Взыскание убытков судебная практика

21 августа Верховный Суд РФ вынес Определение № 307-ЭС19-5190 по спору о взыскании заказчиком с подрядчика убытков по договору строительного подряда, состоящих из расходов на устранение недостатков выполненных работ и издержек на проведение строительно-технической экспертизы.

В июле 2017 г. ООО «Тич Ми Плиз Рус» (заказчик) и предприниматель Юлия Кузнецова (подрядчик) заключили договор строительного подряда, общая стоимость которого составила 400 тыс. руб. Согласно условиям договора общество перечислило предпринимателю предоплату на сумму 220 тыс. руб. В предусмотренный договором срок согласованные сторонами работы не были выполнены подрядчиком, а выполненные имели дефекты. Подрядчик не устранил недостатки, несмотря на просьбы заказчика, поэтому последний обратился в суд с иском о взыскании с ИП расходов на устранение недостатков выполненных им работ (свыше 692 тыс. руб.) и издержек на проведение строительно-технической экспертизы (25 тыс. руб.).

Арбитражный суд удовлетворил иск в полном объеме, взыскав с Юлии Кузнецовой все вышеуказанные денежные суммы. Далее апелляционный суд отказал в принятии жалобы ИП в связи с отказом в восстановлении пропущенного срока на ее подачу. Впоследствии кассационная инстанция оставила в силе решение суда первой инстанции.

Удовлетворяя требования общества в полном объеме, суды исходили из доказанности факта возникновения дефектов в пределах гарантийного срока. Суд первой инстанции признал некачественный характер выполненных ответчиком работ, оценив представленное истцом экспертное заключение ООО «Лаборатория строительной экспертизы». Выводы данного экспертного заключения были положены судом в основу решения об определении размера убытков в виде предстоящих расходов на устранение выявленных недостатков.

Тогда Юлия Кузнецова обратилась с кассационной жалобой в Верховный Суд РФ, ссылаясь на нарушения норм материального и процессуального права.

Изучив обстоятельства дела № А56-88551/2017, высшая судебная инстанция со ссылкой на п. 13 Постановления Пленума от 23 июня 2015 г. № 25 разъяснила, что в состав реального ущерба входят не только фактически понесенные соответствующим лицом расходы, но и расходы, которые это лицо должно будет произвести для восстановления нарушенного права (п. 2 ст. 15 ГК РФ).

ВС также указал, что если для устранения повреждений имущества истца используются новые материалы, то (за исключением установленных законом или договором случаев) расходы на такое устранение включаются в состав реального ущерба истца полностью, даже если стоимость имущества увеличится по сравнению с его стоимостью до повреждения. Размер подлежащего выплате возмещения может быть уменьшен, если ответчик докажет или из обстоятельств дела следует с очевидностью, что существует иной, более разумный и распространенный в обороте, способ исправления подобных повреждений аналогичного имущества.

Со ссылкой на п. 5 Постановления Пленума ВС РФ от 24 марта 2016 г. № 7 Суд отметил, что по смыслу ст. 15 и 393 ГК РФ кредитор доказывает наличие у него убытков, а также обосновывает их размер и причинную связь между неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства должником и такими убытками. Должник вправе возражать относительно размера причиненных кредитору убытков и предъявлять доказательства о том, что кредитор мог уменьшить такие убытки, но не принял для этого разумных мер (ст. 404 ГК РФ).

В рамках рассматриваемого дела, как пояснил Верховный Суд, основанием для удовлетворения иска явилось нарушение ответчиком качества выполненных работ по обустройству пола, что было подтверждено заключением эксперта. Содержание экспертного заключения рекомендовало демонтировать напольное покрытие по всей площади до основания, обеспылить поверхность и выполнить укладку ПВХ-покрытия. В подготовленной экспертом смете на устранение недостатков стоимость оклейки полов плиткой ПФХ превысила 396 тыс. руб. Смета также предусматривала работы по разборке цементных полов на сумму свыше 71 тыс. руб.

Таким образом, сумма убытков, необходимая для устранения недостатков выполненных ответчиком работ, превысила согласованную сторонами цену всего договора (400 тыс. руб.). ВС РФ также подчеркнул, что в соответствующем приложении к договору стороны согласовали создание наливного бетонного пола, и такие работы подлежали выполнению из материала заказчика.

«Удовлетворяя иск в заявленной сумме, состоящей в большей части из расходов на приобретение плитки ПВХ, не согласованной сторонами в качестве материала при выполнении работ, суды не дали должной правовой оценки возможности и необходимости в целях восстановления права истца возложить на ответчика ответственность в виде взыскания убытков, включающих стоимость работ и материалов, отличных от предусмотренных условиями договора. Исходя из абз. 2 п. 2 ст. 393 ГК РФ, кредитор не вправе требовать возмещения убытков в размере большем, чем ему был причинен вред, и необходимом для восстановления его прав нарушением обязательства ответчиком, кредитор должен быть поставлен в положение, в котором он находился бы, если бы обязательство было исполнено надлежащим образом», – отмечено в определении ВС РФ. Таким образом, Суд заключил, что судебные акты нижестоящих инстанций нельзя признать законными и обоснованными в отсутствие правового обоснования взыскания убытков в сумме, превышающей цену договора.

В связи с этим ВС отменил нижестоящие судебные акты и отправил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции. При новом рассмотрении дела суду следует учесть приведенные в определении положения о толковании и применении ст. 15, 393 ГК РФ, а также установить разумный размер расходов, необходимых на устранение недостатков выполненных ответчиком работ.

Комментируя определение, адвокат АК «Бородин и Партнеры» Олеся Спиричева отметила, что законодатель не ограничивает размер убытков пределом цены договора, однако такое ограничение может быть установлено сторонами добровольно в условиях заключаемого ими договора, что встречается достаточно часто.

«Основанием для отмены судебных актов нижестоящих инстанций послужил не сам по себе факт превышения размера убытков над ценой договора, а возмещение убытков истцу в размере большем, чем размер причиненного ему вреда (нарушение абз. 2 п. 2 ст. 393 ГК РФ), – пояснила эксперт. – Сторонами договора было согласовано выполнение работ гораздо более дешевыми строительными материалами (бетон), чем те материалы, которые были взяты экспертами для расчета размера убытков (плитка ПВХ)».

Юрист Бюро присяжных поверенных «Фрейтак и Сыновья» Екатерина Хазова полагает, что определение ВС РФ не ограничивает возможность заявлять убытки в размере больше стоимости работ по договору: «Оно лишь устанавливает необходимость полного выяснения всех обстоятельств дела для его правильного рассмотрения, в том числе досконального изучения условий спорного договора».

По словам эксперта, размер убытков в рамках рассматриваемого дела по большей части складывался из стоимости материалов для проведения работ. «В смете к договору не был согласован ни данный вид материала, так как его приобретение входило в обязанности заказчика, ни вид работ, для которого нужно было бы закупить этот вид материала. Соответственно, суду первой инстанции теперь предстоит дать оценку, возможно, посредством проведения еще одной, уже судебной, экспертизы, проведение каких видов работ и с использованием каких материалов могло бы восстановить нарушенное право заказчика в связи с ненадлежащим качеством выполнения работ», – предположила Екатерина Хазова.

Юрист полагает, что ВС подчеркнуто не ограничивает размер убытков в виде расходов для восстановления нарушенного права размером указанной в договоре стоимости и не исключает возможность увеличения стоимости имущества лица, которому причинен ущерб, за счет взыскания размера реального ущерба. «Суд лишь устанавливает, что такие убытки должны быть обоснованы исходя из всех условий соответствующего договора и всех обстоятельств его исполнения. Можно предположить, что взыскание убытков в размере большем, чем стоимость работ по договору, возможно, например, когда посредством некачественного выполнения работ были причинены существенные повреждения имуществу, устранение которых потребует несения значительных расходов», – пояснила она.

По мнению Екатерины Хазовой, определение Суда не создает новых постулатов, которые бы изменили принципы или порядок взыскания убытков, а лишь лишний раз подчеркивает необходимость более тщательного изучения нижестоящими судами всех фактических обстоятельств дела при вынесении решения.

Партнер «Law & Commerce Offer» Антон Алексеев отметил, что ВС РФ сделал логичный и законный вывод о том, что в рассматриваемом случае восстановление прав кредитора должно быть в том объеме, в каком это закреплял спорный договор. «На практике не исключены попытки ограничить размер убытков, понесенных кредитором, ценой договора подряда, однако при этом нельзя исключать из суммы убытков и расходы кредитора, связанные с устранением (демонтажом) некачественных работ», – считает он. Эксперт добавил, что ВС определил для подрядчиков некоторые границы, в рамках которых с них могут быть взысканы убытки при некачественном выполнении работ.

Коллеги, добрый день! Предлагаю обсудить специфику судебных споров по искам дольщиков в рамках Закона № 214-ФЗ. О том, какие ошибки чаще всего допускают участники долевого строительства, чем им руководствоваться и какую тактику избрать, чтобы победить, в чем судебная практика на их стороне — читайте в этой статье.

Один в поле – воин!

«Один в поле не воин» — говорят многие и нанимают юристов и адвокатов. Однако, как показывает практика, не всегда юристы и адвокаты должным образом ведут дела. Причём, статус адвоката совсем не гарантирует вам качество оказания услуг. Мне и моим коллегам, защищающим застройщика, часто встречались адвокаты, которые довольно бледно выглядели в суде только потому, что были незнакомы с этой категорией споров. И наоборот: бывало, даже не юрист, но знающий специфику спора, успешно бился с нами в процессе. Будучи докой в одном, можно быть профаном в другом.

Важно учитывать, что явка в суд самого истца облегчает работу судей, ведь только в случае явки самого истца судья может в деталях узнать обстоятельства дела, которые в преобладающем большинстве случаев не знают представители истцов, поскольку, например, как это часто бывает, не были осведомлены самим дольщиком. К тому же, явка в суд самого истца оказывает определённое психологическое воздействие на суд, а в суде общей юрисдикции это важный аспект в стратегии спора.

И наконец, профессиональные юристы и адвокаты неизбежно страдают профессиональной деформацией — эмоциональным выгоранием, вызванными частыми стрессами. Это не что иное, как безразличие к проблемам дольщика. Причём, проблема усугубляется выдачей значительного аванса в оплату труда адвоката, что часто демотивирует.

Поэтому дольщик может проиграть дело, если доверяет вести дело не тем юристам. В ряде случаев дольщик может проиграть дело только потому, что не явился лично в процесс.

Если вы заключаете договор с юристом, убедитесь в том, что вашим представителем будет человек, имеющий опыт в таких делах, о чём будут свидетельствовать копии судебных актов. До заключения договора с юридической фирмой требуйте представления вам для ознакомления копий таких решений судов, требуйте указания в договоре оказания юридических услуг оговорки, что ваши интересы будет представлять именно этот человек, с подменой других, также имеющих опыт в этом.

Иск дольщика можно составить самому

Даже не обладая профильным юридическим образованием, а равно любым другим высшим образованием, можно успешно выигрывать такие споры и экономить деньги (по Москве это 15-30 000 руб.), что является немалой тратой для рядовых граждан. Куда важнее для дольщика располагать временем для сбора и анализа информации, терпением и здравой жизненной логикой.

Как правило, споры по искам дольщиков весьма обсуждаемы в сети, многие щедро делятся опытом и образцами документов. Поэтому не будет проблемой составить иск о взыскании неустойки за нарушение срока передачи квартиры и взыскании вместе с неустойкой сопутствующих требований: штрафа и морального вреда за нарушение прав потребителя. Наберите в поисковике «иск о взыскании неустойки с застройщика» или «образец иска о взыскании неустойки с застройщика по долевому участию» — и робот вам предложит широкий выбор образцов исков. К слову, уважающие себя консалтинговые фирмы довольно часто размещают образцы таких документов; от этого клиентов меньше не становится.

Также для понимания особенностей вам потребуется прочитать, как минимум:

  • Федеральный закон от 30.12.2004 № 214-ФЗ «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации». Нужно учитывать, что с 01.01.2017 г. вступают в силу существенные изменения в закон.
  • Закон РФ от 07.02.1992 № 2300-1 «О защите прав потребителей» (далее — Закон о защите прав потребителей).
  • Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012 № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей»
  • Обзор практики разрешения судами споров, возникающих в связи с участием граждан в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости, утв. Президиумом Верховного Суда РФ 04.12.2013.

Эти документы есть во вложенном файле.

Положения договора о подсудности и о претензионном порядке блокируются особым статусом таких споров как потребительских

Спецификой споров по искам дольщиков является их квалификация, как споров о защите прав потребителей. Это весьма важно, поскольку означает, что дольщику даны привилегии как слабой стороне договорных отношений, а нормы Закона о защите прав потребителей в этих спорах будут иметь довлеющее значение над нормами других законов (Гражданского кодекса, Закона № 214-ФЗ) и над договором.

Во-первых, блокируются договорные положения о договорной подсудности. Даже если в подписанном вами договоре указана договорная подсудность (какой-то конкретный суд общей юрисдикции), или исключительная подсудность (по месту нахождения новостройки), всё это игнорируется императивными (обязательными) правилами п. 2 ст. 17 Закона о защите прав потребителей, о том, что потребитель вне зависимости от того, что написано в договоре, вправе подавать иск в суд общей юрисдикции по месту своего жительства (не путать с мировыми судьями, которые не вправе рассматривать споры, связанные с 214-ФЗ).

Ссылаясь на п. 2 ст. 17 Закона о защите прав потребителей, вы можете грамотно отбить доводы юристов застройщика о том, что вами (истцом) подан иск не в тот суд.

Во-вторых, блокируются договорные положения о претензионном порядке. Даже если в подписанном вами договоре указано, что перед подачей в суд вы должны соблюсти претензионный порядок, вы можете проигнорировать это и направить иск не соблюдая претензионный порядок, поскольку пунктом 23 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012 № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» разъяснено, что для потребителей (дольщиков) обязательный претензионный порядок урегулирования споров предусмотрен только для трёх договоров:

  • договоры об оказании услуг связи.
  • договоры перевозки пассажира, багажа, груза.
  • договоры буксировки внутренним водным транспортом.

Ссылаясь на пункт 23 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012 № 17, вы можете грамотно отбить доводы юристов застройщика о том, что вами (истцом) не соблюдён претензионный порядок. Вместе с тем, я бы не рекомендовал игнорировать претензионный порядок и рекомендовал бы, напротив, при наличии возможности отправлять претензии. Своевременно подавая претензию – отсылая её ценным письмом (с описью вложения) и уведомлением о вручении, вы показываете себя с лучшей стороны и даёте возможность суду опереться на претензию и присудить в вашу пользу штраф в размере 50% от взысканной суммы, а кроме того, не исключено, и более весомые суммы неустойки. Поэтому дольщик проигрывает, когда не отправляет претензию. Не ленитесь отправлять претензию заказным письмом с описью вложения и с уведомлением о вручении.

Права дольщика

У участника долевого строительства есть ряд особых прав, предусмотренных Законом о защите прав потребителей.

1. Право требовать взыскания штрафа в размере 50% от присужденной суммы

Пункт 6 статьи 13 Закона о защите прав потребителей устанавливает, что при удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере пятьдесят процентов от суммы, присужденной судом в пользу потребителя. В этой связи суды интересуются, а отправил ли дольщик претензию. Если претензия не отправлена, во взыскании штрафа суд скорее всего откажет.

2. Право требовать взыскания компенсации морального вреда, который в среднем оценивается до 20-30 000 руб

Мы не Америка, и с моральным вредом у нас в России всё плохо. В силу сложившейся практики, размер компенсации за моральный вред по искам дольщиков зависит не столько от самочувствия дольщика, сколько от характера нарушения (например, периода просрочки передачи квартиры) и степени наглости (недобросовестности) застройщика. Во всяком случае компенсация не может превышать (для совсем уж вопиющих случаев) размера в 50 000 руб. Практика показывает, что суды презюмируют наличие морального вреда одним фактом нарушения прав потребителя и взыскивают компенсацию за моральный вред автоматически, без документальных подтверждений о наличии морального вреда. Документальные подтверждения редко когда меняют мнение суда о размере присуждаемой компенсации морального вреда. В основном, суды взыскивают до 30 000 рублей.

3. Право расторгнуть договор в одностороннем порядке

Прописанные в договоре неустойки за досрочное расторжение договора не должны применяться. Расторжение ДДУ — споры сложные, со многими нюансами, часто сопряжены со экспертизой; такие споры часто не любят многие судьи, поскольку заставляют судей тратить гораздо больше времени, чем по обычным спорам по неустойке за просрочку передаче квартиры, и при этом рисковать отменой принятых решений. В силу ст. 32 Закона о защите прав потребителя, неустойки (штрафы) за одностороннее расторжение договора дольщиком — ущемляют права потребителя и не могут быть взысканы, даже если в договоре указано такое право застройщика. Кроме того, правовая природа этого платежа раскрыта в п.3 ст.310 ГК РФ, т.е. не является неустойкой и применима только в договорах b2b (то есть между коммерсантами). Необходимо учитывать, что с января 2017 г. статья 9 дополнена пунктом 1.2., согласно которой, если застройщик надлежащим образом исполняет свои обязательства перед участником долевого строительства и соответствует предусмотренным настоящим Федеральным законом требованиям к застройщику, участник долевого строительства не имеет права на односторонний отказ от исполнения договора во внесудебном порядке.

Выпуск ЭЦП для юридических лиц специальные цены для гостей и участников Регфорума Срок изготовления не более 30 минут. Работаем со всеми регионами России. Отчетность Такснет, Стэктраст, Сбис специальные цены для гостей и участников Регфорума Ключ входит в стоимость. Работаем со всеми регионами России.

Особенности дел по взысканию неустойки за просрочку передачи квартиры

Дольщик проигрывает тактически, если подаёт иск о взыскании неустойки, отягощённый прочими исковыми требованиями.Такие дела достаточно просты и являются поточными для судей. Это значит, что отягощение четырёх исковых требований (неустойка, штраф, моральный вред, судебные издержки) другими требованиями будет означать для судьи необходимость выхода из режима конвейера, трату времени, что при большом количестве однотипных дел может справедливо раздражать суд. И наоборот, два идущих подряд дела улучшают статистику количества дел судьи. Я бы не рекомендовал в одном иске о взыскании неустойки требовать также уплаты разницы между договорной площадью квартиры и площадью по кадастровому паспорту (свидетельству о праве собственности), либо взыскивать убытки, связанные с вынужденной арендой жилья и проч, тем более что требования по таким убыткам в большинстве случаев не удовлетворяются.

Обычно суды снижают размер неустойки, как минимум, в два раза. 50% от правильно рассчитанной неустойки – это негласный консенсус между судами – как регулятора от имени государства, и застройщиками. Это в определённой мере объяснимо; масштабно взыскивая неустойки в значительных размерах, суды способствуют банкротству застройщиков. Обычно финансовая модель проекта не предусматривает расходов на уплату неустоек, а подача иска одним дольщиком обычно влечёт лавинообразное нарастание исков. Чем больше квартир в доме с просрочкой, тем больший кумулятивный эфект по расходам на неустойки. Некоторые суды понимают это. А непонимающие это суды сами впоследствии бывают завалены такими исками, причём, не в последнюю очередь в результате альтернативной подсудности по месту жительства. Некоторые продвинутые консалтеры знают статистику решений по отдельно взятым судьям и предлагают дольщику временно зарегистрироваться по нужному адресу. Однако, если судья оказывается завален такими исками, то такой ход может вызвать резко негативную реакцию судьи и значительное занижение неустойки. В этой связи, могу предположить, что дольщик может проиграть в размере взысканной неустойки, если манипулирует с альтернативной подсудностью и незадолго до суда регистрируется по временному месту жительства. В случае, если неустойка снижена более чем в два раза, можно попробовать обжаловать это решение. И если правильно рассчитанный размер неустойки снижен более чем в три-четыре раза, высоковероятно, что суд второй инстанции увеличит неустойку. Вместе с тем, нужно учитывать, что на обжалование может уйти не один месяц (по Москве до полугода) и вы ещё долго не получите исполнительного листа.

Дольщики проигрывают, потому что необоснованно не подписывают акт. Право не подписания акта возникает у дольщика только тогда, когда есть какое-либо существенное нарушение в качестве объекта; дыра в стене, глубокая трещина в полу и т.д. Когда нарушение незначительно, это не даёт права отказываться от подписания акта. Причём нужно учитывать, что акт-приёмки передачи подаётся в Росреестр для регистрации права собственности, а регистратор не вправе принимать документы, имеющие надписи исправления, подчиски, помарки. Поэтому, если нарушение незначительное, то дольщик должен принять квартиру по акту, но одновременно с актом составить и подписать вместе с представителем застройщика в двух экземплярах протокол или акт замечаний, один экземпляр передать под роспись представителю застройщика.

Неустойку могут присудить по периоду просрочки, заканчивающимся датой одностороннего акта. Односторонний акт застройщик вправе составить тогда, когда на извещение о передаче квартиры дольщик не явился к застройщику. По умолчанию, т.е. по закону, этот акт составляется в течение двух месяцев после окончания срока приёмки квартиры. Однако, норма пункта 6 статьи 8 Закона № 214-ФЗ является диспозитивной, поэтому застройщик вправе изменять этот срок, что указывает в договоре.

Я уже писал о делах по взысканию неустойки с застройщика, которые являются совсем элементарными (Взыскание неустойки с застройщика в полном объеме: Арбитраж vs Суд общей юрисдикции. Взыскание неустойки с застройщиков — игра в рулетку)… В сфере защиты прав дольщиков существуют еще и дела о взыскании с застройщика сумм, уплаченных по ДДУ и процентов, в случае одностороннего отказа дольщика от исполнения ДДУ. Эти дела также не представляют никакой трудности и особого интереса. В то же время в этой области интересно обсудить возможность взыскания с застройщика убытков, причиненных несвоевременной передачей квартиры или расторжением договора долевого участия.

Ст. 10 ФЗ «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации» (далее – Закон о долевом участии) предусматривает:

В случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств по договору сторона, не исполнившая своих обязательств или ненадлежаще исполнившая свои обязательства, обязана уплатить другой стороне предусмотренные настоящим Федеральным законом и указанным договором неустойки (штрафы, пени) и возместить в полном объеме причиненные убытки сверх неустойки.

Таким образом, неустойки, установленные Законом о долевом участии являются штрафными, что заставляет адвоката или юриста такого дольщика задуматься о возмещении убытков сверх неустойки.

Здесь я приведу примеры типичных убытков при просрочке застройщиком исполнения обязательства по передаче квартиры дольщику, а также при одностороннем расторжении дольщиком ДДУ.

Взыскание с застройщика убытков при просрочке передачи квартиры.

Наиболее типичными убытками, причиненными просрочкой исполнения застройщиком обязательства по передаче квартиры дольщику, являются убытки, связанные с наймом жилого помещения, а также убытки, вызванные повышенным процентом по ипотечному кредиту. Перейдем к краткому анализу этих убытков.

Убытки, являющиеся следствием найма квартиры.

Предположим, что дольщику должны передать квартиру не позже 31.12.2016, а фактически застройщик передает её только 31.12.2017. Может ли дольщик взыскать с застройщика суммы, уплаченные им за найм квартиры за период с 01.01.2017 по 31.12.2017?

На самом деле суды общей юрисдикции довольно редко взыскивают такие убытки, хотя иногда такие решения встречаются.

Приведу несколько примеров из судебной практики.

Апелляционное определение Московского городского суда от 06.02.2018 по делу N 33-5304/2018:

Судебная коллегия находит обоснованным вывод суда о недоказанности прямой причинной связи между нарушением срока передачи объекта долевого строительства и необходимостью истца арендовать иное жилье. В соответствии со ст. 15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере. Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

По смыслу указанной статьи возмещение убытков является мерой гражданско-правовой ответственности, применение которой возможно лишь при наличии определенных условий для наступления ответственности, предусмотренных законом. Для удовлетворения иска о взыскании убытков истцом должны быть доказаны факт наличия у него убытков и их размер, неправомерность действий ответчика, причинная связь между этими действиями и причиненным вредом (убытками).

Наличие совокупности вышеуказанных обстоятельств должно доказать лицо, обращающееся в суд с требованием о возмещении убытков.

Недоказанность одного из вышеуказанных обстоятельств возмещения убытков исключает возможность удовлетворения исковых требований. Сам факт предоставления суду договора аренды жилого помещения и произведенной по нему оплаты без доказанности совокупности указанных выше обстоятельств не является основанием для возмещения ответчиком понесенных истцом расходов.

Судебная коллегия находит, что правоотношения по найму жилого помещения возникли между П.Д. и А., они не направлены на восстановление нарушенного права истца по несвоевременной передаче ответчиком конкретной квартиры.

Следовательно, расходы истца по оплате найма жилого помещения не находятся в причинно-следственной связи с договором долевого участия и исполнением застройщиком своих обязательств по данному договору.

Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 16.11.2017 N 33-23661/2017 по делу N 2-4862/2017:

При этом до сентября 2016 года ею осуществлялась оплата за наем в размере 10 000 рублей в месяц, а также за коммунальные услуги в размере 2500 рублей в месяц, а с сентября 2016 года оплата составляла 15 000 рублей, включающая оплату коммунальных услуг.

В то же время, по мнению судебной коллегии, А. не доказана причинно-следственная связь между расходами на наем квартиры и действиями ответчика. Сам же по себе факт заключения договора найма жилого помещения, не свидетельствует о зависимости между нарушением ответчиком договора и убытками истца.

Из материалов дела следует, что на момент заключения договора с ответчиком А. была зарегистрирована по адресу: <адрес>.

Таким образом, отсутствует причинно-следственной связи между понесенными истцом расходами в виде платы по договору найма и действиями ответчика, поскольку истец обеспечен жилой площадью, имеет постоянное место регистрации, не лишен права на проживание в жилом помещении по месту регистрации, его переезд в Санкт-Петербург и наем жилого помещения являются следствием принятого им решения о смене места жительства (места работы) и не были связаны с фактом заключения договора долевого участия в строительстве жилого дома.

Имея постоянное место жительства в <адрес>, проживание в <адрес> является личным волеизъявлением истца. В материалах дела отсутствуют сведения о том, что именно в результате противоправных действий ответчика истец вынужден был проживать в другом жилом помещении и нести дополнительные расходы по его оплате, а также что между действиями ответчика, связанными с нарушением срока передачи объекта долевого строительства и расходами по найму другого жилого помещения имеется причинная связь.

Кроме того, из договора найма жилого помещения следует, что он заключен 26.09.2014, то есть до наступления срока сдачи дома в эксплуатацию и его передачи дольщику в соответствии с договором долевого участия в строительстве, таким образом, вынужденность найма иного жилого помещения и вынужденность проживания истца в данном жилом помещении в связи с невыполнением ответчиком работ в установленный договором срок не усматриваются.

Как видим, суды очень ограничительно подходят к пониманию убытков, связанных с наймом квартиры.

Многие суды исходят из того, что найм должен быть вынужденным. А если дольщик начал снимать квартиру до заключения ДДУ и надеялся, что после передачи ему квартиры он вселится в новую квартиру и не будет нести расходов на найм? Разве эти лишние расходы не связаны с просрочкой передачи квартиры дольщику?

Думаю, что такое понимание убытков в действительности лишает возможности дольщика компенсировать то, что он не истратил бы, если бы квартира ему была передана своевременно. Встречается иногда и более трезвый подход.

Так в решении Уссурийского районного суда Приморского края от 12.10.2015 по делу № 2-6539/2015 находим:

В силу статьи 15 ГК под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Согласно части 1 ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом

В качестве понесенных убытков истцом представлен договор найма от ДД. жилого помещения, по адресу: XXXX. Как следует из искового заявления, с ДД. ММ. ГГ истец по договору найма снимал жилое помещение, по адресу: XXXX.

Пунктом 2.2.8. договора найма предусмотрено, что арендная плата за жилое помещение составляет XXXX в месяц. Согласно расписке от ДД. ММ.ГГ истец произвел расчет арендной платы за девять месяцев, на общую сумму XXXX При этом судом установлено, что истец работает в г. Уссурийске, жилья в собственности не имеет, прописан в другом населенном пункте. Поскольку ООО «XXXX» допустило просрочку сдачи объекта долевого строительства, то есть ненадлежащим образом исполнила свои обязательства по договору, требования о взыскании убытков в виде арендной платы за период с ДД. ММ. ГГ по ДД. ММ. ГГ (день сдачи объекта долевого строительства) в размере XXXX(XXXX * XXXX месяцев + XXXX за 7 дней в июне (с15 по 22)) подлежат удовлетворению.

Данное решение было оставлено без изменений определением Приморского краевого суда от 23.03.2016 по делу N 33-2720/2016

Учитывая существующую судебную практику, если дольщик желает взыскать с застройщика убытки, связанные с наймом жилого помещения, то ему придется, как правило, доказывать вынужденность найма: отсутствие жилого помещения, в котором можно проживать; наличие работы в городе, в котором у него имеется место жительства (Определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 19.12.2017 по делу №18-КГ17-239) и тому подобное.

Убытки, причиненные наймом квартиры, я .

Убытки, вызванные уплатой повышенных процентов по кредиту.

Если дольщик оплачивал цену ДДУ в том числе и за счет кредитных средств и кредитный договор предусматривал уменьшение процентной ставки по кредиту после государственной регистрации права собственности на квартиру, то разницу между уплаченными фактически процентами и процентами, которые уплачивались бы по меньшей ставке, можно взыскать с застройщика в качестве убытков. Здесь практика единообразна и особых споров относительно этого вида убытков нет.

Приведу пример.

Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 21.12.2017 N 33-27302/2017 по делу N 2-296/2017:

В соответствии с кредитным договором N 0145-14-000438 от 22 мая 2014 года, ОАО «Банк Санкт-Петербург» предоставил истцу кредитные средства в размере 4 000 000 рублей на приобретение квартиры. Договором предусмотрена процентная ставка 13,5% годовых на период со дня заключения договора до последнего дня расчетного периода, в котором кредитору предоставлены свидетельство о государственной регистрации права собственности на объект и ипотеки объекта в силу закона в пользу кредитора, акт приема-передачи объекта, договора.

Размер процентной ставки устанавливается в размере 12,5% после предоставления кредитору указанных документов (л.д. 44 — 46″ л.д. 49 — 50). Кредитный договор был заключен истцом для целевого использования, а именно для приобретения заемщиком в собственность спорной квартиры, на основании заключенного с ответчиком договора участия в долевом строительстве многоквартирного дома.

Между тем, как установлено в ходе судебного разбирательства, ответчик квартиру истцу передал с нарушением установленного договором срока, в связи с чем, истец вынужден был нести убытки в виде уплаты процентов по кредитному договору за квартиру, которую в собственность не получил.

Таким образом, из-за несвоевременной передачи квартиры, за период с января 2015 по август 2015 года истец произвел оплату процентов в сумме 355 555,68 рублей по процентной ставке 13,5% годовых, следовательно при процентной ставке 12,5% годовых истец должен был произвести плату процентов за указанный период в сумме 329 218,22 ((355 555,68 * 12,5) / 13,5) = 329 218,22, разница составит: 355 555,68-329 218,22 = 26 337 рублей, которая и подлежит взысканию с ответчика в пользу истца по правилам ст. 15 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Взыскание с застройщиков убытков, причиненных расторжением ДДУ.

Дольщики некоторых застройщиков, порой, не выдерживают огромных сроков ожидания передачи им квартиры. Для таких дольщиков ст. 9 Закона о долевом участии предусматривает право на односторонний отказ от исполнения ДДУ или, проще говоря, на одностороннее расторжение договора. Возмещения каких убытков может потребовать дольщик, отказавшийся от исполнения ДДУ?

Убытки в виде разницы рыночной стоимости квартиры на момент расторжения ДДУ и ценой ДДУ.

Сравнительно недавно в ГК РФ была введена ст. 393.1, которая так и называется возмещение убытков при прекращении договора. Посмотрим, чем эта статья может помочь дольщику. Она предусматривает в частности следующее:

В случае, если неисполнение или ненадлежащее исполнение должником договора повлекло его досрочное прекращение и кредитор заключил взамен его аналогичный договор, кредитор вправе потребовать от должника возмещения убытков в виде разницы между ценой, установленной в прекращенном договоре, и ценой на сопоставимые товары, работы или услуги по условиям договора, заключенного взамен прекращенного договора.

Если кредитор не заключил аналогичный договор взамен прекращенного договора (пункт 1 настоящей статьи), но в отношении предусмотренного прекращенным договором исполнения имеется текущая цена на сопоставимые товары, работы или услуги, кредитор вправе потребовать от должника возмещения убытков в виде разницы между ценой, установленной в прекращенном договоре, и текущей ценой.

Текущей ценой признается цена, взимаемая в момент прекращения договора за сопоставимые товары, работы или услуги в месте, где должен был быть исполнен договор, а при отсутствии текущей цены в указанном месте — цена, которая применялась в другом месте и может служить разумной заменой с учетом транспортных и иных дополнительных расходов.

Что это значит применительно к отношениям долевого строительства?

Все очень просто. Допустим, что дольщик при заключении ДДУ заплатил застройщику 4 000 000 рублей за строительство двухкомнатной квартиры. На момент, когда застройщик должен был передать квартиру рыночная стоимость такой квартиры составляла бы 4 800 000 рублей.

Если исходить из того, что взыскание убытков должно ставить лицо в такое положение, как если бы договор был исполнен (положительный договорный интерес), то у дольщика появилось бы благо стоимостью 4 800 000 рублей. В таком случае лицо, нарушившее договор, должно компенсировать дольщику 800 000 рублей, т.е. разность между ценой квартиры на момент прекращения договора и суммой, уплаченной застройщику по ДДУ.

В судебной практике появляются дела подобной категории. Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 21.11.2016 N 33-7351/2016 по делу N 2-5779/2015 (взыскание сверх неустойки убытков в размере 440 543 рубля); Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 17.01.2017 N 33-443/2017 по делу N 2-856/2016 (взыскание сверх неустойки убытков в размере 1 170 000 рублей).

Таким образом, этот вид убытков возможно взыскать. В рамках дела только придется провести судебную экспертизу по определению рыночной стоимости аналогичной квартиры на дату прекращения ДДУ.

Убытки в виде процентов, оплаченных за кредит.

С данным видом убытков не все так однозначно.

Представим, что дольщик оплатил застройщику цену ДДУ частично за счет кредитных средств. Застройщик просрочил исполнение обязательства, и дольщик отказался от исполнения ДДУ, потребовав возврата денежных средств, уплаченных застройщику и процентов, предусмотренных ст. 9 Закона о долевом участии. Для простоты предположим, что застройщик вернул дольщику деньги, уплаченные ему по ДДУ с просрочкой 10 месяцев.

Может ли дольщик в данном случае требовать от застройщика убытки в виде процентов, уплаченных по кредиту на оплату по ДДУ? С одной стороны получается, что дольщик платил проценты по кредиту просто зря, так как он не получил того, что надеялся приобрести, заключая ДДУ.

Посмотрим, каково видение различных судов относительно возможности взыскания уплаченных банку процентов при одностороннем расторжении ДДУ.

Апелляционное определение Московского городского суда от 08.02.2018 по делу N 33-5748/2018:
Так, из материалов дела следует, что * г. между кредитором ТКБ БАНК (ПАО) и заемщиком А. заключен кредитный договор, в соответствии с условиями которого, кредитор предоставляет заемщику кредит в сумме 5600000 руб. сроком на 25 лет, а заемщик обязуется в течение этого срока возвратить кредитору указанную денежную сумму на условиях и в порядке, установленном договором, с уплатой процентов за пользование кредитом (п. 1.1). Согласно п. 1.3 названного кредитного договора, кредит предоставляется для целевого использования, а именно приобретения квартиры на стадии строительства по адресу: *, номер дома по проекту N *, тип квартиры по проекту *, общая площадь по проекту * кв. м, 8 этаж. Исходя из графика платежей и представленной в материалы дела выписки по счету Банка относительно кредита, истцом в счет погашения процентов за пользование кредитом было оплачено с момента заключения договора долевого участия и до его расторжения в одностороннем порядке (* г.) оплачено — 680645,26 руб., с учетом размера платежей по страхованию в общем размере сумма составила 712184,46 руб. Расходы по оформлению нотариальной доверенности 2600 руб. и 900 руб.

Так, должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства (пункт 1 ст. 393 ГК РФ). Если иное не предусмотрено законом или договором, убытки подлежат возмещению в полном размере: в результате их возмещения кредитор должен быть поставлен в положение, в котором он находился бы, если бы обязательство было исполнено надлежащим образом (статья 15, пункт 2 ст. 393 ГК РФ).

Судебная коллегия учитывает, что кредит получен истцом исключительно с целью заключения договора участия в долевом строительстве, а, следовательно, несение указанных расходов напрямую связано с приобретением права на объект долевого строительства. Принимая во внимание, что основанием расторжения договора долевого участия послужило нарушение застройщиком срока передачи объекта, повлекшее невозможность получения истцом права на жилое помещение, судебная коллегия находит требования А. в части взыскания денежных средств, затраченных по кредитному договору и оформлению доверенностей, обоснованными. Суд первой инстанции не дал оценки всей совокупности представленных по делу доказательств, не определил фактически имевшие место правоотношения и не применил закон, подлежащий применению к имевшим место правоотношениям.

Как видим, в данном случае оплата процентов по кредиту была признана убытками дольщика, причиненными нарушением договора.

Иную позицию занимает СКГД ВС РФ.

Она признает, что обязательство дольщика уплачивать проценты по кредиту является обязанностью по самостоятельному договору, стороной которого застройщик не является. В то же время, если застройщик должен был возвратить деньги, полученные им по ДДУ, но своевременно этого не сделал, то проценты по кредиту за период просрочки возврата дольщику денег являются убытками (Определением Верховного Суда РФ от 27.02.2018 N 78-КГ17-99).

В последнем случае речь уже идет не об убытках от расторжения ДДУ, а об убытках, причиненных несвоевременным исполнением обязательства по возврату дольщику, уплаченных застройщику сумм.

В соответствии с п. 3 ст. 723 ГК РФ если отступления в работе от условий договора подряда или иные недостатки результата работы в установленный заказчиком разумный срок не были устранены либо являются существенными и неустранимыми, заказчик вправе отказаться от исполнения договора и потребовать возмещения причиненных убытков.

О каких убытках может идти речь? Так, например, заказчик может потребовать от подрядчика компенсации расходов на управление и контроль выполняемой работы, порученной третьему лицу. Можем ли мы быть уверены в том, что эти расходы будут компенсированы в том случае, если работа не завершится положительно? Как формируется по этому вопросу практика? И можем ли мы способствовать ее формированию?

Как следует из пункта 1 статьи 393 ГК РФ, должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства. В судебной практике России сложился следующий подход: лицо, требующее возместить убытки, должно доказать факт нарушения своего права противоправными действиями (бездействием) ответчика, наличие понесенных убытков и их размер, причинную связь между нарушением права и возникшими убытками. Недоказанность одного из необходимых оснований возмещения убытков исключает возможность удовлетворения требований.

В пункте 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2016 N 75 Верховный суд РФ дал некоторые ориентиры для решения вышеназванных вопросов: «По смыслу статей 15 и 393 ГК РФ, кредитор представляет доказательства, подтверждающие наличие у него убытков, а также обосновывающие с разумной степенью достоверности их размер и причинную связь между неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства должником и названными убытками. Должник вправе предъявить возражения относительно размера причиненных кредитору убытков, и представить доказательства, что кредитор мог уменьшить такие убытки, но не принял для этого разумных мер (статья 404 ГК РФ).

При установлении причинной связи между нарушением обязательства и убытками необходимо учитывать, в частности, то, к каким последствиям в обычных условиях гражданского оборота могло привести подобное нарушение. Если возникновение убытков, возмещения которых требует кредитор, является обычным последствием допущенного должником нарушения обязательства, то наличие причинной связи между нарушением и доказанными кредитором убытками предполагается.

Должник, опровергающий доводы кредитора относительно причинной связи между своим поведением и убытками кредитора, не лишен возможности представить доказательства существования иной причины возникновения этих убытков».

В связи с этим, если заказчик заявил требование о взыскании с подрядчика расходов на контроль выполнения договора подряда, порученного третьему лицу, то необходимо оценить, являются ли такие расходы и действия заказчика обычными для делового оборота в целом, или для практики взаимодействия заказчика и подрядчика, в частности. Рассматривать эти вопросы можно как с точки зрения существа работ (их обычности и стандартности), так и с точки зрения размера расходов. На вопрос об оценке обычности убытков могут влиять и иные факторы, например, иные сделки или корпоративные отношения между заказчиком, подрядчиком и лицом, которое контролировало проект.

Как обратил внимание Верховный Суд РФ в Определении № 307-ЭС19-5190 от 18 июля 2019 г. по делу N А56-88551/2017 размер подлежащих возмещению убытков должен быть установлен с разумной степенью достоверности, и определяется судом с учетом всех обстоятельств дела исходя из принципов справедливости и соразмерности ответственности допущенному нарушению обязательства (пункт 5 статьи 393 ГК РФ). В указанном Определении ВС РФ кассационная жалоба индивидуального предпринимателя передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации в связи с тем, что размер заявленных убытков кредитора превысил цену контракта, заключенного с должником, и при этом правового и фактического обоснования взыскания убытков в сумме, превышающей цену контракта, обеспечивающей соблюдение принципов справедливости и соразмерности ответственности допущенному нарушению обязательства, суды нижестоящих инстанций не привели. 15 августа 2019 г. решение первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции были отменены, дело направлено на новое рассмотрение. Таким образом, если расходы на услуги, заявляемые кредитором как убытки, превышают стоимость договора, который был нарушен должником, это также может свидетельствовать о необычном характере данных расходов и необходимости более высокого стандарта доказывания их связи с договором, заключенным между кредитором и должником.

Для рассмотрения вопроса о предвидимости и характере убытков по их существу имеют значение сложившиеся доктринальные подходы. Кратко эти подходы описаны В.В. Байбаком в комментарии к статье 393 ГК РФ «Договорное и обязательственное право (Общая часть): постатейный комментарий к статьям 307-453 Гражданского кодекса РФ» (1).

Так, В.В, Байбак пишет, что в российском праве пока не сложилась доктрина о пределе несения нарушителем риска убытков, возникающих у кредитора в связи с нарушением, но: «В некоторых странах для отсечения слишком отдаленных убытков учитывается предвидимость убытков на момент заключения договора . Те убытки, возникновение которых в результате возможного нарушения должник не мог разумно ожидать в момент заключения договора, не подлежат взысканию (в некоторых правовых источниках этот критерий ограничения ответственности не действует при наличии умысла или грубой неосторожности должника). В качестве альтернативной модели ограничения объема взыскиваемых убытков в некоторых правопорядках используется доктрина адекватной причинности, которая также ориентируется на то, какие убытки могут считаться естественными и прогнозируемым последствием нарушения, но оценивает эту прогнозируемость и обычность не на момент заключения договора, а на момент его нарушения. Необычные и непредвидимые на момент нарушения убытки, таким образом, возмещению не подлежат, даже если они находятся в объективной причинно-следственной связи с нарушением. У каждой из этих моделей имеются свои преимущества и недостатки. Пока нет признаков того, что российское право выбрало какой-то из этих вариантов решения проблемы. До тех пор, пока ясность в этом вопросе не наступила, при проведении черты, за которой возникающие убытки являются отдаленными и не подлежат возмещению, судам придется полагаться на свое ощущение справедливости и здравого смысла» (2).

К аналогичным выводам пришли и авторы книги и обзора практики «Глобальный арбитражный обзор. Рекомендации по оценке убытков в международном арбитраже» (2018): «Как правило, истец может взыскать только те убытки, которые ответчик мог предвидеть. Разные страны применяют этот принцип по-разному, но большинство, если не все, признают этот принцип как принцип, ограничивающий возмещаемый ущерб. В то же время нюансы этого принципа различаются в разных правовых системах. Французское и английское право оценивает предвидимость в момент заключения договора, в то время как немецкое право оценивает предвидимость в момент нарушения обязательства» (3).

А.О. Овсянникова указывает также на следующее: «Презюмируется, что для должника, как правило, являются предвидимыми такие расходы кредитора, которые связаны непосредственно с исполнением (реализацией) договора и их осуществление является неизбежным. В этих случаях кредитор просто обязан произвести такие расходы в соответствии с договором или законом. Например, затраты на нотариальное удостоверение договора, расходы на получение исполнения (вывоз товара со склада и т.д.), плата за регистрацию перехода права на недвижимое имущество и др. В отношении всех остальных расходов, которые в конечном счете не направлены на реализацию договора, а являются, по сути, вытекающим из договора последствием, предвидимость устанавливается в каждом конкретном случае отдельно в зависимости от обстоятельств и условий заключенного договора. В данном случае существенными для определения наличия критерия предвидимости убытков являются: 1) предусмотренные в договоре обязанности сторон и общее представление сторон договора о его целях; 2) обязательные публично-правовые предписания; 3) указания и рекомендации должника; 4) обычаи гражданско-правового оборота» (4).

В определенных случаях и спорах могут применяться международные акты. Это, например, Венская конвенция о международной купле-продаже товаров 1980 г. и Принципы международных коммерческих договоров (принципы УНИДРУА). Статья 74 Венской конвенция о международной купле-продаже товаров 1980 г. гласит: «Убытки не могут превышать ущерба, который нарушившая договор сторона предвидела или должна была предвидеть в момент заключения договора как возможное последствие его нарушения, учитывая обстоятельства, о которых она в то время знала или должна была знать». В статье 7.4.4 принципов УНИДРУА установлено, что неисполнившая сторона отвечает только за ущерб, который она предвидела или могла разумно предвидеть при заключении договора как вероятное последствие ее неисполнения.

Аналогичный подход был разработан и в английском праве: «Ответчик несет ответственность только за те убытки, которые являются следствием нарушения и которые могут быть разумно предвидимы сторонами на момент заключения договора, иные убытки считаются «слишком отдаленными» (См., например, дело Hadley v Baxendale (1854) 9 Exch 341, цитата из книги Пола Ричардса «Договорное право» (Paul Richards. Law of Contract)(5)). Как пишет Пол Ричардс, правило, установленное в деле Hadley v Baxendale, получило два направления: 1) либо убытки являются естественным следствием обычного хода вещей и неизбежным следствием нарушения договора, которое должник должен был ожидать, 2) либо нестандартные убытки должны быть предвидимы обеими сторонами на момент заключения договора (6).

Некоторые уточнения в английской судебной практике к оценке предвидимости возникли в связи с делом Transfield Shipping Inc. v. Mercator Shipping Inc. (Transfield Shipping Inc. v Mercator Shipping Inc. (The Achilleas) UKHL 48; 3 WLR 345). В этом деле суд посчитал необходимым оценить волю сторон исходя из толкования договора, направленную на принятие нарушителем договора риска ответственности за убытки, не являющиеся обычным следствием нарушения. Суд определил, что ответчик не принимал на себя риск ответственности за убытки, заявленные истцом, и не имеющие характера обычных (7).

Как пишет В.А. Короткова в статье «Предвидимость договорных убытков»: » волевой подход к предвидимости представляет собой̆ общую тенденцию развития современного правового регулирования. Он является возращением к истокам доктрины предвидимости, заложенным в труде французского цивилиста Р.Ж. Потье. Косвенно этот подход нашел выражение в Германии (теория защиты цели договора) и в практике применения Венской конвенции о международной купле-продаже товаров 1980 г.» (8). В этой статье автор исследует практику Франции, Англии и Германии в отношении предела ответственности должника за убытки кредитора и приходит к выводу, что «общей тенденцией является признание воли сторон в качестве ключевого фактора для установления предвидимости убытков. В соответствии с волевым подходом суду путем толкования договора надлежит установить прямое или косвенное принятие должником на себя ответственности за экстраординарные последствия нарушения договора. При отсутствии воли должника на расширение договорной ответственности или невозможности установления его воли риск необычайных убытков несет кредитор» (9).

В России суд также в некоторых случаях отказывает в компенсации убытков, которые имеют необычный характер (то есть такой, когда ответчик не мог разумно ожидать возникновения необычных убытков и не принял на себя ответственность за эти убытки): см. например, определение Верховного Суда РФ от 15 декабря 2015 г. № 309-ЭС15-10298, определение Верховного Суда РФ от 18 декабря 2017 г. № 301-ЭС17-19815, Постановление Арбитражного суда Московского округа по делу № А40-166935/2017 от 1 августа 2018 г.

По делу N А50-17401/2014, которое обсуждалось в определении Верховного Суда РФ от 15 декабря 2015 г. № 309-ЭС15-10298, Верховный суд РФ определил отказать истцу во взыскании убытков с ответчика. Истец требовал взыскать с ответчика расходы по оплате неустойки третьему лицу в связи с нарушением ответчиком своих обязательств. Верховный суд РФ обратил внимание на то, что ответчик не принимал участие в определении размера неустойки, согласованной истцом и его контрагентом. Ставки неустоек были существенны и носили необычный характер.

По делу N А79-9323/2016 Верховный суд РФ (см. определение Верховного Суда РФ от 18 декабря 2017 г. № 301-ЭС17-19815) поддержал постановление апелляционного суда по снижению размера убытков, основанное, в том числе на следующем аргументе: размер убытков заявлен истцом на основании договора поставки, стороной которого ответчик не являлся, следовательно, не мог повлиять на его условия, устанавливающие двойную ответственность за одно и то же нарушение и чрезмерно высокий процент неустойки. Апелляционный суд решил, что применение двойной ответственности за одно и то же нарушение не является обычным последствием нарушения обязательства, а согласованный истцом и его контрагентом размер пени (0,5 %) за непоставку товара значительно превышает обычно применяемые при таком виде нарушений санкции. В этом деле Верховный суд РФ согласился с апелляционным судом, поскольку ответчик не мог предвидеть такого рода убытки в силу их необычного характера и не принимал на себя риск их оплаты.

По делу № А40-166935/2017 Арбитражный суд Московского округа отменил решение суда первой инстанции, руководствуясь названными выше определениями Верховного суда, в аналогичной ситуации, когда ответчик не мог предвидеть вид и размер убытков, заявленных истцом. Во взыскании убытков в последствии было отказано, так как суд не установил прямой причинно-следственной связи между нарушением обязательства ответчика и убытками истца, связанными с оплатой штрафа по договору своему контрагенту (и аффилированному с ним лицу). Арбитражный суд Московского округа посчитал такие последствия необычными и не находящимися в прямой связи с нарушением ответчика и определил, что необходимо учитывать тот факт, что ответчик не принимал на себя ответственность за такого рода убытки. Арбитражный суд Московского округа ссылался также на п. 3 ст. 308 ГК РФ, которая устанавливает правило, что обязательство не создает обязанностей для лиц, не участвующих в нем в качестве сторон (для третьих лиц).

Таким образом, в условиях, когда последствия нарушения являются необычными для гражданского оборота, требуется оценить, предвидела или приняла ли на себя сторона, нарушившая договор, риск этих необычных убытков, заявленных другой стороной, и какова была воля сторон в отношении расходов, производимых сторонами договора для достижения его цели. Иной подход может привести к злоупотреблениям участников гражданского оборота.

Сторонам договора подряда можно было бы заранее согласовывать, что в случае нарушения подрядчиком договора подряда, заказчик заявит те или иные расходы, связанные с выполнением работы. Чем более сложной является компания заказчика и необычными задачи, которые она перед собой ставит, тем менее очевидными являются последствия нарушений договоров для ее контрагентов. Для того, чтобы подрядчики могли принять те или иные риски, связанные с управлением и контролем их работы третьими лицами, подрядчиков необходимо информировать о таких расходах. Этот подход, по мнению автора, способствует обмену информацией между сторонами договора, более продуктивному и прозрачному сотрудничеству и отвечает принципам равенства участников гражданских правоотношений и свободы договора.

Ссылки:

  1. Договорное и обязательственное право (Общая часть): постатейный комментарий к статьям 307-453 Гражданского кодекса РФ» под ред. А.Г. Карапетова, Москва, 2017 – Стр. 642-643.
  2. Там же.
  3. Крейг Майлз и Дэвид Вайс. Обзор принципов снижения убытков // «Глобальный арбитражный обзор. Рекомендации по оценке убытков в международном арбитраже», 3-е издание под ред. Джона А. Тренора, Law Business Research Ltd, 2018 – Стр. 89 // см. также электронную версию рекомендаций:

Дела, касающиеся возмещения ущерба, относятся к гражданско-правовым отношениям и должны вестись опытным профессионалом, поскольку достаточно затруднительно, не имея специальных знаний, составить грамотное требование о возмещении ущерба, правильно оценить убытки – материальный ущерб и моральный (в финансовом эквиваленте).

Содержание заявления с требованием

Заявление может включать требования только имущественного характера либо морального и материального ущерба. Факты нанесения убытков сложно установить и доказать, поэтому оценкой и подачей заявления дело не ограничится.

Самые распространенные случаи:

  1. Возмещение ущерба, который был нанесен в ДТП;
  2. Возмещение ущерба, который был нанесен при протечке, заливе квартиры;
  3. Возмещение ущерба, который был нанесен при пожаре по вине лица, применившего противоправные действия;
  4. Возмещение ущерба, который был нанесен при некачественном или несвоевременном выполнении услуг или работ (ремонт авто, квартиры и другого имущества);
  5. Возмещение ущерба, который был нанесен во время исполнения трудовых обязанностей сотрудником;
  6. Возмещение вреда, причиненного вследствие бездействия или незаконных действий и решений следователя, прокурора, суда, органа дознания, дознавателя, в связи с необоснованным или незаконным преследованием, осуждением или привлечением, избранием по уголовному делу мер пресечения, незаконным арестом по административному делу.
  7. Возмещение нанесенного жизни или здоровью вреда;
  8. Возмещение ущерба, который был нанесен вследствие бездействия или незаконных действий органов местного самоуправления или госорганов, а также должностных лиц.
  9. Возмещение убытков, касающихся частичного, неполного выполнения договорных обязательств;
  10. Возмещения убытка, который был нанесен при изъятии имущества федеральными или муниципальными службами.

Любой ущерб подразумевает, что с причинителя будут взысканы:

Ищите ответ? Задайте вопрос юристам! 10188 юристов ждут Вас Быстрый ответ, бесплатно! Задать вопрос

  1. Убытки;
  2. Моральный вред;
  3. Упущенная выгода;
  4. Материальный вред;
  5. Неустойка;
  6. И другие выплаты, которые предусматривает закон.

Требование о возмещении убытков – моральный вред

Такое возмещение может быть, если имели место нравственные и физические страдания. Оценка такого вреда индивидуальна, сбор доказательств и их дальнейшее обоснование перед судом может быть осуществлено только юристом, специализирующимся в этой сфере. Часто при причинении ущерба могут возникать такие убытки как – неполученные по вине другого лица доходы.

Требование о возмещении убытков должно быть составлено и направлено в суд, однако ущерб будет возмещен при соблюдении таких условий:

  1. Причинение вреда имеет противоправный характер;
  2. Между действиями причинителя и вредом должна быть обнаружена причинная связь;
  3. Осуществленные причинителем действия несут виновный характер.

Есть исключение, касающееся возложение ответственности за вред, который является результатом деятельности, которая связана с источником опасным для окружающих и не является следствием действий причинителя.

Владельцы автомобилей, строительные организации, промышленные предприятия, транспортные организации и другие должны возмещать вред, который был нанесен источником повышенной опасности. В случае, если они не докажут, что его возникновение является результатом умысла потерпевшего.

Требование о возмещении убытков требует специфических знаний и опыта для того чтобы виновник ущерба не мог уклониться от его возмещения либо сумма ущерба не была необоснованно занижена.

Записи созданы 8837

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх