Доходы от предпринимательской деятельности

Прибыль выступает как главный мотив предприниматель­ской деятельности. Предприниматель тем охотнее занимается какой-либо деятельностью, чем больше величина прибыли, ко­торую эта деятельность приносит. Экономисты используют тер­мин «прибыль» для обозначения разницы между совокупным до­ходом фирмы и ее издержками.

До начала производства права собственности принадлежат владельцам экономических ресурсов (землевладельцам, капита­листам, рабочим). В процессе производства право пользования факторами производства передается на определенных условиях предпринимателю, который должен обеспечить собственникам ресурсов доход в виде земельной ренты, процента и заработной платы. В результате возникает два вида монополии на каждый из факторов производства: монополия собственности и монополия хозяйствования. Монополия собственности на экономические ресурсы реализуется в соответствующих доходах (рента, процент, заработная плата). Монополия же предпринимателя на эти ре­сурсы является временной монополией хозяйствования и фор­мой ее реализации служит предпринимательский доход.

Предпринимательский доход — часть прибыли от предприни­мательской деятельности, которую получают сами предпринима­тели за риск, новаторство, организацию производства и труда. Предпринимательский доход, с одной стороны, является возна­граждением за проявленные предпринимательские способности, а с другой стороны, результатом итогового распределения при­были предприятия.

Предпринимательский доход включает:

• нормальную прибыль. Если ее величина будет недостаточ­на, то предприниматель займется другим, более прибыль­ным бизнесом или откажется от предпринимательской дея­тельности вообще ради получения заработной платы, рабо­тая по найму;

• экономический доход, т. е. доход, полученный сверх нор­мальной прибыли. Эта часть предпринимательского дохода есть функция от экономической прибыли. Напомним, что экономическая прибыль — разность между валовым дохо­дом (выручкой) фирмы и ее экономическими издержками (суммой как внешних, так и внутренних издержек). Иногда ее еще называют сверхприбылью.

Количественное определение предпринимательского дохода на микроуровне вызывает некоторые затруднения. Напомним, что бухгалтерская и экономическая трактовка прибыли не сов­падают. Для бухгалтера предпринимательский доход отождеств­ляется с нераспределенной прибылью предприятия за отчетный период. Экономист же трактует прибыль более узко, рассматри­вая как доход только экономическую прибыль.

Предпринимательство как специфический фактор производ­ства является объектом собственности предпринимателя, он имеет определенную форму реализации — в виде предпринима­тельского дохода. Предпринимательский доход выступает глав­ной целью предпринимательской деятельности.

Прибыль в экономике выполняет ряд важнейших функций:

• является двигателем экономического развития. В условиях рыночной экономики именно от прибыли, вернее от ее ве­личины, зависит, какие блага и в каком количестве будут производиться, поскольку каждый предприниматель ищет то количество товара и ту цену, при которых он сможет по­лучить максимальную прибыль;

• способствует эффективному распределению ресурсов. Ре­сурсы распределяются среди фирм и отраслей на основе способности последних платить. Готовность фирм платить за экономические ресурсы, в свою очередь, определяется их прибыльностью. Прибыльно работать будет только та фирма, продукция которой пользуется спросом. Эффектив­ное распределение ресурсов означает, что они направляют­ся на производство именно той продукции, которая необ­ходима обществу сегодня;

• стимулирует нововведения. Ожидание прибыли побуждает предпринимателя осуществлять нововведения. Инноваци­онной деятельностью сегодня занимаются все эффективные предприятия, все успешные предприниматели и менедже­ры. Предпринимательские фирмы, первыми освоившие эф­фективные инновации, имеют возможность получать до­полнительный доход и максимизируют свои прибыли.

Добрый день, уважаемые ИП!

Когда приходит время платить страховые взносы, уплачиваемые ИП за себя в ПФР с доходов превышающих 300 000 рублей, то я уже второй год наблюдаю ошибки, которые совершают начинающие ИП.

А все дело в том, что у многих ИП под словом «доход” понимается совсем другой термин — «чистая выручка”. Тут лучше показать на конкретном примере, где часто делают ошибку ИП на УСН.

Например:

Предположим, ИП на на УСН за 2015 год получил годовой доход в размере 500 000 рублей. Подчеркну, что речь идет именно о доходе, а не о чистой выручке, после учета расходов.

Итак, наш ИП получил годовой доход в размере 500 000 рублей, но при этом расходная часть за год составила 230 000 рублей.

И тут многие начинающие ИП на УСН считают следующим образом:

500 000 – 230 000 = 270 000 рублей чистой выручки.

Так как 270 тысяч чистой выручки меньше, чем 300 тыс. то, мол, и не нужно платить 1% от суммы, превышающей 300 тыс. дохода в год. И заплатил только обязательные взносы в ПФР и ФФОМС…

А потом страшно удивляются, когда получают штрафы и пени со стороны ПФР…

На самом деле:

В данном примере нужно считать вот так:

Так как ВЕСЬ ДОХОД = 500 000 и он больше, чем 300 тыс. рублей, то:

(500 000 – 300 000)*1% = 200 000 * 1% = 2000 рублей нужно заплатить в ПФР от суммы, превышающей 300 000 рублей годового дохода.

Так вот. Видимо, в этом году опять множество ИП повторило эту ошибку, а МинФин снова выпустил разъясняющее письмо по этому поводу:

Полностью его приводить не буду (оригинал легко найдете на просторах интернета), а выделю только самое главное:

Вопрос: Об определении дохода ИП, применяющего УСН, для исчисления страховых взносов в ПФР.

Ответ:
МИНИСТЕРСТВО ФИНАНСОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПИСЬМО от 29 апреля 2016 г. N 03-11-11/25395

Департамент налоговой и таможенно-тарифной политики рассмотрел обращение по вопросу применения упрощенной системы налогообложения и сообщает следующее.
…..
Исходя из положений статьи 346.15 Кодекса индивидуальные предприниматели, применяющие УСН, при определении доходов учитывают:

  • доходы от реализации, определяемые в соответствии со статьей 249 Кодекса;
  • внереализационные доходы, определяемые в соответствии со статьей 250 Кодекса.

Положения статьи 14 Федерального закона N 212-ФЗ об определении размера страховых взносов на обязательное пенсионное страхование для индивидуального предпринимателя исходя из его дохода не увязываются с определением таким индивидуальным предпринимателем его налоговой базы при уплате соответствующего налога в зависимости от применяемого режима налогообложения.

Таким образом, в целях определения размера страхового взноса по обязательному пенсионному страхованию за соответствующий расчетный период, уплачиваемого индивидуальными предпринимателями, применяющими УСН, величиной дохода индивидуального предпринимателя является сумма фактически полученного им совокупного дохода за этот расчетный период. При этом расходы, предусмотренные статьей 346.16 Кодекса, не учитываются.

В связи с этим положения статьи 14 Федерального закона N 212-ФЗ об определении размера страховых взносов на обязательное пенсионное страхование для индивидуального предпринимателя исходя из его дохода не увязываются с определением таким индивидуальным предпринимателем его налоговой базы при уплате соответствующего налога в зависимости от применяемого режима налогообложения.

Заместитель директора Департамента налоговой и таможенно-тарифной политики
Р.А.СААКЯН
29.04.2016

Источник

Другие новости для ИП:

  1. Хорошая новость для ИП: ЕНВД планируют продлить до 1-го января 2021 года
  2. Скоро отменят налоговую тайну: вопросы и ответы по новому закону, который волнует многих
  3. С 1-го августа начнут действовать новые предельные значения по доходам от предпринимательской деятельности и автоматическое присвоение статусов

Не забудьте подписаться на новые статьи для ИП!

И Вы будете первыми узнавать о новых законах и важных изменениях:

Подписаться на новости по емайл

Вернуться к списку статей по юриспруденции

    К ВОПРОСУ О СООТНОШЕНИИ ПОНЯТИЙ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОЙ И ПРИНОСЯЩЕЙ ДОХОД ДЕЯТЕЛЬНОСТИ НЕКОММЕРЧЕСКИХ ОРГАНИЗАЦИЙ
    Т.М. ЗВЕЗДИНА
    Одним из центральных направлений развития современного гражданского и предпринимательского законодательства является совершенствование правового регулирования юридических лиц, проявившееся в попытке законодателя иначе определить систему юридических лиц, упорядочить набор организационно-правовых форм коммерческих и некоммерческих организаций и иных новеллах главы 4 Гражданского кодекса РФ.
    Некоммерческие организации в теории предпринимательского права традиционно относятся к субъектам предпринимательской деятельности, другими словами — к лицам, которые такую деятельность могут осуществлять в рамках, определяемых для них законом и учредительными документами <1>.
    ———————————
    <1> См.: Предпринимательское право России: Учеб. / Отв. ред. В.С. Белых. М.: Проспект, 2008. С. 183 — 190.
    Такой подход основывался, прежде всего, на положениях ст. 50 Гражданского кодекса РФ (в редакции, действовавшей со дня принятия закона до 1 сентября 2014 г.) <2>, согласно которым некоммерческие организации — это юридические лица, не имеющие извлечение прибыли в качестве основной цели своей деятельности и не распределяющие полученную прибыль между участниками (п. 1 ст. 50); при этом некоммерческие организации могут осуществлять предпринимательскую деятельность <3> лишь постольку, поскольку это служит достижению целей, ради которых они созданы, и соответствующую этим целям (п. 3 ст. 50).
    ———————————
    <2> Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 N 51-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 1994. N 32. Ст. 3301. Далее — ГК РФ.
    <3> Предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке (ст. 2 ГК РФ).
    Таким образом, на уровне ГК РФ в качестве ограничений права некоммерческих организаций на занятие предпринимательской деятельностью устанавливались два условия:
    — осуществление предпринимательской деятельности должно служить достижению (некоммерческих) целей создания организации;
    — сама предпринимательская деятельность некоммерческой организации должна соответствовать целям ее создания.
    Кроме того, в самом определении понятия некоммерческой организации наряду с критерием цели ее создания закреплен запрет на распределение прибыли между участниками некоммерческой организации.
    Наряду с общими ограничениями существуют ограничения права на осуществление предпринимательской деятельности отдельными видами некоммерческих организаций на уровне норм специальных федеральных законов, в том числе путем перечисления разрешенных видов предпринимательской деятельности <4>.
    ———————————
    <4> Например, в пункте 3 ст. 31 Федерального закона от 11.07.2001 N 95-ФЗ «О политических партиях» (ред. от 21.07.2014) определены возможные виды предпринимательской деятельности политической партии, к ним относятся: а) информационная, рекламная, издательская и полиграфическая деятельность; б) изготовление и продажа сувенирной продукции с символикой и (или) наименованием политической партии, а также изготовление и продажа издательской и полиграфической продукции; в) продажа и сдача в аренду имеющегося в собственности политической партии движимого и недвижимого имущества.
    В научной литературе на протяжении длительного времени велась оживленная дискуссия о том, должны ли некоммерческие организации осуществлять предпринимательскую деятельность или им надлежит придерживаться в своей деятельности целей создания.
    Так, Т.В. Сойфер, присоединяясь к мнению других ученых <5>, пишет следующее: «Предоставление некоммерческим организациям возможности осуществлять предпринимательскую деятельность в условиях, когда ограничивающие ее рамки не являются достаточно четкими, приводит к тому, что многие из них изначально ориентируются на извлечение прибыли, ибо однозначно определить, какая цель деятельности для некоммерческой организации является основной, а какая неосновной, затруднительно» <6>.
    ———————————
    <5> Похожего мнения придерживается проф. В.С. Белых, см.: Предпринимательское право России: Учеб. / Отв. ред. В.С. Белых. С. 185. Определенные опасения в связи с коммерциализацией деятельности некоммерческих организаций высказываются в литературе многими другими авторами. См., например: Блошенко М.В. Ограничения права на осуществление предпринимательской деятельности некоммерческих организаций // Общество и право. 2011. N 5. С. 89 — 92; и др.
    <6> Сойфер Т.В. Некоммерческие организации: некоторые проблемы гражданско-правового статуса // Законы России: опыт, анализ, практика. 2010. N 2. С. 3 — 13; СПС «КонсультантПлюс».
    Данный вывод подтверждается и анализом судебной практики российских арбитражных судов, которыми рассмотрено значительное число дел, где косвенно или прямо затрагивались проблемы участия некоммерческих организаций в предпринимательской деятельности <7>.
    ———————————
    <7> См., например: Постановления ФАС Северо-Западного округа от 7 марта 2008 г. по делу N А56-51808/2006, от 14 апреля 2008 г. по делу N А56-25137/2007; Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 15 мая 2009 г. по делу N А32-14334/2008-26/227.
    Д.И. Степанов, напротив, считает излишним беспокойство о чрезмерной коммерциализации некоммерческих организаций и перетекании предпринимательской деятельности в форму некоммерческой организации. Он предлагает в регулировании деятельности некоммерческих организаций отказаться от каких-либо ограничений в части осуществления ими предпринимательской деятельности и руководствоваться единственным квалифицирующим критерием, обособляющим подобные организации в отдельный тип юридического лица, и этот критерий — запрет на распределение прибыли среди участников некоммерческой организации (далее в цитате — НКО). По его мнению, «указанный запрет, будучи встроенным в правовую конструкцию НКО, изначально делает невозможным использовать форму НКО как правовую модель, ориентированную на максимизацию прибыли. В тех же случаях, когда обстоятельства, сопровождающие функционирование конкретной НКО, подвигают к коммерциализации подобной организации, следует не только не препятствовать такому движению, а, напротив, создавать предпосылки к переходу из формы НКО в форму коммерческой организации» <8>.
    ———————————
    <8> Степанов Д.И. В поисках критерия разграничения юридических лиц на два типа и принципа обособления некоммерческих организаций // Вестник гражданского права. 2007. N 3; СПС «КонсультантПлюс».
    Федеральный закон от 05.05.2014 N 99-ФЗ <9> внес существенные изменения в ст. 50 ГК РФ, закрепив в пункте 3 исчерпывающий перечень организационно-правовых форм некоммерческих организаций и изложив пункт 4 в следующей редакции: «Некоммерческие организации могут осуществлять приносящую доход деятельность, если это предусмотрено их уставами, лишь постольку, поскольку это служит достижению целей, ради которых они созданы, и если это соответствует таким целям».
    ———————————
    <9> Федеральный закон от 05.05.2014 N 99-ФЗ «О внесении изменений в главу 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации и о признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. 2014. N 19. Ст. 2304.
    В связи с этим возникает ряд вопросов: как соотносятся понятия «предпринимательская деятельность» и «приносящая доход деятельность», означает ли замена первого на второе запрет некоммерческим организациям осуществлять предпринимательскую деятельность либо под доходной деятельностью понимается и предпринимательская деятельность в том числе?
    Законодатель, несмотря на имеющиеся проблемы правового регулирования участия некоммерческих организаций в предпринимательской деятельности, к сожалению, не стремится облегчить ситуацию, напротив, он отказывается от правовой оценки предпринимательской деятельности некоммерческих организаций и уходит к использованию в отношении них иного понятия — «приносящая доход деятельность некоммерческих организаций». Причем, если понятие «предпринимательская деятельность» имеет легальное определение в ст. 2 ГК РФ, то, что представляет собой приносящая доход деятельность, в ГК РФ не раскрывается.
    Кроме того, если раньше в научной литературе и судебной практике прослеживалось различное отношение к необходимости указывать в уставе некоммерческой организации все осуществляемые виды предпринимательской деятельности, то сейчас в п. 4 ст. 50 ГК РФ такая необходимость применительно к доходной деятельности некоммерческих организаций прямо закреплена.
    Как справедливо отмечается в литературе <10>, «с момента введения в действие ГК РФ существовало два терминологических разделения: для всех некоммерческих организаций использовался термин «предпринимательская деятельность», для учреждений — «ведение деятельности, приносящей доход».
    ———————————
    <10> Гросул Ю.В. О праве некоммерческих организаций на занятие предпринимательской деятельностью // Предпринимательское право. Приложение «Бизнес и право в России и за рубежом». 2013. N 3. С. 16 — 18; СПС «КонсультантПлюс».
    Анализ положений ст. 298 ГК РФ об условиях осуществления приносящей доход деятельности различными типами учреждений позволяет сделать вывод о том, что указанные положения в основном совпадают с требованиями, закрепленными сейчас в п. 4 ст. 50 ГК РФ, так, «учреждение вправе осуществлять приносящую доходы деятельность лишь постольку, поскольку это служит достижению целей, ради которых оно создано, и соответствующую этим целям, при условии, что такая деятельность указана в его учредительных документах» (п. 2, п. 3 ст. 298).
    На первый взгляд, можно сделать вывод о том, что в отношении некоммерческих организаций законодатель в перспективе предполагает вовсе отказаться от использования термина «предпринимательская деятельность». Все дополнительные доходы, необходимые некоммерческой организации, будут рассматриваться как доходы от деятельности, включенной в содержание специальной правоспособности данных юридических лиц <11>. Косвенно данный вывод находит подтверждение и в нормах других федеральных законов, например, в п. 5 ст. 4 Закона «О защите конкуренции» к хозяйствующим субъектам наряду с коммерческими организациями и индивидуальными предпринимателями относятся некоммерческие организации, осуществляющие деятельность, приносящую им доход <12>.
    ———————————
    <11> См.: Гросул Ю.В. О праве на занятие предпринимательской деятельностью некоммерческих организаций (на примере высших учебных заведений) // Юрист. 2013. N 12. С. 27 — 29; СПС «КонсультантПлюс».
    <12> Федеральный закон от 26.07.2006 N 135-ФЗ «О защите конкуренции» // Собрание законодательства РФ. 2006. N 31 (ч. 1). Ст. 3434.
    Ученые, которые в своих работах исследовали особенности осуществления учреждениями деятельности, приносящей доход, как правило, не отождествляли такую деятельность с предпринимательской. К примеру, по мнению К.П. Кряжевских, приносящая доходы деятельность учреждений не может быть рассмотрена как предпринимательская, ибо отсутствуют главные критерии предпринимательства, установленные ст. 2 ГК РФ: получение прибыли, самостоятельность и осуществление ее на свой риск, что связано с существованием субсидиарной ответственности собственника наряду с максимально усеченной имущественной базой собственной ответственности учреждения, нестандартным имущественным режимом этой базы и специальной правоспособностью <13>.
    ———————————
    <13> Кряжевских К.П. Правовая природа самостоятельного распоряжения имуществом, приобретенным финансируемым собственником учреждением на доходы от «предпринимательской» деятельности // Актуальные проблемы гражданского права: Сб. статей. Вып. 6 / Под ред. О.Ю. Шилохвоста. М.: Норма, 2003. С. 176.
    Ю.Г. Лескова также отмечает, что «…предпринимательская деятельность направлена именно на получение прибыли (ч. 3 п. 1 ст. 2 ГК РФ). Следовательно, деятельность учреждений, приносящая доход, не во всех случаях может быть рассмотрена как предпринимательская. Не случайно законодатель в ч. 2 ст. 298 ГК РФ не отождествляет рассматриваемую деятельность с предпринимательской» <14>.
    ———————————
    <14> Лескова Ю.Г. Предпринимательская и приносящая доход деятельность некоммерческих организаций // Цивилист. 2009. N 2; СПС «КонсультантПлюс».
    Как видно из приведенных высказываний, авторы, определяя содержание и признаки приносящей доход деятельности некоммерческих организаций, а также пытаясь отграничить такую деятельность от предпринимательства, указывали на основное отличие предпринимательской деятельности от доходной, а именно на ее цель — систематическое получение прибыли.
    И здесь возникает еще одна проблема, связанная с определением содержания понятий «прибыль» и «доход» и их соотношением. Несмотря на то что действующее законодательство категории «прибыль» и «доход» очень широко использует, однако общих легальных определений для них не содержит по причине многогранности, многофункциональности данных категорий и обусловленности их содержания выполнением различных экономических функций.
    В экономической теории все известные определения понятия «прибыль» даются через использование термина «доход», например, В.П. Грузинов, В.Д. Грибов указывают, что «прибыль как экономическая категория отражает чистый доход, созданный в сфере материального производства в процессе предпринимательской деятельности» <15>. Е.Ф. Борисов пишет: «В самой общей форме прибыль можно определить как доход фирмы, который выступает в виде прироста примененного капитала» <16>.
    ———————————
    <15> Экономика предприятия: Учебное пособие / Под ред. В.П. Грузинова, В.Д. Грибова. М., 2000. С. 88.
    <16> Экономическая теория: Учебник / Под ред. Е.Ф. Борисова. М., 1997. С. 289.
    Налоговый кодекс РФ <17> в ст. 247, определяя объект налогообложения по налогу на прибыль организаций, под которыми имеются в виду как коммерческие, так и некоммерческие юридические лица, признает прибылью полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов, которые определяются в соответствии с нормами Налогового кодекса РФ. А объектом налогообложения по налогу на доходы физических лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность, согласно ст. 209 Налогового кодекса РФ являются именно доходы, а не прибыль.
    ———————————
    <17> Налоговый кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 05.08.2000 N 117-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2000. N 32. Ст. 3340.
    В свое время В.С. Белых предлагал в числе изменений понятия «предпринимательская деятельность» дополнить ее определение следующим образом: «деятельность, направленная на систематическое извлечение прибыли (дохода)» <18>. К примеру, в ст. 10 Гражданского кодекса Республики Казахстан при определении признаков предпринимательской деятельности указывается на получение дохода, а не прибыли: «Предпринимательство — это инициативная деятельность граждан и юридических лиц, независимо от формы собственности, направленная на получение чистого дохода путем удовлетворения спроса на товары (работы, услуги)…» <19>. Поэтому закрепление в отечественном определении понятия предпринимательской деятельности в качестве цели деятельности направленности на систематическое получение дохода либо прибыли (дохода) внесло бы, на наш взгляд, определенную ясность в правовое регулирование отношений по осуществлению предпринимательства физическими лицами и некоммерческими организациями.
    ———————————
    <18> Белых В.С. Концепция развития гражданского законодательства: некоторые общие и частные предложения // Российское право: образование, практика, наука. 2009. N 9. С. 21 — 22.
    <19> См.: статья 10 Гражданского кодекса Республики Казахстан (Общая часть) от 27.12.1994. URL: http://online.zakon.kz/Document/?doc_id=1006061#sub_id=100000 (дата обращения: 16.10.2014).
    Федеральный закон от 12.01.1996 N 7-ФЗ «О некоммерческих организациях» <20> в ст. 24 закрепляет несколько иной подход, нежели ГК РФ, к определению возможных видов деятельности некоммерческой организации. Так, в п. 2 ст. 24 говорится о том, что некоммерческая организация может осуществлять предпринимательскую и иную приносящую доход деятельность лишь постольку, поскольку это служит достижению целей, ради которых она создана, и соответствует указанным целям, при условии, что такая деятельность указана в ее учредительных документах. Из чего можно сделать вывод о том, что содержательно понятие «приносящая доход деятельность» шире, нежели понятие «предпринимательская деятельность», и предпринимательская деятельность для некоммерческой организации является разновидностью доходной деятельности. Этот вывод подтверждается дальнейшим указанием на возможные виды такой деятельности: «Приносящее прибыль производство товаров и услуг, отвечающих целям создания некоммерческой организации, а также приобретение и реализация ценных бумаг, имущественных и неимущественных прав, участие в хозяйственных обществах и участие в товариществах на вере в качестве вкладчика» (п. 2 ст. 24). Если в указанном перечне «приносящее прибыль производство товаров и услуг» является в чистом виде предпринимательской деятельностью, то, к примеру, «участие в хозяйственных обществах» предпринимательской деятельностью не является, хотя доход в виде дивидендов приносить будет.
    ———————————
    <20> Собрание законодательства РФ. 1996. N 3. Ст. 145.
    На наш взгляд, именно таким образом следует понимать приносящую доход деятельность некоммерческих организаций — как содержательно более широкое понятие, чем предпринимательская деятельность. Однако остается догадываться, как повлияют и повлияют ли последние изменения главы 4 ГК РФ на редакцию ст. 24 Закона «О некоммерческих организациях».
    Не совсем ясно, зачем отечественный законодатель стремится к использованию новых терминов вместо привычных и получивших хоть какое-то толкование в доктрине и судебной практике? Иное название предпринимательской деятельности некоммерческих организаций не поменяет экономическую суть такой деятельности. «Отсутствие связи между экономическими отношениями и их отражением в праве приведет к отсутствию эффективных механизмов регулирования» <21> предпринимательской деятельности некоммерческих организаций.
    ———————————
    <21> Гросул Ю.В. О праве на занятие предпринимательской деятельностью некоммерческих организаций (на примере высших учебных заведений) // Юрист. 2013. N 12. С. 27 — 29; СПС «КонсультантПлюс».

    Наша компания оказывает помощь по написанию курсовых и дипломных работ, а также магистерских диссертаций по предмету Предпринимательское право, предлагаем вам воспользоваться нашими услугами. На все работы дается гарантия.

Зобова Е. П., эксперт информационно-справочной системы «Аюдар Инфо»

Каждый гражданин вправе заниматься любыми (не запрещенными действующим законодательством) видами деятельности. Но в определенный момент эта деятельность переходит установленную грань и становится предпринимательской со всеми вытекающими налоговыми последствиями.

Об основных признаках, свидетельствующих об осуществлении физическим лицом предпринимательской деятельности, а также о налоговых проблемах, которые могут возникнуть в этом случае, и поговорим.

Обязательность наличия статуса индивидуального предпринимателя

По общему правилу, установленному действующим законодательством, физическое лицо вправе заниматься предпринимательской деятельностью без образования юридического лица с момента государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя (ст. 23 ГК РФ). В отношении отдельных видов предпринимательской деятельности могут быть предусмотрены условия осуществления гражданами такой деятельности без государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя – это виды деятельности, предусмотренные п. 70 ст. 217 НК РФ. В данном случае речь идет об оказании услуг для личных нужд, а именно по присмотру и уходу за детьми, больными лицами, по репетиторству, по уборке жилых помещений, ведению домашнего хозяйства. Хотя законом субъекта РФ данный перечень может быть расширен.

Еще одним важным моментом является владение гражданином имуществом – недвижимостью, транспортными средствами. Проблема в том, что имущество физического лица юридически не разграничено на имущество, используемое в предпринимательской деятельности и используемое в личных целях. И если физическое лицо получает доходы от деятельности, не относимой им к предпринимательской, но подлежащей квалификации в качестве таковой, то на указанное лицо будет распространяться соответствующий режим налогообложения, установленный НК РФ для индивидуальных предпринимателей. Хотя владение, пользование, а также распоряжение имуществом не рассматриваются сами по себе в качестве признаков предпринимательской деятельности, а считаются осуществлением правомочий собственника.

Соответственно, предпринимательская деятельность может заключаться не только в использовании гражданином результатов труда, но и в использовании принадлежащего ему имущества для целей осуществления предпринимательской деятельности.

Налоговые органы обращают пристальное внимание на физических лиц, владеющих имуществом, не предназначенным для личных нужд, например нежилыми помещениями, специальными транспортными средствами, и не зарегистрированных в качестве индивидуальных предпринимателей, а точнее на их доходы.

К сведению: бремя доказывания обстоятельств, указывающих на фактическое вступление гражданина в оборот в качестве субъекта предпринимательской деятельности и дающих основания для квалификации полученного физическим лицом дохода как связанного с предпринимательской деятельностью, лежит на налоговом органе.

Рассмотрим основные признаки, свидетельствующие об осуществлении физическим лицом предпринимательской деятельности, а также о налоговых проблемах, которые могут возникнуть, тем более что контролирующие органы вновь уделяют данному вопросу повышенное внимание (письма ФНС России от 16.04.2019 № СА-4-7/7164, от 07.05.2019 № СА-4-7/8614, Минфина России от 22.02.2018 № 03-11-11/11324).

Признаки предпринимательской деятельности

Еще в письмах Минфина России от 07.11.2006 № 03-01-11/4-82, от 28.05.2013 № 03-04-05/19341 и ФНС России от 08.02.2013 № ЕД-3-3/412@ разъяснялось, что о наличии в действиях гражданина признаков предпринимательской деятельности могут свидетельствовать, в частности, следующие факты:

  • изготовление или приобретение имущества с целью последующего извлечения прибыли от его использования или реализации;

  • хозяйственный учет операций, связанных с осуществлением сделок;

  • взаимосвязанность всех совершаемых гражданином в определенный период времени сделок;

  • устойчивые связи с продавцами, покупателями, прочими контрагентами.

Кроме этого, отмечалось, что квалификация доходов, относящихся к предпринимательской деятельности, зависит от совокупности факторов, составляющих суть конкретного вида предпринимательской деятельности, в частности (Письмо ФНС России от 25.01.2011 № КЕ-3-3/142@):

  • оснований, в связи с которыми получено право собственности на реализуемое имущество;

  • целей осуществляемых операций купли-продажи указанного имущества;

  • наличия свидетельств о систематическом осуществлении указанных операций.

Теперь контролеры отмечают, что самого по себе факта совершения гражданином сделок по приобретению имущества для признания гражданина предпринимателем недостаточно, если последующие совершаемые им сделки не образуют предпринимательской деятельности. Определяющим фактором являются обстоятельства направленности на систематическое получение дохода от использования рассматриваемого имущества или систематичной перепродажи имущества. При этом в каждом конкретном случае вопрос о наличии признаков предпринимательской деятельности должен рассматриваться отдельно – в зависимости от вида недвижимого имущества, его целевого назначения (жилое и нежилое) и характера его использования (для личных либо коммерческих целей), его количества, площади, периодичности заключения сделок и иных фактических обстоятельств.

Приведенные выводы подтверждаются судебной практикой.

Например, все судебные инстанции, включая ВС РФ, поддержали вывод налогового органа, который квалифицировал доход от продажи спорного имущества как доход от предпринимательской деятельности (Определение от 19.12.2018 № 310-КГ18-20868 по делу № А35-3121/2017). Гражданин приобрел ряд нежилых помещений, когда он не был зарегистрирован в качестве индивидуального предпринимателя. Затем он изменил свой статус и, будучи предпринимателем, применял УСНО. В этот период он реализовал спорные объекты недвижимости, но доход от продажи указанных нежилых помещений отразил в декларации по НДФЛ, поданной им в качестве физического лица, не имеющего статуса индивидуального предпринимателя. При этом сумма дохода, полученного от продажи недвижимого имущества, была уменьшена на сумму фактически произведенных расходов, связанных с приобретением указанных объектов.

Налоговики потребовали представить уточненную налоговую декларацию при УСНО, включив в налогооблагаемую базу доход от реализации имущества. Суды согласились с данным выводом и квалифицировали доход от сделок по реализации спорного имущества как доход от предпринимательской деятельности. Арбитры пришли к выводу, что спорное имущество по своим функциональным характеристикам изначально не предназначено для использования в иных целях, не связанных с предпринимательской деятельностью, приобретено налогоплательщиком не для личных целей, что им не опровергнуто, в связи с чем полученный доход от продажи нежилых помещений непосредственно связан с предпринимательской деятельностью, а поэтому подлежит обложению «упрощенным» налогом в порядке, предусмотренном гл. 26.2 НК РФ.

Аналогичные выводы были сделаны в Определении ВС РФ от 25.12.2018 № 309-КГ18-21893 по делу № А76-14703/2017.

Отметим, что указанные подходы применимы не только к реализации имущества, но и к уступке имущественных прав (Определение ВС РФ от 02.11.2016 № 309-КГ16-14303).

К сведению: в каждом конкретном случае необходимо устанавливать цель приобретения (получения) гражданином имущества, от которого им был получен доход с учетом, в том числе назначения этого имущества, исходя из функциональных характеристик такого объекта.

Признаки, не позволяющие квалифицировать деятельность физического лица в качестве предпринимательской

Согласно ст. 2 ГК РФ предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг.

К сведению! Деятельность физического лица не подпадает под определение предпринимательской, если отсутствуют ключевые признаки, поименованные в ст. 2 ГК РФ, а именно если:

  • доходы получены не в связи с самостоятельной предпринимательской деятельностью;

  • отсутствует признак систематичности извлекаемой прибыли.

Что касается признака самостоятельности предпринимательской деятельности, в п. 2 Обзора судебной практики по делам, связанным с защитой прав потребителей финансовых услуг, утвержденного Президиумом ВС РФ 27.09.2017, по вопросу о применимости Закона РФ от 07.02.1992 № 2300-1 «О защите прав потребителей» к клиенту банка изложена правовая позиция, согласно которой получение гражданином дохода при снятии с банковского счета денежных средств в иностранной валюте за счет курсовой разницы не свидетельствует об осуществлении им предпринимательской деятельности, если банковский счет не используется таким гражданином для нужд, связанных с осуществлением предпринимательской деятельности. Таким образом, указанные подходы применимы к «пассивным» доходам от использования и распоряжения имуществом, в том числе к дивидендам и процентам по вкладам, займам, доходам от сдачи имущества, приобретенного для личных нужд, в аренду и иным аналогичным по характеру выплатам, что само по себе не свидетельствует об осуществлении предпринимательской деятельности.

Также недопустимо признание деятельности предпринимательской на основе единичных случаев совершения гражданско-правовых сделок. Очевидно, что не соответствуют определению предпринимательской деятельности, изложенному в ст. 2 ГК РФ, случаи нерегулярной по характеру реализации товаров, выполнения работ или оказания услуг. Разовое оказание личных услуг также не может однозначно свидетельствовать о наличии признаков систематичности в деятельности физического лица и ее предпринимательском характере. Налоговые обязательства по удержанию НДФЛ в данном случае исполняются нанимателем – налоговым агентом как источником выплаты дохода по договорам гражданско-правового характера в порядке, установленном ст. 226 НК РФ.

Налоговые последствия: доначисление НДС

При любых обстоятельствах квалификация деятельности физического лица в качестве предпринимательской приведет к доначислению налогов, а также пеней и штрафов. Но хотелось бы в разрезе рассматриваемого вопроса отдельно сказать про НДС.

При исчислении НДС в данном случае возникает сразу ряд вопросов, в том числе:

  • об обязанностях налогового агента;

  • о реализации права на освобождение по ст. 145 НК РФ;

  • о начислении НДС в повышенном размере.

Остановимся на них подробнее.

Обязанности налогового агента

Согласно абз. 2 п. 3 ст. 161 НК РФ при реализации (передаче) на территории РФ государственного имущества, не закрепленного за государственными предприятиями и учреждениями, составляющего государственную казну РФ, казну республики в составе РФ, казну края, области, города федерального значения, автономной области, автономного округа, а также муниципального имущества, не закрепленного за муниципальными предприятиями и учреждениями, составляющего муниципальную казну соответствующего городского, сельского поселения или другого муниципального образования, налоговая база определяется как сумма дохода от реализации (передачи) этого имущества с учетом налога. В этом случае налоговыми агентами признаются покупатели (получатели) указанного имущества, за исключением физических лиц, не являющихся индивидуальными предпринимателями. Указанные лица обязаны исчислить расчетным методом, удержать из выплачиваемых доходов и уплатить в бюджет соответствующую сумму НДС.

При применении данной нормы в разрезе рассматриваемого вопроса следует руководствоваться выводами, сделанными ВС РФ.

Так, в Определении ВС РФ от 31.08.2017 № 307-КГ17-11240 по делу № А21-1516/2016 сказано: признавая решение налогового органа законным, судебные инстанции исходили из доказанности совокупности обстоятельств, свидетельствующих о том, что систематическая деятельность предпринимателя по приобретению и продаже большого количества недвижимого имущества без цели его личного использования фактически является видом предпринимательской деятельности, направленной на получение дохода, и это влечет обязанность заявителя по уплате НДС и НДФЛ. Как следует из судебных актов по делу, налоговым органом была проведена проверка индивидуального предпринимателя, в ходе которой установлены обстоятельства покупки и продажи нежилых помещений в период, когда регистрация в качестве индивидуального предпринимателя у гражданина отсутствовала. Объекты недвижимости были приобретены заявителем на основании договоров купли-продажи муниципального имущества.

К сведению: предприниматель в нарушение п. 3 ст. 161 НК РФ не исполнил функции налогового агента по исчислению и уплате в бюджет НДС с выкупной стоимости муниципального имущества по договорам купли-продажи и не представил налоговые декларации по НДС.

В аналогичном деле суды отклонили доводы предпринимателя, что в спорных договорах купли-продажи он выступал как физическое лицо, и признали за ним обязанность уплатить НДС в качестве налогового агента (Определение ВС РФ от 10.07.2018 № 310-КГ16-17804 по делу № А09-10032/2015).

Право на освобождение по статье 145 НК РФ

В случае переквалификации деятельности физического лица в предпринимательскую обязанностью налоговых органов является определение неисполненных налоговых обязательств. Но в данном случае налоговики «забывают» о праве налогоплательщика на применение положений ст. 145 НК РФ, освобождающих налогоплательщика от обязанностей по уплате НДС при соблюдении определенных данной статьей условий.

При рассмотрении данного вопроса показательным является дело, проанализированное в Определении ВС РФ от 18.01.2019 № 78-КГ18-66.

Гражданин, владеющий тремя нежилыми помещениями, сдавал их в аренду. В отношении него была проведена выездная налоговая проверка, по результатам которой были начислены НДС и НДФЛ, а также штрафы и пени. Данное физическое лицо не согласилось с таким решением и оспорило его в судебном порядке. В обоснование своих исковых требований заявитель ссылался на то, что является собственником нежилых помещений, доход от сдачи в аренду которых, по его мнению, ошибочно квалифицирован налоговыми органами как доход от предпринимательской деятельности. Заявитель полагал, что его доход от сдачи в аренду принадлежащих ему на праве собственности нежилых помещений не является доходом от предпринимательской деятельности, а является исходя из положений ч. 1 ст. 34 Конституции РФ доходом от иной экономической деятельности, поскольку сдача в аренду принадлежащих ему нежилых помещений представляет собою реализацию его права на распоряжение этим имуществом. Кроме того, по мнению заявителя, в случае квалификации деятельности гражданина в качестве предпринимательской к налогоплательщику подлежат применению не только нормы, возлагающие обязанности по уплате соответствующих налогов, но и нормы, позволяющие претендовать на соответствующие льготы, в том числе на освобождение от исполнения обязанностей налогоплательщика по НДС. Заявитель утверждал, что он узнал о своей обязанности уплачивать НДС только в ходе налоговой проверки. И если бы он знал об этом ранее, то зарегистрировался бы в качестве индивидуального предпринимателя и подал заявление на освобождение от уплаты НДС, поскольку его доходы соответствуют требованиям ст. 145 НК РФ.

Суды первых двух инстанций полностью отказали заявителю в удовлетворении его требований, а вот ВС РФ пересмотрел принятые решения.

ВС РФ согласился со своими коллегами в том, что суды пришли к обоснованному выводу о доказанности обстоятельств осуществления данным гражданином предпринимательской деятельности по сдаче в аренду принадлежащих ему на праве собственности нежилых помещений без государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя, учитывая цели и особенности его действий, коммерческое предназначение предоставляемой им в аренду недвижимости, установив при этом обстоятельства неисполнения им обязанностей налогоплательщика по уплате НДС.

ВС РФ отметил, что из положений п. 2 ст. 11, п. 1 ст. 143 и пп. 1 п. 1 ст. 146 НК РФ следуют обязанности по исчислению и уплате НДС в отношении индивидуальных предпринимателей и граждан, не зарегистрированных в качестве индивидуального предпринимателя, но осуществляющих предпринимательскую деятельность. При этом ВС РФ указал, что непредставление в налоговый орган уведомления об освобождении от уплаты НДС по ст. 145 НК РФ не влечет за собой утрату права на освобождение от исполнения обязанностей налогоплательщика, что являлось бы несоразмерным последствием с точки зрения цели установления данного института.

К сведению: для случаев, когда о необходимости уплаты НДС лицу становится известно по результатам мероприятий налогового контроля, в частности, в случае изменения квалификации деятельности налогоплательщика, порядок реализации права на освобождение от уплаты налога законом не предусмотрен.

Следовательно, само по себе то обстоятельство, что налоговый орган не учел положения п. 1 ст. 145 НК РФ при изменении квалификации деятельности налогоплательщика в рамках выездной налоговой проверки, не означает утрату возможности предоставления освобождения от исполнения обязанностей налогоплательщика по результатам рассмотрения уведомления, поданного после окончания проверки, если освобождение применялось им фактически (налог не исчислялся и не предъявлялся).

Отметим, что данный гражданин направил в налоговый орган требуемое уведомление после принятия оспариваемого решения о его привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения. Но налоговики при рассмотрении апелляционной жалобы пришли к выводу об отсутствии оснований для его освобождения от исполнения обязанностей плательщика НДС, хотя приведенные данные соответствовали критериям, установленным ст. 145 НК РФ. ВС РФ признал названный вывод несостоятельным.

Дело направлено на новое рассмотрение.

Начисление НДС в повышенном размере

Если налоговым органом доказано осуществление предпринимательской деятельности физическим лицом, не зарегистрированным в качестве индивидуального предпринимателя и заключившим соответствующие договоры в качестве физического лица, то в отношении дохода от данной деятельности это лицо является, в частности, плательщиком НДС (определения ВС РФ от 03.09.2014 по делу № 304-ЭС14-223, от 08.04.2015 по делу № 59-КГ15-2, от 20.07.2018 по делу № 16-КГ18-17).

Но в приведенных делах подлежащий уплате в бюджет НДС был начислен налоговым органом сверх установленных в заключенных ими договорах цен, и вопрос, связанный с правильностью такой методики расчета налоговых обязательств, не являлся предметом спора между сторонами и предметом изучения судов.

Однако Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ в Определении от 20.12.2018 № 306-КГ18-13128 по делу № А12-36108/2017 с таким подходом налогового органа и судов нижестоящих инстанций не согласилась, указав следующее.

В этом деле гражданин также сдавал в аренду принадлежащие ему на праве собственности объекты недвижимости, полагая, что доход в виде арендной платы не связан с ведением предпринимательской деятельности, из-за чего при оказании услуг по аренде не исчислял и не уплачивал НДС. При проверке деятельность этого гражданина была признана предпринимательской, ему были доначислены НДС, штрафы и пени.

При определении размера недоимки налоговый орган руководствовался положениями п. 1 ст. 154 и п. 3 ст. 164 НК РФ, исчислив налог по ставке 18% от согласованной между предпринимателем и арендатором арендной платы, то есть определил налог в дополнение к установленной арендной плате.

Суды трех инстанций, признавая правомерным избранный инспекцией порядок определения размера недоимки по НДС, исходили из того, что в договорах аренды отсутствовало упоминание о включении налога в согласованную сторонами арендную плату, а платежные поручения на перечисление арендной платы содержали указание об осуществлении расчетов «без НДС». Принимая во внимание, что включение налога в арендную плату не следовало ни из договоров, ни из обстоятельств, предшествующих их заключению, или прочих условий договоров, суды отметили, что в данном случае налог не может исчисляться по расчетной ставке 18/118.

Но ВС РФ не согласился с таким подходом, указав следующее.

По рассматриваемому делу судами установлено, что в договорах аренды плата за пользование имуществом установлена без выделения в ней сумм НДС. Налог не выделялся отдельно в расчетных документах и не указывался в платежных поручениях арендатора. Это означает, что в отношениях предпринимателя и арендатора цена услуг по аренде окончательно сформирована в тех размерах, которые отражены в договорах аренды, вне зависимости от того, признавался бы предприниматель плательщиком НДС на момент заключения договоров либо нет. Заключение договоров аренды налогоплательщиком изначально в статусе предпринимателя не привело бы к установлению большей арендной платы.

К сведению: вменение арендодателю статуса предпринимателя по результатам налоговой проверки не должно влечь нарушение разумных ожиданий налогоплательщика относительно налоговых последствий совершенных им сделок и приводить к исчислению НДС в повышенном размере, который невозможно предъявить к уплате арендатору.

В сложившейся ситуации изменение квалификации статуса гражданина может служить основанием для того, чтобы определить его права и обязанности как плательщика НДС способом, согласующимся с действительно сложившимися экономическими условиями деятельности налогоплательщика, – таким образом, как если бы НДС изначально предъявлялся к уплате арендатору в рамках установленных в договорах размерах платы за пользование имуществом, то есть с применением расчетной ставки налога (п. 4 ст. 164 НК РФ).

Дело было направлено на новое рассмотрение.

Аналогичные выводы сделаны в Определении ВС РФ от 12.11.2018 № 306-КГ18-13128 по делу № А12-36108/2017.

* * *

Деятельность физического лица, не зарегистрированного в качестве индивидуального предпринимателя, может быть признана налоговым органом предпринимательской со всеми вытекающими из этого налоговыми последствиями. Квалификация сделок по отчуждению товаров, работ, услуг и имущественных прав как хозяйственных операций, связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, возможна в том числе в силу длительности, систематичности и массовости действий, направленных на их приобретение и продажу.

В каждом конкретном случае, оценивая обстоятельства дела в совокупности и взаимосвязи, налоговый орган будет выяснять, использовалось ли имущество в предпринимательской деятельности, и определять, занимается физическое лицо предпринимательской деятельностью или реализует свое право на осуществление гражданско-правовых сделок.

Что касается налоговых обязательств, сформированных по результатам контрольных мероприятий, с учетом имеющейся судебной практики можно сделать следующие выводы относительно доначисления НДС:

  • при приобретении государственного (муниципального) имущества граждане, чья деятельность признана предпринимательской, должны выполнить обязанности налогового агента, установленные п. 3 ст. 161 НК РФ;

  • изменение квалификации деятельности налогоплательщика не означает утрату возможности предоставления ему освобождения от исполнения обязанностей плательщика НДС в соответствии со ст. 145 НК РФ по результатам рассмотрения уведомления, поданного после окончания проверки;

  • методика расчета НДС путем начисления его сверх согласованной сторонами договора цены подлежит применению налоговыми органами в ситуации переквалификации деятельности физических лиц в предпринимательскую только в том случае, если налоговый орган докажет недобросовестность действий самого физического лица на стадии согласования, заключения и исполнения им сделок, направленных на получение дохода от предпринимательской деятельности в отсутствие уплаты НДС, сопровождающихся сокрытием им своего реального статуса как предпринимателя для целей неуплаты данного налога по факту осуществления спорных сделок. В отсутствие соответствующих доказательств НДС определяется налоговым органом расчетным методом.

Записи созданы 8837

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх