Корпоративного управления

Научный руководитель: Рябова Е.В. К.Ю.Н., Доцент

Московский государственный университет имени М.В.Ломоносова

В Российской Федерации, как и во многих других государствах, важное место в системе предоставления жизненно-необходимых услуг занимают предприятия и организации, полностью или частично принадлежащие государству. Одна из организационно-правовых форм подобного рода юридических лиц – государственные корпорации. На начало 2018 г. в отечественной экономике функционируют шесть государственных корпораций (Агентство по страхованию вкладов, Фонд содействия реформированию ЖКХ, «Внешэкономбанк», «Ростех», «Росатом», «Роскосмос») и одна государственная компания «Автодор», по своему статусу практически идентичная государственной корпорации. Перечисленные госкорпорации созданы государством для выполнения различных функций; деятельность каждой регламентируется отдельным федеральным законом, которым определяются цели корпорации, общие принципы структуры управления, особенности распоряжения имуществом, особенности публичной отчетности и аудита. Все российские госкорпорации наделены особыми правами, что создает основу для критики как их деятельности, так и самого факта создания таких юридических лиц.

К настоящему времени опубликовано достаточно значительное количество исследований, посвященных деятельности госкорпораций. Чаще всего в них можно встретить следующих перечень претензий, предъявляемых к госкорпорациям: непрозрачность деятельности; нецелевое использование выделяемых средств; выплаты сторонним организациям за выполнение услуг, являющихся обязанностью работников корпораций; чрезмерные заработные платы персонала; наличие преференций, недоступных обычным компаниям; нарушение условий надлежащей конкурентной борьбы; отсутствие в законодательстве положений о возврате государственного имущества; размещение выделенных средств на банковских депозитах; принятие решения в интересах аффилированных структур .

Периодически в СМИ публикуются материалы о проверках госкорпораций, проводимых Счетной палатой РФ. Так, достаточно наглядно свидетельствуют о наносимом ущербе государству от нарушений со стороны госкорпораций материалы, опубликованные в Отчете о работе Счетной палаты Российской Федерации в 2012 г. . В соответствии с данным документом, должностные лица «Государственной корпорации по строительству олимпийских объектов и развитию города Сочи как горноклиматического курорта» принимали решения, направленные на увеличение сметной стоимости олимпийских объектов в городе Сочи (в том числе, санно-бобслейной трассы «Санки» и ледового дворца «Большой») на сумму 15,5 млрд. руб. (!). При этом какое-либо обоснование вновь утвержденных расчетов отсутствовало либо было предоставлено без надлежащей мотивировки. В целом, ежегодные доклады Счетной палаты РФ позволяют выделить следующие факты, неправомерного использования активов государственных корпораций: безвозмездное финансирование и льготное кредитование; использование финансовых средств корпорации для формирования уставного капитала коммерческих организаций; государственные закупки по завышенным ценам; манипуляции с долговыми ценными бумагами.

В свою очередь, как следует из материалов расследования антикоррупционной организации «Transparency International» «Как работают госкорпорации», опубликованного в декабре 2017 г. , наиболее распространенная практика – нарушение сотрудниками госкорпораций установленного для них запрета на участие в деятельности органов управления и контроля коммерческих организаций. По данным организации, эти нарушения допускаются и руководством, и сотрудниками госкорпораций. В числе других нарушений со стороны госкорпораций: неполная публикация финансовой отчетности, нарушение антимонопольного законодательства, недостаточная достоверность сведений о доходах и имуществе у сотрудников корпораций.

С целью сдерживания названных выше и иных злоупотреблений законодателем предприняты меры по созданию специальной модели финансового контроля за деятельностью госкорпораций.

Государственный финансовый контроль, являясь инструментом финансовой политики, имеет основную направленность на обеспечение соблюдения норм бюджетного законодательства Российской Федерации и иных нормативных правовых актов, регламентирующих финансовые (ýже – бюджетные) правоотношения.

В научной литературе представлены различные подходы к определению государственного финансового контроля . Обобщив их, можно прийти к выводу, что «государственный финансовый контроль» представляет собой: 1) форму управленческой деятельности; 2) часть финансовой деятельности государства, осуществляемую уполномоченными на то публичными органами и их должностными лицами в соответствии с властными предписаниями; 3) контроль соблюдения законности и целесообразности действий при образовании, распределении и использовании централизованных и децентрализованных фондов денежных средств на основании проверочных мероприятий; 4) основание для применения мер ответственности за нарушение норм финансового законодательства.

При этом, как верно указывает Э.С. Карпов, «контроль за финансовыми ресурсами обособленных публичных субъектов – государственных корпораций (государственных компаний) – это самостоятельное направление государственного (муниципального) финансового контроля» . Применительно к финансовому контролю за деятельностью государственных корпораций также утверждается, что цель такого контроля заключается в «проведении проверки законности и эффективности деятельности государственных корпораций по использованию предоставленных им публичных финансов и имущества» . Основными задачами такого контроля в научной литературе называют :

1) контроль законности и эффективности за использованием бюджетных ресурсов, которые предоставляются госкорпорациям;

2) контроль законности и эффективности за использованием имущественных взносов Российской Федерации, которые предоставляются госкорпорациям;

3) контроль законности и достоверности ведения бухгалтерского учета и отчетности, а также годовой отчетности госкорпораций;

4) контроль целевого расходования финансовых средств, находящихся в резервных фондах госкорпораций;

5) контроль законности по получению доходов госкорпораций, а также по их использованию.

Основной документ, согласно которому проводится финансовый контроль за деятельностью госкорпораций, – это их годовые отчеты. Данный вывод основан на буквальном толковании ст. 7.1 Федерального закона от 12 января 1996 г. № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях» . Как гласит абз. 2 ч. 3 указанной статьи: «на государственную корпорацию возлагается обязанность ежегодного опубликования отчетов об использовании своего имущества в соответствии с Законом, которым предусмотрено создание государственной корпорации, если иное не предусмотрено им же». Серьезная проблема, вытекающая при практическом применении требования абз. 2 ч. 3 ст. 7.1 Федерального закона «О некоммерческих организациях», заключается в отсутствии единых требований к составу и содержанию публикуемой отчетности. Для иллюстрации сказанного можно привести следующий пример. В годовой отчет любой госкорпораций должен быть включен отчет о деятельности соответствующей корпорации. В то же время в п. 1 ч. 5 ст. 24 Федерального закона от 23 декабря 2003 г. № 177-ФЗ «О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации» закреплено особое правило о том, что «отчет о деятельности Агентства по страхованию вкладов должен содержать анализ состояния системы страхования вкладов и использования денежных средств фонда обязательного страхования вкладов». Данная норма, безусловно, вытекает из особенностей деятельности рассматриваемой госкорпорации. Однако, другие Федеральные законы, устанавливающие правовой статус государственных корпораций, подобные требования к содержанию отчетов госкорпораций, учитывающие особенности их деятельности, не предусматривают.

По нашему мнению, подобных расхождений в правовой регламентации публичной отчетности госкорпорации быть не должно. Как и нарушений установленных в действующем законодательстве правил. Пока же, как показывает практика, некоторые госкорпорации допускают несоблюдение правил о публикации отчетности. Как следует из уже упомянутого выше исследования «Transparency International» , две государственные корпорации – «Ростех» и «Росатом», в нарушение законодательства включают в свои годовые отчеты лишь сведения из бухгалтерской отчетности (суммарная выручка, прибыль и другие отдельные показатели). При этом публикация бухгалтерской отчетности в отношении «Ростеха» установлена в ч.ч. 2 и 3 ст. 9 Федерального закона от 23 ноября 2007 г. № 270-ФЗ , а «Росатома» – в ч.ч. 4 и 10 ст. 34 Федерального закона от 1 декабря 2007 г. № 317-ФЗ . Сама отчетность, которая в соответствии со ст. 14 Федерального закона от 6 декабря 2011 г. № 402-ФЗ «О бухгалтерском учете» содержит бухгалтерский баланс, отчет о финансовых результатах и приложения к ним, указанными госкорпорациями не публикуется, что свидетельствует об их недостаточной финансовой открытости.

Важно при этом особо подчеркнуть, что все перечисленное выше в большей степени относится к системе внешнего финансового контроля госкорпораций. Иначе он именуется внешним государственным аудитом. Право на его проведение, как следует из ч. 1 ст. 15 Федерального закона от 5 апреля 2013 г. № 41-ФЗ «О Счетной палате Российской Федерации» , принадлежит Счетной палате РФ. Указанный орган проводит в отношении госкорпораций проверки, ревизии, экспертно-аналитические мероприятия и т.д.

Вместе с тем, важное значение имеет и внутренний контроль. В науке финансового права принято выделять несколько видов внутреннего контроля: внутренний государственный финансовый контроль; внутренний финансовый контроль и внутренний аудит . Особая черта госкорпораций заключается в том, что кроме внутреннего государственного финансового контроля, относящегося к компетенции Федерального казначейства, другие два вида внутреннего контроля осуществляются самой корпорацией, в лице ее органов управления; бухгалтерии; ревизионной комиссии; подразделения внутреннего аудита; и иных структурных подразделений. В частности, Г.А. Барамидзе, анализируя систему внутреннего контроля в ГК «Ростатом», заключает следующее: «Внутренний контроль Государственной корпорации «Росатом» – это сложная разветвленная система, включающая в себя органы внутреннего контроля не только самой Корпорации, но и соответствующие органы иных организаций, находящихся в ве́дении данной Корпорации. По информации государственной корпорации «Росатом», на сегодняшний день отраслевая вертикаль специализированных органов внутреннего контроля включает 293 сотрудника в 54 организациях» . Построение такого рода системы, по словам Г.А. Барамидзе, позволяет охватывать все аспекты хозяйственной деятельности «Ростатома» и доказывает свою эффективность .

В целом, учитывая результаты проводимых контрольных мероприятий в отношении финансово-хозяйственной деятельности госкорпораций, хочется поддержать мнение Генерального прокурора России Ю.Я. Чайки, о том, что «деятельность государственных корпораций во многом соответствует установленным законом целям. Выявляемые же отдельные факты нарушений свидетельствуют о необходимости дальнейшего совершенствования системы государственного финансового контроля за ними» .

Модернизации государственной контрольной деятельности в рассматриваемой сфере, по нашему мнению, может способствовать принятие за основу следующих положений:

1. Требуется использование единого подхода при осуществлении финансового контроля за госкорпорациями, в том числе, на основе совершенствования нормативно-правовой основы его реализации.

2. С учетом особенного правового статуса госкорпораций особое внимание следует уделять вопросу законодательного закрепления целей, принципов, методов, задач, форм проведения проверочных мероприятий. При этом, представляется, что первоочередное значение должна получить документальная ревизия финансово-хозяйственной деятельности, т.к. именно этот метод последующего финансового контроля не содержит такого существенного недостатка всех других существующих методов, как выборочный характер проверяемых хозяйственных фактов, операций и документов.

3. Учитывая наличие в активах госкорпораций значительных финансовых ресурсов, в том числе, средств федерального бюджета, Фонда национального благосостояния, необходимо усиливать общественную составляющую в системе финансового контроля, а также повышать прозрачность финансово-хозяйственной деятельности госкорпораций путем реформирования института публичной отчетности на основании апробированных и зарекомендовавших себя в зарубежных государствах эффективных практик.

Библиографический список
Количество просмотров публикации: Please wait

Все статьи автора «Морозов Илья Дмитриевич»

Инсайдерская модель управления

Модели управления корпорации: аутсайдерская и инсайдерская

Аутсайдерская модель характерна для стран с рыночными механизмами регулирования экономики, с высоким уровнем развития финансовых рынков, где финансирование частных компаний осуществляется в основном не за счет банковского кредитования, а путем привлечения средств индивидуальных и институциональных инвесторов. В аутсайдерской модели акционерный капитал распылен между сторонними и некрупными инвесторами. Данная модель предполагает наличие специального правового регулирования, направленного на защиту интересов миноритарных акционеров, в том числе путем установления жестких требований к раскрытию информации о компании. Выявлению и устранению возможных отрицательных последствий аффилированности в корпоративных отношениях. Аутсайдерская модель корпоративного управления распространена в США, Великобритании, Канаде, Новой Зеландии.

При инсайдерской модели собственность концентрирована, контроль над корпорацией сосредоточен у определенной группы лиц, тесно связанных с ней определенными отношениями. Среди влиятельных акционеров корпорации – менеджеры, члены наблюдательного совета, кредитующие банки. Фондовый рынок в странах с инсайдерской моделью построения корпораций имеет второстепенную роль по отношению к банковскому кредитованию. Роль миноритарных акционеров в управлении минимальна. Контроль над корпорацией носит скорее внутренний характер, поэтому в законодательстве отсутствуют жесткие требования к раскрытию информации. При инсайдерской модели корпоративного управления акционерная компания в значительной степени утрачивает свою главную функцию – аккумулирования свободных ресурсов. Выраженное значение инсайдерская модель получила в Германии, Японии, Швейцарии, Франции.

Для российской модели корпоративного управления характерны следующие особенности:

— она находится в стадии становления, эксперты отмечают наличие тенденций концентрации собственности, нестабильность и неопределенность инвестиций;

— отсутствует тяготение практики корпоративного управления российскими организациями к какой-либо одной исторически сложившейся модели. Наблюдаются признаки каждой из них: от англо-американской модели – наличие корпоративного законодательства, от японской – развитие принципа социального взаимодействия и ответственности, от немецкой – активное участие банков в финансировании корпораций, от предпринимательской – концентрация капитала и передел собственности;

— на формирование механизмов корпоративного управления оказывает влияние среда развития корпораций, которая обусловлена национальными историческими особенностями развития (наибольшее влияние оказывают такие факторы, как структура акционерного капитала и законодательное регулирование);

— наличие негативных характеристик процессов корпоративного управления: отсутствие системы трансформации сбережений в инвестиции, проблема контроля над акционерным капиталом; низкая прозрачность бизнеса, высокая степень конфиденциальности; значительный уровень конфликтности, тенденции роста скрытых, облаченных в юридическую форму противостояний.

Основные тенденции современного этапа развития российской модели корпоративного управления:

— увеличение сделок по недружественным поглощениям, особенно в инвестиционно привлекательных отраслях;

— активное участие менеджмента в переделе собственности;

— многочисленные проявления превышения полномочий высшего руководства, выступающие причиной большинства корпоративных конфликтов;

— активизация слияний как способа укрепления позиций корпорации на рынке;

— повышение профессионального уровня управления корпорациями, выражающееся в возрастании роли наблюдательных органов.

Таким образом, национальные исторические особенности развития экономики предопределили основные характеристики российской корпоративной модели, заложили своеобразие реализации механизмов управления корпорации. В настоящее время наблюдается постепенная стабилизация среды функционирования корпораций, что, по нашему мнению, создает условия для формирования и совершенствования механизмов защиты и соблюдения интересов и прав участников корпоративных отношений.

В последние годы ярко выраженной была тенденция экспансии крупных групп, интеграции, концентрации акционерной собственности, осуществляемой путем враждебных захватов.

Основная характеристика сложившейся в российской промышленности структуры собственности – совмещение в одном лице собственника и менеджера.

Некоторые авторы считают, что в России уже сложилась инсайдерская схема управления, главное место в которой отводится крупным акционерам, осуществляющим контроль над деятельностью компаний как непосредственно (акционер – менеджер), так и через зависимых лиц. Кроме того, наблюдается тенденция по усилению роли государства в управлении крупными компаниями. В отличие от классической инсайдерской модели, в силу слабости банковской системы долгосрочное финансирование с использованием банковских кредитов не развито.

В последнее время многие российские корпорации проявляют активный интерес к IPO (Initial Public Offering) – публичному первичному размещению акций на открытом рынке среди потенциально неопределенного круга инвесторов.

Стоит согласиться с мнением специалистов, что в России пока не установилась стабильная модель корпоративного управления.

Основные механизмы корпоративного управления, используемые в странах с развитой рыночной экономикой: участие в Совете директоров; враждебное поглощение («рынок корпоративного контроля»); получение полномочий по доверенности от акционеров; банкротство.

В самых общих чертах попытаемся дать краткое описание этих механизмов.

Участие в совете директоров

Базовая идея деятельности совета директоров – формирование группы лиц, свободных от деловых и иных взаимоотношений с компанией и ее менеджерами и обладающих определенным уровнем знаний о ее деятельности, которые осуществляют надзорные функции от имени владельцев (акционеров/инвесторов) и других заинтересованных групп.

Эффективность деятельности совета директоров обусловлена достижением равновесия между принципами подотчетности и невмешательства в текущую деятельность менеджмента. В процессе своей работы совет директоров сталкивается с двумя основными опасностями: 1) слабый контроль за менеджментом компании; 2) чрезмерное и безответственное вмешательство совета в работу менеджеров.

В мире существуют две основные модели совета директоров – американская (унитарная) модель и немецкая (система двойных советов)1 (схема 1).

Схема 1

Германия США

По американским законам, деятельностью компании руководит унитарный совет директоров. Американские законы не дифференцируют распределение функций между исполнительными директорами (т.е. директорами, являющимися одновременно и менеджерами компании) и независимыми директорами (приглашенными лицами, не имеющими интересов в компании), а лишь определяет ответственность совета в целом за дела компании. Решение о распределении функций между членами совета директоров между этими двумя категориями директоров должны акционеры компании. Общей тенденций последних двух десятилетий было увеличение числа независимых директоров в общем составе совета директоров и уменьшение представительства исполнительных директоров.

В отличие от совета директоров в США, правление немецкой компании состоит из двух органов: наблюдательного совета (совета директоров), полностью состоящего из независимых директоров, и исполнительного совета, состоящего из менеджмента компании.

В немецкой модели существует строгое разделение наблюдательных и исполнительных функций, а сами два совета имеют ясно дифференцированную юридическую ответственность и полномочия. Немецкие законы проводят четкую границу между непосредственным управлением и надзором. Исполнительный совет, в рамках этой модели, подотчетен наблюдательному совету.

Американская и немецкая системы корпоративного управления представляют собой полярные точки, между которыми располагается широкий спектр форм организации корпоративного управления, существующих в других странах.

Формальная структура совета директоров в Японии представляет собой точную копию американской (после окончания второй мировой войны американцы навязали Японии свою систему корпоративного управления). На практике же почти 80% японских акционерных обществ открытого типа вообще не имеют в составе своих советов независимых директоров, а сами советы, как и в Германии, являются проводниками интересов компании и их главных «соучастников». При этом, две отличительные черты немецкой модели – представительство служащих и присутствие представителей банков – здесь отсутствуют. Почти все члены советов директоров японских компаний — это представители высшего уровня управления или бывшие управляющие.

В Швеции действует система унитарных советов (т.е. без выделения наблюдательного совета в качестве отдельной структуры), но в отличии от американского ее варианта, здесь законодательно закреплено участие в советах директоров представителей «низшего» уровня служащих компаний, в то время, как участие менеджмента компаний сведено к участию президентов компаний. Такая ситуация, в немалой степени, является отражением общей социально-экономической системы «шведского социализма».

В Голландии распространена система двойных советов, но, в отличие от Германии, служащие не допускаются в наблюдательные советы, которые состоят исключительно из независимых директоров.

В Италии советы директоров хотя и являются унитарными, действуют в рамках структуры промышленности и системы акционерной собственности, которая в большей степени напоминает ситуацию в Германии, чем в США. Даже очень большие итальянские компании нередко принадлежат семьям, поэтому крупнейшие акционеры здесь почти всегда являются и менеджерами-директорами.

В России, в соответствии с законом «Об акционерных обществах», формально закреплена система двойных советов – совета директоров (наблюдательного совета) и правления. Однако членами совета директоров (наблюдательного совета) являются как независимые директора (которые, чаще всего составляют меньшинство), так и представители высшего менеджмента.

Степень того, насколько акционеры полагаются на способность совета директоров реализовывать их интересы, в значительной степени зависит от эффективности альтернативных механизмов осуществления контроля над деятельностью компании, которые могут использовать акционеры (прежде всего такого механизма, как свободная продажа своих акций на финансовом рынке).

Враждебное поглощение

Смысл этого механизма заключается в том, что акционеры, разочарованные в результатах деятельности своей компании, могут свободно продать свои акции. Если такие продажи приобретают массовый характер, падение курсовой стоимости акций позволит другим компаниям скупить их, и, получив таким образом большинство голосов на собрании акционеров, заменить прежних управляющих на новых, которые смогут полностью реализовать потенциал компании. При этом, однако, компания-покупатель должна быть уверена в том, что падение стоимости акций вызвано неудовлетворительным управлением компанией и не отражает их реальной стоимости. Угроза поглощения не только заставляет менеджмент компании действовать в интересах своих акционеров, но и добиваться максимально высокой курсовой стоимости акций даже при отсутствии эффективного контроля со стороны акционеров. Недостатком этого механизма является то, что процесс поглощения может оказаться дорогостоящим, дестабилизировать на определенный срок деятельность как компании покупателя, так и приобретаемой компании. Кроме того, такая перспектива может поощрять менеджеров к работе только в рамках краткосрочных программ, из-за опасения, что долгосрочные инвестиционные проекты негативно скажутся на уровне курсовой стоимости акций их компаний.

Высокоэффективный и ликвидный рынок, делающий продажу пакетов мелкими инвесторами быстрым и технически легко осуществимым делом, в полной мере существует лишь нескольких странах, прежде всего США и Великобритания. Эти страны удовлетворяет еще одному непременному условию, делающему данный механизм эффективным инструментом — высокая степень распыленности акционерного капитала.

Мелкому акционеру гораздо проще принять решение о продаже принадлежащих ему акций, чем крупному, для которого продажа его пакета часто означает изменение стратегических планов и может повлечь потери из-за падения курсовой стоимости продаваемых акций (в результате значительного разового их предложения на рынке).

Конкуренция за доверенности от акционеров

Принятая в странах с развитым фондовым рынком практика предусматривает, что менеджмент компании, извещая акционеров, о предстоящем общем собрании, просит у них доверенность на право голосовать принадлежащим им числом голосов (одна акция дает акционеру право на один голос) и обычно получает таковую от большинства акционеров. Однако группа акционеров или иных лиц, недовольная менеджментом компании, также может попытаться получить от большого числа (или большинства) других акционеров доверенности на участие в голосовании от их имени и провести голосование против действующего менеджмента компании.

Недостатком этого механизма, как и в случае поглощения, является дестабилизация управления компанией, поскольку управляющие структуры становятся объектом борьбы.

Для того чтобы этот механизм оказался действенным, необходимо, чтобы большая часть акций была распылена, и менеджмент не мог легко блокировать недовольную часть акционеров, путем достижения приватных договоренностей с владельцами крупных пакетов акций (или контрольного пакета).

Банкротство

Этот способ контроля за деятельностью корпорации, как правило, используется кредиторами в том случае, если компания оказывается не в состоянии осуществлять платежи по своим долгам и кредиторы не одобряют план по выходу из кризисного состояния, предлагаемый менеджментом компании. В рамках этого механизма решения ориентируются прежде всего на интересы кредиторов, а требования акционеров в отношении активов компании будут удовлетворены в последнюю очередь. Управленческий персонал и совет директоров теряют право контроля над компанией, которое переходит к назначаемому судом ликвидатору или конкурсному управляющему. Из ранее перечисленных четырех основных механизмов корпоративного управления банкротство является формой, как правило применяемой в экстремальных случаях. В процессе банкротства, как известно, приоритетность имеют интересы кредиторов, а требования акционеров в отношении активов компании удовлетворяются в последнюю очередь.

Объявление компании банкротом предполагает значительные издержки – как прямые (судебные пошлины, административные расходы, ускоренная продажа активов, часто по заниженной цене и пр.), так и косвенные (прекращение бизнеса, немедленное удовлетворение долговых обязательств и пр.). Споры между различными группами кредиторов часто приводят к снижению эффективности банкротства с точки зрения удовлетворения обязательств в отношении всех заинтересованных лиц. Таким образом, банкротство есть крайняя форма, которую используют для контроля за деятельностью корпорации, которая, к тому же, регулируется особым законодательством.

Вышеуказанные уровни, а также механизмы корпоративного управления функционируют на основе и в рамках определенных правил, норм и стандартов, выработанных государственными регулирующими органами, судебными органами, самими деловыми кругами.

Совокупность этих правил, норм и стандартов составляет институциональную основу корпоративного управления.

Можно выделить следующие ее основные элементы:

Нормы и правила статусного права (законы о компаниях, законодательство о ценных бумагах, законы о защите прав акционеров, инвестиционное законодательство, законодательство о несостоятельности, налоговое законодательство, судебная практика и процедуры)

Соглашения о добровольно принятых стандартах корпоративного управления/поведения и внутренние нормы, регулирующие порядок его осуществления на уровне компаний (требования к листингу корпоративных ценных бумаг, кодексы и рекомендации по корпоративному управлению).

Общепринятая практика и культура ведения бизнеса.

Необходимо особо отметить ту исключительно важную роль, которую играют в странах с развитыми рынками негосударственные институты. Их деятельность формирует и развивает культуру корпоративного управления, которая цементирует общий каркас системы корпоративного управления, созданный правом. Многочисленные объединения по защите прав акционеров, центры и институты, занимающиеся независимым анализом деятельности менеджеров, подготовкой независимых директоров выявляют проблемы корпоративных отношений (которые часто имеют весьма неочевидный характер), и в процессе их публичного обсуждения вырабатывают такие пути их решения, которые затем становятся общепринятой нормой, часто независимо от того – получают ли они закрепление в праве или нет.

Вышеуказанные уровни корпоративного управления и его институциональная основа призваны обеспечить реализацию таких основных принципов корпоративного управления как прозрачность деятельности компании и системы ее управления, контроль над деятельностью менеджмента со стороны акционеров, соблюдение прав миноритарных акционеров, участие независимых лиц (директоров) в управлении компанией.

На основе всего вышеизложенного можно отметить, что развитие акционерной собственности, сопровождавшееся отделением прав собственности от управления ею поставило проблему — как обеспечить контроль со стороны собственников над управляющими, в руках которых находится распоряжение собственностью, с тем, чтобы обеспечить максимально эффективное ее использование в интересах собственников. Организационная модель, которая призвана решить эту проблему, защитить интересы инвесторов, согласовать интересы различных заинтересованных групп, и получила название системы корпоративного управления. В зависимости от особенностей развития, эта модель приняла неодинаковые формы в различных странах. Функционирование этой системы опирается как на законодательные нормы, утвержденные государством, так и на правила, стандарты и образцы, формируемые в результате формальных и неформальных соглашений всех заинтересованных групп.

Российская модель корпоративного управления относится к разновидности так называемых предпринимательских, характерных для стран с переходной экономикой.

При проведении приватизации в России за основу была взята американская модель как наиболее развитая, предполагающая перераспределение собственности через фондовый рынок. Однако фондовые рынки в стране создать до сих пор не удалось — капитал пошел мимо них на захват фирм через механизм банкротства. К тому же сами корпорации из-за высокого налогообложения стали уходить в тень.

Кроме того, введение англо-американской модели натолкнулось на сопротивление тех, кто получили контроль над собственностью в рамках спонтанной или номенклатурной приватизации, и, прежде всего, директорского корпуса, а также банков и олигархических группировок, более заинтересованных во введении континентальной модели.

Поэтому существующая в России практика корпоративного управления крайне противоречива, ибо включает два противоположных подхода, во многом нейтрализующих друг друга. В то же время в ее рамках формально присутствуют все необходимые элементы, свойственные классическим моделям (соотношение между американскими и континентальными — 3:1).

Но в российской модели корпоративного управления нарушается основополагающий принцип разделения прав собственности и контроля, и, либо собственники управляют всеми процессами в корпорации, включая оперативную деятельность, либо, наоборот, эффективный собственник отсутствует, и менеджмент бесконтрольно узурпирует властные полномочия.

В целом российское корпоративное управление развиваются в русле общемировых традиций:
— повышения прозрачности информации;
— параллельного процесса расширения правомочий органов управления корпорацией и контроля над ними со стороны акционеров;
— усиления правового (судебного) контроля, в том числе для защиты прав мелких акционеров;
— ужесточения регламента выпуска акций, изменения уставного капитала;
— сближения правового статуса акций и облигаций;
— ужесточения регулирования взаимоотношений между различными юридически независимыми, но экономически взаимосвязанными субъектами.

Но соответствие мировому уровню достигнуто только по соблюдению требований к полному и своевременному раскрытию финансовой информации; в остальном — все ниже среднего. Специфику российским корпоративным отношениям придают:
— значительная доля государства в капитале многих корпораций, в том числе крупнейших (Газпром, ЛУКОЙЛ, РАО ЕС, «Сухой» и пр.);
— низкая, по сравнению с Европой, доля банков и финансовых институциональных инвесторов (отсутствие интереса банков к приобретению акций промышленных предприятий вызвано высокими темпами роста кредитных операций, незначительным опытом управления и высокими рисками);
— слабость рынка ценных бумаг, не позволяющая использовать косвенные методы контроля, привлекать средства мелких инвесторов (70% инвестиций финансируется за счет собственных средств);
— последствия приватизации, в результате которой основными инвесторами стали трудовые коллективы и менеджеры;
— отсутствие законодательного ограничения для банков относительно доли владения предприятиями;
— мягкость законодательных норм относительно представления информации;
— слабость правовой инфраструктуры;
— недостаточная развитость банковской системы; -отсутствие внутреннего баланса интересов участников корпорации;
— безразличное отношением к акциям, поскольку многим они достались даром (акционирование долгое время рассматривалось как смена вывесок);
— отсутствие достаточного числа профессиональных менеджеров;
— непрозрачность отношений собственности и информации о деятельности компании, без которой корпорация не понятна для инвесторов;
— незнание акционерами своих прав.

Ключевыми особенностями российской модели корпоративного управления на сегодняшний день являются:
— перманентный процесс перераспределения собственности путем захвата активов без осуществления реальных инвестиций;
— жесткий контроль инсайдеров над финансовыми потоками (на сегодня нет сил, способных ему противостоять), пренебрежение интересами мелких акционеров;
— завышение роли исполнительных органов;
— значительное доминирование первого лица над остальными высшими менеджерами, его неограниченный контроль над финансовыми потоками, из-за отсутствия в совете директоров независимых членов, не связанных с корпорацией трудовыми отношениями и не владеющих ее акциями.

В то же время, положение крупного менеджмента в России, как доминирующего акционера, во многом обусловлено доверием к нему со стороны трудового коллектива при условии справедливого ведения.
— бесправие наемных работников, чему способствует их слабое представительство в органах управления корпорацией, отсутствие дееспособных профсоюзов;
— недобросовестность реестродержателей;
— слабая роль внешних механизмов корпоративного управления (рынка ценных бумаг, механизма банкротства, рынка корпоративного контроля);
— активная роль федеральных и региональных властей как субъекта корпоративных отношений, действующих и в ранге собственников и в ранге регулятора через административные механизмы и т.п.;
— регулярная невыплата дивидендов 90% корпораций;
— завышение окладов высших менеджеров при занижении общего уровня оплаты труда и хронических невыплатах;
— нарушение прав мелких акционеров при переходе на единую акцию, размывание капитала с помощью закрытой подписки на дополнительную эмиссию, вытеснение акционеров в финансово неблагополучные компании.

Для российского корпоративного управления в целом характерно наличие двух параллельных тенденций: менеджеры постепенно становятся и контролирующими акционерами в корпорации, а внешние акционеры по мере консолидации контроля сами начинают функционировать в качестве менеджеров или передают эти функции доверенным представителям группы акционеров, связанным с ним не окладом или контрактом, а целым комплексом экономических и внеэкономических интересов.

До середины 1990-х годов шла борьба между старыми менеджерами и новыми акционерами. Сегодня для России характерен процесс слияния функций высших менеджеров и контролирующих акционеров. Статус собственника позволяет менеджеру снизить издержки по своей защите. Таким образом, приобретается преимущество, связанное с управлением, а не имущественными правами.

Это становится возможным в результате наличия нескольких крупных партнеров, делящих собственность и бизнес, и особенностей общей ситуации в экономке страны (серые и черные схемы финансовых потоков, уход от налогов, вывод активов, криминал, продолжение борьбы за передел собственности), не позволяющей делегировать даже оперативное управление предприятием кому-то без риска его потерять.

Таким образом: в крупных и средних компаниях происходит отождествление фигуры менеджера и контролирующего акционера. В результате в России формируется менеджерский капитализм, отличающийся тем, что у значительной части высших управленцев преобладает стремление к быстрой личной наживе вместо гордости за возможность властвовать над огромной корпорацией, и почти полное отсутствие ответственности за нее.

К недостаткам российского корпоративного управления, отмечаемым международными экспертами, относят:
-выпуск и размещение ценных бумаг и принятие других серьезных решений менеджерами без согласия совета директоров или общего собрания акционеров;
— размещение первоначального выпуска акций по цене значительно ниже номинала с его последующей скупкой;
— отсутствие прозрачности структуры собственности и финансов распределение финансовых и физических активов между членами совета директоров в ущерб интересам рядовых акционеров;
— максимальная ориентация на внутренние финансовые источники, вызываемая личными отношениями;
— слабое участие независимых внешних директоров;
— преобладание у мелких держателей акций интереса не к получению дохода, а гарантиям занятости;
— отсутствие долгосрочной финансовой стратегии; -несогласованность действий арбитражных судов разных инстанций при разрешении корпоративных споров (местные суды затягивают рассмотрение дел, отменяют решения, вынесенные судами других инстанций) и пр.;
— относительно распыленная собственность (при этом неликвидный рынок и слабые институциональные инвесторы);
— устойчивая тенденция к концентрации собственности и контроля (при отсутствии эффективного финансирования и мониторинга) у инсайдеров;
— формирование сложных типов корпоративных структур (при отсутствии тяготения к какому-либо одному);
— фактическое отсутствие внешнего корпоративного контроля, за исключением товарного рынка; фактически существуют две системы контроля банковская и рыночная (товарных и фондовых рынков).

За период 2001-05 гг. в системе российского корпоративного управления произошли некоторые позитивные изменения.
1. Стала более открытой информация в соответствии с постановлением ФКЦБ.
2. Стали более четкими и жесткими требования к организации торговли ценными бумагами.
3. Начал формироваться институт независимых директоров. Передовые российские корпорации характеризуются следующими параметрами.
1. Наличием внутреннего кодекса корпоративного поведения (кодекса корпоративной этики), следованием общепризнанным международным принципам.
2. Учреждением комитетов совета директоров по корпоративному управлению, по стратегическому управлению, по разрешению конфликтов, по аудиту и вознаграждению (полностью состоит из независимых директоров) и пр.
3. Раздельной работой внешних неисполнительных (их не менее четверти) и исполнительных директоров.
4. Присутствием в составе совета директоров входит опытного финансиста.
5. Раскрытием информации о себе на сайте (в том числе о вознаграждении членов совета директоров).
6. Регулярной оценкой советом директоров своей деятельности.
7. Защитой прав миноритарных акционеров и пр.

«Управлять — значит вести предприятие к его цели, извлекая максимальные возможности из всех имеющихся в его распоряжении ресурсов”

А. Файоль,
теоретик и практик менеджмента,
основатель классической школы управления

Современный рынок — это рынок инвестиций. Без инвестиционных ресурсов не способно развиваться ни одно предприятие. Совсем недавно потенциального инвестора интересовало только текущее финансовое положение дел в компании, в которую он планирует вложить деньги. Сегодня ситуация иная. Важная роль отводится оценке корпоративного управления, от эффективности которого напрямую зависит благосостояние фирмы в долгосрочной перспективе. Подавляющее большинство инвесторов готовы платить за акции той компании, где корпоративное управление внедрено и работает, даже если текущие финансовые показатели уступают конкурентам.

Попробуем разобраться, чем обусловлена важность корпоративного управления, как оно влияет на результаты хозяйственной деятельности компании и в чем отличия российской практики от общемировой.

Корпоративное управление vs управление компанией

Термин «корпоративное управление” сегодня можно встретить в разных отраслях экономической науки. В силу широты применения понятия у него отсутствует единое определение. Так, например, международная финансовая корпорация (IFC) корпоративным управлением называет «структуры и процессы руководства компаниями и контроля за ними”. Эксперты Федеральной службы по финансовым рынкам добавляют к этому определению обязательную связь управления и экономических показателей работы хозяйственных обществ, отмечая, что частью корпоративного управления должно быть привлечение и наращивание капитала.

Наиболее полным можно назвать определение, сформулированное Организацией экономического сотрудничества и развития (ОЭСР): корпоративное управление — это система управления и контроля над компанией, имеющая обязательную структуру. В системе должно существовать распределение прав и обязанностей между участниками корпоративных отношений (руководство, акционеры и др. лица) и четкие правила для принятия решений. В рамках корпоративного управления определяются задачи компании, средства на реализацию этих задач и контроль.

Но, независимо от подхода, корпоративное управление предприятием содержит общие элементы:

  • Сформированная система управления компанией и контроля за ее деятельностью. Собрание акционеров вырабатывает ключевые решения, которые впоследствии реализуют менеджеры высшего звена.
  • Структура, определяющая распределение прав и обязанностей между участниками корпоративного управления.
  • Правила принятия решений, рамки для достижения целей и контроля над результатами работы компании.

Таким образом, корпоративное управление формулирует единые «правила игры”, стабилизирует процесс управления, способствует росту доверия к компании со стороны потенциальных инвесторов, государственных органов и других заинтересованных лиц.

Важно!
Корпоративное управление должно строиться на понимании того, что долгосрочный успех компании — это результат коллективной работы, в которой участвуют не только собственники и топ-менеджеры, но также рядовые сотрудники, инвесторы, поставщики, кредиторы и другие партнеры. Взаимовыгодное сотрудничество с каждым заинтересованным лицом — и есть вклад в эффективное развитие и высокую конкурентоспособность предприятия.

Корпоративное управление часто отождествляют с управлением предприятием. Эти определения не являются синонимами. Управление компанией означает деятельность руководителей и менеджеров, которые занимаются текущей работой и реализацией поставленных задач. Корпоративное управление — понятие более широкое. Это в первую очередь взаимодействие заинтересованных лиц во всех аспектах деятельности компании, его цель — наладить механизмы, которые обеспечат баланс интересов всех участников корпоративных отношений. Это более высокий, если угодно, политический уровень, нежели ежедневное плановое руководство. Пересекаются два понятия, в основном, в области стратегии развития предприятия, поскольку этот вопрос напрямую связан с деятельностью высшего менеджмента.

Как повысить эффективность корпоративного управления компанией?

Можно выделить следующие характерные черты эффективного корпоративного управления:

  • прозрачность;
  • раскрытие финансовой и другой информации о работе фирмы;
  • наличие внутренних механизмов контроля над работой менеджеров;
  • защита прав и интересов всех акционеров;
  • выработка стратегии компании.

Важность корпоративного управления можно оценивать с разных точек зрения. Хорошо управляемые компании добиваются высоких результатов в долгосрочной перспективе, им проще получить доступ к капиталу. Высокие стандарты управления снижают риски при инвестировании. Это связано с наличием в таких компаниях высокооплачиваемых управленцев высокой квалификации. Для инвестора это повод предоставить капитал по меньшей стоимости. Компании со сформировавшимся корпоративным управлением обеспечивают прирост ресурсов для акционеров, работников и страны в целом, вносят вклад в экономику и в конечном итоге помогают обществу жить и развиваться.

Можно отметить следующие факторы, которые способствуют повышению эффективности корпоративной системы управления:

  • Наличие четко сформулированных стратегических ориентиров. Нововведения в производстве, маркетинге, управлении ресурсами и т.д. должны быть обоснованы стремлением опередить конкурентов и предотвратить потерю рыночных позиций. При этом важно постоянно следить за тем, чтобы экономический эффект от нововведений был выше затрат на их внедрение.
  • Минимизация управленческих расходов. В ситуации, когда расходы на управление выше, чем положительный результат, должен встать вопрос о перестроении всей системы менеджмента или отдельных ее звеньев.
  • Совершенствование внутрифирменной структуры. Ощутимый эффект на практике дает, например, переход от функционально-структурной модели компании к процессно-ролевой или матричной. Не всегда это возможно, но в этом случае сокращается число иерархических уровней, развивается горизонтальный (сетевой) тип управления, сокращается разрыв между руководителем и исполнителем. В итоге повышается мобильность всей системы и скорость ее работы.
  • Институциональные аспекты, развитие нормативно-правовой базы. Это фактор, относящийся прежде всего к компетенции государства. Для развития экономических систем, которые соответствовали бы мировым стандартам, необходимо создание технологических и экономических институтов, которые учитывали бы и мировой бизнес-опыт, и российские традиции, формирующие характер предпринимательства в России. Необходимой также является политика инноваций.

Очевидно, что чем выше уровень корпоративного управления, тем эффективнее работа руководства и тем больше вероятность достижения компанией стратегических целей. Для того чтобы оценить эту взаимосвязь более достоверно, применяются различные подходы. Один из наиболее известных подходов носит название Balanced Scorecard — модель, разработанная Р. Капланом и Д. Нортоном. Основная идея метода — объединить в сжатом виде все финансовые и нефинансовые показатели работы компании.

Принято выделять четыре блока информации, необходимой руководителю для принятия решений: «Финансы (экономика)”, «Рынок (клиенты)”, «Бизнес-процессы” и «Инфраструктура (сотрудники)”. Все блоки связываются между собой причинно-следственной цепочкой. В рамках каждого вырабатываются конкретные показатели эффективности (индикаторы), далее происходит сравнение плановых и фактических данных. В итоге руководитель получает информацию, достаточную для формулирования правильных выводов, касающихся эффективности реализации стратегии в каждой из областей. Таким образом, Balanced Scorecard — это средство не только мониторинга корпоративного управления, но и эффективный инструмент для стратегического планирования.

В мировой экономической практике существует понятие рейтинга корпоративного управления, составлением которого занимаются международные рейтинговые компании. Для интеграции в мировое бизнес-сообщество и выхода на международный рынок российским предприятиям необходимо добиваться высоких позиций в рейтинге. Это становится прямым подтверждением качества корпоративного управления и эффективности бизнеса.

Корпоративное управление и экономические показатели деятельности

Анализ эффективности корпоративного управления можно проводить, используя показатели, в достижении которых оно традиционно играет важную роль:

  1. Повышение эффективности деятельности компании. Корпоративное управление делает бизнес-процессы более рациональными, обеспечивает строгую подотчетность менеджеров разных уровней, сокращает риски, снижает капитальные затраты. Построение четкой системы корпоративного управления позволяет избежать дорогостоящих разбирательств в суде, которые возникают между участниками корпоративных отношений из-за несовпадения интересов, коррупции, сомнительных сделок и т.д. Система предполагает единогласное соблюдение добровольно принятых стандартов и законодательства.
  2. Облегчение доступа к рынкам капитала. Компании с успешно работающей системой управления пользуются повышенным доверием со стороны инвесторов. Здесь также важна прозрачность: имея информацию о деятельности фирмы, инвесторы имеют возможность оценить перспективы и риски. Это увеличивает лояльность, даже если открытые данные носят негативный характер, поскольку резко снижается неопределенность. Размер привлеченных инвестиций и объем капитализации — это конкретные показатели экономической деятельности компании.
  3. Снижение затрат на привлечение капитала, рост стоимости активов компании. Эффективная практика корпоративного управления не только способствует росту инвестиций, но и позволяет получать заемные средства на более выгодных условиях (сниженные процентные ставки, увеличенные сроки возврата и т.д.). Она находит отражение и в фирменных котировках. Специалисты ОАО «Норильский никель” проводили исследование, доказывая, что качество системы управления способно существенно повысить привлекательность акций. Они опрашивали лондонских биржевых аналитиков и инвестиционных консультантов из разных компаний. В результате изучения и анализа экспертных мнений был сделан вывод, что качественная система управления способна обеспечить рост капитализации на 37%.

И, наконец, корпоративное управление делает обязательными принципы открытости, прозрачности и честности компании, а это — прямые составляющие положительной репутации.

Передовая практика

Формы корпоративной организации управления в разных странах имеют отличия. Разница — в распределении функций между советом директоров и исполнительными органами, степень вовлечения других заинтересованных лиц и т.д. Во многом образ системы формирует экономическая ситуация в конкретной стране, национальная культура, развитие фондового рынка. В совокупности все эти факторы позволяют выделить три ключевые модели корпоративного управления:

  1. Англо-американская. Предусматривает безусловный приоритет прав акционеров, контроль происходит через рынок капитала. Ориентирована прежде всего на удовлетворение финансовых интересов акционеров. Очень динамичная модель.
  2. Немецкая. В центре — банковский контроль, банки обладают наибольшим весом в структуре собственности компании, а их представители берут на себя главную роль в совете директоров. Упор на взаимную ответственность всех сторон, заинтересованных в корпоративном успехе. Немецкая модель — образец устойчивости.
  3. Японская. Ориентирована на социальную и деловую сплоченность. Равноправия нет, четко выстроена иерархия: интересы «младших” управленцев часто приносятся в жертву «старшим”, однако взамен ущемленному «праву голоса” молодые сотрудники получают неплохие материальные поощрения. Акционерный капитал сконцентрирован в руках крупных и средних акционеров. Низкая стоимость привлечения капитала, ориентация инвесторов на длительное сотрудничество.

Классификация является общепринятой, хотя она достаточно условна. В условиях глобализации характерные черты каждой модели смешиваются и видоизменяются. Однако, так или иначе, внимание сконцентрировано на «трех китах”:

  • определение роли и уровня независимости совета директоров;
  • качество внутреннего аудита и контроля;
  • степень раскрытия информации.

К совершенствованию этих направлений каждая страна подходит по-своему. В США наблюдается ужесточение законодательства. После многочисленных скандалов, разгоревшихся вокруг недобросовестных менеджеров крупных корпораций, на свет появился так называемый закон Сарбейнса-Оксли (Sarbanes-Oxley Act, SOX), подписанный в 2002 году Джорджем Бушем. Документ изменил порядок предоставления отчетности компаниями-эмитентами ценных бумаг. Финансовая отчетность отныне стала более открытой, отдельные разделы коснулись корпоративного управления, внутреннего контроля, аудиторских проверок. Многим компаниям пришлось полностью изменить систему ведения отчетности, понести немалые расходы на внешний аудит, которые резко увеличились в цене. Тем не менее закон Сарбейнса-Оксли позволил сформировать на предприятиях эффективную систему внутреннего контроля, существенно повысить прозрачность хозяйственных операций. Это повлекло за собой рост инвестиционной привлекательности компаний и устойчивости фондового рынка в целом.

Европейские государства выбрали путь более мягкого регулирования через национальные кодексы, многие из которых сформированы при участии не только правительственных органов, но и негосударственных организаций. К числу таких стандартов относится Кодекс Кэдбери, подготовленный в 1991 г. в Великобритании. В нем сформулированы представления о том, что такое «идеальный” совет директоров и как должна выглядеть эффективная система корпоративного управления. Подобные кодексы сегодня существуют во многих странах. Их принимали постепенно, по мере накопления практики и формулирования новых принципов: в 40 странах подготовлено более 100 кодексов. Большая часть из них национальные, однако есть и ряд международных. Это:

  • «Рекомендации Европейской ассоциации фондовых дилеров (EASD)”;
  • «Руководящие принципы корпоративного управления Конфедерации ассоциаций европейских акционеров”;
  • «Принципы корпоративного управления Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР)” и др.

Правовой статус кодексов также отличается. Например, в Бразилии, Индии, Таиланде они являются добровольными. В Канаде и США компании, находящиеся в листинге фондовых бирж, обязаны информировать общественность о выполнении или невыполнении условий кодексов. В ЮАР, Гонконге, Малайзии все прописанные требования обязательны к выполнению.

Что касается России, то здесь преобладает «инсайдерская” модель корпоративного управления (с низкой степенью раскрытия информации), которую отличают высокие затраты на удержание собственности. Не признается принцип разделения прав собственности и контроля. Однако стоит отметить, что Россия — единственная из стран СНГ, в которой разработан и действует Кодекс корпоративного поведения. Он основан на официальных принципах ОЭСР, адресован участникам рынка ценных бумаг, направлен на защиту прав инвесторов, содержит рекомендации по раскрытию информации и улучшению корпоративного управления в целом. Следование положениям Кодекса, действительно, помогает сократить или полностью исключить нарушения прав акционеров, типичные для России. Однако отечественная практика все еще сильно отстает от международной.

Проблемы корпоративного управления в России

Эксперты отмечают следующие черты, присущие российским системам корпоративного управления:

  • совмещение владения и управления одним лицом;
  • слабые механизмы контроля над деятельностью фирмы (наемный руководитель подчиняется, как правило, только ведущему акционеру, а не всем акционерам);
  • низкая прозрачность операций, сложность в получении информации о реальном финансовом состоянии компании, владельцах, сделках;
  • использование незаконных или неэтичных методов работы: арест акций, недопуск акционеров на собрание, увод активов и т.д.

И без того непростая ситуация осложняется до сих пор недружественной к бизнесу государственной политикой. Многим компаниям невыгодно повышать прозрачность, поскольку это делает их уязвимыми перед контролирующими органами и силовыми структурами, несмотря на то, что много было сделано на пути преодоления такой ситуации. Все еще высокий уровень коррупции сохраняет риск для акционеров лишиться собственности через вмешательство чиновников. Наблюдается большой разрыв между уровнем жизни состоятельных и малообеспеченных людей, отсюда — разница в ценностях и отношении к целям компании.

Другая острая проблема — дефицит опытных менеджеров. На практике руководство фирмой часто осуществляют акционеры, которые могут действовать практически бесконтрольно, проводить сделки в личных интересах, пренебрегать финансовой политикой компании в целом, спускать большие объемы работы на подчиненных.

Из всего вышесказанного можно сделать вывод, что идеальной модели корпоративного управления вообще и в России в частности еще не существует. Тем не менее тенденция укрепления самого этого понятия и осознание его важности в обществе и среди главных акционеров есть. Очевидно и развитие корпоративного управления с опорой на зарубежный опыт. Для его окончательного укрепления необходимо участие органов исполнительной и законодательной власти, судебно-правовой и налоговой систем, а также самих компаний, заинтересованных в существовании российской модели корпоративного управления.

Записи созданы 8837

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх