Материнский капитал верховный суд

Современная судебная практика России идет по пути создания непоименованных вещно-правовых конструкций. Одной из таких конструкций является созданное судами право «потенциальных собственников» — несовершеннолетних детей, которым должна быть выделена (но не выделена) доля в праве собственности на объект недвижимости, созданный (приобретенный) за счет средств материнского капитала.

Какую природу имеют такие права? Необходимо ли разрешение органа опеки и попечительства, например, на отчуждение, передачу в залог объекта недвижимости, приобретенного частично за счет средств материнского капитала, если при этом на момент сделки законными представителями обязательство по выделу долей не исполнено?

Суды уклоняются от исследования природы таких прав — являются ли они вещными, обязательственными или секундарными. Примером может послужить дело, рассмотренное судами Татарстана. При первоначальном рассмотрении дела суд первой инстанции соверешенно обоснованно, на наш взгляд, указал, что в таком случае дети собственниками недвижимости не являются, а категория «потенциальные собственники» в законе отсутствует. Однако решение суда первой инстанции было отменено в апелляции по формальным основаниям — непривлечение к рассмотрению дела Росреестра («на которого впоследствии ляжет обязанность зарегистрировать данную сделку» — цитата из судебного акта). Абсурдность ситуации усугубилась тем, что судом апелляционной инстанции введена категория «потенциальные собственники». При новом рассмотрении дела суд первой инстанции делает соверешенно одиозный вывод о том, что «независимо от наличия соответствующей записи в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним, несовершеннолетние дети административного истца в силу закона имеют право на указанное недвижимое имущество. Следовательно, данное их право подлежит защите, согласно положениям Семейного кодекса РФ и Федерального закона «Об опеке и попечительстве». Отметим, что довод о «внереестровом праве» детей приводил истец, а суд с таким доводом согласился.

Общую тенденцию по приданиювещно-правовового характера вышеуказанным правам продолжил Мособлсуда, который указал на необходимость получать разрешение органа опеки и попечительства (поименовано в судебном акте почему-то как «согласие»).

Практикующим юристам рекомендуем обратить внимание на новое и опасное направление судебной практики.

Ссылки:

Судя по тому, что государство пока не собирается отказываться от выплат материнского капитала, а семей, получивших эти деньги, становится все больше, реально предположить, что подобных дел в судах может оказаться немало. Поэтому разъяснения Верховного суда по делу о разделе недвижимости, купленной семьей на материнский капитал, могут оказаться полезными как судьям в регионах, так и простым гражданам, если им придется столкнуться с подобной проблемой.

Все началось с решения городского суда города Славянска Краснодарского края. Там суд рассмотрел иск о разделе недостроенного дома. Бывший муж потребовал, чтобы суд признал право собственности на половину недостроенного дома за ним. Дом семья строила в браке, брак закончился, дом остался. Но до конца оформить его не смогли, так как это — недострой.

Горсуд поступил стандартно — все нажитое супругами в браке считается их общей собственностью и в случае развода делится пополам. Такое решение и было принято — половину дома суд присудил бывшей жене, вторую половину — бывшему мужу.

Краевой суд, куда недовольная экс-супруга обратилась, оспаривая такой дележ, подтвердил правоту своих коллег — раздел, дескать, был справедливым.

Но гражданка дошла до Верховного суда, и суд, самым внимательным образом перечитав дело, сказал — заявительница-то права. А городской и краевой суды приняли решение, в котором «существенно нарушены нормы материального и процессуального права».

По мнению Верховного суда, эти нарушения так повлияли на рассмотрение дела, что не дали возможность принять правильное и законное решение. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда оба состоявшихся решения отменила и разъяснила почему.

Итак, супруги из Краснодарского края прожили в браке семь лет. У них двое детей. Как и положено, государство выделило женщине материнский капитал. Деньги пошли на строительство дома для семьи. Дом не достроили, но за мамой признали право собственности на строение.

Женщина, получившая материнский капитал, подписала обязательство, в котором было сказано, что она должна в течение шести месяцев после получения кадастрового паспорта на строение оформить недвижимость в общую собственность на себя, супруга и детей, определив размеры долей для каждого. Этого требует закон.

Деньги материнского капитала не могут быть совместно нажитым имуществом и не подлежат разделу

Местные суды, когда рассматривали дело, пришли к выводу, что строили дом во время брака и он является совместно нажитым. Но дом не достроили, его нельзя ввести в эксплуатацию, поэтому доли детей в нем определить пока нельзя.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда заявила следующее. Материнский капитал можно потратить лишь на строго прописанные в законе цели. Одна из них — улучшение жилищных условий семьи. Причем у родителей есть выбор — строить дом, реконструировать уже имеющийся, вкладывать деньги в строительный кооператив. В общем, участвовать во всем, что в итоге даст взрослым и детям жилье и что не противоречит закону. Можно класть кирпич самим, можно договариваться с фирмой, а можно и с физическим лицом.

По закону такое жилье должно быть в обязательном порядке оформлено в общую долевую собственность всех членов семьи — родителей и детей. Причем на всех детей, а не только на тех, после рождения которых государство дало маме деньги.

Верховный суд подчеркнул — закон о материнском капитале специально очертил круг субъектов, в чью собственность поступает жилое помещение, купленное или построенное на средства этого капитала. А еще этим законом установлен и вид собственности — общая долевая.

По Семейному кодексу (статьи 38 и 39) в случае развода разделу имущества между супругами подлежит только общее имущество, нажитое в браке. В этот перечень общего имущества входят и денежные выплаты, полученные каждым из супругов. Но общими будут лишь те денежные выплаты, которые не имеют специального целевого назначения. Это сказано в 34-й статье Семейного кодекса.

А средства материнского капитала по закону имеют целевое назначение. Они не могут являться совместно нажитым имуществом, а значит, не подлежат разделу между супругами. Дети, сказано в законе, должны признаваться участниками долевой собственности на объект недвижимости, купленной на материнский капитал. Причем неважно, деньги были потрачены на это целиком или частью. Поэтому дом, даже недостроенный, надо делить на всех, как того требует Семейный кодекс и закон о материнском капитале. Это дело Верховный суд велел пересмотреть с учетом своих разъяснений.

Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 22 июня 2016 года утвержден Обзор судебной практики по делам, связанным с реализацией права на материнский (семейный) капитал.

Обобщив судебную практику по делам данной категории за 2014-2015 годы, Верховным судом выработаны следующие правовые позиции:

— право на дополнительные меры государственной поддержки возникает при наличии гражданства Российской Федерации на дату рождения (усыновления) ребенка как у женщины, родившей (усыновившей) ребенка, так и у ребенка, с рождением (усыновлением) которого закон связывает возникновение этого права;

— дети, в отношении которых женщина была лишена родительских прав, а также дети, приходившиеся ей пасынками (падчерицами) и впоследствии усыновленные ею, не учитываются при определении ее права на материнский (семейный) капитал;

— приобретение доли в праве собственности на жилое помещение, размер которой позволяет выделить в пользование изолированное жилое помещение, свидетельствует об улучшении жилищных условий семьи лица, получившего сертификат на материнский (семейный) капитал;

— приобретаемое с использованием средств материнского (семейного) капитала жилое помещение должно отвечать установленным санитарным и техническим правилам и нормам, а также иным требованиям законодательства;

— объект недвижимости, приобретенный (построенный, реконструированный) с использованием средств материнского (семейного) капитала, находится в общей долевой собственности супругов и детей;

— доли родителей и детей в праве собственности на жилой дом, приобретенный исключительно за счет средств материнского (семейного) капитала, являются равными;

— средства материнского (семейного) капитала могут быть направлены на оплату платных образовательных услуг, оказываемых образовательными организациями по имеющим государственную аккредитацию образовательным программам.

Посмотреть новость на региональном сайте Прокуратуры

Записи созданы 8837

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх