Жесткость законов компенсируется необязательностью их исполнения

Строгость законов Империи Российской компенсируется необязательность исполнения таковых.
Н.М. Карамзин
В России суровость законов умеряется их неисполнением.
П.А. Вяземский
Строгость российских законов смягчается необязательностью их исполнения.
М.Е. Салтыков-Щедрин
Кому только не приписывают, с незначительными вариациями, эту фразу. Кажется, через все тысячелетие российской истории прошла она. А между тем на проклятом загнивающем Западе все чаще наказывают за несоблюдение даже чужих, вроде бы Запада не касающихся законов. Вот совсем недавно оштрафовали фирму Hewlett-Packard за дачу взяток российским чиновникам. И представилось мне, что случится, если коварные буржуины и дальше будут выполнять требования тех законов, которые у нас столь активно принимаются.
Р. Мальгин
Владимир Дмитриевич Поплавков всерьез считал, что его преуспеяние на дипломатическом поприще связано с именем-отчеством и даже подумывал о смене имени на Владимитрий, чтобы закрепить, так сказать, достигнутые успехи. А успехи были немалые! Специальный пресс-атташе МИДа, в неполные 40 лет отмеченный неоднократно личными поощрениями министра и заслуживший высочайшее доверие.
Вот и сейчас Владимитрий(именно так наш герой мысленно именовал себя) отправлялся в Тролляндию, чтобы подготовить встречу Президента с согражданами там проживающими. Якобы обычный визит накануне президентских выборов, с целью однако, напомнить Тролляндским властям о немалой российской диаспоре и ее экономическом влиянии.
Миновав небольшую толпу у входа в тролляндское посольство – из толпы доносились нервные выкрики » как это нет данных! я трижды подавал документы на визу!» — Владимитрий заглянул к атташе по культуре и, передав необходимые бумаги, условился о непременной встрече в Тролльбургском пресс-баре, аккурат в цокольном этаже знаменитой телебашни.
Задание Владимитрия было весьма ответственным, но неспешным. А потому он, с одобрения благосклонного начальства, отправился на место не бездушным джетом, а круизным лайнером, решив заодно «отгулять» положенный отпуск. Разумеется, выбран был суперлайнер «Родина» под гордым российским флагом.
Приключения начались на исходе второй недели, посреди лазурного Средиземноморья. Лайнер «Родина» в начале своей карьеры носил имя «Лазарь Каганович» и за его свежепокрашеными бортами скрывались давно не ремонтировавшиеся машины середины 20 века. Пятибалльного волнения вкупе с паршивого качества мазутом оказалось достаточно, чтобы судовые механизмы встали, как и большая часть генераторов.
Поначалу это казалось забавным — посиделки при свете штормовых ламп, игра в карты, фанты и прочие неэлектрические развлечения. Не будем скрывать – одним из выигранных Владимитрием фантов стало весьма близкое знакомство с привлекательной соседкой по каюте.
Через три дня запасы пищи на камбузе иссякли. Ведь не консервами глубокой заморозки кормили на суперлайнере – парное мясо с рыбой и свежие овощи не вынесли отсутствия холодильников. Разумеется, проходящие суда откликнулись на сигнал SOS в тот же день, однако для буксировки лайнера нужен был мощный буксир. Входить на борт судна под российским флагом, то есть на российскую территорию, законопослушные иностранцы не решались. Более того, соблюдая российские законы об эмбарго проклятые буржуи не спешили делиться запрещенными к импорту запчастями и, что еще печальнее, продовольствием. По счастью на новозеландском рефрижераторе нашлась не попавшая под запрет баранина. Только ею и питались туристы следующую неделю, пока неторопливый буксир вел лайнер в ближайший порт.
Пересев на первый же джет, поскольку было уже не до отдыха, Владимитрий добрался до Тролльбурга, тролляндской столицы. На следующий день он лично обзвонил ведущих местных журналистов и напомнил о немалой важности предстоящего политического мероприятия. Правда немного тушеваться пришлось при упоминаниях о традиционном фуршете – встреча намечалась в посольстве. Смущенно разводящий руками посол объяснил — территория посольства также считается территорией России. И законопослушные кейтеринговые фирмы отказались от запрещенных поставок в Россию мясных и рыбных закусок, фруктов, оливок, мороженого и иных немаловажных составляющих застолья. Импорт же в Тролляндию традиционной для таких мероприятий русской водки запрещен ответными санкциями, десятка бутылок провезенных в дипломатической почте для фуршета явно недостаточно.
Но, преодолевая преграды, Владимитрий шаг за шагом готовил встречу. Которая, надо заметить, виделась ему немалым шагом в собственной карьере. Фото с Президентом, пусть и в толпе коллег, украсит стену любого кабинета, а роль ведущего пресс-конференции открывает путь к немыслимым высотам. Глава пресс-службы МИДа? Почему бы и нет!
Наступил день Х. Лоснящиеся черные костюмы секьюрити, смущенно топчущиеся у входа сограждане с российскими паспортами в потных руках, вспышки фотоаппаратов.
Только почему так редки эти вспышки? А когда охрана, с дежурными улыбками на лицах, пригласила прессу внутрь, проклятые акулы пера просто развернулись задом. Всего пара десятков человек – местные корреспонденты РаТушки, НэТВ и уРТа вошли в зал.
Воздушный замок Владимитриевой мечты рушился на глазах, но он взял себя в руки – не время для истерик! Рассовав приготовленные бейджи и блокноты всем сотрудникам посольства, хоть сколько то напоминавшим пишущую братию, Владимитрий пинками погнал их на пресс-конференцию. Двум или трем даже успел надиктовать подготовленные вопросы. Приличия были соблюдены, не более того.
Тем же вечером в журналистском баре под студией Тролль-ТВ Владимитрий глотал дринк за дринком. Когда их счет уже перевалил за десяток, в бар вошел Джон Тррольсон – атташе по культуре Тролляндского посольства.
Владимитрий ухватил его за лацкан и посадил рядом с собой. — Почему? Вопрос был задан по русски, но Тррольсон понял – потому что русским владел или же исходя из очевидного контекста, пусть останется тайной.
— Это очень просто, Владимир – ответил он. Наши журналисты очень обеспокоились, когда получили приглашение на политическую встречу, political meeting на российской территории. Я подтвердил им, что у вас есть очень строгий закон о несанкционированных митингах, а на эту встречу не было получено разрешение, я направлял специальный запрос…
Утром посол, куда только девались его неловкость и смущение, высокомерно осматривал Владимитрия. Небритость и запах виски кажется удовлетворили посла. Он кивнул, дескать так и должно быть.
— Как вы сами понимаете, Владимир Дмитриевич — снисходительно изрек посол — такие сотрудники российскому дипломатическому корпусу не нужны. Приказ о вашем увольнении подписан, извольте сдать удостоверение МИДа и дипломатический паспорт . После этого можете быть свободны. Настоятельно рекомендую немедленно вернуться на Родину — Владимитрий не нашел сил ответить и под пристальными взглядами охраны пошел собирать вещи.
Слегка освеженный и побритый, Владимитрий вызвал такси и отправился в аэропорт. Непривычно пройдя мимо vip-зала, он отстоял небольшую очередь у стойки касс и неловко протянув кредитку и новенький – взамен дипломатического выданный, загранпаспорт, попросил билет до Москвы. Кассир в ответ отработанным движением нажал кнопку вызова полиции.
— Странно, что Вы не знаете – объяснял Владимитрию печальный капитан в полицейском участке – у вас есть очень строгий закон – все персональные данные должны храниться только на серверах внутри Вашей страны. Поэтому в наших базах нет никаких данных о Вас. Мы просто вынуждены рассматривать Вас как преступника, пытающегося использовать счета гражданина России – капитан выдержал паузу – или же нелегального мигранта. Я могу отправить запрос в Россию через Интерпол, но ответ поступит через несколько недель. Или же – подчеркнуто повторил капитан – выслать Вас на родину как нелегального мигранта, немедленно. Выбирайте.
Высылка оказалась немедленной только по названию. Владимитрию пришлось провести два дня в миграционном лагере, ожидая рейса в Россию. А когда он все же прибыл на Родину, та вовсе не спешила раскрыть ему объятия.
Были на то особые указания или наоборот, по причине их отсутствия, Владимитрий прошел полную процедуру приема нелегалов. Аннулированный диппаспорт и иные свидетельства его падения похоже пробудили у таможенников самые черные инстинкты – за опросом последовал тщательный досмотр личных вещей, за досмотром собеседование с контрразведчиком, за собеседованием проверка отпечатков пальцев и радужки глаз…
Найденная в сумке смена белья подняла вопрос о запрещенном импорте товаров легкой промышленности, кредитка подтвердила наличие счетов в иностранных банках, письмо жене с упоминанием гре….х европеоидов явно тянуло на разжигание межнациональной розни. К тому же салфетка с эмблемой Армии Спасения, оставшаяся от обеда в миграционном центре позволила заподозрить во Владимитрии представителя общественной организации – иностранного агента, а то, что родители героя давно умерли – попытку добиться усыновления иностранными приемными родителями.
Неизвестно, сколько бы это продолжалось, но сердце Владимитрия отказало. Кардиологи разводили руками – необходима пересадка сердечного клапана, а у нас ксенотрансплантаты не делают. На одну только оплату зарубежного трансплантата теперь, когда закон запретил пользоваться международными платежными системами уйдет несколько дней. К тому же они изготавливаются из тканей свиней и коров, сами понимаете… европейская свинина с говядиной нынче под запретом.
— Похороните меня на Востряковском, рядом с прадедом – такими были последние слова нашего героя. Однако, когда безутешная вдова пришла к директору кладбища тот покачал головой – прадед героя скончался в 1912 году.
Статья 243.2 Федерального закона от 23.07.2013 N 245-ФЗ запрещает действия, повлекшие повреждение или уничтожение культурного слоя. «Для целей настоящей статьи под культурным слоем понимается слой в земле или под водой, содержащий следы существования человека, время возникновения которых превышает сто лет…»…

Вопрос от читателя Клерк.Ру Рашита (г. Сочи)

Живу в Лазаревском районе г. Сочи. Рядом с моим домом находится земля сельхозназначения. Уже более 3-х лет пытаюсь взять в аренду участок из этих земель для сх нужд, не связанных со строительством. Я выяснил, что данная земля является федеральной собственностью и находится в постоянном бессрочном пользовании у ЗАО. Сведения в Россреестре отсутсвуют. Земля ни как не используется более15 лет. Мои обращения в Росимущество получили ответ «нет», так как они не имеют право передать землю пока земля в пользовании у ЗАО. Подскажите как быть? Ведь ЗАО должно было перевести данные земли в аренду или собственность, однако ими до сих пор ничего не сделано. Есть ли выход?

Ваш вопрос не вполне относится к теме моих консультаций, однако я все-таки решил на него ответить, поскольку мне он показался очень интересным. Я не являюсь профессиональным юристом, но осмелюсь предположить, что юристы и не смогут вам дать никакого ответа, который вас устроит. В худшем случае они вам повторят ответ Росимущества, в худшем – нарисуют некую чисто теоретическую схему юридического решения вопроса, которая не будет иметь ничего общего с реальностью.

📌 Реклама

При нынешнем состоянии законодательства и ситуации с учетом земель, вы скорее всего, решить проблему легально не сможете. Однако, как известно, суровость российских законов компенсируется необязательностью их исполнения. А еще забавнее то, что санкции, которые вам могут угрожать за нарушение закона, никак не соотносятся с той выгодой, которую приносит нарушение закона. Я не могу вам ничего советовать – повторяюсь, я не являюсь профессионалом в области права. Но я могу вам рассказать некую вымышленную историю об одном человеке, который попал в схожую ситуацию.

Некогда, в одной далекой стране жил некий Равиль. Жил он не так чтобы бедно, но и не очень богато – добывал себе хлеб в поте лица своего, как заповедал Всевышний. А рядом с его домом был хороший участок земли, который уже много зим пустовал. Решил Равиль, что если он засеет этот участок и соберет с него хлеб, то никому в государстве не будет от того урона, а будет одна только польза. В том числе и владельцу участка, которому Равиль готов был отдать пятую часть зерна, которое соберет на его земле. Да вот беда – участок тот еще когда-то давно был отдан в надел некоему ханскому нукеру, который уехал служить на далекую границу. Где его искать, как договориться о том, чтобы засеять землю и отдать долю урожая? Пошел Равиль к ханскому наместнику и попросил, чтобы тот решил этот вопрос, связался как-то с нукером и узнал, может ли Равиль сеять зерно на его земле. Но наместник только рассмеялся в лицо дехканину. «Какой ты смешной, пахарь» — сказал ему сатрап, — «где же я найду тебе того воина? Может быть его уже давно убили кяфиры в северных степях, а кости его засыпало песком!». Но Равиль не унимался – «Тогда, всемилостивейший, отдай мне эту землю – зачем она джигиту, если он уже давно веселится с прекрасными гуриями в садах Вчевышнего?». «Уходи с глаз моих, злодей!», — закричал наместник. – «Ты, верно, смерти моей хочешь? А вдруг завтра явится ко мне владелец участка, и спросит с меня за то, что я отдал его землю? Или сам шах решит проверить, как охраняются земли его верных слуг?».

7. Если на Святой Руси человек начнет удивляться, то он остолбенеет в удивлении, и так до смерти столбом и простоит.
8. Строгость российских законов смягчается необязательностью их исполнения.
9. Ну, у нас, брат, не так. У нас бы не только яблоки съели, а и ветки-то бы все обломали! У нас, намеднись, дядя Софрон мимо кружки с керосином шел — и тот весь выпил!
10. У нас нет середины: либо в рыло, либо ручку пожалуйте!
11. Нет, видно, есть в божьем мире уголки, где все времена — переходные.
12. — Mon cher, — говаривал Крутицын, — разделите сегодня все поровну, а завтра неравенство все-таки вступит в свои права.
13. Увы! не прошло еще четверти часа, а уже мне показалось, что теперь самое настоящее время пить водку.
14. — Нынче, маменька, и без мужа все равно что с мужем живут. Нынче над предписаниями-то религии смеются. Дошли до куста, под кустом обвенчались — и дело в шляпе. Это у них гражданским браком называется.
15. Для того чтобы воровать с успехом, нужно обладать только проворством и жадностью. Жадность в особенности необходима, потому что за малую кражу можно попасть под суд.
16. …Крупными буквами печатались слова совершенно несущественные, а все существенное изображалось самым мелким шрифтом.
17. Всякому безобразию своё приличие.
18. …Цель издания законов двоякая: одни издаются для вящего народов и стран устроения, другие — для того, чтобы законодатели не коснели в праздности.
19. — Барышня спрашивают, для большого или малого декольте им шею мыть?
20. Просвещение внедрять с умеренностью, по возможности избегая кровопролития.
21. Идиоты вообще очень опасны, и даже не потому, что они непременно злы, а потому, что они чужды всяким соображениям и всегда идут напролом, как будто дорога, на которой они очутились,
принадлежит им одним.
22. — Кредит, — толковал он Коле Персианову, — это когда у тебя нет денег… понимаешь? Нет денег, и вдруг — клац! — они есть!
— Однако, mon cher, если потребуют уплаты? — картавил Коля.
— Чудак! Ты даже такой простой вещи не понимаешь! Надобно платить — ну, и опять кредит! Еще платить — еще кредит! Нынче все государства так живут!
23. Глупым, в грубом значении этого слова, Струнникова назвать было нельзя, но и умен он был лишь настолько, чтобы, как говорится, сальных свечей не есть и стеклом не утираться.
24. В болтливости скрывается ложь, а ложь, как известно, есть мать всех пороков.
25. Один принимает у себя другого и думает: «С каким бы я наслаждением вышвырнул тебя, курицына сына, за окно, кабы…», а другой сидит и тоже думает: «С каким бы я наслаждением плюнул
тебе, гнусному пыжику, в лицо, кабы…» Представьте себе, что этого «кабы» не существует — какой обмен мыслей вдруг произошел бы между собеседниками!
26. Неправильно полагают те, кои думают, что лишь те пискари могут считаться достойными гражданами, кои, обезумев от страха, сидят в норах и дрожат. Нет, это не граждане, а по меньшей мере бесполезные пискари.
27. В словах «ни в чем не замечен» уже заключается целая репутация, которая никак не позволит человеку бесследно погрузиться в пучину абсолютной безвестности.
28. Многие склонны путать два понятия: «Отечество» и «Ваше превосходительство».
29. Страшно, когда человек говорит и не знаешь, зачем он говорит, что говорит и кончит ли когда-нибудь.
30. Талант сам по себе бесцветен и приобретает окраску только в применении.
———————————————————————————————————
Краткая биография прозаика и сатирика Салтыкова-Щедрина
Салтыков-Щедрин (псевдоним — Н. Щедрин) Михаил Евграфович (1826 — 1889), прозаик.
Родился 15 января (27 н.с.) в селе Спас-Угол Тверской губернии в старинной дворянской семье. Детские годы прошли в родовом имении отца в «…годы… самого разгара крепостного права», в одном из глухих углов «Пошехонья». Наблюдения за этой жизнью найдут впоследствии отражение в книгах писателя.
Получив хорошее домашнее образование, Салтыков в 10 лет был принят пансионером в Московский дворянский институт, где провел два года, затем в 1838 переведен в Царскосельский лицей. Здесь начал писать стихи, испытав большое влияние статей Белинского и Герцена, произведений Гоголя.
В 1844 после окончания лицея служил чиновником в канцелярии Военного министерства. «…Везде долг, везде принуждение, везде скука и ложь…» — такую характеристику дал он бюрократическому Петербургу. Другая жизнь более привлекала Салтыкова: общение с литераторами, посещение «пятниц» Петрашевского, где собирались философы, ученые, литераторы, военные, объединенные антикрепостническими настроениями, поисками идеалов справедливого общества.
Первые повести Салтыкова «Противоречия» (1847), «Запутанное дело» (1848) своей острой социальной проблематикой обратили на себя внимание властей, напуганных французской революцией 1848. Писатель был выслан в Вятку за «…вредный образ мыслей и пагубное стремление к распространению идей, протрясших уже всю Западную Европу…». В течение восьми лет жил в Вятке, где в 1850 был назначен на должность советника в губернском правлении. Это дало возможность часто бывать в командировках и наблюдать чиновный мир и крестьянскую жизнь. Впечатления этих лет окажут влияние на сатирическое направление творчества писателя.
В конце 1855, после смерти Николая I, получив право «проживать где пожелает», возвратился в Петербург и возобновил литературную работу. В 1856 — 1857 были написаны «Губернские очерки», изданные от имени «надворного советника Н. Щедрина», ставшего известным всей читающей России, назвавшей его наследником Гоголя.
В это время женился на 17-летней дочери вятского вице-губернатора, Е. Болтиной. Салтыков стремился сочетать труд писателя с государственной службой. В 1856 — 1858 являлся чиновником особых поручений в Министерстве внутренних дел, где были сосредоточены работы по подготовке крестьянской реформы.
В 1858 — 1862 служил вице-губернатором в Рязани, затем в Твери. Всегда стремился окружать себя на месте своей службы людьми честными, молодыми и образованными, увольняя взяточников и воров.
В эти годы появились рассказы и очерки («Невинные рассказы», 1857 «Сатиры в прозе», 1859 — 62), а также статьи по крестьянскому вопросу.
В 1862 писатель вышел в отставку, переехал в Петербург и по приглашению Некрасова вошел в редакцию журнала «Современник», который в это время испытывал огромные трудности (Добролюбов скончался, Чернышевский заключен в Петропавловскую крепость). Салтыков взял на себя огромную писательскую и редакторскую работу. Но главное внимание уделял ежемесячному обозрению «Наша общественная жизнь», которое стало памятником русской публицистики эпохи 1860-х.
В 1864 Салтыков вышел из редакции «Современника». Причиной послужили внутрижурнальные разногласия по вопросам тактики общественной борьбы в новых условиях. Он возвратился на государственную службу.
В 1865 — 1868 возглавлял Казенные палаты в Пензе, Туле, Рязани; наблюдения за жизнью этих городов легли в основу «Писем о провинции» (1869). Частая смена мест службы объясняется конфликтами с начальниками губерний, над которыми писатель «смеялся» в памфлетах-гротесках. После жалобы рязанского губернатора Салтыков в 1868 был отправлен в отставку в чине действительного статского советника. Переехал в Петербург, принял приглашение Н. Некрасова стать соредактором журнала «Отечественные записки», где работал в 1868 — 1884. Салтыков теперь целиком переключился на литературную деятельность. В 1869 пишет «Историю одного города» — вершину своего сатирического искусства.
В 1875 — 1876 лечился за границей, посещал страны Западной Европы в разные годы жизни. В Париже встречался с Тургеневым, Флобером, Золя.
В 1880-е сатира Салтыкова достигла кульминации в своем гневе и гротеске: «Современная идиллия» (1877 — 83); «Господа Головлевы» (1880); «Пошехонские рассказы» (1883).
В 1884 журнал «Отечественные записки» был закрыт, после чего Салтыков вынужден был печататься в журнале «Вестник Европы».
В последние годы жизни писатель создал свои шедевры: «Сказки» (1882 — 86); «Мелочи жизни» (1886 — 87); автобиографический роман «Пошехонская старина» (1887 — 89).
За несколько дней до смерти он написал первые страницы нового произведения «Забытые слова», где хотел напомнить «пестрым людям» 1880-х об утраченных ими словах: «совесть, отечество, человечество… другие там еще…».
Умер М. Салтыков-Щедрин 28 апреля (10 мая н.с.) 1889 в Петербурге.

Эмиль-Жан-Орас Верне. Портрет императора Николая Первого

Люди разного политического толка любят говорить, что «в России суровость законов компенсируется необязательностью их применения». Я не берусь превозносить Россию 19-го века (очернять – тем более). Но так ли были суровы уголовные законы в России в 19-м веке по сравнению с другими странами? Мы не будем разбирать внесудебные расправы и случаи смерти осуждённых от антисанитарии и телесных наказаний, поскольку и в 19-м веке таких случаев почти везде было немало. Зато обратимся к смертной казни.

Ниже даны примеры четырёх стран (Россия, США, Япония, Швеция) с кратким описанием количества казней. Предлагаю Вам угадать, о какой стране говорится в каждом из этих примеров.

  1. Пример первый: с 1800 по 1866 гг. в стране было казнено 644 человека, с 1867 по 1921 гг. приговорено к смертной казни 120 человек, казнено 15.
  2. Пример второй: за весь 19-й век к смертной казни было приговорено более 500 человек, казнено 126.
  3. Пример третий: ежегодно в течение всего 19 века количество казней в стране составляло около 40-50 человек.
  4. Пример четвёртый: до конца 1860-х гг. в стране ежегодно казнили по 500-700 человек.

Ответ будет дан в конце статьи. А пока я предлагаю обратить внимание лишь на два факта: мятеж декабристов и роман «Преступление и наказание».

По делу декабристов (их было более 3000) к суду было привлечено 579 человек. Подсудимых распределили на одиннадцать (!) разрядов и одну группу вне разряда. Пять человек вне разрядов были приговорены к четвертованию, перворазрядники (31 человек) – к отсечению головы. Император заменил первым четвертование повешением, а вторым сохранил жизнь.

А теперь вопрос: если бы подобный мятеж (точнее, два мятежа) случился в Вашингтоне, Мадриде, Париже, Стокгольме или Берлине, ограничилось ли всё дело пятью казнями?

Родион Раскольников за убийство двух женщин, одна из которых была беременной, и хищение крупной суммы денег был приговорён к восьми годам каторги. Почему к восьми? Возможно, здесь Достоевский проводит параллели с…самим собой: по делу петрашевцев в 1849 году смертная казнь писателю была заменена на восемь лет каторги, которые затем были заменены всё тем же Николаем Первым четырьмя годами (обычно в источниках пишут, что смертная казнь была заменена четырьмя годами каторги – лишний раз добавлять светлый штрих к портрету «Николая Палкина» не любят). Но ведь дело здесь – не столько в количестве лет каторги. Преступления, которые однозначно привели бы в Париже на гильотину, а в Лондоне или Нью-Йорке – на виселицу, в «непросвещённой» России привели Раскольникова лишь на каторгу.

А теперь правильные ответы:

  1. пример первый: Швеция;
  2. пример второй: Россия;
  3. пример третий: США;
  4. пример четвёртый: Япония.

Записи созданы 8837

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх