Инкурабельные больные

Проблема сообщения диагноза инкурабельным больным

Принципы общения с умирающим человеком:

· Будьте всегда готовы оказать помощь.

· Проявляйте терпение.

· Дайте возможность выговориться.

· Произнесите несколько утешающих слов, объясните больному, что испытываемые им чувства совершенно нормальны.

· Спокойно относитесь к его гневу.

· Избегайте неуместного оптимизма.

Сообщая больному диагноз, необходимо помнить о следующем:

· Начиная разговор о диагнозе, необходимо иметь в запасе достаточно длительное время (может быть несколько часов) на общение с больным.

· Диагноз, как правило, сообщает врач, но это может быть и другое доверенное лицо.

· Больной должен быть расположен к тому, чтобы услышать правду о диагнозе.

· Диагноз сообщается после достаточно продолжительного подготовительного разговора о проведенных исследованиях и имеющихся изменениях в организме.

· Надо стараться избегать медицинских терминов, которые могут быть непонятны или неправильно поняты больным.

· Сообщение диагноза не должно выглядеть как вынесение приговора. Больной не должен услышать в словах интонацию: "Ты обязательно скоро умрешь", а: "Диагноз столь серьезен, что, возможно, ты скоро умрешь".

· Надо быть готовым к проявлению различных, иногда очень сильных эмоций больного: гнева, отчаяния и др.

· Надо быть готовым разделить с больным его сильные переживания.

При общении с инкурабельным больным всегда важно помнить о том, как сообщить пациенту плохие новости о диагнозе и прогнозе так, чтобы не нанести своими словами тяжелую психологическую травму. Рассмотрим конкретные рекомендации.

1. Очень часто родственники больного просят врача, персонал, соцработника не говорить ему правду. Они обманывают сами себя и пытаются обмануть больного, пытаясь тем самым облегчить его участь и на разрушать иллюзорную надежду. С первых же контактов с семьей необходимо поставить родственников перед фактом, что в первую очередь соблюдается принцип уважения человеческого достоинства больного и автономии, а больной, будучи в здравом уме, имеет право знать полную информацию о своем состоянии. Требуется объяснить, что той же позиции ожидают и от семьи. Предупредив родственников, можно более свободно общаться с пациентом. Это правило должно действовать, конечно, не всегда. Располагая возможно более полной информацией о больном, его психологических и духовных потребностях, отношениях с близкими, профессионал сможет принять правильное решение в каждом конкретном случае.

2. Для беседы с больным о столь жизненно важных для него проблемах необходимо найти спокойное место и время. Это специальное время должно определяться не только врачом, но и пациентом. Для больного важно будет не только каждое услышанное слово, но и движения, и тон, с которыми с ним будут говорить. Речь идет о здоровье и жизни человека, и мелочей здесь быть не может.

3. Очень важны доверительные отношения врача (либо человека к которому пациент может обратиться со своими вопросами) и больного Особенно это относится к персоналу хосписа или отделения паллиативной помощи. Все члены команды должны иметь готовность к совместному «переживанию информации на двоих», владеть методикой сообщения плохих новостей. Особую важность приобретает то, чтобы абсолютно все сотрудники имели одинаковую информацию о больном и согласованное решение, какую информацию и в какое время он должен получить.

4. Вступая в диалог, нужно в первую очередь уступить больному активную позицию, а самому занять место слушателя. Иногда пациенту необходимо “выплеснуться”, но всегда нужно помнить, что он внимательно наблюдает за вашей реакцией. И даже если Вы не произнесли ни слова, это может быть истолковано как подтверждение его мыслей.

5. На вопросы пациента, что с ним происходит, что у него за болезнь или что его ждёт, нельзя спешить с ответом. Первое, что необходимо понять, не провоцирует ли больной вас, ожидая получить желаемый ответ, а вовсе не истину. Для этого существует метод контрвопроса. Например:

— Доктор, скажите правду, что у меня, и насколько это серьезно? – спрашивает пациент.

— А почему Вы спрашиваете об этом? Как Вы сами думаете? Что Вы подразумеваете под серьезностью, и как Вы сами оцениваете свои силы? – следует ответ.

Вопросов можно задать достаточно много, но из ответов следует понять, хочет ли больной узнать правду, а если хочет, то, в каком объеме. Если пациент высказывается в оптимистическом духе, вы не станете разубеждать его. Значит, на данном этапе он не готов поверить в серьезность диагноза, и ему проще оставаться в неведении, хотя он, конечно, может и догадываться обо всем. Можно согласиться с его точкой зрения, не подтверждая ее. Например: “Возможно, Вы и правы. Кто как не Вы способны правильно оценить свои силы”. В этом случае Вы не прибегаете к обману, но лишь соглашаетесь с возможностью существования определенной точки зрения больного. И в дальнейшем он не сможет обвинить вас в обмане. Доверие к врачу не пошатнется, так как, не сказав правды, Вы не сказали и неправды. Если же пациент действительно ждет правдивой информации, он сам скажет о своем диагнозе и ожидаемом прогнозе. При этом ваша задача проконтролировать, что пациент подразумевает под слова­ми опухоль, злокачественные новообразования, метастазы и т. д.

6. Важным моментом в информировании больного является не давать всю информацию сразу. Открытие правды по частям помогает пациенту подготовиться для восприятия истины во всей ее полноте. Чуткая связь с больным позволит врачу заметить, когда информации будет для него достаточно. Следующая беседа будет еще более откровенной и приближенной к истине. Порой, когда пациент находится в полном неведении, начинать надо с понятия новообразования (в случае онкобольного), в следующий раз появляется понятие опухоли, затем злокачественной опухоли и, наконец, рака, метастазов и т. д.

Один из основоположников отечественной онкологии Н. Н. Петров в свою книгу «Вопросы хирургической деонтологии», 1944 г, включил специальный раздел «Информирование больного», в котором подчёркивал, что при общении с онкобольным: «Терминов «рак», «саркома» лучше избегать совершенно, заменяя их словами «опухоль», «язва», «сужение», «инфильтрат» и т.п.».

7. Контакт с больным должен быть максимально тесным. Медработник должен смотреть в лицо больному, делать паузы во время разговора, предоставляя пациенту проявлять активность. Слушая пациента, важно поддерживать его, употребляя междометия или повторяя его последние слова. Идеальным является использование физического контакта. В процессе беседы врач берет пациента за руку или касается его плеча. Тогда негативная реакция и страх разделяется на двоих. Фактически физический контакт означает без слов: “Да, положение безнадежное, но Вы не останетесь одни. Мы будем с Вами до конца и поможем справиться с любыми трудностями”. В присутствии кого-либо, особенно врача, медсестры, родных боль и страдания всегда переносятся легче. Человек, как правило, боится не самой смерти или страдания, предшествующего ей, в того, что он останется один.

8. Самыми тяжелыми бывают случаи двойной ориентации пациента в диагнозе и прогнозе. Неверная информация, полученная от одного врача, порой порождает крайне тяжелые проблемы в общении впоследствии. Если ранее больному сказали, что у него нет рака, или что он излечился, то он будет верить в это, так как в это он хочет верить. При возвращении же симптомов, придется пережить сложный разговор, как самому пациенту, так и врачу. Кроме того, вера во врача может быть подорвана.

9. Информация о болезни и прогнозе часто не обсуждается с больными, особенно в последнее время, когда врачи постоянно спешат, и, кажется, уже утратили способность общаться с пациентом. Следует помнить о способности человека прочесть информацию через ситуацию, а не путем слов. Значительную роль играет и так называемый язык тела, которым пользуются сотрудники. Специфика повышенного внимания и готовность откликнуться на любую просьбу приводят больных в недоумение и таким образом заставляют задуматься о серьезности своей ситуации. Нередко пациенты, попавшие в хоспис, сами догадываются о том, чем вызвано милосердие работающего там персонала, что за люди им служат, и какова специфика учреждения, в которое они помещены.

Перед лицом неизбежной смерти для многих людей, духовная жизнь имеет особенно большое значение. Даже многие неверующие люди перед лицом смерти ищут смысл прожитой ими жизни. Окружающие, в том числе и врач, должны понимать, в каком смятении пребывает больной, и быть готовы протянуть ему руку помощи. Огромную помощь здесь оказывает священник. Когда умирает верующий человек, его вера дает ему силы и утешение в это трудное время. У верующего человека возникает острая потребность в общении со священником, потребность в подготовке своей души к встрече с Богом. Его беспокоит не столько вопрос о том, как он будет умирать, сколько вопрос о том, что можно успеть сделать в этой жизни, чтобы подготовиться к другой жизни.

Элизабет Кюблер-Росс считает, что врачи должны быть честными в отношении сообщения больному правды о его состоянии, но не должны быть абсолютно честными. Следует ответить на их вопросы, но не давать им добровольно информацию, о которой они не просили, потому что это значит, что они еще к ней не готовы. Она считает, что существует множество способов помочь человеку, не леча его: «Надо быть очень внимательными по поводу каждого своего слова, и никогда, никогда не отнимать надежду у умирающего. Никто не может жить без надежды. Врач — не Бог. Он не знаете, что еще Бог приберег для этого человека, что еще может помочь ему, или, может быть, насколько значимыми могут быть последние полгода его жизни. Они могут изменить абсолютно все вокруг». Врач не имеет права просто кидать больному правду в лицо. Золотое правило доктора Росс — отвечать на вопросы насколько возможно честно. Если ее спрашивают, каковы шансы больного статистически, она обычно рассказывает про своего прекрасного учителя, который говорил, что из его пациентов 50% живут 1 год, 35% — два года, другие сколько-то процентов живут два с половиной года и т.д. Если больной достаточно сообразителен и сложит все эти цифры, он получит на один процент меньше. И один пациент однажды спросил его: "Извините, Вы забыли, как насчет последнего одного процента?". И учитель всегда отвечал: "Последний процент — на надежду". Это очень интересный и гуманный подход. Врач никогда не расписывал все 100 процентов — он был бы волшебником.

Умирающему человеку бывает очень страшно. В основном это:

· Страх возможных болей, которые начнутся или усилятся в дальнейшем.

· Страх мучительных и тягостных физических и душевных переживаний в момент смерти.

· Страх одиночества. Больной боится остаться в момент смерти один

Для того, чтобы помочь больному справиться со страхом, необходимо:

· уметь слушать;

· понимать невербальный язык;

· оказывать эмоциональную поддержку;

· общаться с больным открыто, доверительно;

· относиться к нему с сочувствием;

· честно отвечать на вопросы;

· не внушать несбыточных надежд;

· давать возможность задавать вопросы;

· понимать потребности больного;

· принимать во внимание и стараться удовлетворить психические, социальные и духовные потребности больного;

· предвидеть трудности и быть готовым к их преодолению.

«Умирающие люди больше всего нуждаются в понимании и уважении к себе. Наверное, мы должны меньше говорить с ними о чём-то грустном и смерти, а вместо этого непрерывно делать то, что бы им напоминало о жизни». Доктор Штейн Хюзебё, главврач отделения анестезии и интенсивной терапии, университет Бергена, Норвегия.

Считают, что самым главным этическим моментом в общении

родственников, врачей и медицинских сестер, специалистов по социальной работе с инкурабельным больным является выполнение милосердного правила — не оставлять умирающего одного. Быть с больным рядом до самой смерти. Больной не должен чувствовать себя в изоляции, не должен ощущать, что от него что-то утаивают. Нельзя использовать ложные обещания выздоровления как способ не говорить с больным на трудные темы. Само по себе наше присутствие у постели тяжело больного и умирающего может иметь успокаивающее действие. Больной должен быть уверен в том, что ему помогут снять боли и другие тягостные ощущения в момент смерти. Многие больные нуждаются в телесном контакте с близкими людьми в момент смерти. Они просят, чтобы их взяли за руку, положили руку на лоб, обняли и т.п. Психологическое наблюдение, что в присутствии кого-либо, особенно врача, медсестры, родных, боль и страдания переносятся легче, работает неукоснительно.

Общение с инкурабельным ребёнком и его родственникамивыстраивается в соответствии с ответами на следующие вопросы.

Что ребенок должен знать? Что вы будете делать. Что произойдет. Что он будет чувствовать. Важно уважать личность и независимость ребенка.

Что ребенок хочет знать? Определить тревоги и опасения ребенка. Почему так случилось? Почему это со мной, а не с моей сестрой? Спросить, что ребенок думает о происходящем. Честно ответить на вопросы. Составить договор. Спросить, чего ребенок хотел бы получить от вас.

Общение с родителем или опекуном должно соответствовать таким критериям:

· Быть честным.

· Добиваться ясности.

· Признавать, что не все известно.

· Слушать внимательно, задавать уточняющие вопросы.

· Уважать личность и независимость.

· Утешать и поддерживать.

Следует учитывать роль ребенка, родителя или опекуна, медицинского работника в принятии решения. Необходимо выстраивать с родными умирающего ребёнка сотрудничество, а не противостояние. Для раскрытия правды ребенку (например, сообщения диагноза ВИЧ-инфекции) рекомендуют предусмотреть удобный момент которым может стать определенный возраст; момент постановки диагноза; при назначении или изменении лечения. Следует заранее решить, что сказать и кто будет говорить. Изъясняться просто и недвусмысленно.

Проблемы семьи инкурабельного больного

Взрослых тревожит стигматизация и утрата надежд.

Общение с ребёнком с целью оказания социальной и эмоциональной помощи в конце жизни подразумевает:

· Общение с учетом уровня развития ребенка: телесный контакт; игра.

· Честность.

· Создание наследия, памяти о ребенке: фотографии и видеофильмы; слепки или отпечатки руки; пожелания ребенка тем, кто останется.

При общении следует учитывать и роль юмора. «Юмор — это спасательный круг, позволяющий выживать.»(Виктор Франкл). Позитивное влияние юмора на болезнь, боли является общепризнанным фактом. Благодаря возникновению в 1953 г. науки гелотологии (gelos — смех) появилась возможность научно доказать влияние смеха на физическое и психическое состояние человека. Так, например, смех способствует очищению дыхательных путей и активации дыхания улучшению работы сердечно-сосудистой системы сокращению количества стрессовых гормонов выделению гормона счастья (эндорфина) изменению отношения к ситуации уменьшению страха и ослаблению боли улучшению настроения

Дата добавления: 2015-02-10; просмотров: 101; Нарушение авторских прав

Фармакорезистентность и толерантность при эпилепсии

С появлением все большего числа антиэпилептических препаратов (АЭП) проблема излечимости эпилепсии становится более острой, поскольку количество пациентов с фармакорезистентной эпилепсией (ФРЭ) остается значительным. Способны ли АЭП предупредить развитие симптоматической приобретенной эпилепсии, и могут ли они, блокируя у многих больных припадки, влиять на течение самой эпилепсии и предупреждать фармакорезистентность? На эти вопросы к настоящему времени исследователи дают отрицательный ответ. Проблема обсуждалась на специальной Международной конференции, состоявшейся в декабре 2003 г. в Бельгии. Исследователи подчеркивают, что актуальной задачей является выявление причин, почему эпилепсия не может быть предупреждена. Вместе с тем изучение механизмов феномена фармакорезистентности, т.е. анти- и эпилептогенеза, очень важно. В США 80% «стоимости эпилепсии» приходится на больных, у которых припадки продолжаются, несмотря на лечение.

ИНКУРАБЕЛЬНЫЙ

Изучение пациентов с потерей с течением времени эффекта от лечения АЭП выдвигает на одно из первых мест проблему толерантности. J. Engel, D. Coulter подчеркивают трудности изучения ФРЭ. Так, при идентификации предикторов неудачи ответа на прием АЭП не проводится различия между лицами, имеющими, например, один припадок в год и несколько — в месяц. Это соображение может иметь практическое значение: в первом случае пациенты чаще пропускают прием АЭП или нарушают режим, и, таким образом, фактически может иметь место псевдорезистентность. Некурабельность — не обязательно перманентное состояние: от 3 до 4% пациентов с «некурабельной эпилепсией» ежегодно имеют ремиссию, и это верно как для взрослых, так и для детей. Нестабильным является и состояние курабельности: возможность как спонтанного выхода из медикаментозной ремиссии, так и медикаментозного ухудшения. М. Броди считает необходимым выделение в отдельную группу подобных больных при исследовании фармакорезистентности. Пациенты, остающиеся некурабельными, имеют повышенный риск смерти и заметное ухудшение качества жизни. Некурабельность более часта при симтоматической эпилепсии, у детей с симптоматической и генерализованной эпилепсией, у пациентов с большой частотой приступов до начала лечения и отсутствием ответа на первый АЭП. В то же время достоверных предикторов некурабельности нет. S. Sisodiya подчеркивает, что могут быть два пациента с одними и теми же характеристиками заболевания, синдромами, данными нейровизуализации и гистопатологией, один из которых отвечает на первый АЭП, а второй никогда не будет респондентом.

Карлов В.А.

Журнал неврологии и психиатрии им.С.С.Корсакова
2008
6с.
2008.-N 10.-С.75-80. Библ. 55 назв.
186

Посетитель (IP-адрес: 92.240.209.100)

Проблемы инкурабельных больных

1.6. РЕТРОСПЕКТИВНАЯ ОЦЕНКА ЭФФЕКТИВНОСТИ ОПЕРАЦИИ

Выше приведена классификация хирургических заболеваний, определяющая показания, противопоказания к операции и меру приемлемого операционного риска. Однако ретроспективная оценка достигнутой эффективности операции основывается не на ожидаемом, а на фактическом результате и потому может быть совершенно иной, тем более что дооперационный диагноз может оказаться ошибочным.

В принципе, понятие эффективности включает в себя не только полученный результат, но и израсходованный ресурс медицины, а также такой ресурс, как качество жизни, расходуемый для сохранения самой жизни. Я не буду рассматривать здесь этот весьма непростой вопрос, выходящий за пределы данной работы, и ограничусь только оценкой результатов, считая их основной клинической мерой эффективности хирургического вмешательства. Поэтому далее под эффективностью будем понимать некую меру достижения цели каждого оперативного вмешательства, ее полезность для пациента с учетом фактического характера заболевания, послужившего поводом к операции, и реальных возможностей его хирургического лечения.

С этой точки зрения, следует ввести понятие курабельности больного и оценивать результаты именно с этих позиций. Тогда общая классификация хирургических заболеваний и травм (см. раздел 1.1) может быть дополнена следующими характеристиками заболеваний, угрожающих и не угрожающих жизни:

1) инкурабельные;

2) условно курабельные;

3) безусловно курабельные;

4) не требующие оперативного лечения.

К инкурабельным относятся те формы и стадии заболеваний и травм, непосредственно угрожающих жизни, при которых к моменту оперативного вмешательства сохранение жизни больного на срок, существенно больший, чем при естественном течении болезни, сегодня практически невозможно. Таким образом, я не касаюсь здесь таких вопросов, как ошибки в выборе момента операции, ошибки дооиерационной диагностики, приводящие к запоздалому вмешательству при запущенном процессе, т.е. клинических причин инкурабельности, а рассматриваю ее как свершившийся факт и именно с этих позиций оцениваю результаты самого вмешательства.

К условно курабелъным относятся те формы и стадии угрожающих жизни заболеваний и повреждений, при которых сохранение или существенное продление жизни больного возможно лишь с некоторой вероятностью. К безусловно курабелъным — такие, когда достижение данного результата возможно при правильно выполненной операции. К заболеваниям, угрожающим жизни, но не требующим оперативного лечения, относятся заболевания и повреждения, которые могут быть излечены с помощью рациональных неоперативных методов.

Исходы при угрожающих жизни заболеваниях могут быть следующими: смерть, существенное продление жизни, стойкое сохранение жизни.

В зависимости от того, к какой группе относится сам патологический процесс, оценка исходов будет различной.

Летальный исход при инкурабельных процессах (несовместимая с жизнью травма, запущенный перитонит с необратимыми изменениями, необратимая кровопотеря, диссеминиро-ванная злокачественная опухоль и др.) является неизбежным, операция не достигает цели и оказывается неэффективной, но результат ее следует оценивать не как отрицательный, а как нулевой.

Летальный исход при условно курабельных заболеваниях (те же процессы, но менее запущенные, при которых сохранение жизни или смерть не детерминированы и не могут быть связаны только с техникой выполнения операции, так как определяются многими неизвестными факторами) также не может оцениваться как отрицательный, зато сохранение жизни или существенное ее продление (например, при раке) должно оцениваться как положительный результат.

Безусловно курабельные заболевания (острые хирургические заболевания органов брюшной полости без выраженного перитонита или интоксикации, компенсированная кровопотеря, резектабельная опухоль и т. п.) дают основание иначе оценивать те же исходы. Смерть такого больного от послеоперационных осложнений является неоправданной потерей, однако сохранение жизни или существенное ее продление у онкологических больных является закономерным результатом правильно произведенной операции и потому не имеет оснований оцениваться в такой же мере положительно, как аналогичные исходы в группе условно курабельных. Здесь речь идет о хирургической "неизбежности" благоприятного исхода, т.е. о норме.

К заболеваниям, не требующим оперативного лечения, но угрожающим жизни, относятся такие, при которых операция оказывается по меньшей мере напрасной, а нередко и противопоказанной. Сюда можно отнести сепсис без видимых гнойных очагов, кровотечения вследствие нарушений свертывающей системы крови и др. Сам факт оперативного вмешательства при таком патологическом состоянии является негативным, а летальный исход, хотя бы в какой-то мере связанный с операцией, — катастрофическим. Не менее катастрофическим является летальный исход напрасной лапаротомии при ложном абдоминальном синдроме.

При заболеваниях, не угрожающих жизни, независимо от возможности клинического излечения, летальный исход даже после показанной операции также катастрофичен, не говоря уже о смерти больного при заболевании, где операция была не нужна.

К группе безусловно курабельных относятся больные с хроническим патологическим процессом, при котором непосредственной угрозы жизни не возникает (грыжи, доброкачественные опухоли и т.

Инкурабельный больной — это… Особенности паллиативной помощи инкурабельным больным

п.).

При условии выживания больного исходы могут быть определены клинически как выздоровление, улучшение, рецидив и ухудшение.

Оценка эффективности операции при заболеваниях, не угрожающих жизни, при каждом виде исходов должна соотноситься с реальными возможностями достижения положительных результатов и по смыслу не отличаться от подхода к оценке результатов при заболеваниях, угрожающих жизни. Так, например, оценка выздоровления и улучшения при условно курабельном процессе аналогична оценке сохранения жизни, а оценка рецидива или ухудшения — оценке летального исхода условно курабельного больного при угрожающем жизни заболевании и т. п.

Такой дифференцированный подход к оценке результатов хирургических операций с учетом не только наблюдаемой, но и потенциальной их эффективности, основанный на четкой формулировке реально достижимой цели вмешательства, позволяет объективно анализировать работу хирургической бригады, выявлять технические ошибки, повлиявшие на неблагоприятный исход, и определить роль ассистента в этом.

СПОСОБ ЛЕЧЕНИЯ ИНКУРАБЕЛЬНЫХ БОЛЬНЫХ

Паллиативный уход

Что такое паллиативная помощь.
Термин «паллиативный» происходит от латинского «pallium», что имеет значение «маски» или «плаща». Эта определяет то, чем по существу является паллиативная помощь: сглаживание – сокрытие проявлений неизлечимой болезни и/или обеспечение плаща-покрова для защиты тех, кто остался «в холоде и без защиты».
В то время как ранее паллиативной помощью считалось симптоматическое лечение больных злокачественными новообразованиями, сейчас это понятие распространяется на пациентов с любыми инкурабельными хроническими заболеваниями в терминальной стадии развития, среди которых, конечно, основную массу составляют онкологические больные.
В настоящее время паллиативная помощь — направление медицинской и социальной деятельности, целью которого является улучшение качества жизни инкурабельных больных и их семей посредством предупреждения и облегчения их страданий, благодаря раннему выявлению, тщательной оценке и купированию боли и других симптомов — физических, психологических и духовных.
В соответствии с определением паллиативная помощь:

  • утверждает жизнь и рассматривает смерть как нормальный закономерный процесс;
  • не имеет намерений продления или сокращения срока жизни;
  • старается насколько возможно долго обеспечить больному активный образ жизни;
  • предлагает помощь семье пациента во время его тяжелой болезни и психологическую поддержку в период переживания тяжелой утраты;
  • использует межпрофессиональный подход с целью удовлетворения всех потребностей пациента и его семьи, в том числе и организацию ритуальных услуг, если это требуется;
  • улучшает качество жизни пациента и может также положительно влиять на течение болезни;
  • при достаточно своевременном проведении мероприятий в совокупности с другими методами лечения может продлить жизнь больного.
  • Цели и задачи паллиативной помощи:
    1. Адекватное обезболивание и купирование других физических симптомов.
    2. Психологическая поддержка больного и ухаживающих родственников.
    3. Выработка отношения к смерти как к нормальному этапу пути человека.
    4. Удовлетворение духовных потребностей больного и его близких.
    5. Решение социальных и юридических вопросов.
    6. Решение вопросов медицинской биоэтики.

    Можно выделить три основных группы больных, требующих специализированной паллиативной помощи в конце жизни:
    • больные злокачественными новообразованиями 4 стадии;
    • больные СПИДом в терминальной стадии;
    • больные неонкологическими хроническими прогрессирующими заболеваниями в терминальной стадии развития (стадия декомпенсации сердечной, легочной, печеночной и почечной недостаточности, рассеянный склероз, тяжелые последствия нарушений мозгового кровообращения и др.).
    По мнению специалистов паллиативной помощи критериями отбора являются:
    • ожидаемая продолжительность жизни не более 3-6 мес.;
    • очевидность того факта, что последующие попытки лечения нецелесообразны (в том числе твердая уверенность специалистов в правильности поставленного диагноза);
    • наличие у больного жалоб и симптомов (дискомфорта), которые требуют специальных знаний и умений для проведения симптоматической терапии и ухода.

    Стационарными учреждениями паллиативной помощи являются хосписы, отделения (палаты) паллиативной помощи, расположенные на базе больниц общего профиля, онкологических диспансеров, а также стационарных учреждений социальной защиты. Помощь на дому осуществляется специалистами выездной службы, организованной как самостоятельная структура или являющейся структурным подразделением стационарного учреждения.
    Организация паллиативной помощи может быть различной. Если принять во внимание тот факт, что большинство больных хотели бы провести остаток своей жизни и умереть дома, то оказание помощи в домашних условиях было бы наиболее целесообразно.
    Для удовлетворения потребностей больного в комплексном уходе и различных видах помощи необходимо привлечение различных специалистов, как медицинских, так и немедицинских специальностей. Поэтому бригада или штат хосписа обычно состоит из врачей, медицинских сестер, имеющих соответствующую подготовку, психолога, социального работника и священника. Другие специалисты привлекаются к оказанию помощи по мере необходимости. Используется также помощь родственников и волонтеров.

    1.2. Организация работы и предназначение хосписов

    Хоспис является государственным учреждением здравоохранения, предназначенным для оказания специализированной медицинской, социальной, психологической, юридической и духовной помощи инкурабельным (неизлечимым) больным, с целью обеспечения им симптоматического (паллиативного) лечения, подбора необходимой обезболивающей терапии, оказания медико-социальной помощи, ухода, психосоциальной реабилитации, а также психологической и социальной поддержки родственников на период болезни и утраты ими близкого.

    Дом (отделение) сестринского ухода, хоспис организуется на базе отдельных участковых больниц сельской местности, городских многопрофильных и специализированных (психиатрических, противотуберкулезных, онкологических и т.д.) больниц по решению местных Советов народных депутатов и согласованию с местными органами здравоохранения.

    Направления на госпитализацию в дома (отделения) сестринского ухода и хосписы осуществляются участковыми врачами территориальных, сельских приписных участков, здравпунктов, врачебных амбулаторий или другими врачами-специалистами, по представлению работников органов социального обеспечения, общественных и благотворительных организаций.

    Основные задачи хосписа:

    1)Формирование новой формы медицинского и социального обслуживания инкурабельных больных – благотворительной медицины;

    2)Проведение симптоматического лечения больных в терминальных стадиях, организация им квалифицированного ухода с применением психотерапевтических и традиционных методик;

    3)Подбор и проведение необходимой обезболивающей терапии;

    4)Оказание социально-психологической помощи больным и родственникам, обучение родственников навыкам ухода за больными.

    Поскольку за небольшой срок существования в Российской Федерации хосписов стали очевидными преимущества паллиативной (симптоматической) помощи для группы неизлечимых больных и необходимость дальнейшего развития хосписного движения, то совершенно очевидна роль в этом специалистов по социальной работе.

    Именно специалисты по социальной работе в сотрудничестве с врачами, психологами, способны успешно решать стоящие перед ними задачи: оказывать помощь и достигать эффективного взаимопонимания с учетом психологических и духовных потребностей тяжелобольных и умирающих пациентов, а также психологических проблем семьи и других лиц, играющих важную роль в жизни больного. Важными характеристиками социального работника являются гуманистическое, позитивное отношение, высокая положительная самооценка, легкость выражения эмоций, эмоциональная открытость и теплота, эмоциональная устойчивость, отсутствие тревожности как личностной черты, неагрессивное, необвинительное поведение в конфликтных ситуациях, высокая степень личностной социальной ответственности.

    Личность социального работника в аспекте профессиональной деятельности рассматривается как один из серьезных факторов достижения успеха в решении вопросов организации, управления и внедрения спектра социальных услуг «обреченным» больным и их ближайшему окружению в системе паллиативной медицины и ухода.

    Таким образом, помимо лечения злокачественных новообразований, социально-медицинская работа с онкобольными включает в себя медико-социальное обслуживание инкурабельных больных, а также организацию хосписного обслуживания.

    Инкурабельный больной (от лат. in – не + curabilis – излечимый) – это неизлечимый, безнадежный больной. Универсальность организации социально-медицинской помощи инкурабельным больным в хосписе является наиболее эффективной формой, которая позволяет более полно удовлетворить их социальные, психологические и медицинские нужды.

    Введение в штат паллиативной медицины социального работника позволит реально повысить эффективность работы хосписа, качественно улучшить жизнь инкурабельных больных и их семей и скоординировать деятельность персонала на выполнение своих непосредственных обязанностей.

    1.3. Проблемы инкурабельных больных и паллиативная медицина

    Под проблемами больных на поздних, инкурабельных стадиях заболевания понимаются такие проблемы больного, которые им не разрешены и являются факторами, травмирующими его психику.

    Попытаемся осветить проблемы умирающих больных в трех аспектах: медицинском, психологическом и социальном. Однако такое деление проблем весьма условно: все они взаимопереплетены.

    Среди медицинских проблем на этом этапе наиболее значимая – проблема смерти и умирания. Однако самой главной проблемой для умирающего является боль. В нашей стране проблема боли стоит особенно остро, поскольку никто не гарантирует снятие боли у умирающего пациента. Усилиями бессмертных чиновников введены лимиты на применение обезболивающих средств. Их основной довод, выставляемый в ответ на жалобы больных, их родственников и врачей-практиков – развитие наркомании. Хотя исследования специалистов показывают, что опухолевый процесс распространяется по всему организму, вовлекая все новые участки поражения, и больной неминуемо приближается к смерти; кроме того, эффект воздействия наркотиков на онкологического больного в корне отличен от воздействия их на наркомана, получающего от приема дозы “кайф”. Для онкобольного наркотик является единственно возможным спасением от нестерпимой боли. Здесь же следует отметить, что помимо боли у пациентов достаточно других тяжелых физических симптомов и связанных с ними проблем: тошнота, рвота, запоры, анорексия, дегидратация, расстройства сознания и т. д. и т. п. Все это требует медикаментов, которые зачастую либо слишком дороги, либо отсутствуют в аптечных сетях, не говоря о том, что трудность подбора адаптивных средств, индивидуальная непереносимость отдельных препаратов требуют постоянных усилий и знаний, чтобы держать эти симптомы под контролем.

    Серьезность этих проблем подтверждает тот факт, что многие пациенты, в преддверии ожидаемых страданий или столкнувшись с ними, кончают жизнь самоубийством.

    К медицинским проблемам следует отнести и проблемы ухода за больными. Лучшего оставляет желать уровень осведомленности населения в вопросах ухода за больным человеком, отсутствуют также и элементарные предметы ухода за больными.

    Следует сказать и о проблеме помощи родственникам больных, психика которых испытывает непомерную перегрузку. Однако куда обратиться им с их душевной болью – они не знают.

    Проблемы зачастую необходимой радиологической и химиотерапевтической помощи больным тесно переплетаются с социальными возможностями, например, транспортировки, а последние упираются в неприспособленные лифты и архитектуру, “забывающую” об инвалиде.

    Среди психологических терминальных больных на первый план выступает приближающаяся смерть, весь комплекс мыслей и чувств больного вращается вокруг нее. Ужас небытия, уничтожения личности представляется конечной точкой. Проблема смерти отягощается проблемами лжи. Больные ощущают ложь скорее, чем кто-либо другой, ибо в период умирания невероятно обостряются все чувства. И вряд ли способствует большей любви, близости и взаимопониманию обнаруженный, хоть и в последнюю минуту жизни, обман близких.

    По мнению больных, уходить с чувством одиночества в окружении родных тяжелее, чем остаться один на один со смертью, конечно, проблема смерти часто рождает проблему смысла жизни.

    Безусловно, нам не перечислить всех психологических проблем, с которыми сталкивается уходящий больной, хотя они на поверхности: проблемы любви, надежды, долга, вины, благодарности; сохранение своей жизни в детях, идей – в учениках и т. д. Говоря о социальных проблемах, прежде всего хотелось бы подчеркнуть, что рак – это особое заболевание, которое зачастую помимо смерти несет в себе бремя представления о “заразе”. Эта навязчивая мысль о “заразе” порождена неясностью этиологии заболевания. Тяжесть этого двойного гнета – смерти и “заразы” – порождает социальную изоляцию больного. Он сам начинает сторониться окружающих, и окружающие избегают слишком близкого общения с ним.

    Беспомощность медицины перед грозным заболеванием и в ряде случаев возникающее у больного ощущение некой “постыдности” этой болезни заставляют скрывать диагноз. Социальные проблемы связаны с инвалидностью больного, которая должна быть оформлена до его смерти, что в свой черед связано с деньгами на ритуальные услуги. Эта проблема в настоящее время актуальна, как никогда. Также социальной проблемой является и написание завещания, и контакт с нотариусом, стоимость услуг которого непомерна, как сложен и его вызов в больницу.

    Подводя итог всему вышесказанному, мы видим, что боль, смерть и отсутствие гарантированной социальной помощи, – основные проблемы, которые ждут своего разрешения. Те внимание и помощь, которое мы оказываем приходящим в мир, должно оказываться и тем, кто его покидает.

    11 октября – Всемирный день хосписной и паллиативной помощи. Фактически это день милосердия, поскольку речь идет о клиниках, где безнадежные больные доживают свои последние дни. В 1982 г. ВОЗ выделила паллиативную помощь в отдельное направление медицины.

    Паллиативная медицина – область здравоохранения, призванная улучшить качество жизни пациентов с различными формами хронических заболеваний приемущественно в терминальной стадии развития в ситуации, когда возможности специализированного лечения ограничены или исчерпаны. Паллиативная помощь больным не ставит целью достижение длительной ремиссии заболевания и продление жизни (но и не укорачивает ее). Облегчение страданий – это этический долг медицинских работников. Каждый пациент с активным прогрессирующим заболеванием, приближающийся к смертельному исходу, имеет право на паллиативную помощь.

    Паллиативная помощь призвана повышать качество жизни пациента, невзирая на предполагаемую небольшую продолжительность жизни. Главный принцип – от какого бы заболевания пациент не страдал, каким бы тяжелым это заболевание не было, какие средства не были бы использованы для его лечения, всегда можно найти способ повысить качество жизни больного в оставшиеся дни.

    Паллиативная помощь не допускает эвтаназию и самоубийство при посредничестве врача. Просьбы об эвтаназии или о содействии в самоубийстве обычно свидетельствуют о необходимости улучшения ухода и лечения больного.

    Когда общество становится инкурабельным

    При развитой современной междисциплинарной паллиативной помощи пациенты не должны испытывать непереносимых физических страданий и психосоциальных проблем, на фоне которых чаще всего возникают подобные просьбы.

    Современная паллиативная медицина тесно связана с официальной клинической медициной, поскольку она обеспечивает действенный и целостный подход, дополняющий специальное лечение основного заболевания.

    Целью паллиативной помощи пациентам с поздними стадиями активного прогрессирующего заболевания и небольшой предполагаемой продолжительностью жизни является максимальное повышение качества жизни, не предусматривающее ускорение или отдаление смертельного исхода. Поддержание максимально возможного качества жизни пациента является ключевым моментом в определении сущности паллиативной медицины, так как она ориентирована на лечение больного, а не поразившей его болезни.

    Паллиативная помощь занимается целым рядом аспектов жизни инкурабельного пациента – медицинских, психологических, социальных, культурных и духовных. Помимо ослабления боли и купирования других патологических симптомов, необходимы психосоциальная и духовная поддержка пациента, а также оказание помощи близким умирающего при уходе за ним и в горе утраты. Целостный подход, объединяющий разные аспекты паллиативной помощи, является признаком высококачественной медицинской практики, существенную часть которой составляет паллиативная помощь.

    Страницы: ← предыдущаяследующая →

    1234Смотреть все

    Похожие страницы:

    1. Технология социальнойработы (2)

      Шпаргалка >> Социология

      … – облегчить страдания пациента. В хосписе соц. р-к выступает в кач … диабет, сердечно-сосудист. забол-я, онкология и др.), мешающие счастливой … социальнойработы с социальной средой, а с другой — является отражением определенного результата социальнойработы, …

    2. Особенности социальнойработы в различных сферах жизнедеятельности общества

      Контрольная работа >> Социология

      … учреждениях так называемые социальные койки. В последние годы стали создаваться хосписы, которые, к сожалению … и детства; • психотерапия; • наркология; • онкология и др. Заключение Медико-социальнаяработа в здравоохранении направлена на решение …

    3. Социальный контроль за ВИЧ-инфицированными людьми

      Реферат >> Социология

      … учреждениях так называемые социальные койки. В последние годы стали создаваться хосписы, которые, к … —социальнойработы остаются: — планирование семьи, охрана материнства и детства; — психотерапия; — наркология; — онкология и др. Медико-социальнаяработа

    4. Понятие и сущность социальной экономики и политики

      Реферат >> Экономика

      … сиделок и хосписов на дому, более широкое распространение работы «социальных такси»), расширение спектра социально-бытовых … , Государственные научно-технические программы "Кардиология", "Онкология", "Туберкулез", "Охрана материнства и медицинская генетика" …

    5. Психология старения

      Реферат >> Психология

      … каждого человека индивидуальна и неповторима, а подходы в социальнойработе с пожилыми должны быть строго индивидуальны … в значительной степени зависят и направления социальной политики, а также и самой социальнойработы как в теоретическом, так …

    Хочу больше похожих работ…

    Записи созданы 1517

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

    Похожие записи

    Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

    Вернуться наверх