

Председатель Совета Народных Комиссаров В. Ульянов (Ленин). Секретарь С. Бричкина.

Записи созданы 8837

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх