Двойная ответственность

В одном договоре — два обязательства

В приведенных решениях судов противоречий нет. Поясним.

В первом случае (постановление ФАС Северо-Западного округа от 01.06.2009 № А-52-5169/2008) речь шла о взыскании пеней за несвоевременную оплату по договору поставки (мера ответственности) и взыскании процентов за предоставленный коммерческий кредит.

Напомним, в соответствии со ст. 823 ГК РФ договорами, исполнение которых связано с передачей в собственность другой стороне денежных сумм или других вещей, определяемых родовыми признаками, может быть предусмотрено предоставление кредита, в том числе в виде аванса, предварительной оплаты, отсрочки, рассрочки оплаты товаров, работ или услуг (коммерческий кредит).

Другими словами, стороны вольны устанавливать обязательства, используя гражданско-правовые инструменты, к числу которых относится и соглашение о коммерческом кредите. Это самостоятельный договор, предмет которого — предоставление суммы денежных средств на определенный срок на условиях возврата. За пользование суммой кредита заемщик уплачивает проценты в размере и порядке, определенных в договоре, если иное не предусмотрено договором или законом (ч. 2 ст. 823, ст. 809 ГК РФ).

В указанном споре стороны заключили договор поставки, предусмотрев, что в случае просрочки оплаты за товар неоплаченная сумма является коммерческим кредитом. То есть стороны в одной сделке предусмотрели два договорных обязательства: договор поставки и договор коммерческого кредита.

Проценты за пользование кредитом или займом не являются мерой ответственности. Такое разъяснение дано в совместном постановлении Пленума ВС РФ и ВАС РФ от 08.10.98 № 13/14 «О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами» (далее — совместное постановление № 13/14). В пункте 14 постановления отмечено, что «договор купли-продажи может предусматривать как ответственность за несвоевременную оплату в виде процентов по ст. 395 ГК РФ, так и проценты в виде платы за пользование коммерческим кредитом. Последние не являются ответственностью».

В пункте 4 этого же постановления отмечено, что проценты, предусмотренные п. 1 ст. 395 ГК РФ, по своей природе отличаются от процентов, подлежащих уплате за пользование денежными средствами, предоставленными по договору займа (ст. 809 ГК РФ), кредитному договору (ст. 819 ГК РФ) либо в качестве коммерческого кредита (ст. 823 ГК РФ). Поэтому при разрешении споров о взыскании процентов суд определяет, требует ли истец уплаты процентов за пользование денежными средствами, предоставленными в качестве займа или коммерческого кредита, либо речь идет о применении ответственности за неисполнение или просрочку исполнения денежного обязательства (ст. 395 ГК РФ).

Поэтому в первом случае суд удовлетворил требования продавца, обязав покупателя уплатить сумму пеней за несвоевременную оплату товара (мера ответственности) и сумму процентов за пользование коммерческим кредитом (обязательство по договору коммерческого кредита).

Следует отметить, что грамотное использование гражданско-правовых инструментов позволяет наилучшим образом обезопасить сторону от неисполнения взятых контрагентом на себя обязательств. Надо отдать должное юристам продавца, предусмотревшим наилучший способ сохранения собственных интересов, включив в договор поставки договор коммерческого кредита.

Буква закона

Часть 1 ст. 395 «Ответственность за неисполнение денежного обязательства» ГК РФ

За пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате либо неосновательного получения или сбережения за счет другого лица подлежат уплате проценты на сумму этих средств. Размер процентов определяется существующей в месте жительства кредитора, а если кредитором является юридическое лицо, в месте его нахождения учетной ставкой банковского процента на день исполнения денежного обязательства или его соответствующей части. При взыскании долга в судебном порядке суд может удовлетворить требование кредитора, исходя из учетной ставки банковского процента на день предъявления иска или на день вынесения решения. Эти правила применяются, если иной размер процентов не установлен законом или договором.

Одно нарушение — два вида ответственности

Во втором постановлении (ФАС Московского округа от 16.06.2009 № КГ-А40/3759-09) речь шла о применении двойной ответственности за одно нарушение. Именно таковыми являются неустойка (в виде пени), предусмотренная договором за нарушение условий оплаты (ст. 330 ГК РФ), и проценты за пользование чужими денежными средствами в соответствии со ст. 395 ГК РФ.

Между тем, исходя из общих принципов Гражданского кодекса РФ, за одно и то же правонарушение не могут применяться одновременно две меры гражданско-правовой ответственности. Поэтому взыскание с ответчика одновременно неустойки и процентов за пользование чужими денежными средствами неправомерно. К такому выводу пришел суд во втором постановлении.

Этот вывод согласуется с позицией пленумов ВАС РФ и ВС РФ, изложенной в их совместном постановлении № 13/14. Так, в п. 6 постановления отмечено, что в денежных обязательствах, возникших из договоров, в частности, предусматривающих обязанность должника произвести оплату товаров, работ или услуг либо уплатить полученные на условиях возврата денежные средства, на просроченную уплатой сумму подлежат начислению проценты на основании ст. 395 ГК РФ. Законом либо соглашением сторон может быть предусмотрена обязанность должника уплачивать неустойку (пени) при просрочке исполнения денежного обязательства. В подобных случаях суду следует исходить из того, что кредитор вправе предъявить требование о применении одной из этих мер, не доказывая факта и размера убытков, понесенных им при неисполнении денежного обязательства, если иное прямо не предусмотрено законом или договором.

Таким образом, если бы стороны второго спора предусмотрели в договоре, по которому исполнитель не возвращал денежные средства заказчику, условие о коммерческом кредите, нарушителю пришлось бы уплатить и пени за задержку возврата денежных средств, и проценты за предоставленный коммерческий кредит.

Буква закона

Часть 1 ст. 330 «Понятие неустойки» ГК РФ

Неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения.

Задаваясь данным вопросом и бегло (признаюсь честно) анализируя судебную практику, я нашла 3 случая, когда может возникнуть двойная ответственность контролирующего лица за одно и то же нарушение. В некоторых случаях суды признают, что такая двойная ответственность имеет место, в иных же не признают.

Действующее законодательство не предусматривает применение двойной ответственности за одно и то же нарушение обязательств, так как это противоречит принципам права: разумности, справедливости и недопустимости двойной ответственности.

Дело первое.

В данном деле суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что наличие судебного акта о взыскании с контролирующего лица солидарно денежных средств в пользу банка, а также привлечение этого же контролирующего лица на эту же сумму к субсидиарной ответственности не влечет за собой права банка взыскивать задолженность дважды, и следовательно, ни о какой двойной ответственности и речи быть не может. Суд при этом ссылается на положение норм 323, 325, 399 ГК РФ (Постановление Шестого арбитражного апелляционного суда от 19.05.2017 N 06АП-71/2017 по делу N А37-1225/2015).

Похожий вывод был сделан в Постановлении Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 02.05.2012 N 17АП-7416/2011-ГК по делу N А50-3992/2010.

Судом было указано, что в случае взыскания с поручителя в порядке солидарной ответственности задолженности по кредитным договорам и привлечения бывшего руководителя должника к субсидиарной ответственности речь идет о различных видах ответственности (солидарная и субсидиарная), у которых различны правовые и фактические основания для их возникновения (в первом случае — ст. 363 ГК РФ, во втором — ст. 10 Закона о банкротстве). Следует также иметь ввиду, что интересы поручителя защищены положениями ст. 365 ГК РФ, в соответствии с которой к поручителю, исполнившему обязательство, переходят права кредитора по этому обязательству и права, принадлежащие кредитору как залогодержателю в том объеме, в котором поручитель удовлетворил требование кредитора.

Позволю себе не согласиться с данными судебными актами.

Понимая, что солидарная и субсидиарная ответственности, безусловно, разные виды ответственности, чувство справедливости подсказывает, что нельзя одно и тоже лицо привлекать и к солидарной, и к субсидиарной ответственностям. Иное неизбежно влечет за собой двойную ответственность.

Тем более печальна такая позиция суда исходя из действующего права кредитора заявить об уступке ему части требования о привлечении к субсидиарной ответственности в размере требования кредитора. И кредитор будет иметь на руках два исполнительных листа – первый испол.лист к лицу, как к солидарному должнику, второй испол.лист к этому же лицу как к субсидиарному должнику. Как мне представляется, погашением по одному из двух испол.листов не прекратится производство по второму.

Довод о том, что интересы поручителя защищены положениями ст. 365 ГК РФ, не актуален в случае исключения должника из ЕГРЮЛ в результате завершения банкротства. Наличие иных солидарных должников помимо основного должника банкрота, также не покрывает рисков взыскания по второму исполнительному листу по субсидиарке.

Дело второе.

Суд при рассмотрении заявления о привлечении к субсидиарной ответственности сделал вывод, что взыскание с контролирующего лица в рамках субсидиарной ответственности тех же денежных средств, что и по иску о взыскании в качестве последствий недействительности сделки, приведет к двойной ответственности.

К такому выводу суд пришел по следующей логике.

Заявление конкурсного о привлечении контролирующего лица (видимо директора) к субсидиарной ответственности основано на положениях п. 4 ст. 10 Закона о банкротстве и мотивировано тем, что должник признан несостоятельным (банкротом) вследствие действий Волкова Ю.В., а именно совершения им сделок, впоследствии признанных недействительными.

Как следует из заявления о привлечении к субсидиарной ответственности, основанием для его подачи послужило наличие задолженности перед кредиторами в размере 25 805 938,89 рублей. При этом в качестве оснований для привлечения директора к субсидиарной ответственности кредитор указал на неэффективное управление должником, сославшись также на наличие судебного акта по которому тот обязан вернуть в конкурсную массу 37 353 500 руб.

Основанием для взыскания с контролирующего лица денежных сумм в размере 37 353 500 руб., в свою очередь, является совершение им недействительных сделок на указанную сумму.

Следовательно, конкурсный кредитор просит взыскать с Волкова Ю.В. в рамках субсидиарной ответственности те же самые денежные средства, которые были взысканы в качестве последствий недействительных сделок, что приведет к двойной ответственности (Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 19.09.2017 N 09АП-40009/2017 по делу N А40-141238/13).

Аналогичная позиция в Постановлении Второго арбитражного апелляционного суда от 06.05.2014 N 02АП-2548/2014 по делу N А82-9474/2010

Можно согласиться с выводами судов, так как взыскание денежных средств в качестве реституции по недействительной сделки и привлечение к дополнительной ответственности за совершение недействительных сделок на ту же сумму является нарушением принципа недопустимости двойной ответственности.

Имеется противоположный судебный акт.

Арбитражные суды установили, в результате совершения контролирующим недействительной сделки, был причинен вред в размере 2 089 474 руб. 23 коп., данная сумма была взыскана в пользу должника. Суды указали, повторное взыскание данной суммы с в качестве субсидиарной ответственности приведет к двойной ответственности контролирующего лица, и не усмотрели оснований для привлечения руководителя к субсидиарной ответственности применительно к абзацу третьему пункта 4 статьи 10 Закона о банкротстве.

Однако суд кассационный инстанции не согласился с данными выводами, указал, выводы судов являются ошибочными, поскольку 2 089 474 руб. 23 коп. были взысканы с директора в пользу должника в порядке применения последствий недействительности совершенной с ее участием сделки (восстановления сторон в первоначальном положении), а не в качестве вреда (убытков), причиненных должнику, и отправил дело на новое рассмотрение (Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 17.09.2015 N Ф06-15639/2013, Ф06-13/2015 по делу N А65-10720/2013). При новом рассмотрении, суд привлек контролирующее лицо к субсидиарной ответственности (Определение Арбитражного суда р. Татарстан от 08.12.2015 года).

Дело третье.

Взыскание с директора убытков является основанием для не привлечения к субсидиарной ответственности.

В деле А73-3165/2014 суд указал на факт привлечения единоличного исполнительного органа должника к ответственности в виде взыскания с него убытков в пользу должника является основанием для отказа в привлечении к субсидиарной ответственности контролирующего лица.

Иной результат влечет возложение на одно лицо — на бывшего руководителя должника двойной ответственности при том, что субсидиарная ответственность контролирующего должника лица является дополнительной (ст. 399 ГК РФ) (Постановление Шестого арбитражного апелляционного суда от 14.09.2015 N 06АП-3971/2015 по делу N А73-3165/2014).

Такая же позиция в Постановлении Шестого арбитражного апелляционного суда от 19.05.2017 N 06АП-71/2017 по делу N А37-1225/2015

Собственно и с данной позицей я согласна. Справедливо, на мой взгляд

Судебный акт: Решение АС ЯНАО от 17.01.2012г. по делу №А81-4951/2011

Фабула дела:

Между сторонами был заключен договор подряда, по которому ответчик (подрядчик) обязался выполнить сейсморазведочные работы в установленные сроки, а истец (заказчик) обязался принять и оплатить их. Работы были выполнены ответчиком с нарушением установленных сроков. При этом, договор содержал два неидентичных по формулировке, но очень схожих по смыслу пункта, устанавливающих ответственность за несоблюдение подрядчиком сроков выполнения работ. Один из этих пунктов устанавливал неустойку в размере 0,01 % от стоимости несвоевременно выполненных работ за нарушение сроков выполнения работ подрядчиком. Другой – штраф в размере 10% от стоимости несвоевременно выполненных работ за невыполнение подрядчиком предусмотренных договором объемов работ в установленные сроки.

В связи с нарушением подрядчиком сроков выполнения работ, установленных договором, заказчик выставил ему претензию, в которой рассчитал неустойку по обоим из указанных пунктов. Подрядчик, не отрицая факт ненадлежащего исполнения им обязательств в части выполнения сроков проведения работ, оплатил меньшую из выставленных неустоек. Заказчик обратился в арбитражный суд за взысканием неустойки (штрафа), рассчитанного в соответствии с другим пунктом договора.

1. Задача, которая стояла перед судом (и перед сторонами – в части доказывания) – определить, являлась ли ответственность, установленная разными пунктами одного договора, ответственностью за одно и то же правонарушение. А в том случае, если речь идет о разных правонарушениях – имеются ли основания для возложения ответственности в обоих случаях.

2. Ответчик указал на то, что в данном случае речь идет об ответственности за одно и то же правонарушение, соответственно, взыскание обоих неустоек противоречит законодательству.
Истец (предполагаем его позицию, т.к. в судебном акте это подробно не отражено) – указывал, что речь идет о разных правонарушениях, и есть основания для применения ответственности по обоим пунктам.
Суд указал на то, что толкование пунктов позволяет сделать вывод о том, то речь идет о разных правонарушениях. Штраф применяется, если работы вообще не были выполнены по истечении срока, установленного договором. Неустойка применяется за нарушение сроков выполнения работ в остальных случаях. Оснований для применения штрафа нет, т.к. работы были выполнены, хоть и с нарушением срока.

3. При толковании договора суд учел положения статьи 431 ГК, которая помимо прочего предписывает принимать во внимание все обстоятельства, переписку сторон, обычаи делового оборота и последующее поведение сторон. При этом, было принято во внимание, что неустойка по одному из пунктов уже была фактически уплачена ответчиком в добровольном порядке.

4. Со своей стороны можем сказать, что именно этот факт – добровольная уплата одной из установленных договором неустоек — сыграл не последнюю роль в толковании условий и признании пункта, устанавливающего штраф, ответственностью за другое правонарушение, не имеющее места быть в рассматриваемой ситуации.

Итог – истцу было отказано в иске.

Галина Короткевич

p.s. 10 наиболее интересных материалов за последнее время:

1. Налогообложение дивидендов

2. О бюрократическом языке

Кассира, в чью смену произошло ограбление, уволили «по статье» и взыскали с нее сумму похищенного в пользу банка, где она работала. Потом задержали преступницу, осудили ее за разбойное нападение и взыскали с нее эту сумму повторно. Экс-сотрудница банка посчитала, что возмещение ущерба в двойном размере – достаточное основание для отмены вынесенного в отношении нее решения. Спор о том, так ли это, дошел до Верховного суда РФ.

Невнимательность кассира была на руку грабителям

В мае 2010 года Наталья Г. устроилась кассиром в ОАО АКБ «Авангард», подписав вместе с трудовым соглашением договор о полной материальной ответственности. Под конец рабочего дня 28 апреля 2012 года одна из посетительниц разбила в клиентском помещении кассы банку с соком. Наталья Г. решила ликвидировать беспорядок, хотя в ее должностные обязанности уборка не входила. Женщина вышла из своего рабочего кабинета, оставив незапертой не только дверь, но и находящийся внутри сейф. В этот момент в кассу проникли неизвестные: они напали на кассира и похитили из сейфа крупную сумму денег в рублях, долларах и евро. Наталья Г. не сразу сориентировалась в ситуации: сначала она позвонила своему непосредственному начальнику, а уже потом нажала тревожную кнопку.

Служебное расследование инцидента завершилось тем, что 5 июня 2012 года кассира уволили на основании п. 7 ст. 81 ТК РФ (совершение виновных действий работником, непосредственно обслуживающим денежные или товарные ценности, если эти действия дают основание для утраты доверия к нему со стороны работодателя), а в августе 2012 года работодатель обратился в Выборгский райсуд Санкт-Петербурга, требуя взыскать с Натальи Г. ущерб, причиненный при исполнении ею трудовых обязанностей (дело № 2-308/2013). Судья Светлана Глазачева 16 апреля 2013 года удовлетворила иск, посчитав, что кассир нарушила сразу несколько пунктов трудового договора, должностной инструкции и инструкций ЦБ РФ. В частности, взялась за выполнение несвойственных для нее обязанностей, не закрыв при этом дверь помещения кассы на электронный замок и не включив сигнализацию, не убрала в сейф часть денег и не заперла его, не взяла с собой переносную тревожную кнопку и не нажала ее сразу после нападения грабителей. Удовлетворяя требования АКБ «Авангард» в полном объеме, суд руководствовался ст. 233, 238, 242 и 243 ТК РФ о материальной ответственности работника за ущерб, причинённый работодателю, и исходил из того, что он был нанесен из-за ненадлежащего исполнения Натальей Г. обязанностей по сохранению вверенных ей ценностей.

Тем временем похитительницу Б. задержали, а ее дело передали в суд для рассмотрения по существу. Вступившим в силу приговором Фрунзенского районного суда Санкт-Петербурга от 24 апреля 2014 года были установлены обстоятельства разбойного нападения, а виновная – наказана. Более того, с осужденной Б. в полном объеме взыскали нанесенный ущерб по гражданскому иску, заявленному банком. Узнав об этом, Наталья Г. снова обратилась в Выборгский районный суд, требуя пересмотреть вынесенное в отношении нее решение по вновь открывшимся обстоятельствам, указывая в качестве таковых приговор в отношении лиц, совершивших нападение. Райсуд эти требования удовлетворил, а вот Городской суд Санкт-Петербурга посчитал нужным отказать заявительнице. Наталья Г. не сдалась и направилась в Верховный суд РФ, который рассмотрел ее жалобу 7 декабря прошлого года. «Тройка», в состав которой вошли Людмила Пчелинцева, Галина Гуляева и Вячеслав Кириллов, поправила петербургскую апелляцию и отменила решение о взыскании с кассира нанесенного банку ущерба. В недавно опубликованном определении судьи объяснили, в чем был не прав суд нижестоящей инстанции.

Новые обстоятельства или переоценка доказательств?

В заявлении о пересмотре решения по вновь открывшимся обстоятельствам Наталья Г. указывала, что удовлетворение требований о взыскании ущерба, нанесенного АКБ «Авангард», с женщины, осужденной за разбойное нападение, исключает её ответственность перед работодателем по возмещению похищенной суммы. Выборгский суд, удовлетворяя это заявление, согласился с тем, что указанные кассиром обстоятельства являются существенными и могли повлиять на содержание принятого ранее решения, поскольку приговором Фрунзенского райсуда в отношении Б. установлены обстоятельства, при которых ОАО АКБ «Авангард» причинён материальный ущерб.

Суд апелляционной инстанции, однако, посчитал, что указанные в заявлении основания для пересмотра состоявшегося судебного решения нельзя признать существенными для дела обстоятельствами, которые не могли быть известны Наталье Г. в то время, когда она являлась ответчиком по заявленному банком гражданскому иску.

Гражданская коллегия ВС указала, что в судебном заседании по гражданскому делу необходимо было установить вину работника в причинении ущерба, исследовать причинную связь между действиями Натальи Г. и наступившим ущербом, а также действиями третьих лиц, совершивших хищение денежных средств, что невозможно было сделать без учёта обстоятельств, установленных вступившим в силу приговором Фрунзенского суда в отношении Б. Обстоятельства, на которые ссылалась кассир: проникновение преступников в помещение АКБ «Авангард», нападение на нее и хищение денежных средств, не получили надлежащей правовой оценки в апелляции, тогда как суд первой инстанции верно установил, что они обладают признаками, предусмотренными п. 1 ч. 3 ст. 392 ГПК РФ (не могли быть известны заявительнице и суду на момент рассмотрения гражданского дела и способны повлиять на его исход), а значит, могли быть основанием для пересмотра решения по гражданскому делу.

Апелляция указала, что факт совершения разбойного нападения на кассу, где работала заявительница, был установлен и оценен судом при вынесении решения о возмещении ущерба. А «доводы заявления Г. о пересмотре решения по вновь открывшимся обстоятельствам основаны на неправильном толковании норм процессуального закона и сводятся к переоценке доказательств по названному гражданскому делу». Горсуд Санкт-Петербурга посчитал также, что вынесение приговора лицу, совершившему преступление в отношении имущества банка, не влияет на правоотношения работодателя и работника, который ненадлежащим образом выполнял свои должностные обязанности.

ВС с этим не согласился, уточнив, что суд апелляционной инстанции не принял во внимание, что «предметы доказывания уголовного судопроизводства не подлежат установлению в гражданском судопроизводстве, соответственно обстоятельства разбойного нападения на операционную кассу ОАО АКБ «Авангард» с целью хищения денежных средств не могли быть установлены судом в процессе рассмотрения гражданского дела по иску ОАО АКБ «Авангард» к Наталье Г. о возмещении материального ущерба, причинённого ею при исполнении трудовых обязанностей».

Также апелляция в своем определении сослалась на принцип правовой определенности, согласно которому ни одна из сторон не может требовать пересмотра окончательного и вступившего в законную силу постановления, в том числе и по вновь открывшимся обстоятельствам, только в целях проведения повторного слушания и получения нового судебного постановления. Пересмотр судебных постановлений не может являться скрытой формой обжалования судебных постановлений. Этот довод судьи Коллегии по гражданским делам назвали «не основанным на нормах процессуального закона». Из положений гл. 42 ГПК РФ и все того же п. 9 Пленума ВС № 31 следует, что пересмотр вступивших в законную силу судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам – это дополнительная процессуальная гарантия защиты прав и законных интересов сторон, позволяющая проводить проверку правильности судебных постановлений. Он не противоречит принципу правовой определенности, а наоборот, «способствует установлению оптимального баланса между данным принципом и принципом законности, следование которому является одной из основных задач гражданского судопроизводства», говорится в определении ВС.

Двойное взыскание не пройдет

Также Коллегия по гражданским делам не забыла о еще одном важном обстоятельстве: при рассмотрении уголовного дела о разбойном нападении на кассу банка АКБ «Авангард» заявил гражданский иск о возмещении материального ущерба, который суд удовлетворил, взыскав с осужднной Б. сумму похищенного. «Следовательно, ущерб, причинённый ОАО АКБ «Авангард» в результате разбойного нападения в целях хищения чужого имущества, взыскан в пользу ОАО АКБ «Авангард» дважды в полном объёме с двух лиц: с Г., как с материально ответственного работника (по решению Выборгского районного суда Санкт-Петербурга от 16 апреля 2013 года), и с Б., признанной виновной в разбойном нападении на операционную кассу вне кассового узла ОАО АКБ «Авангард» (по приговору Фрунзенского районного суда Санкт-Петербурга от 24 апреля 2014 года)», – делает вывод «тройка» судей.

Апелляция предлагала разрешить эту ситуацию путем заключения между сторонами мирового соглашения, но ВС посчитал такой выход незаконным, «поскольку между Г. и Б. отсутствуют какие-либо правовые отношения, которые могли бы стать предметом мирового соглашения».

Апелляционное определение горсуда Санкт-Петербурга было отменено, так же как и решение Выборгского райсуда, согласно которому бывший кассир Наталья Г. должна была возместить прежнему работодателю похищенную сумму денег.

Ввиду изложенного, апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 1 декабря 2014 г., которым отказано в удовлетворении заявления Натальи Г. о пересмотре решения Выборгского районного суда г. Санкт-Петербурга от 16 апреля 2013 г. по вновь открывшимся обстоятельствам, Судебная коллегия признаёт незаконным.

Мнения экспертов

Эксперты «Право.ru» в большинстве своем приветствуют и поддерживают позицию ВС, считая ее законной и обоснованной. Впрочем, нашлись и те, у кого иное мнение: апелляция права, незаконным было первоначальное решение по иску, предъявленному к Наталье Г.

«Анализ материалов, иллюстрирующих конфликтную ситуацию между банком «Авангард» и его бывшим кассиром Натальей Г., заставляет усомниться в адекватности апелляционного суда, взыскавшего с нее ущерб в пользу крупного банка. В деле есть ряд очевидных обстоятельств, свидетельствующих о том, что с помощью апелляционного суда и по воле банкиров Наталья Г. чуть не превратилась «в козла отпущения», – возмущается Владимир Горелик, председатель московской коллегии адвокатов «Горелик и партнеры». – Следствие установило и изобличило преступников. Суд их осудил и, более того, взыскал в пользу банка похищенную сумму. В результате перед банкирами замаячила выгодная перспектива получить неосновательное обогащение путем одновременного взыскания ущерба и с преступников, и с кассира».

Горелик считает, что апелляция обязана была восстановить справедливость, согласившись с судом первой инстанции, и задается вопросом, отчего она этого не сделала. «Складывается впечатление, что апелляционный суд, принимая в рассматриваемом случае неправосудное решение, руководствовался не принципами правосудия, а местечковыми интересами, сформированными под влиянием «скромного обаяния» банковских воротил, на фоне которых привлекательность бывшего банковского служащего просто меркнет. В связи с этим представляется справедливым, что Верховный суд «вник» в сложившуюся ситуацию и своевременно и обоснованно поправил апелляционный суд», – резюмирует адвокат.

Старший партнёр КА «Юков и партнёры» Ирина Адамова считает, что «само решение о взыскании с кассира было незаконным изначально», поскольку ограбление произошло «вне воли материально ответственного лица». Что же касается апелляционного определения, то оно, по мнению адвоката, несомненно подлежало отмене, поскольку ущерб уже был возмещен Б., а взыскивать его в двойном размере – недопустимо.

Адвокат Forward Legal Роман Гусак также приветствует позицию ВС и резюмирует, в чем была не права апелляция:

– Во-первых, в гражданском процессе по возмещению материального ущерба работником не могут устанавливаться обстоятельства, подлежащие установлению в рамках уголовного судопроизводства.

– Во-вторых, суды не могли рассматривать вопросы вины работника, причинно-следственной связи между поведением работника и наступившим ущербом без учета обстоятельств уголовного дела.

– В-третьих, приговором суда было установлено лицо, причинившее материальный ущерб банку, и сумма этого ущерба была взыскана с осужденного. Сложилась ситуация, в которой банк получил двойное возмещение своего ущерба: и с работника, и с осужденного. Апелляционная инстанция на этот счет рекомендовала работнику и осужденному заключить мировое соглашение. ВС РФ не согласился с таким доводом и указал, что в такой ситуации не могут возникать какие-либо правовые отношения, которые могут стать предметом мирового соглашения.

С коллегами не совсем согласен адвокат Павел Хлюстов, партнер Коллегии адвокатов «Барщевский и Партнеры», который считает, что позиция ВС «больше основана на принципе справедливости, нежели на принципе законности». «Если говорить объективно, то следует признать, что при первоначальном рассмотрении спора суды уже исследовали вопрос о факте нападения на ответчицу и пришли к выводу, что это обстоятельство не освобождает ее от ответственности. В связи с этим позицию суда апелляционной инстанции следует признать верной – каких-либо новых обстоятельств, имеющих ключевое значение для рассмотрения спора, приговор не установил, что исключает пересмотр актов по вновь открывшимся обстоятельствам, – объясняет адвокат. – Вместе с тем очевидно, что при первоначальном рассмотрении дела суды приняли неправосудное решение, ведь факт нападения на ответчицу в силу ст. 239 ТК РФ является тем обстоятельством, которое исключало возможность ее привлечения к материальной ответственности. Это осознавал и ВС РФ, что, по моему мнению, и стало истинным мотивом для отмены судебных актов. ВС РФ понимал, что оставить такое решение в силе, значит необоснованно возложить ответственность на ответчицу, чтобы избежать этого и восстановить справедливость, ВС РФ отменил судебный акт апелляционной инстанции».

Управляющий партнер Денис Гудков и старший юрист Виталия Акимова защитили клиента от взыскания 25-миллионного штрафа за нарушение сроков выполнения работ.
Клиент компании «Гудков, Корельский, Смолярж», известная в области строительная компания, в 2013 году заключил несколько стратегически важных для страны контрактов на строительство объектов алмазного месторождения.
По одному из них подрядчик обязался построить вахтовый поселок для рабочих заказчика на месторождении. После того, как существенная часть работ была выполнена, заказчик договорился о более выгодных условиях с субподрядчиками клиента компании и отказался от контракта с генеральным подрядчиком.
Из-за незначительного нарушения сроков работ с подрядчика решением Арбитражного суда Архангельской области была взыскана договорная неустойка в размере около 2-х миллионов рублей.
Но заказчик, через полтора года после прекращения контракта посчитавший, что его права нарушены, обратился в суд еще с одним иском о взыскании штрафа в размере 5 % от цены контракта (которая составляла порядка 500 миллионов рублей, а штраф, соответственно, 25 миллионов) за односторонний отказ заказчика от договора.
Одни из пунктов контракта действительно была предусмотрена возможность взыскания штрафа за односторонний отказ заказчика от договора в связи с нарушением подрядчиком сроков выполнения работ. То есть, несмотря на иную формулировку, штраф в твердой сумме устанавливался за просрочку выполнения работ, как и неустойка.
В условиях, когда подрядчик понес ответственность в виде неустойки, взыскание с него штрафа за то же нарушение представляет собой двойную ответственность, что недопустимо с точки зрения общих принципов права, гражданского законодательства и судебной практики.
Возложение на лицо двойной ответственности противоречит принципам российского гражданского права, предусматривающим, что за одно нарушение может быть наложено одно наказание. Также это вытекает из разъяснений, изложенных в пункте 6 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 13 и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 14 от 08.10.1998 «О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами». Подобный подход разделяет и актуальная судебная практика.
Все доводы юристов компании «Гудков, Корельский, Смолярж» были признаны обоснованными, и суд отказал заказчику в удовлетворении иска в полном объеме, указав при этом: «Поскольку недопустимость двойной ответственности за одно и тоже правонарушение является общим принципом права, в том числе гражданского права, в сочетании с принципом диспозитивности регулирования гражданских правоотношений, суд полагает, что в рассматриваемой ситуации заказчик вправе был выбрать одну из предусмотренных контрактом мер ответственности исполнителя за ненадлежащее исполнении принятых на него обязательств. Взыскав в судебном порядке неустойку, истец реализовал указанное право. Ответчик не совершал каких-либо дополнительных действий для возникновения оснований для привлечения его к ответственности в виде штрафа.».
Примечательно также, что «зеркальных» положений об ответственности заказчика в случае его виновных действий контракт, проект которого был предложен заказчиком, не содержал, то есть существенным образом был нарушен баланс интересов сторон.
По терминологии Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14.03.2014 N 16 «О свободе договора» такое положение контракта является несправедливым договорным условием, и по заявлению слабой стороны контракта (какой в подрядных отношениях выступает подрядчик) не подлежит применению.
Изображение с сайта: http://sundiatapost.com/

Записи созданы 8837

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх