Бухгалтер мафии

БУХГАЛТЕР ГЛАЗАМИ ЛЮДЕЙ ИСКУССТВА Тангиева А.Б.

Тангиева Ася Багаудиновна — магистрант, кафедра бухгалтерского учета, анализа и аудита, экономический факультет, Ингушский государственный университет, г. Карабулак

Аннотация: в статье анализируются некоторые произведения русских и зарубежных авторов, в которых присутствует персонаж бухгалтера. Раскрывается его роль и образ в каждом произведении, и влияние таких образов на видение другими бухгалтерской профессии.

Так что же это за специальность — бухгалтер?

Как будущему бухгалтеру мне интересно узнать о том, каким видят образ бухгалтера режиссеры и писатели — люди, которые формируют в общественном сознании представление об одной из массовых профессий. Совпадает ли то, что мы видим на экранах телевизоров с действительностью?

Если обратиться к литературе, то увидим, что большинство писателей, в тех или иных своих произведениях очерняют бухгалтеров, представляя их в «не лучшем виде». Бухгалтера в этих произведениях представлены глупыми, агрессивными, или бюрократами, и лучший образ — это смешные персонажи. Например, Оноре де Бальзак, можно сказать, не любил бухгалтеров. Его произведения подорвали престиж и авторитет этой профессии. Бухгалтер представлен, как правило, человеком мелочным, трусливым, отсталым и непривлекательным внешне. В большинстве случаев он отрицательный герой, сатирический персонаж, и его профессия, так же как он сам, не вызывает уважения. Бальзак писал, что увидев физиономии счетных работников, ему сложно понять, это работа прекращает их в кретинов, или они выбрали эту профессию, потому что они уже были кретинами. Такие, и аналогичные резкие слова, не стыдился высказывать французский писатель. Это мнение бытует не только у зарубежных писателей, но и у большинства классиков и современников. И Чехов, и Бунин, и Толстой, и Достоевский и многие другие не в лучшем свете представляли бухгалтеров.

В экранизациях популярных произведений большинство персонажей не вызывают желания быть похожими на них, несмотря на некоторые положительные качества. Вспомним одноименные фильмы по романам — булгаковскому «Мастер и Маргарита» и «Золотому теленку» И. Ильфа и Е. Петрова. В «Мастере и Маргарите» персонаж Василия Степановича охарактеризован как человек исполнительный, аккуратный, но не очень смелый. В этом романе его задержала полиция, и в его сумке были обнаружены и пачки долларов и куча фунтов. Он был пойман с поличным и арестован .

В «Золотом теленке» кроме знаменитого бухгалтера Берлаги на самом деле есть еще целый отдел бухгалтеров (счетоводов). Там работает и один из главных героев -подпольный миллионер Корейко. Для окружающих он типичный бухгалтер -скромный, ответственный, из ярких качеств лишь феноменальная способность считать в уме. Берлага же — другой тип: талантливый мошенник, незаменимый помощник в финансовых махинациях .

В советском фильме «Уходя — уходи» работник бухгалтерии является главным героем, представлен излишне скромным персонажем, тихим и слабовольным. Он находится под чужим влиянием, в основном, его жены и начальника. Но, наконец-то, к концу фильма, обретает уверенность, мужество и заявляет о своей индивидуальности. Так много написано и снято о представителях нашей профессии, не перечислить! И так мало положительного! В одном из прекраснейших фильмов «Театр», в котором в красивую и богатую героиню сорока шести лет влюбляется молодой бухгалтер. Бедный бухгалтер в первую встречу своим невинным видом смог заполучить внимание героини. И, кажется,

вот он герой, достойный нашего восхищения. Интересный и стеснительный в одном лице. Он пользуется благосклонностью героини. Она закрывает все его долги, и дарит дорогие подарки. А чем отвечает молодой бухгалтер? Оказывается, персонаж, играющий бухгалтера, далеко не тот, кем он себя выдает. Она узнает, что он видит богатой старухой, через которую можно преследовать свои другие интересы. После раскрытия тайных замыслов, вместо того чтобы уйти с достоинством, он опять просит прощения и готов исполнять все её капризы. И мы получаем новое разочарование. Представитель этой профессии повел себя недостойно.

Кажется, литературных и телеэкранных героев — бухгалтеров обвиняют во всех человеческих прегрешениях. Невольно задаешься вопросами: кто виноват в том, что профессия стала в глазах окружающих такой, какой ее увидели люди искусства, и что необходимо предпринять, чтобы изменить отношение к ней? Мы полагаем, что в появлении отрицательного образа в некоторой степени, повинны и сами бухгалтеры, пренебрегающие своими обязанностями. Искусство лишь отражает настоящее положение дел. Но при подробном рассмотрении можно найти бухгалтеров, к которым испытываешь теплые чувства. На самом деле, как и у других профессий, у бухгалтеров есть свои принципы и этические нормы, которым они должны следовать.

Если режиссеры и писатели увидят в наших бухгалтерах эти качества, то последние получат более лестное для себя отражение в произведениях. И мы возрадуемся такому развитию событий.

Список литературы

1. Оноре де Бальзак. Чиновники / пер. В. Станевич. Москва. С. 28.

РОЛЬ ЭКОНОМИЧЕСКОГО АНАЛИЗА НА ПРЕДПРИЯТИИ

Тангиева А.Б.

Тангиева Ася Багаудиновна — магистрант, кафедра бухгалтерского учета, анализа и аудита, экономический факультет, Ингушский государственный университет, г. Магас

Аннотация: в статье раскрывается роль и значение экономического (управленческого) анализа на предприятии при принятии управленческих решений.

Управление есть непрерывный процесс принятия, обработки и реализации управленческих решений. Управление есть такой процесс информационного потока, цель которого тщательно изучить состояние предприятия, определить его основные цели, условия и пути достижения намеченных планов, факторы реализации и своевременно принять правильные управленческие решения и контролировать ход их выполнения.

Самой основной целью управленческой системы любого предприятия считается создание условий и обеспечение выполнения поставленных задач, и важное, главное, место занимают экономические методы. Между сбором необходимой информации и этапом принятия нужного решения, важную роль играет экономический анализ (ЭА). Он считается инструментом обработки информации.

Бухгалтерский учет на предприятии позволяет фиксировать действия и операции его деятельности, и поставляет эту информацию в нужные структуры, а анализ доводит эту информацию до подходящего для принятия решений состояния.

В этот процесс включается:

— получение информации, обработка, хранение, выработка решения, контроль за исполнением принятого решения, анализ решения.

Бухгалтер – профессия, связанная с бумажно-документальной рутиной. В кино порой трудно донести до зрителя специфику этой работы – большинству это будет просто неинтересно. Поэтому упор делается на человеческие качества персонажа, его характер и пристрастия. Причём в каждом отдельном случае это происходит по-разному. Например, в Голливуде учётному работнику, дабы показать, что «бухгалтер – это круто», приходится брать в руки дробовик и отправляться отстреливать «плохих парней». Примерно так действуют персонажи Бена Аффлека в фильме «Расплата» или Джонни Деппа в фильме «В последний момент». Но это, как говорится, нечистая игра. С таким же успехом подобный персонаж мог бы быть архитектором, писателем, разнорабочим или мусорщиком. В советском кинематографе жанр боевика не был широко распространен, но образ бухгалтера оказался весьма многоликим. Набралось девять героев, через которых зритель воспринимал профессию бухгалтера.

Содержание

1

Шура (Людмила Иванова) «Служебный роман» (1977, режиссёр Эльдар Рязанов)


Кипучая бездельница

Шуру «лет десять назад выдвинули на общественную работу, и с тех пор так и не задвинули». Она целыми днями бегает по «статистическому учреждению», то собирая деньги для Маши Селезнёвой, у которой прибавление в семействе, то на венок умершему начальнику отдела общественного питания Бубликову (который на самом деле не умер), заодно разнося сплетни о том, что «Рыжова по уши втрескалась в Самохвалова и забрасывает его любовными письмами». О том, что Шура – бухгалтер, зритель узнаёт ближе к концу фильма.

Получается, что человек уже десять лет как «забил» на профессию, а теперь его пытаются заставить снова ей заниматься? Может создасться впечатление, что профессия бухгалтера не особенно нужная и не очень сложная. Десять лет можно ничего не делать, и никто этого не заметит. Шуру-то ведь «послали в бухгалтерию» не потому, что директору надоело ее безделье под видом занятия общественной работой, а в качестве возмездия за распространение сплетен. А о том, какой у неё теперь профессиональный уровень, директора не думает. Да и зрителю об этом не сообщают.

2

Алексей Трубышкин (Андрей Тутышкин) «Волга-Волга» (1938, режиссёр Григорий Александров)


Настоящий комсомолец

Такой красавец и бухгалтер? Кстати, бухгалтерство – это не довесок к характеристике Трубышкина, а его главная черта. Алёша, дирижируя своим самодеятельным оркестром (состоящим, кстати, только из бухгалтеров!), время от времени засовывает дирижёрскую палочку себе за ухо, а потом с её помощью начинает на счётах подсчёт фальшивых нот и фактов рассинхронизации отдельных музыкантов с оркестром.

Музыка музыкой, но жесты и терминология всё равно бухгалтерские. Настоящий советский профессионал — как с картинки.

3

Фёдор Петрович Миронов (Андрей Тутышкин) «Карнавальная ночь» (1956, режиссёр Эльдар Рязанов)


Хороший человек под маской сурового спеца

По первому впечатлению Фёдор Петрович кажется персонажем отрицательным: ходит тип с папкой да бубнит про то, что расходы на проведение культурного мероприятия превышают смету. Зажимает, скупердяй этакий, творческую инициативу молодёжи…

Однако чуть позднее мы видим, что Фёдор Петрович – не зануда по жизни, просто работа у него такая, которая требует точности и внимания. А по характеру этот бухгалтер – человек вполне добродушный и весёлый. Ведь это именно он прочитал на новогоднем вечере знаменитую басню «Медведь на балу»!

4

Ферапонт Ильич (Константин Сорокин) «Укротительница тигров» (1954, режиссёры Александр Ивановский и Надежда Кошеверова)


Грустный клоун

Место действия кинофильма – цирк, а в цирке должны быть клоуны. И Ферапонт Ильич выступает в роли этакого «грустного» клоуна. Работает человек, старается, даже бухгалтерскую отчётность сдаёт раньше срока, но вечно ему не везёт. Дома жена третирует за то, что так и не «выбился в люди». На работе тоже неприятности: стоило на секунду отвлечься, как только что составленный квартальный отчёт съедает слон.

Сцена пожирания отчётности – одна из самых смешных в фильме, а фраза «Отчёт на подпись к слону носили?» надолго стала поговоркой… Всем кругом смешно, а бедному бухгалтеру достается.

5

Василёк (Сергей Филиппов) «Приключения Толи Клюквина» (1964, режиссёр Виктор Эйсымонт)

Мизантроп

Обычно угрюмый бухгалтер, раскрывается вспомниная историю о том, как один мальчик нарушил правила дорожного движения, за что был задержан постовым милиционером. Чтобы избежать наказания, нарушитель назвался чужим именем. И дело тут не в самой истории, а в том, как бухгалтер её рассказывает! Он смакует каждую деталь рассказа, чуть ли не торжествует. А за всем этим слышится: «Вот они, люди! Все они такие – обманщики, аферисты, жулики. Никому верить нельзя!».

Недоверие и профессиональный скепсис – неотъемлемая часть бухгалтерской профессии. Но Филиппов доводит её чуть ли не до уровня гротеска, и его подозрительный бухгалтер становится самым зловещим персонажем в довольно весёлой кинокомедии.

6

Аполлинарий Петрович Самохвалов (Евгений Шутов) «Иван Бровкин на целине» (1955, режиссёр Иван Лукинский)

Интриган и подлец

Аполлинарий Петрович ненавидел всех. Абсолютно. От председателя колхоза — потому что начальник, до «непутёвого» Вани Бровкина — потому что соперник в любви. При этом к начальнику, понятное дело, нужно подольститься, а гадости про него можно говорить только за глаза. А Бровкина можно ненавидеть и презирать откровенно – и по собственной инициативе, и потому что председателю это нравится.

Как специалист, Самохвалов, наверное, не плох, но как человек…

7

Дмитрий Павлович Сулин (Виктор Павлов) «Уходя — уходи» (1978, режиссёр Виктор Трегубович)

Маленький человек

Сидит себе человек в маленькой конторке за обычным столом, что-то пишет, считает. Не ворует, приписками не занимается. Типичный персонаж литературы XIX века, продолжающий честно тянуть свою лямку и в веке ХХ-ом. Сулин – нелепый и несчастный человек. Ему уже сорок лет, а он всё сидит на должности простого бухгалтера в чисто женском коллективе, который его совершенно не уважает. Впрочем, и главбух Дявитин (Николай Рыбников) тоже не лучше. Мелкий начальничек, которого дома тиранит жена, и который, в свою очередь, оттягивается на работе, мучая своего единственного подчинённого-мужчину ежедневным вопросом на тему «почему Вы меня не любите?». Сулин Дявитина и впрямь не любит. Не только днём, но и ночью: ему даже сон снится, в котором Дмитрий Павлович вместе с сослуживцами несёт гроб главбуха на кладбище, чтобы похоронить того заживо. Но, что делать, надо терпеть. Ведь, по сути, Дявитин – это практически двойник Сулина. Они ничем не отличаются, только должностями…

8

Вовчик (Иван Бортник) «Родня» (1981, режиссёр Никита Михалков)

Алкоголик-пофигист

Вовчик – полностью опустившийся тип, принципиальный и идейный алкоголик, считающий своё беспробудное пьянство протестом против общества. Для Вовчика счастье быть ничтожеством — он несёт своё положение с гордостью, как знамя: «Да, я на дне, но это моё дно!»

Иван Бортник играет Владимира Коновалова и очень смешным, и очень страшным. Нет, Вовчик не ненавидит мир, он просто считает его проблемы сликом мелкими в сравнении с самим собой.

9

Николай Иванович Дубинский (Анатолий Папанов) к/ф «Белорусский вокзал» (1970, режиссёр Андрей Смирнов)

Бухгалтер с большой буквы

Дубинский, по мнению директора фабрики, саботирует своим «махровым бюрократизмом» прогрессивное развитие предприятия – внедрение новых форм управления предприятием, оригинальных схем оплаты труда и т.п. На все нападки руководителя главбух реагирует достаточно спокойно, ссылаясь на инструкции и циркуляры министерств.

Дубинский вовсе не ретроград и перестраховщик. Он-то, в отличие от амбициозного директора, прекрасно понимает, что бывает с теми, кто допускает ошибки в документах. Николай Иванович Дубинский являет собой образ бухгалтера с большой буквы – знающего, смелого, мужественного, умеющего отстаивать свою точку зрения. И защищать свою профессию от волюнтаристских посягательств начальства… К сожалению, в реальной жизни подобные герои встречаются не очень часто.

Вот такой получился собирательный бухгалтерский портрет по мотивам кинофильмов советской эпохи. Мозаичный портрет. Противоречивый. Очень похожий на оригинал.

Одним из ярких представителей легендарной еврейской мафии в США времен «сухого закона» является Меер Лански, уроженец Гродно Российской империи, которого также знают как «бухгалтера мафии». Вместе со своим товарищем Чарльзом Лучано, или просто «Лаки», он сыграл ключевую роль в формировании так называемого «Национального преступного синдиката» в Америке. Лански удавалось многие годы сохранять свое исключительное влияние на территории страны.

Меер Лански также стоял у истоков образования крупнейшего игорного бизнеса, который охватывал, прежде всего, Майами и Лас-Вегас, а также другие американские города и игорные концессии на Кубе.

Биография Меера Лански берет начало с балорусского города Гродно, который в начале ХХ века являлся частью Российской империи. Настоящая его фамилия не Лански, а Шушлановский, по другим источникам — Сухомлянский.

Причиной бегства семьи Меера в США послужили погромы, начавшиеся в Гродно в 1910 году после признания виновным в убийстве христианской девушки одного из раввинов. Таким образом, семья Лански вместе с другими такими же еврейскими переселенцами апрельским днем 1911 года прибыли на корабле в Эллис-Айленд, Нью-Йорк. Фамилию Лански семейство получило с легкой руки работника иммиграционного ведомства США, который решил, что так она будет привычнее звучать в Америке.

Семья Меера поселилась в тогдашнем пригороде Нью-Йорка, в одном из самых бедных районов, Нижний Ист-Сайд в Бруклине. Будучи еще мальчишкой, Лански попал в молодежную хулиганскую банду, которая состояла из исключительно детей переселенцев. Тогда таких группировок было достаточно много. Все они формировались по национальному признаку, поэтому вполне было логичным, что Меер попал в еврейскую банду. Именно там он впервые встретил своих товарищей, которые потом стали его партнерами в криминальном бизнесе.

Для еврейских хулиганов было обычным делом драться с противостоящей ей итальянской шайкой, которой руководил Сальваторе Лучано по прозвищу «Счастливчик». Когда мелкое хулиганство переросло в более серьезные занятия, отношения враждующих группировок трансформировалось в сотрудничество.

Однажды полученные от своей мамы деньги для хал на шабатнюю трапезу Меер проиграл в карты. После этого он дал себе слово всегда выигрывать в карточные игры, а самое главное – хорошо овладеть искусством карточной игры. Спустя определенное время у Меера уже были несколько собственных казино, которые приносили немалый доход своему молодому владельцу.

Первые шаги в «большом нелегальном бизнесе» Лански делал в качестве преемника Арнольда Ротштейна, которого считают основателем еврейской мафии в США.

Свой основной капитал банда Лански сколотила в годы «сухого закона», который продолжался с 1919 по 1933гг. В этот период Лански вместе с еще одним еврейским гангстером по имени Бенджамин (Багси) Сигел и другими сообщниками занимались нелегальной продажей спиртного, буттлегерством. Лански наладил через пограничное озеро Онтарио нелегальную поставку алкоголя с концерна по производству вин, расположенного в Канаде, директор которого, Самуэль Бронфман, был взят в долю.

Ради увеличения объема продаваемых продуктов, Меер с пособниками разбавляли престижные сорта канадского виски медицинским спиртом, который они смешивали со специальными вкусовыми добавками и красителями. Проблем достать пустую тару и этикетки не было, так как они продавались легально. Банда Лански сбывала товар в находящихся под их контролем сети магазинов и ряде других заведений.

Падение на фондовой бирже Нью-Йорка, произошедшее в 1929 году, лишь укрепило положение банды Лански, куда также входили Сальваторе Лучано, Луис Лепке, Яша Гузик и Багси Сигел. Их влияние в американском криминальном мире было настолько велико, что даже такой авторитет, как Аль Капоне, должен был согласовывать свои действия с Меером Лански.

Задумка создания мощнейшей игорной империи посетила Лански, когда он понял, что «сухому закону» скоро придет конец. Меер быстро сообразил, что нужно открыть ряд игорных домов в Чикаго, Детройте и Кливленде. Затем Лански и Лучано договорились с кубинским диктатором Батистой, дав ему 6 млн. долларов, о получении патента на создание целой сети кубинских игорных заведений.

Меер Лански в 1937 году в Гаване воплотил идею создания самого шикарного отеля-казино на то время под названием «Насьональ». Тогда же Лански добивался принятия нового закона, который бы освободил от уплаты налогов азартные игры, организованные в отелях на Кубе.

Более того, создание в Лас-Вегасе самого раскрученного на сегодняшний день центра игорного бизнеса также дело рук Меера Лански вместе с Лучано и Багси, которые вложили свои средства в аналог монте-карловского игрового центра, получив разрешение на проведение азартных игр в американском штате Невада. Принято считать, что идея создания игрового центра в Лас-Вегасе принадлежит Багси Сигелу.

Лански, Сигел и Лучано основательно взялись за дело и создали компанию, основным видом деятельности которой являлось строительство игорных заведений. В итоге через более 10 лет работы, в 1947 году в Лас-Вегасе открыл свои двери весь игровой комплекс.

Работы по возведению комплекса затянулись, в частности, из-за того, что Сигел воровал деньги фонда, предназначенного на строительство. Собственно, за это Багси и поплатился жизнью в 1947 году, когда кража была выявлена. Сигела застрелил наемный убийца у него дома в Лос-Анджелесе. Лански пытался спасти партнера, но итальянские члены кооперации своим авторитетом подавили его попытки.

В конце жизни Меер вспоминал, как люди, побывав в казино в Лас-Вегасе и вернувшись домой, заявляли об аморальности игорного бизнеса. Меера задевало, что все эти люди не помнили того, как было раньше. А раньше, когда Меер и его партнеры только входили в крупный бизнес, евреям были недоступны большая часть Флориды и ряда других районов страны. Все как-то подзабыли, что еще до Второй мировой войны ни один еврей не мог попасть в большинство отелей, казино и апартаментов. И только после открытия казино, построенных Лански и компанией, доступ к таким заведениям появился у всех: будь то иудеи, христиане, мусульмане или черные.

Примечательно, семья Меера Лански, как правило, соблюдала все еврейские праздники. С самого детства Мееру прививали чувство патриотизма, солидарности и любви к своему народу, и он никогда не забывал о своем еврействе. Примечательный случай произошел в 1939 году, во времена расцвета фашизма в Европе. Еще один корабль, полностью набитый еврейскими беженцами из Европы, пытался пристать к кубинскому порту Гавана. Однако власти запретили судну входить в порт и приказали немедленно отплывать обратно. Лански, узнав об этом, пообещал миграционным чиновникам по 500 долларов за каждого еврейского переселенца, которого они пустят на Кубу. В итоге, кубинские власти разрешили судну зайти в порт.

Позднее, в 1947 году, когда поставка вооружения в Израиль осложнялась вводом жёсткого эмбарго со стороны многих европейских держав, как раз Мееру Лански принадлежит идея операции, направленной на обход данного запрета. В то время в США начало возвращаться вооружение, которое Европа и СССР получили в рамках политики ленд-лиза. Имея связи с руководством портов Нью-Йорка и Нью-Джерси, Меер договорился о том, чтобы полученное оружие после тайной перекомплектации направлялось в Хайфу.

Благодаря решению Меера Лански образовался новый морской путь транспортировки вооружения из Нью-Йорка в Хайфу, а израильская армия получила серьезную поддержку оружием. Одновременно с этим Лански удалось прервать до того момента регулярные поставки оружия египетской армии.

Спустя всего 11 минут с момента провозглашения независимости Израиля, Лански перевел на счет молодого государства внушительную сумму денег. В этом нет ничего удивительного, ведь после открытия казино в Лас-Вегасе Лански пообещал перечислять в пользу Израильского государства одну десятую от всей прибыли, полученной от игорного бизнеса.

Фидель Кастро, пришедший к власти на Кубе в 1959 году, решил закрыть казино, что серьезно ухудшило положение Меера Лански на острове. Меер потерял ни много ни мало, а семнадцать миллионов долларов, а также пришлось оставить всю сеть. Как ни старался Лански лично договориться с Кастро и Че Геварой о хотя бы компенсации за понесенные убытки, новые кубинские лидеры имели другие планы на его имущество.

Мееру пришлось перевести свой бизнес на Багамы, где у него сохранились связи еще со времен «сухого закона». В 1963 году там был открыт первый отель-казино, аналогичный кубинскому.

Нельзя сказать, что все это время Лански жилось спокойно и безоблачно. ФБР усилила свое давление на гангстера с начала 50-х годов. СМИ также не оставляли в покое знаменитого бандита. Именно журналистам принадлежит авторство прозвища Лански «Крестный отец крёстных отцов», которое потом сменилось на «Шеф шефов мафии».

Квартира Лански с тех времен постоянно прослушивалась, в ней периодически проводились обыски, но все эти мероприятия остались безуспешными. В рапортах агентов ФБР относительно Лански зачастую отмечалась «еврейская составляющая американской мафии».

Ситуация усугублялась тем, что глава тогдашнего ФБР Джон Эдгар Гувер лично курировал травлю Лански. Дело в том, что Мееру удалось добыть бесценный компромат на Гувера – видео, где директор ФСБ предавался гомосексуальным утехам на своей конспиративной квартире…

И только из-за проблем с неуплатой налогов, грозившей Лански тюремным сроком, ему пришлось сбежать в 1970 году в Израиль. Прибыв в Израиль, он первым делом встретился с Голдой Меир. Лански получил туристическую визу сроком на два года. Однако США настаивали на выдачи гангстера. Голда Меир не исключала, что администрация американского президента Никсона, настаивавшая на экстрадиции Лански, могла отменить поставки бомбардировщиков и истребителей в случае, если б Лански получил израильское гражданство. Портить отношения с США Израилю было нельзя, и сам Ласнки это понимал.

Дождавшись окончания срока туристической визы, Меер Лански уехал из Израиля, чтобы найти новое убежище. Однако в какие бы страны он не обращался, везде получал отказ, и только парагвайский диктатор Альфредо Стресснер разрешил Мееру временно пожить у себя. Но Лански так и не суждено было уехать в Парагвай. По пути его арестовали агенты ФБР и доставили в Майами.

Меер Лански был осужден за неуплату налогов, что повлекло за собой тюремный срок на 1,5 года. Хотя его затем и оправдали, Лански лишили загранпаспорта, что не давало ему возможности покинуть США. Он поселился на своем ранчо в Майами, где и прожил до конца жизни. Все это время бывший гангстер вел спокойный образ жизни, не привлекая никакого внимания.

Меер Лански скончался от инфаркта в 1983 году. У него остался сын Павел, связавший свою жизнь с ВМС США, а затем с преподавательством. О дочери Меера Анне известно, что она вышла замуж за предпринимателя, сфера деятельности которого не имеет никакого отношения к криминальному бизнесу. В этом проявилась вся суть еврейского воспитания: в отличие от итальянских и американских коллег, ни один из еврейских мафиози не передал своим детям по наследству профессию бандита…

Хотите получать рассылку прямо на электронную почту?

Подпишитесь, и мы будем присылать Вам самые интересные статьи каждую неделю!

Записи созданы 8837

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх