Аутсорсинг в образовании

ЭКОНОМИКА ОБРАЗОВАНИЯ

Кириллова Светлана

Передача хозяйственной деятельности школы в ведение компании-партнера пока обещает больше минусов, чем плюсов

В начале учебного года Рособрнадзор РФ разослал по регионам письмо, предупреждающее, что сбор денег на ремонт и уборку школы незаконен. «Содержание зданий и сооружений муниципальных образовательных организаций, обустройство прилегающих к ним территорий относится к полномочиям органов местного самоуправления», – напоминает письмо местным властям.
Годами муниципальные руководители снисходительно наблюдали, как школы на родительские деньги нанимают рабочих, чтобы починить крышу. (Хотя прекрасно знали, что школьные здания – муниципальная собственность.) Что же изменилось за последний год?
А вот что: появилась возможность передать эти работы на аутсорсинг.

Что такое аутсорсинг?

Аутсорсинг (от англ. outsourcing – использование внешних источников) – передача непрофильной деятельности учреждения компании–партнеру. Большинство работ, которые являются головной болью школьной администрации – ремонт и уборка школьного здания, бухучет, питание, поддержание школьного информационного центра и т.п., – непрофильные.
Теперь школа (или муниципалитет от ее имени) получает право нанимать по конкурсу для выполнения этих работ профессионалов. Им разрешено платить из разных источников: из бюджетных ассигнований на развитие ОУ, на средства целевых программ – или деньгами самой школы.
С двумя условиями. Первое. Нельзя передать на аутсорсинг образовательную деятельность. Это понятно. Второе: для заключения договора с компанией-аутсорсером из штата школы должен быть выведен технический персонал – уборщицы, гардеробщицы, дворники, электрики и т.п. Это тоже понятно.
До сих пор в ряде регионов обслуживающий персонал (а заработок этих людей по закону должен быть не ниже МРОТ) занимал в штатном расписании столько же места, сколько и педагоги. Муниципальные руководители противились сокращениям. Теперь гардеробщиков и электриков предлагается вывести за штат и организовать отдельную компанию, которая на правах внешнего партнерства будет мыть окна, чинить проводку и крыши в нескольких школах сразу.
Забегая вперед скажу: случится ли именно так – никто не знает. Пока же муниципальные власти во многих регионах России предлагают учителям голосовать за аутсорсинг.
Им обещают, что сэкономленные деньги пойдут на доплаты педагогическому коллективу. Такова схема.
Россия ничего нового не придумала.

На Гавайях и ближе

В начале XXI века передача тех или иных функций на аутсорсинг – актуальное движение для Европы и США.
Сегодня в каждом городе США согласно статистике Национального совета по государственно-частному партнерству (National Council for Public – Private Partnership) от четверти до двух третей муниципальных служб сотрудничают с частным бизнесом (включая работы по обслуживанию автомобильных парковок, уборке и вывозу мусора и поддержанию школьных зданий и территорий). На этом американцам удается сэкономить от четверти до двух третей муниципального бюджета. Правительство американского штата Гавайи не побоялось передать в собственность частным компаниям здания местных школ, чтобы те за свой счет провели их полную реконструкцию, а затем передали в лизинг правительству штата.
Конкурсное привлечение в школу парт­неров началось и в разных странах Европы. Уборка среднестатистической европейской школы – дело такое же тяжкое, как и в России. И не всякий за нее возьмется.
Согласно опросу 2500 европейских родителей, проведенному компанией Easyresearch/Questback, больше чем две трети детей стараются не пользоваться школьными туалетами. По мнению родителей и детей, это не самое приятное место в школе. Таковы данные, опубликованные журналом «Batiment entretien» в 2011 году.
Однако европейские компании, привлеченные стабильным бюджетным финансированием системы образования, все чаще идут убирать и мыть школы. И даже снижают цены на свои услуги.

В городе – конкурс, в селе – монополия?

Возможно ли это в России?
«Прежде всего это выгодно крупным организациям, каковыми являются вузы и учреждения дополнительного образования с большим оборотом слушателей, – считает директор Института развития образования НИУ-ВШЭ Ирина Абанкина. – В больших городах они пытаются передать на аутсорсинг обеспечение продуктами питания, подвоз, уборку помещений. Обоюдная выгода может последовать в двух случаях: во-первых, если несколько фирм одновременно предлагают именно эти услуги, и тогда рыночные законы начнут тормозить рост цен. Во-вторых, если объем заказа вызывает у фирмы интерес. Таким заказчиком потенциально может стать университет, либо объединение нескольких крупных школ, либо – муниципалитет, который размещает заказ на обслуживание всех учреждений системы образования. Небольшая школа или детсад выгодным заказчиком не является. В маленьком городе, селе или муниципальном образовании, как правило, есть только одна фирма, которая предоставляет подобные услуги. Следовательно, начнут проявляться все неприятности монопольных эффектов и отсутствие механизмов снижения цен».

На 400 процентов дороже

Что же происходит за пределами крупных городов?
«Для того чтобы запустить проект аутсорсинга, руководству образовательных учреждений необходимо убедиться в том, что решение о проекте не пустая трата времени, сил и ценных ресурсов и что они на правильном пути», – считает Айдар Фаретдинов, начальник Управления образования Нижнекамского муниципального района Республики Татарстан.
Справка: в Нижнекамском муниципальном районе 69 школ, из них 21 – сельская. Автобусами на уроки свозят детей из 45 сел. Все школы – со своими бухгалтериями, столовыми, бассейнами, теплицами, большими пришкольными учебно-опытными участками, спортивными площадками, гаражами, овощехранилищами, котельными. В их штате – 367 человек вспомогательного персонала. А городские школы обслуживают еще тысяча человек.
Прежде чем уволить этих людей и нанять профильные компании, в муниципальном районе решили подсчитать все риски.
Например, готовы ли конкурирующие фирмы снижать цены ради того, чтобы получить заказ на уборку школы?
Оказалось: самая низкая цена, которую будущие аутсорсеры готовы предложить крупной городской школе, всего на 0,74 рубля за метр ниже ее фактических затрат. При этом за уборку пришкольной территории той же школы назначена особая, более высокая цена.
В общем, директор отдельного ОУ может подумать. Особенно если у него в штате нет дворника. Если же Нижнекамский муниципальный район захочет, например, воспользоваться услугами подобных компаний, чиновникам придется уволить 467 уборщиков и 111 дворников в городских школах, 85 уборщиков и 56 дворников из сельских школ. Это еще не все. Сумма компенсаций по возможным судебным искам сокращенных дворников из городских школ составит: а) 11 852 447,95 рублей (прописью – одиннадцать миллионов восемьсот пятьдесят две тысячи четыреста сорок семь рублей девяносто пять копеек), б) 2 982 380,31 рублей – их коллегам из сельских школ.
Самым невыгодным решением оказалась передача на аутсорсинг обслуживания информационных центров в сельских школах. Единственный аутсорсер, согласившийся ездить по селам, заломил за эту услугу цену, превышающую расходы самих школ на 394%.
Может быть, есть работы, которые школе выгодно хоть завтра отдать на аутсорсинг? Оказывается, есть. Школы сэкономят сотни тысяч рублей, если уволят своих бухгалтеров и снова начнут пользоваться централизованными бухгалтериями.

Аутсорсинг для бедных

«Аутсорсинг не является автоматическим снижением затрат, наоборот, он может увеличить текущие издержки, – делает вывод Айдар Фаретдинов. – Органы власти должны предоставить адресную поддержку негосударственным некоммерческим организациям, пересмотреть нормативы определения штатной численности, и только тогда аутсорсинг обеспечит экономический эффект при решении социальных проблем».
Как и следовало ожидать в худшем положении могут оказаться сельские школы.
«Введение аутсорсинга в отдаленных сельских школах экономически невыгодно как для аутсорсера, так и для учреждения, – подтвердили мне в управлении образования Нижнекамского муниципального района. – Основным показателем эффективности предоставления пользователю услуг является рентабельность. И фирмам-аутсорсерам выгодно заключать договоры с крупными школами, ведь размер выделенного финансирования напрямую зависит от наполняемости классов».
Особняком стоит вопрос с информационными технологиями в сельской школе. Крупные фирмы не хотят их обслуживать. Собственных специалистов по обслуживанию компьютерной техники сельским школам в штате тоже не удержать. «Расходы большие, и они не укладываются в нормативное финансирование», – объяснили в районе.
Пока в Нижнекамском районе компьютеры сельских школ обслуживает IT-отдел при МАОУ «Межшкольный учебный комбинат». Это люди из системы образования.
В районе подумывают и о возрождении опыта советских времен: пусть в управлениях образованием будут свои строительно-ремонтные фирмы, которые подготовят все школы района к новому учебному году.

Что получит учитель?

А теперь – о главном. Может ли учитель надеяться на то, что практика аутсорсинга привнесет что-то светлое в школьный уклад? Случится ли так, что школьные окна и полы засияют чистотой, а педагоги станут получать прибавку к зарплате?
Ответ зависит от одного: от того, как финансируется школа.
ОУ с высоким финансированием наверняка сумеют использовать новые возможности. Школы, в которые деньги шли «по остаточному принципу», получат от муниципалитета в приказном порядке такого аутсорсера, какой останется. Чудес не бывает.
Учителя застрахованы от сокращений – сокращать скорее всего будут бухгалтеров и дворников. Однако за счет уволенных зарплаты педагогов не вырастут. Те же самые деньги перераспределятся на уровне муниципалитета.
«При передаче аутсорсеру ставок обслуживающего персонала общая сумма финансирования отдельно взятого учреждения не меняется, – объяснили в управлении образования Нижнекамского муниципального района. – Фонд оплаты труда обслуживающего персонала уменьшится, но увеличится статья расходов по содержанию имущества образовательного учреждения. Вопрос выделения дополнительных средств муниципалитетом не рассматривается».
Сегодня жизнь школы зависит от политики муниципальных властей. В ближайшие годы именно им предстоит выбирать – иногда сразу за всех, одним росчерком пера, – с какими партнерами будут заключать договоры все ОУ района или муниципалитета.
В Нижнекамском муниципальном районе предупреждают: нормативно-правовые акты в сфере аутсорсинга еще не приняты ни на федеральном, ни на региональном уровне. Некоторые фирмы-аутсорсеры этим воспользовались и готовы в любой момент трактовать законы в свою пользу.
А крайний в этой цепочке – школа.
Поэтому ситуация, описанная в письме Рособрнадзора, может повториться на новом этапе. Школе опять придется собирать деньги с родителей. Но не для того, чтобы делать ремонт самим. А чтобы доплатить компании-аутсорсеру.


2019.07.02

«Детей приучают к сосискам и пельменям, а потом говорят, что в школе их плохо кормят»

В разгаре летние каникулы, но актуальным остается вопрос о питании учеников школ и воспитанников детских садов. Питание и, как следствие, здоровье ребенка волнует каждого родителя вне зависимости от учебного года. Родители и эксперты настаивают, что еда в школах должна быть сбалансированной и полезной, чиновники требуют, чтобы питание соответствовало многочисленным нормам, а детей волнуют вкусовые качества и эстетика блюда. Повара и технологи в свою очередь вынуждены проявлять чудеса изобретательности, чтобы втиснуть все требования в бюджет. К сожалению, не всегда удается получить желаемый для всех результат.

Яромир Романов

Одним из последних инцидентов, связанных с питанием свердловских школьников, стала проверка в средней школе № 61 Нижнего Тагила после медиафорума Общероссийского народного фронта с участием президента Владимира Путина. На форуме показали ролик 13-летнего ученика тагильской школы, который жаловался на невкусную капусту в столовой, после чего организаторы форума продемонстрировали смонтированную подборку из разных столовых с неаппетитными блюдами, в том числе прилипшей к тарелке кашей. В итоге контролирующие органы организовали проверку школы и поставщика питания — компании «Кейтеринбург» (ООО «Комбинат общественного питания»).

Чем закончилась поверка, а также о новых программах питания для свердловских школьников и детсадовцев, о том, почему школам выгодно отдавать питание детей на аутсорсинг и почему дети зачастую не хотят есть школьную еду, Znak.com рассказала генеральный директор компании «Кейтеринбург» Ольга Большедворова.

Ольга БольшедвороваЯромир Романов

— После медиафорума и неожиданной славы, которая на вас свалилась, в школе и у вас в компании прошли всевозможные проверки. Сейчас уже можно говорить о результатах?

— В данный момент проверка закончилась, в ее ходе контролирующие органы признали, что вся еда нашими сотрудниками готовится в соответствии с нормами. Школьник сам был в шоке от того, что его ролик показали на форуме ОНФ, да и отец мальчика — известный в городе активист — позже сказал, что сын записал ролик для того, чтобы потренироваться в ораторском мастерстве. Претензий к качеству питания у других учеников, родителей и руководства школы не было. Для нас эта проверка в итоге обернулась в плюс: мы еще раз подтвердили, что работаем по высоким стандартам и, если есть какие то-то замечания, стараемся тут же на них реагировать и исправлять недостатки. После проверки мы провели дегустацию и для родителей, и для журналистов: они убедились, что наши блюда отличаются от того, что показывалось в ролике на форуме.

— Вы считаете, что продемонстрированное президенту видео отражает лишь субъективное мнение семиклассника?

— Современные дети зачастую не готовы к правильному питанию. Многие из них не хотят есть каши, они привыкли есть фастфуд, сладкое, блюда с большим количеством специй и соусов. Соответственно, школьная еда, пусть качественная и полезная, кажется им невкусной и пресной.

— Накормить современного ребенка кашей действительно непросто, и вряд ли вашим поварам удастся исправить пищевые пристрастия детей с помощью одних только школьных обедов.

— К сожалению, часто родители дома приучают детей есть сосиски с макаронами и пельмени, а потом говорят, что в школе их неправильно кормят. Мы пытаемся организовать совместную работу с родителями. Проводим встречи, рассказываем о своей компании, устраиваем презентации меню и дегустации. Даже раздаем родителям рецепты понравившихся блюд. Необходимо, чтобы мы с родителями работали сообща. Ведь если ребенку рассказать, как полезны те же овощи, правильно их приготовить и оформить, он будет их с удовольствием есть.

У нас уже прошло несколько акций, цель которых — позиционировать правильное, полезное питание. Например, были проекты «Олимпийцы за здоровое питание» и «Гастриту нет». Совместно с фондом биатлониста Антона Шипулина в школах и детсадах мы рассказывали ребятам, как нужно питаться, чтобы стать чемпионами.

Яромир Романов

— Конкретно сейчас вы реализуете какие-то проекты?

— Масштабный проект «Привлекательное и здоровое питание» сейчас реализуем в Полевском в рамках нацпроекта «Демография». Его цель — формирование привычки у детей к сбалансированному, здоровому питанию с раннего возраста. В проекте участвуют более 3000 малышей из 31 детского сада Полевского. Совместно с Екатеринбургским медицинским научным центром профилактики и охраны здоровья работников промпредприятий, специалисты Роспотребназора, а также Центра гигиены и эпидемиологии Свердловской области определили биологически активные добавки для здорового метаболизма у детей. В список вошли куркума, пшеничные отруби, мука зародышей пшеницы, морская водоросль фукус, а также масло льняное и масло зародышей пшеницы. С этими продуктами наши технологи разработали меню для детских садов. Единственное, мы не нашли фукус в необходимых количествах и с разрешения специалистов заменили его морской капустой. Сейчас дети едят блюда с этими добавками.

— Родители и чиновники были рады этим нововведениям?

— Прежде чем их добавили в детское меню, проводили дегустацию для сотрудников управления образования и родителей. Сначала было огромное сопротивление со стороны родителей: «Зачем нашим детям давать отруби?» Мы все объясняли, доводили информацию о пользе этих продуктов. Мы осознаем, что почти никто не будет добавлять эти полезные вещества в еду дома. Потом родители поняли, что структура блюд от этих добавок только улучшается, а на вкус они негативно никак не влияют.

— Сейчас уже можно говорить о каких-то предварительных результатах этого нововведения? Как-то отразилось на состоянии детей?

— Прошло уже три месяца со старта проекта: аппетит у детей улучшился, по словам заведующих, у многих ребят наблюдается улучшение концентрации и памяти, кто-то спать стал лучше, то есть определенная витаминизация произошла. Особенно это важно весной. Сейчас мы будем продолжать проект, вводить новые блюда с использованием этих добавок. С сентября запустим этот проект и в школах Полевского. Сейчас планируется каждые 6-9 месяцев контролировать состояние.

— В школах и детских садах Екатеринбурга тоже будет реализована эта программа?

— Мы постараемся это сделать, но отмечу, что в Екатеринбурге мы пока кормим лишь 10 школ. Питание в детских садах города не выведено на аутсорсинг, они занимаются приготовлением пищи сами. Я считаю, что это не совсем правильно. В школах исторически пищеблоки более-менее соответствуют санитарным требованиям, а детские сады, построенные в советское время, «заточены» под комбинаты питания, под фабрики-кухни, почти все они являются «доготовочными». Мясо к нам поступает охлажденное, готовое к тепловой обработке, овощи — очищенные в вакуумной упаковке, чтобы лишний раз не допускать обсеменения продукта.

При этом на самом деле детским образовательным учреждениям выгоднее отдавать питание детей на аутсорсинг операторам. Во-первых, когда мы заходим в образовательное учреждение, то сразу инвестируем крупные суммы в оборудование пищеблоков. Это от 250 тыс. рублей на пищеблок детского сада и от 500 тыс. — в школу. К примеру, в этом году мы запустили питание в девяти школах Екатеринбурга и сразу инвестировали туда в общей сложности около 14 млн рублей: полностью заменили все оборудование, инвентарь, посуду. Все ремонты также ложатся на плечи оператора питания, часто — и вывоз мусора. Получается, что этот пласт проблем мы снимаем с сотрудников школ и детских садов.

Ольга БольшедвороваЯромир Романов

Во-вторых, оператор питания берет на себя подбор персонала, все издержки по прохождению плановых медосмотров сотрудников пищеблоков и оплату их труда. Мы проводим постоянное обучение персонала. К примеру, на данный момент у нас трудится 209 специалистов, имеющих сертификаты аудиторов системы менеджмента качества ХАССП. Школы и детские сады чаще всего не могут себе этого позволить. Наши аудиторы проводят проверку объектов и контролируют качество питания.

В-третьих, сейчас очень много малышей (особенно в детских садах) с ожирением, аллергиков, которым требуется безлактозная или безглютеновая диеты. В нашей компании есть специалисты, которые могут составлять меню, учитывая индивидуальные особенности таких детей. После согласования с сотрудниками Роспотребнадзора наши специалисты все это внедряют в детских садах. Обычные школы и детсады, скорее всего, не будут брать на себя такую нагрузку.

Мы отлично понимаем, что каждый должен заниматься своим делом. Для школ и детских садов питание — не профильная деятельность. Они должны максимально концентрироваться на образовании детей, а мы в свою очередь на питании.

— Сколько всего образовательных учреждений вы обслуживаете на аутсорсинге в данный момент?

— Мы на рынке уже 14 лет и ежедневно кормим более 150 тыс. детей в 341 детсадах и школах на территории Свердловской, Челябинской, Томской областей и Ханты-Мансийского автономного округа, при этом задействовано около 2 тыс. наших сотрудников. На каждом объекте внедрена программа производственного контроля. В ее рамках идет постоянный контроль за сырьем, качеством обработки пищеблоков, производственного оборудования, инвентаря и так далее. К примеру, только за 2018 год мы сдали 3334 пробы на качество воды и смывы с окружающей среды, 667 проб на витаминизацию продуктов, 2664 пробы готовой продукции, 240 проб сырья, 1665 проб на сальмонеллез, более 3 тыс. проб на гельминты и огромное количество других проб.

Если лабораторные исследования выявляют некачественное сырье, мы тут же отказываемся от его поставщика, если обнаруживается некачественная вода, то мы привлекаем компании, которые прочищают трубы, фильтры и так далее. Если выявляются какие-то проблемы с хлорсодержащими препаратами, то, соответственно, происходит замена моющего средства. Меры принимаются всегда и быстро.

— «Проколы» с поставщиками сырья часто происходят?

— Не часто, но бывают. Перед тем как заключить договор с поставщиком сырья, мы проводим его тщательную проверку. Конечно, его проверяет наша служба безопасности, через интернет-ресурсы продукты, которые он поставляет, проверяются на предмет фальсификации. А также мы берем у поставщика пробы продуктов и сдаем их в лабораторию, чтобы подтвердить качество. Что касается скоропортящегося сырья: масло, сметана, птица, то мы стараемся выходить напрямую на производителя, чтобы все было максимально свежее.

Яромир Романов

— Возвращаясь к вкусовым предпочтениям детей, вы пытались интересоваться у школьников, что им не нравится, что они сами бы хотели есть?

— Мы выступаем за обратную связь, в том числе и от самих детей. В каждой школьной столовой у нас установлены информационные табло с контактами, любой ребенок может связаться и высказать замечания. Если вскрываются какие-то недочеты со стороны работников столовой, мы их устраняем, а школьник получает десерт за бдительность. Иногда мы устраиваем эксперименты — привлекаем старшеклассников к составлению меню. Говорим: «Ребята, если вам что-то не нравится в меню, попробуйте составить его сами». Но при этом они должны уложиться в определенное количество белков, жиров и углеводов, а также во всевозможные нормы. Для них это — целый квест, и тогда они понимают, что не все так просто.

Опять же мы не можем опираться на одни предпочтения детей, ведь весь процесс приготовления еды четко регламентирован законом.

— Многие нормы, по которым до сих пор готовится школьная еда, были разработаны десятилетия назад и в данный момент, вероятно, устарели. Есть какие-то продукты, которые, по вашему мнению, стоит исключить из детского питания? Что нужно пересмотреть в СанПиНах?

— Нормы, безусловно, требуют пересмотра. Например, необходимо сократить количество прописанных в них углеводов, в том числе объемы хлеба и сахара, но при этом давать больше фруктов. Стоит убрать или хотя бы сократить число соков — в них очень много сахара, лучше заменить их на компоты, морсы из ягод. Они намного полезнее.

На правах рекламы

Хочешь, чтобы в стране были независимые СМИ? Поддержи Znak.com

Поделись Автор Фото

В соответствии с законодательством образовательные учреждения должны быть освобождены от несвойственных функций, к которым относятся стирка белья, приготовление пищи, охрана зданий, уборка помещений и территорий, ремонт имущества, подвоз учащихся, ведение бухучета. Некоторые из них уже переданы на исполнение сторонним организациям, а некоторые еще предстоит передать. Решение о переходе на аутсорсинг принимает само учреждение при согласовании с учредителем. При этом обязательно выполнение двух условий: экономическая выгода и улучшение качества предоставления услуги.

О ПЕРЕДАЧЕ НА АУТСОРСИНГ УСЛУГ ПО СТИРКЕ БЕЛЬЯ
По требованиям СанПиН смена спальных комплектов белья должна осуществляться один раз в 10 дней. Ранее для выполнения функций по стирке белья в ДОУ содержались ставки рабочего по стирке белья и кастелянши, а также приобретались стиральные машины, моющие средства, расходовались электроэнергия и вода. Сейчас все это выполняет сторонняя организация.

С. Н. Суденкова, заведующий БДОУ «Детский сад общеразвивающего вида № 16»:
— Наш сад перешел на аутсорсинг по стирке белья еще в 2014 году. Мы отмечаем следующие плюсы:
— уменьшились затраты на электроэнергию, расход воды;
— отпал вопрос о необходимости ремонта стиральных машин;
— исключены расходы на проведение периодических медицинских осмотров и гигиенического обучения, аттестации рабочего места работника, осуществляющего стирку белья;
— качество оказываемой услуги хорошее, белье привозят чистое, отутюженное и упакованное;
— по количеству белья расхождений не выявлялось;
— плановый годовой экономический эффект составляет 82156 рублей.

И. Н. Рябинина, заведующий БДОУ «Детский сад общеразвивающего вида № 14»:
— По стирке белья детскому саду выставлено 2 счета: один счет в январе на сумму 1038,66 руб., второй счет в феврале на сумму 1285,96 руб. Отмечается экономия денежных средств на приобретение порошка, экономия воды, электричества. Ранее в месяц на содержание ставки по стирке белья, кастелянши в ДОУ уходило 9,5 тыс. рублей в месяц (и еще плюс затраты на воду и электроэнергию). Белье привозят чистое, глаженое, сухое.

О. А. Крестьянинова, заведующий БДОУ «Центр развития ребенка — детский сад № 1»:
— Отмечу, что аутсорсинг предполагает передачу исполнителям не только полномочий, но и ответственности за предоставление услуги.
Передав данные непрофильные функции на аутсорсинг, ДОУ экономит средства бюджета и концентрирует внимание на организации образовательного процесса.
Ощутимый экономический эффект получен от передачи услуги по стирке белья. Заключен контракт с МУП «Ока» г. Вологда на сумму 37709,46 руб. на год. Для сравнения, затраты на заработную плату машиниста по стирке белья и кас-телянши составляли чуть более 8000 рублей в месяц, а в год это не меньше 96000 рублей. Добавим к этим расходам еще затраты на электроэнергию (стирка белья двумя машинами-автоматами, которые работали почти ежедневно, и глажение белья) и на водные ресурсы, а так же затраты на стиральный порошок, не менее 3000 рублей в месяц. А в год?! Передача стирки белья на аутсорсинг соответствует действующему законодательству, проведен электронный аукцион. Аукционная документация содержит требования к объему и качеству услуги, которые закреплены договором на оказание услуг по стирке белья.

И. Б. Смирнова, заведующий БДОУ «Детский сад общеразвивающего вида № 57»:
— В нашем ДОУ для стирки белья стоят бытовые машины-автоматы, они очень старые и неоднократно были в ремонте. При смене белья на 11 группах нагрузка на них была очень большая, качество стирки не всегда было хорошим. При выводе данного вида работ на услугу изменилось и качество стирки, видна экономия средств. Белье поступает чистое, проглаженое. Нагрузка на детский сад по стирке белья значительно упала, стираем лишь каждодневные пеленки, затраты на порошок значительно снизились. Плановый экономический эффект в год составляет 72488 рублей.

О ПЕРЕДАЧЕ НА АУТСОРСИНГ УСЛУГ ПО ПРИГОТОВЛЕНИЮ ПИЩИ
В нашем районе данная услуга в школах передавалась на аутсорсинг с момента основания школ. Услугу оказывал общепит с 1976 года, тысячи грязовчан пользовались ею, обучаясь в школе. В общепите накопился большой опыт по приготовлению школьных обедов и детского питания в дошкольных группах на селе. Все повара и рабочие по кухне переведены на работу в общепит и остались готовить пищу на своих местах, в своих детских садах.

Н. Н. Дарченко, юрист управления образования:
— Согласно пункту 34 статьи 2 федерального закона от 29.12.2012 г. № 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» присмотр и уход за детьми – это комплекс мер по организации питания и хозяйственно-бытового обслуживания детей, обеспечению соблюдения ими личной гигиены и режима дня. Согласно статье 65 закона об образовании «Дошкольные образовательные организации осуществляют присмотр и уход за детьми. За присмотр и уход за ребенком учредитель организации, осуществляющей образовательную деятельность, вправе устанавливать плату, взимаемую с родителей, и ее размер. За присмотр и уход за детьми-инвалидами, детьми-сиротами и детьми, оставшимися без попечения родителей, а также за детьми с туберкулезной интоксикацией, обучающимися в государственных и муниципальных образовательных организациях, реализующих образовательную программу дошкольного образования, родительская плата не взимается». Таким образом, все расходы, связанные с организацией питания детей, относятся к расходам их родителей.

Е. В. Шпагина, заведующий БДОУ «Детский сад общеразвивающего вида № 10»:
— В данный момент организация питания дошкольников передана ООО «Общепит плюс». Контроль за качеством и технологией приготовления пищи, за санитарным состоянием пищеблока, за нормами выхода продукта осуществляется бракеражной комиссией, в которую, согласно положению, входят заведующий детским садом, повара, медицинский работник. Снижения норм питания не наблюдается. Планируем в бракеражную комиссию включить несколько родителей.

О. А. Крестьянинова, заведующий БДОУ «Центр развития ребенка — детский сад № 1»:
— Что касается передачи на аутсорсинг услуги по организации горячего питания, могу отметить следующее:
— предприниматель, являясь специалистом в области питания, профессионально осуществляет руководство и контроль за деятельностью своих сотрудников на протяжении всей технологической цепочки, начиная от поставки продуктов питания и заканчивая выдачей готовой продукции. Раньше контроль осуществлялся лицом, не имеющим специального образования, а заведующий ДОУ значительную часть своего времени тратил на организацию работы пищеблока, что нерационально;
— при передаче данной функции на аутсорсинг повара ДОУ переведены в ООО «Общепит», т.е. на пищеблоке остались люди, которые отработали в нашем учреждении уже много лет и знают и специфику работы, и нашу потребность;
— конечно, в первое время возникало много вопросов у родителей, обеспокоенных тем, что не ухудшилось ли качество питания детей. Все обращения рассмотрены. В тесном сотрудничестве ведется работа с директором ООО «Общепит». Светлана Владимировна всегда прислушивается к пожеланиям и предложениям как администрации ДОУ, так и родителей. Когда встал вопрос о нормах питания, работниками ООО «Общепит» было сделано несколько проверок в разные дни по выдерживанию норм блюда. Нарушений не выявлено. Так же контроль за выходом готового блюда осуществляет и бракеражная комиссия ДОУ, в которую входит и медсестра БУЗ «Грязовецкая ЦРБ», она ежедневно тщательно контролирует все приемы пищи.

С. Н. Суденкова, заведующий БДОУ «Детский сад общеразвивающего вида № 16»:
— На внеочередных заседаниях Управляющего совета, родительском собрании, в трудовом коллективе обсуждался вопрос перехода организации питания на услугу. Отрицательного отношения по данному вопросу не было отмечено. Родители с пониманием отнеслись к экономически обоснованной необходимости передачи организации питания в «Общепит».
Нормы питания детям выдаются в полном объеме. Закладка продуктов производится согласно технологических карт на блюдо, порционный выход рассчитывается, исходя из количества детей в детском саду. Организация питания в детском саду сочетается с правильным питанием ребенка в семье. С этой целью педагоги информируют родителей о продуктах и блюдах, которые ребенок получает в течение дня в детском саду, вывешивая ежедневное меню.
Работники «Общепита» готовы к сотрудничеству, прислушиваются к мнению медицинских работников, которые занимались организацией питания до перехода на услугу. Управляющий совет ДОУ тщательно следит за данной ситуацией.

И. Б. Смирнова, заведующий БДОУ «Детский сад общеразвивающего вида № 57»:
— Организация питания проходит в соответствии с нормативами, пришлось немного перестроить контроль. Поставщики продуктов питания и повара остались прежние.

С. В. Бунина, директор ООО «Общепит»:
— Наша организация существует давно. Нашими услугами пользовались почти все грязовчане, серьезных жалоб не было, мы стараемся держать марку и стремимся постоянно повышать качество услуги по приготовлению пищи. Мы открыты к диалогу! Уважаемые родители, если у вас возникают какие-то вопросы относительно меню, норм или качества блюд, прошу обращаться к заведующим ДОУ или напрямую в Общепит по телефону 2-24-70. К сведению, ежегодно ООО «Общепит» подвергается плановым проверкам Роспотребнадзора, все возникающие предписания исполняются нами совместно с образовательными учреждениями в кратчайшие сроки.

Т. А. Патракеева, начальник Управления образования Грязовецкого муниципального района:
— Управляющим советам образовательных учреждений рекомендовано взять под особый контроль организацию питания детей, подключиться к контролю за поставкой продуктов питания, наличием сертификатов качества, наличием технологических карт приготовления блюд и выполнением норм питания детей в соответствии с СанПиН.

В управлении образования открывается телефон горячей линии по вопросам питания детей: 2-10-92 (будние дни с 8.00 до 12.00 и с 13.00 до 17.00 ч.). Специалист по питанию рассмотрит и урегулирует любую ситуацию в кратчайшие сроки.

Аутсорсинг — передача организацией, на основании договора, определённых бизнес-процессов или производственных функций на обслуживание другой компании, специализирующейся в соответствующей области

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:
Объединение вохтожских школ необходимо, прежде всего, детям
Татьяна Патракеева о 10 ключевых вопросах развития образования

Записи созданы 8837

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх