Контролирующие должника лица

УДК 347.192

А. П. Алексеенко1

Владивостокский государственный университет экономики и сервиса Владивосток. Россия

Гражданско-правовая ответственность акционеров в свете реформы Гражданского кодекса РФ

В сентябре 2014 г. в Гражданский кодекс Российской Федерации были внесены поправки. Изменения коснулись и ответственности акционеров перед юридическими лицами. Одной из новелл Гражданского кодекса является введение в него ст. 5 3.1, которая устанавливает ответственность акционеров за убытки, нанесенные акционерному обществу. Исследованы и сопоставлены иные виды ответственности акционеров перед акционерными обществами: субсидиарная ответственность контролирующих лиц в случае признания общества банкротом; солидарная ответственность акционеров по обязательствам общества в случае неоплаты принадлежащих им акций; субсидиарная ответственность акционеров по обязательствам общества в случае его несостоятельности; ответственность основного общества по обязательствам (убыткам) дочернего.

Ключевые слова и словосочетания: акционерное общество, акционеры, арбитражный суд, банкротство, дочернее общество, контролирующее лицо, новеллы гражданского права, ответственность акционеров, солидарная ответственность, субсидиарная ответственность, убытки.

A. P. Alekseenko

Vladivostok State University of Economics and Service Vladivostok. Russia

Civil liability of shareholders in the light of the Civil Code reform

Вследствие реформы гражданского законодательства правовое регулирование ответственности участников, руководителей и лиц, определяющих действия юридического лица, получило свое место в новой редакции Гражданского кодекса Российской Федерации (ГК РФ), вступившей в силу с 1 сентября 2014 г. . Под правовым регулированием понимается совокупность юридических средств, механизмов и институтов специально-юридического воздействия на правовое действие субъектов с целью вызвать,

1 Алексеенко Александр Петрович — старший преподаватель кафедры частного права Института права; e-mail: alekseenko.a.p@gmail.com. 34

обусловить у последних общественно полезные или желательные действия . Принципиальным и важным новшеством ГК РФ стало закрепление в ст. 53.1 ответственности участников, руководителей и лиц, определяющих действия юридического лица, в том числе ответственности мажоритарного участника. Ранее подобная норма содержалась только в ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» и применялась лишь в сфере банкротства. Благодаря названным изменениям в ГК РФ у заинтересованных лиц появился инструмент для привлечения к ответственности не только руководителя организации, если он своими действиями нанес ей убытки, но и участника, который давал ему такие указания в случае наличия доказательств такой связи.

Участники общества являются наиболее многочисленной группой участников корпоративных правоотношений, более того, они формируют высший орган управления акционерным обществом (АО) — общее собрание участников. В этой связи логично предположить, что акционеры должны нести ответственность за последствия своих решений, принятых ими в процессе управления АО. Особое значение институт ответственности акционеров приобретает в тех обществах, где контрольный пакет акций находится в руках одного лица или немногочисленной группы лиц. Как известно, Россия является одной из стран, где подавляющее большинство акционерных обществ имеют консолидированный пакет акций .

Анализируя положения действующего законодательства, в частности ГК РФ, ФЗ «Об акционерных обществах» и ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», представляется возможным выделить несколько основных видов ответственности акционеров:

1) субсидиарная ответственность контролирующих лиц в случае признания общества банкротом;

2) солидарная ответственность акционеров по обязательствам общества в случае неоплаты принадлежащих им акций;

3) субсидиарная ответственность акционеров по обязательствам общества в случае его несостоятельности;

4) ответственность основного общества по обязательствам (убыткам) дочернего;

5) ответственность лиц, определяющих действия юридического лица.

Ответственность лиц, определяющих действия юридического лица, является новеллой российского законодательства и была введена с принятием новой редакции ГК РФ от 5 мая 2014 г. №129-ФЗ. В пункте 3 ст. 53.1 ГК РФ закрепляется принципиально новое положение об ответственности участника , которая теперь может наступить независимо от наличия факта банкротства. Так, лицо, имеющее фактическую возможность определять действия юридического лица, в том числе возможность давать указания руководителю и членам коллегиального исполнительного органа, обязано действовать в интересах юридического лица разумно и добросовестно и несет ответственность за убытки, причиненные по его вине юридическому лицу. Закон также устанавливает, что в случае совместного причинения убытков юридическому лицу руководители юридического лица и контролирующие их лица обязаны возместить убытки солидарно.

Вышеперечисленные нововведения нельзя не оценить, так как они устанавливают стабильность отношений в сфере экономического оборота. Очевидно, что они направлены на то, чтобы лицо, являющееся мажоритарным акционером, не могло уйти от ответственности при причинении убытков обществу. Правда, представляется маловероятным, чтобы основной акционер своими руками наносил убытки обществу. Однако такое поведение вполне возможно: 1) если группа акционеров, в совокупности имеющая достаточное количество акций, чтобы давать указания органам управления АО, совершает подобные действия, например, в случае корпоративного конфликта с целью принятия решения, в результате которого доля других акционеров размывается, 2) если имущество АО выбывает из его собственности и переходит к лицам, аффинированным с названными акционерами, 3) если посредством заключения мнимых сделок «обналичиваются» денежные средства со счетов общества.

Законом предусмотрен также такой вид ответственности, как солидарная ответственность акционеров по обязательствам общества в случае неоплаты принадлежащих им акций. Рассматриваемая разновидность ответственности акционеров прямо предусмотрена в двух нормах: абз. 2 п. 1 ст. 96 ГК РФ и абз. 3 п. 1 ст. 2 Закона «Об акционерных обществах» . При солидарной ответственности должников кредитор вправе требовать исполнения обязательства как от всех должников совместно, так и от любого из них в отдельности, притом как полностью, так и в части долга (п. 1 ст. 323 ГК РФ) . Наступает такая ответственность в случае, если акции общества, распределенные при его учреждении, не были полностью оплачены в течение года с момента государственной регистрации общества, если меньший срок не предусмотрен договором о создании общества . К акционерам кредитор может предъявить требования лишь в части не оплаченной ими стоимости акций. Кроме того, согласно абз. 2 п. 2 ст. 323 ГК РФ акционер будет оставаться обязанным до тех пор, пока обязательство не будет исполнено полностью . Кроме того, возбуждение в отношении акционерного общества процедуры банкротства не препятствует привлечению к солидарной ответственности акционеров, не полностью оплативших свои акции в сроки и в порядке, предусмотренных п. 1 ст. 2 Закона «Об акционерных обществах». Между тем, все неоплаченные (или не полностью оплаченные) в установленный срок акции поступают в распоряжение акционерного общества, следовательно, с переходом акции к обществу учредитель утрачивает все права, удостоверяемые акцией, и перестает быть акционером. Поэтому, как указал Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа в постановлении от 30 марта 2012 г. по делу № А46-1775/2011 , учредитель, не полностью оплативший акции, может быть привлечен к солидарной ответственности только по тем обязательствам общества, которые возникли в период, когда он являлся акционером общества.

Итак, учредитель, не полностью оплативший акции, может быть привлечен к солидарной ответственности только по тем обязательствам общества, которые возникли в период, когда он являлся акционером общества. Поэтому если в рассматриваемом деле нет доказательств того, в какой период возникли долги акционерного общества перед кредиторами, нет оснований и для вывода о том, что ответчик несет солидарную ответственность по ним.

Следующий вид ответственности акционеров — субсидиарная ответственность по обязательствам общества в случае его несостоятельности. В соответствии с п. 3 ст. 3 ФЗ «Об акционерных обществах» если несостоятельность (банкротство) общества вызвана действиями (бездействием) его акционеров или других лиц, которые имеют право давать обязательные для общества указания либо иным образом имеют возможность определять его действия, то на указанных акционеров или других лиц в случае недостаточности имущества общества может быть возложена субсидиарная ответственность по его обязательствам . Важным моментом здесь является то, что ответственность акционеров наступает лишь в том случае, если они используют свои права и (или) возможности, заведомо зная, что это повлечет за собой несостоятельность (банкротство) общества. Акционеры при наличии их вины в банкротстве общества несут субсидиарную ответственность. Это означает, что до предъявления требований к акционеру кредитор должен предъявить требование к основному должнику — акционерному обществу (абз. 1 п. 1 ст. 399 ГК РФ) .

Как отмечает А.Е. Молотников, «обычно суды возлагают ответственность на акционера, если имеют место следующие условия:

1) контроль со стороны акционера, полное подчинение себе корпорации, так что эта корпорация не имеет своей воли или не существует отдельно от участника;

2) контроль со стороны участника использовался для совершения противоправных, обманных, нечестных или несправедливых действий по отношению к истцу;

3) наличие причинной связи между действиями участника и причинением убытков истцу» .

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Так, в п. 22 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 1 июля 1996 г. №6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» разъяснено, что при разрешении споров, связанных с ответственностью учредителей (участников) юридического лица, признанного несостоятельным (банкротом), собственника его имущества или других лиц, которые имеют право давать обязательные для этого юридического лица указания либо иным образом имеют возможность определять его действия, суд должен учитывать, что указанные лица могут быть привлечены к субсидиарной ответственности лишь в тех случаях, когда несостоятельность (банкротство) юридического лица вызвана их указаниями или иными действиями. Кроме того, суды указали, что к числу лиц, на которые может быть возложена субсидиарная ответственность по обязательствам признанного несостоятельным (банкротом) юридического лица, относится, в частности, лицо, имеющее в собственности или доверительном управлении контрольный пакет акций акционерного общества.

Исходя из вышесказанного, в предмет доказывания по делам о привлечении к субсидиарной ответственности участников АО, признанного несостоятельным (банкротом), входит наличие вины ответчика и причинной связи между указаниями и возникшей финансовой неплатежеспособностью, не позволяющей ему удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам.

Субсидиарная ответственность акционеров по обязательствам общества в случае его несостоятельности тесно связана с субсидиарной ответственностью контролирующих лиц в случае признания общества банкротом. Согласно ст. 2 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» среди прочих лиц под контролирующим должника лицом понимается лицо, которое имело право распоряжаться пятьюдесятью и более процентами голосующих акций акционерного общества. Фактически данная дефинитивная норма является уточнением положений ФЗ «Об акционерных обществах», связанных с ответственностью акционера. Однако она не учитывает обстоятельства, при которых распоряжаться пятьюдесятью и более процентами голосующих акций могут несколько лиц, обладающих ими в совокупности и совершающих действия и (или) бездействия, указанные в п. 4 ст. 10 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», приведшие АО к банкротству. Видимо, законодатель решил таким образом предотвратить возможность привлечения к ответственности миноритарных акционеров, голоса которых могли быть отданы за то же решение, что и лица, обладающего пятьюдесятью и более процентами голосующих акций.

Субсидиарная ответственность акционеров — контролирующих лиц в соответствии с п. 4 ст. 10 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» наступает, если причинен вред имущественным правам кредиторов в результате совершения этим лицом или в пользу этого лица либо одобрения этим лицом одной или нескольких сделок должника, включая подозрительные сделки и сделки должника, влекущие за собой оказание предпочтения одному из кредиторов перед другими. Суды склонны к названным в законе сделкам также относить случаи, при которых учредителем АО осуществляется последующее изъятие имущества, которым были оплачены акции АО в установленных корпоративным законодательством размерах и сроках. Так, Федеральный арбитражный суд Поволжского округа в Постановлении от 11 октября 2012 г. по делу №А65-34782/2011 указал: «… изъятие имущества, которым были оплачены акции АО, может свидетельство -вать о наличии обстоятельств, являющихся основанием для привлечения контролирующих должника лиц (его учредителей) к субсидиарной ответственности по обязательствам последнего в порядке статьи 10 Закона о банкротстве». При этом, как отметил Федеральный арбитражный суд Поволжского округа в Постановлении от 13 декабря 2012 г. по делу №А65-459/2011 , «контролирующие должника лица солидарно несут субсидиарную ответственность по денежным обязательствам должника и (или) обязанностям по уплате обязательных платежей с момента приостановления расчетов с кредиторами по требованиям о возмещении вреда, причиненного имущественным правам кредиторов в результате

исполнения указаний контролирующих должника лиц, или исполнения текущих обязательств при недостаточности его имущества, составляющего конкурсную массу».

Как указывалось выше, законодательством выделяется еще один вид ответственности акционеров юридического лица — ответственность основного общества по обязательствам (убыткам) дочернего. Данный вид ответственности возможно применить только в отношении юридического лица, являющегося акционером. Согласно п. 3 ст. 6 ФЗ «Об акционерных обществах» основное общество (товарищество), которое имеет право давать дочернему обществу обязательные для последнего указания, отвечает солидарно с дочерним обществом по сделкам, заключенным последним во исполнение таких указаний. В случае несостоятельности (банкротства) дочернего общества по вине основного общества (товарищества) оно также несет субсидиарную ответственность по его долгам, возникшим, когда основное общество (товарищество) заведомо знало, что вследствие его действий наступит несостоятельность (банкротство) дочернего общества. Кроме того, акционеры дочернего общества вправе требовать возмещения основным обществом (товариществом) убытков, причиненных по его вине дочернему обществу. При этом основное общество (товарищество) считается имеющим право давать дочернему обществу обязательные для последнего указания только в случае, когда это право предусмотрено в договоре с дочерним обществом или уставе дочернего общества.

Следовательно, исходя из смысла п. 3 ст. 6 ФЗ «Об акционерных обществах», основное общество (товарищество) — акционер может быть привлечено к ответственности:

1) субсидиарно в случае банкротства дочернего общества;

2) перед акционерами дочернего общества за убытки, возникшие у дочернего общества по вине основного общества (товарищества);

3) солидарно перед кредиторами дочернего общества по сделкам, заключенным последним во исполнение указаний основного общества (товарищества).

Субсидиарная ответственность в случае банкротства дочернего общества по своей сути является разновидностью ответственности акционера (контролирующего лица) по обязательствам общества в случае его несостоятельности, характеризующейся лишь наличием специального субъекта — другого юридического лица. Что касается солидарной ответственности перед кредиторами дочернего общества по сделкам, то её можно сравнить с введенной с 1 сентября 2014 г. в ГК РФ ответственностью лиц, определяющих действия юридического лица. Введенная ст. 53.1 норма расширила круг акционеров, которые могут быть привлечены к ответственности и фактически включила в себя положения ч. 1 п. 3 ст. 6 ФЗ «Об акционерных обществах».

Можно сказать, что начиная с 1 сентября 2014 г. ответственность основного общества (товарищества) перед акционерами дочернего также потеряла самостоятельную значимость и стала лишь отдельным случаем ответственности лица, определяющего действия юридического лица. В качестве основной характеристики, позволяющей говорить о существовании данной ответственности как отдельной разновидности, может выступить специфическая фигура истца — акционеры дочернего общества. В Постановлении Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 8 октября 2014 г. №Ф03-3918/2014 указано, что акционеры дочернего общества вправе требовать возмещения основным обществом (товариществом) убытков, причиненных по его вине дочернему обществу. Убытки считаются причиненными по вине основного общества (товарищества) только в случае, когда основное общество (товарищество) использовало имеющиеся у него право и (или) возможность в целях совершения дочерним обществом действия, заведомо зная, что вследствие этого действия дочернее общество понесет убытки. При этом предусмотренное п. 3 ст. 105 ГК РФ и п. 3 ст. 6 Закона «Об акционерных обществах» право акционеров дочернего общества требовать возмещения основным обществом убытков, причиненных по его вине дочернему обществу, возникает не только в случае, когда основное общество использовало имеющееся у него право давать обязательные для дочернего обществ указания, но и в случае использования им иных возможностей

влиять на решения дочернего общества (например, в силу преобладающего участия в уставном капитале дочернего).

Таким образом, можно сделать вывод о том, что институт ответственности акционеров АО является актуальным и развивающимся. Благодаря новеллам, введенным в Гражданский кодекс РФ, произошли большие позитивные изменения в рассматриваемом вопросе. Теперь ответственность основного общества по обязательствам (убыткам) дочернего вошла в состав такой категории, как ответственность лиц, определяющих действия юридического лица. С 1 сентября 2014 г. основы ответственности акционеров за убытки перед АО комплексно и ясно определены в Гражданском кодексе РФ, что не может не иметь положительного эффекта. Однако произошедшие в ГК РФ изменения не коснулись солидарной ответственности акционеров по обязательствам общества в случае неоплаты принадлежащих им акций, что позволяет говорить о ней как об отдельном самостоятельном виде ответственности, существующем в корпоративном праве. Что касается субсидиарной ответственности акционеров по обязательствам общества в случае его несостоятельности и наличия в законодательстве о банкротстве субсидиарной ответственности контролирующих лиц в случае банкротства АО, то здесь можно говорить о том, что нормы ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» имеют уточняющий эффект в отношении аналогичных положений ФЗ «Об акционерных обществах». Однако в целях исключения неясности правоприменения законодателю следует привести понятия, закрепленные в двух законах к одному значению.

2. Молотников, А.Е. Ответственность в акционерных обществах / А.Е. Молотников // Wolters Kluwer Russia, 2006. — 230 с.

3. Постановление Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 8 октября 2014 г. №Ф03-3918/2014 // СПС «Консультант плюс».

4. Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 30 марта 2012 г. по делу №А46-1775/2011 // СПС «Консультант плюс».

5. Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 11 октября 2012 г. по делу №А65-34782/2011 // СПС «Консультант плюс».

6. Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 13 декабря 2012 г. по делу №А65-459/2011 // СПС «Консультант плюс».

9. Об акционерных обществах: закон РФ от 26.12.1995 №208-ФЗ (в ред. от 21.07.2014) // СПС «Консультант плюс».

Заключение диссертации по теме «Гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право», Богданова, Елена Евгеньевна

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

На основе проведенного исследования представляется возможным сформулировать следующие основные теоретические положения и рекомендации по совершенствованию законодательства:

1. Субсидиарная (дополнительная) ответственность является одним из видов гражданско-правовой ответственности и представляет ответственность одного лица (субсидиарного должника) дополнительно к ответственности другого лица (основного должника). Субсидиарную ответственность следует классифицировать на статутную (ответственность учредителей (участников), собственников имущества юридического лица, а также иных лиц, имеющих возможность определять его действия), договорную и деликтную (основывающихся соответственно на договоре и деликте).

Отнесение какого-либо конкретного случая к одной из указанных выше разновидностей субсидиарной ответственности обусловливает необходимость учета специфики свойственной соответствующему виду при конструировании и применении правовых норм.

2. Субсидиарная ответственность является относительно самостоятельным видом гражданско-правовой ответственности, что проявляется в особенностях ее возникновения, срочном характере, специфике течения исковой давности, объеме возмещаемых убытков и др.

Субсидиарную ответственность необходимо отграничивать от основной ответственности правопреемника, от основной ответственности с правом выбора ответчика из нескольких альтернативных должников, а также от солидарной и долевой ответственности. Смешение указанных институтов приводит к появлению противоречивых правовых норм, создает трудности для правоприменительной деятельности.

3. Основного должника следует считать привлеченным к ответственности после вступления в силу решения суда о применении санкций. Если же данное решение будет полностью или частично неисполненным в связи с недостатком имущества, кредитор вправе привлечь к ответственности субсидиарного должника. Возможность кредитора обратиться с требованием к субсидиарному должнику после отказа основного должника от удовлетворения требований кредитора или оставления данного требования без ответа (как эта предусмотрена действующим законодательством) представляется допустимой лишь по соглашению сторон.

4. Основная ответственность, па общему правилу, не может быть уравнена па своему объему с ответственностью дополнительной. Основной должник обязан возместить кредитору убытки в полном объеме, включая упущенную выгаду; что касается субсидиарного должника, его ответственность необходимо ограничить возмещением кредитору реального ущерба. Полную ответственность субсидиарного должника следует допускать лишь в договорной субсидиарной ответственности, когда субсидиарный должник па договору принял бы на себя согласованный объем ответственности.

5 Анализ законодательства, а также основных концепций теории гражданско-правовой ответствешюсти позволяет сделать вывод, что основанием субсидиарной ответственности является полный или «усеченный» состав гражданского правонарушения. Риск не может быть в основе такой ответственности.

6. Привлечение к субсидиарной ответственности учредителей (участников) юридического лица, собственников его имущества, иных лиц, имеющих право давать обязательные указания, следует осуществлять при установлении их неосторожной вины в несостоятельности (банкротстве) соответствующего юридического лица. Привлекать указанных лиц к субсидиарной ответственности следует после завершения конкурсного производства путем предъявления кредиторами, не получившими полного удовлетворения своих требований при проведении процедуры банкротства, исков к обязанным лицам в рамках отдельных судебных процессов. Также за пределами конкурсного производства должны нести ответственность руководители организации-банкрота, члены ликвидационной комиссии.

7. Субсидиарная ответственность полных товарищей па обязательствам товарищества является безвиновной. В то же время представляется неприемлемым установление ответственности полного товарища по долгам организаций, возникшим еще до его вступления в товарищество.

Участники общества с дополнительной ответственностью также несут субсидиарную ответственность по долгам общества независимо от своей вины.

8. Условия ответственности членов потребительского кооператива по его долгам зависят от того, результатом какой деятельности (коммерческой или некоммерческой) явились долги кооператива. Если долги образовались вследствие некоммерческой деятельности, члены кооператива несут ответственность на виновных началах. Если потребительский кооператив задолжал своим кредиторам при осуществлении предпринимательской деятельности, то члены кооператива отвечают независимо от вины.

9. Учреждение должно нести ответственность не только денежными средствами, но также имуществом, приобретенным в связи с разрешенной предпринимательской деятельностью. Собственник учреждения несет безвиновную субсидиарную ответственность как в случае образования долга в связи с осуществлением учреждением основной деятельности, так и от разрешенной предпринимательской деятельности. При осуществлении основной деятельности финансирование учреждения осуществляет собственник, поэтому недофинансирование организации должно восполняться собственником. Безвиновный характер ответственности собственника учреждения по его долгам, возникшим в связи с осуществлением предпринимательской деятельности, объясняется характером деятельности учреждения.

10. Субсидиарную ответственность поручителя нельзя интерпретировать в качестве его обязанности уплатить долг за третье лицо. Анализ законодательства убеждает, что ответственности поручителя свойственны признаки, присущие субсидиарной ответственности. Поэтому поручитель отвечает за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства основным должником перед третьими лицами; Однако субсидиарная ответственность поручителя должна быть действительно дополнительной к основной ответственности должника. В связи с этим следует установить правило об ответственности в размере реального ущерба кредитора. Взыскание упущенной выгоды, процентов и т.д. необходимо допускать только при условии достижения об этом соглашения.

11. Ответственность родителей (усыновителей), попечителя за вред, причиненный детьми в возрасте от 14 до 18 лет, носит дополнительный характер к основной ответственности самого несовершеннолетнего. Основанием субсидиарной ответственности родителей (усыновителей), попечителя является не гражданское правонарушение (его совершает только сам несовершеннолетний), а семейное правонарушение, выразившееся в недолжном воспитании ребенка. Родоггели (усыновители) должны совместно воспитывать детей и поэтому несут совместную, то есть не только субсидиарную, но и солидарную ответственность перед третьими лицами за результаты своей воспитательной деятельности.

12. Возможности института субсидиарной ответственности не полно используются в деликтных отношениях. Необходимо установить дополнительную ответственность причинителя вреда, управлявшего источником повышенной опасности, в момент причинения вреда жизни или здоровью потерпевшего. Основную ответственность будет нести владелец источника повышенной опасности.

В порядке совершенствования действующего законодательства и практики его применения представляются целесообразными следующие предложения:

1. Изложить ч. 2 п. 3 ст. 56 ГК РФ в следующей редакции: «В случае несостоятельности (банкротства) юридического лица по вше его участников, собственников имущества юридического лица или по вине других лиц, которые имеют право давать обязательные для этого юридического лица указания либо иным образом имеют возможность определять его действия, на таких лиц в случае недостаточности имущества юридического лица, может быть возложена субсидиарная ответственность по его обязательствам. Такие требования должны быть предъявлены кредиторами к указанным лица после завершения процедуры банкротства».

2. Изложить ч. 1 п. 2 ст. 75 ГК РФ в следующей редакции: «Участник полного товарищества, не являющийся его учредителем, отвечает наравне с другими участниками лишь по обязательствам товарищества, возникшим после его вступления в товарищество».

3. Дополнить п. 2 ст. 120 ГК РФ нормой следующего содержания: «Если в соответствии с учредительными документами учреждению предоставлено право осуществлять приносящую доходы деятельность, то взыскание кредиторов данного учреждения обращается также на имущество, приобретенное в результате такой деятельности».

4. Изложить ч. 1 п. 2 ст. 123 ГК РФ в следующей редакции: «Член ассоциации (союза) вправе по своему усмотрению выйти из ассоциации (союза) по окончании финансового года. В этом случае он несет субсидиарную ответственность по обязательствам ассоциации (союза) в размере, предусмотренном ее учредительными документами, в течение двух лет с момента выхода».

5. Изложить п. 2 ст. 363 ГК РФ в следующей редакции: «Поручитель отвечает перед кредитором в размере реального ущерба (ст. 15 настоящего кодекса). Возмещение упущенной выгоды, уплата процентов, неустойки и т.п. осуществляется в порядке и на условиях, предусмотренных договором поручительства».

6. Изложить п. 1 ст. 399 ГК РФ в следующей редакции: «В случае установления невозможности удовлетворения требований кредиторов в связи с недостатком имущества у основного должника, после привлечения его к ответственности, кредитор вправе привлечь к дополнительной ответственности другое лицо, которое в соответствии с законом, иными правовыми актами или условиями обязательства несет ответственность по долгам основного должника».

7. Исключить из п. 2 ст. 586 ГК РФ слова «с ним». Изложить названную норму в следующей редакции: «Лицо, передавшее обремененное рентой недвижимое имущество в собственность другого лица, несет субсидиарную ответственность (ст. 399 ГК РФ) по требованиям получателя ренты, возникшим в связи с нарушением договора, если настоящим Кодексом, другим законом или договором не предусмотрена солидарная ответственность по этому обязательству».

8. Изложить п. 2 ст. 670 ГК РФ в следующей редакции: «Если иное не предусмотрено договором финансовой аренды, арендодатель не отвечает перед арендатором за выполнение продавцом требований, вытекающих из договора купли-продажи, кроме случаев, когда ответственность за выбор продавца лежит на арендодателе. В последнем случае перед арендатором отвечает арендодатель. Продавец имущества несет перед ним лишь субсидиарную ответственность».

9. Изложить ч. 1 п. 2 ст. 1074 ГК РФ в следующей редакции: «В случае, когда у несовершеннолетнего в возрасте от 14 до 18 лет нет доходов или иного имущества, достаточных для возмещения вреда, родители (усыновители), попечитель несовершеннолетнего несут субсидиарную ответственность по его обязательствам в соответствующем объеме, если не докажут, что вред возник не по их вине. Родители (усыновители) несовершеннолетнего отвечают солидарно».

10. Дополнить ст. 1079 ГК РФ п. 4 следующего содержания: «Лицо, управлявшее (эксплуатировавшее) источником повышенной опасности в момент причинения вреда жизни или здоровью потерпевшего, несет субсидиарную ответственность по обязательствам владельца источника повышенной опасности, если не докажет, что вред возник не по его вине».

11. Изложить п. 3 ст. 3 ФЗ «Об акционерных обществах» в следующей редакции: «В случае несостоятельности (банкротства) общества по вине его акционеров или по вине других лиц, которые имею право давать обязательные для общества указания либо иным образом имеют возможность определять его действия, на указанных акционеров или других лиц в случае недостаточности имущества может быть возложена субсидиарная ответственность по его обязательствам».

12. Изложить ч. 3 п. 3 ст. 6 ФЗ «Об акционерных обществах» в следующей редакции: «В случае несостоятельности (банкротства) дочернего общества по вине основного хозяйственного общества (товарищества) последнее несет при недостаточности имущества дочернего общества субсидиарную ответственность по его долгам».

13. Исключить из п. 16 постановления Пленума Верховного Суда РФ № 2 от 17 января 1997 г. «О внесении изменений и дополнений в постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29 сентября 1994 г. № 7 «О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей (с изменениями, внесенными постановлениями Пленума от 25 апреля 1995 г. № 6 и от 25 октября 1996 г. № 10)» следующее предложение: » Вместе с тем родители, усыновители или попечитель могут нести имущественную ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение договора в случае, когда у несовершеннолетнего в возрасте от 14 до 18 лет нет доходов или иного имущества, достаточных для возмещения вреда».

ЛИТЕРАТУРА И НОРМАТИВНЫЕ АКТЫ Конституция РФ, 12 декабря 1993 г.

Гражданский кодекс РФ ч.1. Принят Государственной Думой РФ 21.10Л994 //Собрание законов РФ 1994 № 32 Ст. 3301.

Гражданский кодекс РФ ч.2. Принят Государственной Думой РФ 22.12.1995.// СЗ РФ 1996 № 9. Ст. 773; № 34 Ст. 4026.

Семейный кодекс РФ. Принят Государственной Думой РФ. 08.12.1995. //СЗРФ. 1996. №1. Ст. 16.

Федеральный закон «О потребительской кооперации в РФ» от 11 июля

1997 г. //СЗ РФ. 1997. № 28. Ст. 3306.

Федеральный закон «О науке и государственной научно-технической политике» от 12 июля 1996 года. //Российская газета, 3 сентября 1996 года.

Федеральный закон «О сельскохозяйственной кооперации» от 8 декабря 1995 г. //СЗ РФ. 1995 № 50 Ст. 4870; 1997 № 10 Ст. 1120.

Федеральный закон «О производственных кооперативах» от 8 мая 1996 г. //СЗ РФ. 1996. № 20. Ст. 2321.

Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций» //Российская газета, 4 марта 1999 года.

Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» от 8 января

1998 г. //СЗ РФ. 1998 № 2. Ст. 222.

Федеральный закон «Об акционерных обществах» от 26 декабря 1995 г. //СЗ РФ. 1996 № 1 Ст. 1; № 25 Ст. 2956

Федеральный закон «об обществах с ограниченной ответственностью» от 8 февраля 1998 г. //СЗ РФ 1998 № 7. Ст. 785.

Указ Президента РФ № 784 «О дополнительных мерах по обеспечению прав акционеров» от 31 июля 1995 г.// Российская газета 4 августа 1995 г.

Постановление Федеральной комиссии РФ по рынку ценных бумаг № 14 «О внесении изменений и дополнений в положение о порядке лицензирования деятельности в качестве специализированного депозитария паевых инвестиционных фондов» от 30.09.1996 г.//Вестник ФКЦБ России. № 3. 30.09.96.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ № 6/8 от 1 июля 1996 г. «О некоторых вопросах, связанных с применением ч. 1 Гражданского кодекса РФ»//Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по гражданским делам. — М.: Спарк. 1999.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ № 13/14 от 8 октября 1998 г. «О практике применения положений Гражданского кодекса РФ о процентах за пользование чужими денежными средствами» //Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по гражданским делам. — М. 1999.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 2 от 17 января 1997 г. «О внесении изменений и дополнений в постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29 сентября 1994 г. № 7 «О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей (с изменениями, внесенными Постановлениями Пленума от 25 апреля 1995 г. № 6 и от 25 октября 1996 № 10) //Бюллетень Верховного Суда РФ. 1997. № 3.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28 апреля 1994 № 3 «О судебной практике по делам о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья» (Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по гражданским делам. — М. 1999.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 7 от 14 февраля 2000 г. «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних» //Российская газета, 14 марта 2000 г.

Компания ГАРАНТ

Какую ответственность по обязательствам юридического лица (ООО, ЗАО, АО) несут ее учредители? Отвечают ли учредители своим личным имуществом как физические лица?

Согласно ст. 56 ГК РФ юридические лица, кроме учреждений, отвечают по своим обязательствам всем принадлежащим им имуществом.

Учредитель (участник) юридического лица или собственник его имущества не отвечают по обязательствам юридического лица, а юридическое лицо не отвечает по обязательствам учредителя (участника) или собственника, за исключением случаев, предусмотренных Гражданским кодексом РФ либо учредительными документами юридического лица.

В соответствии с п. 1 ст. 87 ГК РФ, п. 1 ст. 2 Федерального закона от 8 февраля 1998 г. N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» участники общества с ограниченной ответственностью (далее — ООО), не полностью оплатившие доли, несут солидарную ответственность по обязательствам ООО в пределах стоимости неоплаченной части доли каждого из участников.

Из п. 1 ст. 96, ст. 97 ГК РФ, п. 1 ст. 2, ст. 7 Федерального закона от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ «Об акционерных обществах» следует, что акционеры как открытого, так и закрытого акционерного общества, не полностью оплатившие акции, несут солидарную ответственность по обязательствам акционерного общества (далее — АО) в пределах неоплаченной части стоимости принадлежащих им акций.

Таким образом, участники ООО и акционеры АО могут быть привлечены к ответственности по долгам такого общества, если вклад в уставный капитал, акции при образовании общества были ими оплачены не полностью.

Кроме того, пункт 3 ст. 56 ГК РФ устанавливает правило о том, что, если несостоятельность (банкротство) юридического лица вызвана учредителями (участниками), собственником имущества юридического лица или другими лицами, которые имеют право давать обязательные для этого юридического лица указания либо иным образом имеют возможность определять его действия, на таких лиц в случае недостаточности имущества юридического лица может быть возложена субсидиарная ответственность по его обязательствам.

Отношения, возникающие при неспособности должника удовлетворить в полном объеме требования кредиторов, согласно ст. 1 Федерального закона от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» и ст. 1 Федерального закона от 25 февраля 1999 г. N 40-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций», урегулированы названными Федеральными законами.

Федеральным законом от 28 апреля 2009 г. N 73-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» в эти Федеральные законы был внесен ряд изменений. Федеральный закон от 28 апреля 2009 г. N 73-ФЗ ввел в названные Федеральные законы понятие контролирующего лица.

Согласно ст. 2 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» контролирующим должника лицом признается лицо, имеющее либо имевшее в течение менее чем двух лет до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом право давать обязательные для исполнения должником указания или возможность иным образом определять действия должника, в том числе путем принуждения руководителя или членов органов управления должника либо оказания определяющего влияния на руководителя или членов органов управления должника иным образом (в частности контролирующим должника лицом могут быть признаны члены ликвидационной комиссии, лицо, которое в силу полномочия, основанного на доверенности, нормативном правовом акте, специального полномочия могло совершать сделки от имени должника, лицо, которое имело право распоряжаться пятьюдесятью и более процентами голосующих акций акционерного общества или более чем половиной долей уставного капитала общества с ограниченной (дополнительной) ответственностью).

К контролирующим лицам в п. 1 ст. 14 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций» отнесены руководители, члены совета директоров (наблюдательного совета), учредители (участники) кредитной организации, другие имеющие право давать обязательные для данной кредитной организации указания или возможность иным образом определять ее действия лица.

Соответственно, участники ООО и акционеры АО, имеющие право давать обязательные для общества указания или возможность иным образом определять его действия, а в отношении обществ, не являющихся кредитными организациями, — также имевшие в течение менее чем двух лет до принятия арбитражным судом заявления о признании общества банкротом право давать обязательные для исполнения обществом указания или возможность иным образом определять действия общества, являются контролирующими лицами такого общества.

На основании п. 4 ст. 10 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» контролирующие должника лица солидарно несут субсидиарную ответственность по денежным обязательствам должника и (или) обязанностям по уплате обязательных платежей с момента приостановления расчетов с кредиторами по требованиям о возмещении вреда, причиненного имущественным правам кредиторов в результате исполнения указаний контролирующих должника лиц, или исполнения текущих обязательств при недостаточности его имущества, составляющего конкурсную массу.

Арбитражный суд вправе уменьшить размер ответственности контролирующего должника лица, если будет установлено, что размер вреда, причиненного имущественным правам кредиторов по вине контролирующего должника лица, существенно меньше размера требований, подлежащих удовлетворению за счет контролирующего должника лица, привлеченного к субсидиарной ответственности по обязательствам должника.

Контролирующее должника лицо не отвечает за вред, причиненный имущественным правам кредиторов, если докажет, что действовало добросовестно и разумно в интересах должника.

В соответствии с п. 1 ст. 14 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций», если банкротство кредитной организации наступило в результате виновных действий или бездействия ее контролирующих лиц, на указанных лиц при недостаточности имущества кредитной организации для удовлетворения требований кредиторов арбитражным судом может быть возложена субсидиарная ответственность по денежным обязательствам кредитной организации и (или) исполнению ее обязанности по уплате обязательных платежей. Арбитражный суд вправе уменьшить размер ответственности указанных лиц, если будет установлено, что размер вреда, причиненного по их вине имущественным правам кредиторов, существенно ниже размера требований, подлежащих удовлетворению за счет указанных лиц.

Контролирующие лица признаются виновными, если их решения или действия (в том числе превышение полномочий), повлекшие за собой возникновение признаков банкротства, не соответствовали принципам добросовестности и разумности, соответствующим нормативным правовым актам Российской Федерации, банковским правилам, уставу кредитной организации или обычаям делового оборота, а также если они, при наличии оснований, предусмотренных ст. 4 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций», не предприняли указанные данным Федеральным законом меры для предупреждения банкротства кредитной организации. Учредители (участники) кредитной организации несут ответственность за такое бездействие в случае, если они знали о наличии данных оснований.

Как мы видим, по Федеральному закону «О несостоятельности (банкротстве)» и Федеральному закону «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций» в редакциях Федерального закона от 28 апреля 2009 г. N 73-ФЗ вина контролирующих лиц презюмируется, доказывать ее не нужно. До вступления же в силу Федерального закона от 28 апреля 2009 г. N 73-ФЗ вина лиц, имевших право давать обязательные для должника указания или имеющих возможность иным образом определять его действия, в названных Федеральных законах не презюмировалась, поэтому кредиторам ее требовалось доказывать (постановление ФАС Центрального округа от 11 апреля 2006 г. N А09-9610/2005).

В соответствии с п. 2 ст. 5 Федерального закона от 28 апреля 2009 г. N 73-ФЗ положения Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций» (в редакции Федерального закона от 28 апреля 2009 г. N 73-ФЗ) и Федерального закона от 26 октября 2002 года N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (в редакции Федерального закона от 28 апреля 2009 г. N 73-ФЗ) применяются арбитражными судами при рассмотрении дел о банкротстве, производство по которым возбуждено после дня вступления в силу Федерального закона от 28 апреля 2009 г. N 73-ФЗ. Данный Федеральный закон вступил в силу по истечении тридцати дней после дня его официального опубликования (п. 1 ст. 5 Федерального закона). Его текст опубликован в «Российской газете» от 5 мая 2009 г. N 78, в Собрании законодательства Российской Федерации от 4 мая 2009 г. N 18 (часть I) ст. 2153. Судебной практики по делам о банкротстве, возбужденным после вступления в силу Федерального закона от 28 апреля 2009 г. N 73-ФЗ, в которой бы разрешался вопрос об ответственности участников ООО, акционеров АО, нам, к сожалению, обнаружить не удалось.

Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» и Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций» являются специальными законами в части отношений, возникающих при неспособности должника удовлетворить в полном объеме требования кредиторов. В связи с этим, по нашему мнению, нормы прочих законов, устанавливающие иные положения о вине контролирующих лиц (в частности абзац второй п. 3 ст. 3 Федерального закона «Об акционерных обществах», устанавливающий, что несостоятельность (банкротство) АО считается вызванной действиями (бездействием) его акционеров или других лиц, которые имеют право давать обязательные для АО указания либо иным образом имеют возможность определять его действия только в случае, если они использовали указанные право и (или) возможность в целях совершения обществом действия, заведомо зная, что вследствие этого наступит несостоятельность (банкротство) общества), не должны применяться при рассмотрении дел о банкротстве, производство по которым возбуждено после дня вступления в силу Федерального закона от 28 апреля 2009 г. N 73-ФЗ.

Ответ подготовил:
Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Ефимова Ольга

Ответ проверил:
Рецензент службы Правового консалтинга ГАРАНТ
кандидат юридических наук Кузьмина Анна

Библиографическое описание:



Ключевые слова: банкротство; контролирующее должника лицо; должник; кредитор; конкурсный управляющий.

Контролирующее должника лицо — это физическое или юридическое лицо, имеющее либо имевшее не более чем за три года, предшествующих возникновению признаков банкротства, а также после их возникновения до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом право давать обязательные для исполнения должником указания или возможность иным образом определять действия должника. Данное легальное определение предоставляет возможность для классификации контролирующих должника лиц (далее — КДЛ) по ряду критериев.

КДЛ как физическое июридическое лицо.

Юридическое контролирующее должника лицо — это чаще всего общество, которое является материнским по отношению к должнику . При этом дочерние общества являются самостоятельными юридическими лицами, не отвечают по долгам материнского. Однако материнское общество в определенных случаях может отвечать по долгам дочернего, так как основное общество может повлиять на принятие решений дочерним. Материнское общество обладает данным влиянием в силу преобладающего участия в дочернем обществе в соответствии с договором или иным образом. Материнское общество расплачивается по долгам дочернего в том числе и в случае банкротства последнего. В данной ситуации основное общество признается контролирующим должника (то есть дочернее общество) лицом и отвечает по его обязательствам, но только в том случае, если банкротство наступило по вине материнского общества. Стоит отметить, что юридическое контролирующее должника лицо не обязательно должно принимать участие в управлении должником, оно может быть даже никак не связано с ним юридически, но при этом оно должно фактически управлять им. В таком случае процесс доказывания того, что лицо действительно контролирует должника существенно усложняется, так как между лицами отсутствуют юридические (управленческие) связи, которые являлись бы прямыми доказательствами наличия контроля. Однако и в таких ситуациях, с помощью косвенных доказательств, удается установить факт контроля одним обществом другого. Так, в Постановлении Президиума ВАС РФ от 24 апреля 2012 г. № 16404 суд признал созданные на территории Российской Федерации представительства латвийских юридических лиц представительствами латвийского банка, при том что с юридической точки зрения они к этому банку отношения не имели. Доказывание того факта, что именно латвийский банк является контролирующим лицом производилось путем представления ряда косвенных доказательств. Суд обратил внимание на то, что формально независимыми от банка организациями были оборудованы офисные помещения, адреса которых указывались на коммерческих документах, в рекламной продукции, в интернет ресурсах как адреса представительств латвийского банка. В этих помещениях представлялись необходимые документы от имени банка и оказывались банковские услуги. Суд сделал вывод, что у потребителей сформировалось представление о том, что эти организации являются официальными представительствами латвийского банка в России. Также суд указал, что в результате поиска в Интернете указанного латвийского банка система первым выдавала сайт, содержащий информацию об услугах этого банка, которые можно осуществить через указанные организации. Таким образом, ВАС РФ, применив доктрину «снятия корпоративной вуали», определил, что лицо, которое формально-юридически никак не связано с должником, контролирует его.

КДЛ также может быть физическим лицом. Во-первых, им является руководитель должника. Стоит обратить внимание, что руководитель должника, как КДЛ отдельно вынесен в наименование главы III.2 Федерального закон от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»: «Ответственность руководителя должника и иных лиц в деле о банкротстве». Это выделение руководителя должника связано с тем, что презюмируется, что он, в силу своих полномочий может давать обязательные для исполнения должником указания, что, по смыслу п. 1 ст. 61.10 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», делает его контролирующим лицом. Таким образом руководитель должника практически всегда может быть привлечен к субсидиарной ответственности как КДЛ, если будет доказано, что неплатежеспособность организации возникла по его вине. Другими физическими лицами, у которых статус КДЛ презюмируется, пока не доказано иное, являются члены исполнительного органа должника, ликвидатор должника, члены ликвидационной комиссии, учредитель должника. Учредитель должника, в силу наличия корпоративных прав, может осуществлять управление обществом и, соответственно, «давать обязательные для исполнения должником указания». Опять же, учредитель будет привлечен к субсидиарной ответственности только в том случае, если банкротство наступило именно в результате его виновных действий, что, в свою очередь, подлежит доказыванию. Физическим контролирующем должника лицом может быть признано и иное лицо, однако в этом случае необходимо будет доказать, что это лицо имело контроль над должником. Такими «не презюмируемыми» контролирующими лицами могут быть главный бухгалтер, финансовый директор, лица, которые в силу наличия полномочий могут совершать сделки от имени должника и т. д. Указанные лица, в отличии от руководителя и учредителя должника, не имеют прав на управление должником, но у них имеются полномочия, реализация которых может серьезным образом повлиять на финансовое состояние должника и, соответсвенно, может послужить причиной наступления неплатежеспособности последнего. В связи с этим, указанные лица тоже могут быть привлечены к субсидиарной ответственности, однако бремя доказывания того, что они имели контроль над должником, лежит не на них. Физическими контролирующими должника лицами могут быть лица, которые никак юридически с должником не связаны, но, тем не менее, имеют возможность определять действия должника. Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» в п. 2 ст. 61.10 указывает примеры случаев, когда лицо может иметь такую возможность (нахождение в родстве, свойства с руководителем должника, лица, оказывающие давление на руководителя должника и т. д.).

КДЛ при нарушении срока подачи заявления обанкротстве

Одним из оснований для привлечения к субсидиарной ответственности является нарушение обязанности лица по подаче заявления о банкротстве в срок, который указан в ст. 9 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве). В данном случае к субсидиарной ответственности будет привлечено лицо, на котором лежала обязанность по принятию решения о подаче заявления должника в арбитражный суд и подаче такого заявления. Пленум Верховного Суда РФ в своем постановленииот 21.12.2017 N 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве» выделяет таких лиц: руководитель должника, ликвидатор, члены ликвидационной комиссии. Этих лиц объединяет наличие ряда признаков:

  1. Лицо является контролирующим;
  2. У лица возникла обязанность по обращению в суд с заявлением о банкротстве должника;
  3. Лицо обладало полномочиями по созыву собрания коллегиального органа должника, к компетенции которого отнесено принятие корпоративного решения о ликвидации, или обладало полномочиями по самостоятельному принятию соответствующего решения;
  4. Лицо не совершило надлежащим образом действия, направленные на созыв собрания коллегиального органа управления для решения вопроса об обращении в суд с заявлением о банкротстве или на принятие такого решения;

В указанном постановлении Пленум, опираясь на эти признаки, также указал, что к субсидиарной ответственности по этому основанию могут быть привлечены и иные лица, которые соответствуют выделенным признакам.

КДЛ при причинении вреда имущественным правам кредиторов врезультате совершения (одобрения) сделок.

Указанное основание привлечения к субсидиарной ответственности регламентировано пп. 1 п. 2 ст. 61.11 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)». Привлекаемыми контролирующими лицами в данном случае чаще всего выступают руководитель должника, которые праве заключать сделки от имени организации. Также это могут быть иные лица, у которых есть полномочия на заключение или одобрение сделок. В том случае, если последствия заключения этих сделок привели к банкротству общества и, соответственно, был причинен имущественные вред кредиторам.

КДЛ при искажении данные или непередаче документов бухгалтерского учета, врезультате чего затруднены формирование иреализация конкурсной массы.

В случае возникновения данного основания для привлечения к субсидиарной ответственности единственным КДЛ, который подлежит привлечению, будет являться руководитель организации. Этому есть ряд причин. Во-первых, в соответствии с п. 2 ст. 126 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» обязанность по передаче документов конкурсному управляющему возложена именно на руководителя должника. Во-вторых, согласно пп. 2 п. 2 ст. 61.11 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», ответственность наступает для лиц, на которых возложена обязанность организации и ведения бухгалтерского учета. Согласно п. 1 ст. 7 Федерального закона «О бухгалтерском учете» ведение бухгалтерского учета и хранение документов бухгалтерского учета организуются руководителем экономического субъекта, то есть руководителем должника, в нашем случае. Таким образом, никакое контролирующее лицо, кроме руководителя, в данном случае не будет являться субъектом субсидиарной ответственности.

Литература:

Основные термины (генерируются автоматически): лицо, руководитель должника, субсидиарная ответственность, банкротство, бухгалтерский учет, должник, латвийский банк, материнское общество, исполнение должником, учредитель должника.

Записи созданы 8837

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх