Правила критики

§ 4. ПРАВИЛА И ОШИБКИ В АРГУМЕНТАЦИИ

Обсуждение дискуссионных вопросов в практических делах, как и научные рассуждения, приводят к истинным результатам, если они проводятся с соблюдением рациональных приемов и правил аргументации и критики по отношению к тезису, аргументам, демонстрации. Приведем также наиболее часто встречающиеся по отношению к ним логические ошибки и уловки.

Высокая культура правосудия не совместима с использованием логических уловок в судебно-следственной деятельности. Софизмы запутывают следствие; использование сторонами в судебных прениях логических уловок уводит от истины, без которой не может быть правосудного решения по делу.

1. Правила и ошибки по отношению к тезису.

Тезис является центральным пунктом рассуждения, обоснованию которого подчинен процесс аргументации. Он занимает, по образному выражению С. И. Поварнина, такое же положение в рассуждении, какое отводится королю в шахматной игре. В центре внимания должна оставаться задача — обоснование выдвинутого тезиса и опровержение антитезиса.

Рассмотрим правила тезиса: 1) определенность тезиса и 2) неизменность тезиса.

(1) Определенность тезиса.

Тезис должен быть сформулирован ясно и четко.

Требование определенности, отчетливого выявления смысла выдвигаемых суждений в равной мере относится как к изложению собственного тезиса, так и к изложению критикуемого положения — антитезиса. В древнеиндийской философии существовало разумное правило: если вы собираетесь критиковать чье-то положение, то следует повторить критикуемый тезис и получить согласие присутствующего оппонента, что его мысль изложена правильно. Лишь после этого можно начинать критический разбор. Мысль отсутствующего оппонента может быть точно изложена с помощью цитаты. Соблюдение этого правила делает критику объективной, точной и непредвзятой.

Четкое определение тезиса наряду с выявлением смысла употребляемых терминов включает анализ суждения, в форме которого формируется тезис.

Это суждение должно быть четко сформулировано. Важное значение имеет его количественная характеристика: формулируется оно как общее суждение (А или Е) или как частное (I или О). При этом надо выяснить, является оно неопределенным («некоторые, а может быть, и все») или определенным («только некоторые») частным суждением.

Тезис может быть представлен количественно неопределенным высказыванием. Например, «Люди — эгоисты» или «Люди самонадеянны». В этом случае не ясно — обо всех или о некоторых людях идет речь в высказывании. Такого рода тезисы трудно отстаивать и не менее трудно опровергать именно в силу их логической неопределенности.

Имеет значение модальность тезиса: отстаивает пропонент свой тезис как достоверное или как проблематичное суждение; как нечто возможное или как действительное; претендует тезис на логическую или фактическую истинность и т. д.

Наряду с количественной, качественной и модальной характеристиками тезиса в форме простого суждения требуется дополнительный анализ логических связок, если тезис представлен сложным суждением — конъюнктивным, дизъюнктивным, условным либо смешанным.

Требование определенности и ясности предполагает расчленение сложного тезиса на относительно самостоятельные части с выделением существенных элементов. Такие существенные составные части тезиса выполняют роль основных пунктов разногласия, вокруг которых строится обсуждение проблемы. Это позволяет поэтапно обсуждать тезис — принимать или отвергать важнейшие его элементы, избегать подмены существенных разногласий несущественными.

(2) Неизменность тезиса

Правило неизменности тезиса запрещает видоизменять или отступать от первоначально сформулированного положения.

Если пропонент в ходе выступления под влиянием новых фактов или контраргументов приходит к мысли о неточности своего тезиса, он может изменить или уточнить его. Но об этом надо поставить в известность слушателей и оппонента. Запрещается лишь негласное отступление от первоначального тезиса.

Требование логической точности, определенности и неизменности тезиса достаточно просты и, как правило, соблюдаются. Однако в практике встречаются отступления от этих правил.

Первое из них — потеря тезиса.

Потеря тезиса проявляется в том, что, сформулировав тезис, пропонент забывает его и переходит к иному, прямо или косвенно связанному с первым, но по существу другому положению. Затем, часто по ассоциации, он затрагивает третье положение, а от него переходит к сходному четвертому и т. д. В конце концов он теряет исходную мысль. При самоконтроле такой недостаток не представляет опасности. Чтобы не терять основную мысль и ход рассуждения, следует зафиксировать последовательную связь основных положений и в случае непроизвольного ухода в сторону вернуться к исходному тезису.

Подмена тезиса. Подмена тезиса бывает 1) полной и 2) частичной.

(1) Полная подмена тезиса проявляется в том, что, выдвинув определенное положение, пропонент в итоге фактически обосновывает нечто другое, сходное с тезисом положение и тем самым подменяет основную идею другой.

Подмена тезиса нередко возникает в результате заблуждения или неряшливости в рассуждениях, когда выступающий предварительно не формулирует четко и определенно свою основную мысль, а уточняет ее на протяжении всего выступления.

Тезис нередко подменяется и тогда, когда в дискуссии вместо ясного ответа на поставленный вопрос выступающий уклоняется в сторону либо ходит «вокруг да около», прямо не отвечая на него.

Разновидностью подмены тезиса является ошибка или уловка, именуемая «аргумент к личности» (argumentum ad personam), когда при обсуждении конкретных действий определенного лица или предложенных им решений незаметно переходят к обсуждению личных качеств этого человека. Такая ошибка проявляется иногда в судебных прениях, когда вопрос о наличии самого факта преступления подменяется вопросом о том, что представляет собой подозреваемое лицо.

Разновидностью подмены тезиса является ошибка, получившая название «логическая диверсия». Чувствуя невозможность доказать выдвинутое положение, выступающий пытается переключить внимание слушателей на обсуждение другого, возможно и важного для слушателей утверждения, но не имеющего прямой связи с первоначальным тезисом. Вопрос об истинности тезиса остается при этом открытым, ибо обсуждение искусственно переключается на другую тему.

(2) Частичная подмена тезиса выражается в том, что в ходе выступления пропонент пытается видоизменить собственный тезис, сужая или смягчая свое первоначально слишком общее, преувеличенное либо излишне резкое утверждение. Так, первоначальное утверждение: «все участники преступления действовали умышленно», видоизменяется до утверждения «большинство из них…», затем до утверждения «отдельные…» и т. д.

Если в одних случаях под влиянием контраргументов пропонент стремится смягчить свою неоправданно резкую оценку, поскольку в таком виде ее легче защищать, то в других случаях наблюдается обратная тенденция, когда тезис противника стараются видоизменить в сторону усиления или расширения, поскольку в таком виде его легче опровергнуть. Например, если выдвигается тезис о необходимости усиления контроля и укрепления трудовой дисциплины в производственном коллективе, то противник такого предложения стремится изобразить автора ярым сторонником голого администрирования, недооценивающего фактор убеждения. Здесь частичная подмена тезиса выражается в необоснованной перестановке акцентов в процессе аргументации. Очевидно, возможности для логически не оправданных отклонений значительно сокращаются, если соблюдаются правила определенности, ясности и неизменности тезиса.

2. Правила и ошибки по отношению к аргументам

Логическая состоятельность и доказательное значение рассуждения во многом зависят от качества исходного фактического и теоретического материала — убеждающей силы аргументов.

Процесс аргументации предполагает предварительный анализ имеющегося фактического материала, статистических обобщений, свидетельств очевидцев, научных данных и т. п. Слабые и сомнительные аргументы отбрасываются, наиболее веские синтезируются в стройную и непротиворечивую систему доводов.

Предварительная работа проводится при этом с учетом особой стратегии и тактики аргументации. Под тактикой имеется в виду поиск и отбор таких аргументов, которые окажутся наиболее убедительными для данной аудитории, учитывая возрастные, профессиональные, культурно-образовательные и другие ее особенности. Выступления на одну и ту же тему перед составом суда, работниками жилищно-эксплуатационной конторы, дипломатами, школьниками, работниками театра или молодыми учеными будут различаться не только стилем, глубиной содержания, психологическим подходом, но также типом и характером аргументации, в частности особым подбором наиболее действенных, т. е. близких, понятных и убедительных аргументов.

Решение стратегической задачи аргументации определяется выполнением следующих требований, или правил, в отношении доводов: (1) достоверность аргументов; (2) автономное от тезиса обоснование; (3) непротиворечивость; (4) достаточность.

Рассмотрим эти правила и ошибки, возникающие при их нарушении.

(1) Требование достоверности, т. е. истинности и доказанности аргументов, определяется тем, что они выступают логическими основаниями, опираясь на которые, выводят тезис. Сколь бы вероятными ни были доводы, из них может следовать лишь правдоподобный, но не достоверный тезис.

Доводы выполняют роль фундамента, на котором строится аргументация. Если в фундамент рассуждения кладут непроверенные или сомнительные факты, то ставится под угрозу весь ход аргументации. Опытному критику достаточно поставить под сомнение один или несколько доводов, как рушится вся система рассуждений и тезис выступающего выглядит как произвольный и декларативный. Об убедительности такого рассуждения не может быть и речи.

Нарушение указанного логического правила приводит к двум ошибкам. Одна из них — принятие за истину ложного аргумента — называется «основное заблуждение» (error fundamentalist).

Причины такой ошибки — использование в качестве аргумента несуществующего факта, ссылка на событие, которое в действительности не имело места, указание на несуществующих очевидцев и т. п. Такое заблуждение называется основным потому, что подрывает главнейший принцип доказательства — убедить в правильности такого тезиса, который покоится не на любом, а лишь на твердом фундаменте из истинных положений.

Особо опасно «основное заблуждение» в судебно-следственной деятельности, где ложные показания заинтересованных лиц — свидетелей или обвиняемого, неправильно проведенное опознание личности, вещей или трупа — приводят в отдельных случаях к судебным ошибкам — наказанию невиновного либо к оправданию действительного преступника.

Другая ошибка — «предвосхищение основания» (petitio principii). Она заключается в том, что в качестве аргументов используются недоказанные, как правило, произвольно взятые положения: ссылаются на слухи, на ходячие мнения или высказанные кем-то предположения и выдают их за аргументы, якобы обосновывающие основной тезис. В действительности же доброкачественность таких доводов лишь предвосхищается, но не устанавливается с несомненностью.

(2) Автономное обоснование аргументов. Доводы должны быть истинными. Поэтому, прежде чем обосновывать тезис, следует доказать аргументы. При этом для доводов находят основания, не обращаясь к тезису. Иначе может получиться, что недоказанным тезисом обосновываются недоказанные аргументы. Эта ошибка называется «круг в демонстрации» (circulus in demonstrando).

(3) Требование непротиворечивости аргументов вытекает из логической идеи, согласно которой из противоречия формально следует все что угодно — и тезис пропонента, и антитезис оппонента. Содержательно же из противоречивых оснований с необходимостью не вытекает ни одно положение.

В судебно-следственной деятельности нарушение этого требования может выражаться в том, что при неквалифицированном подходе к обоснованию решения по гражданскому делу или обвинительного приговора по уголовному делу ссылаются на противоречащие друг другу фактические обстоятельства: противоречивые показания свидетелей и обвиняемых, не совпадающие с фактами заключения экспертов.

(4) Требование достаточности аргументов связано с логической мерой — в своей совокупности доводы должны быть такими, чтобы из них по правилам логики в необходимости следовал доказываемый тезис.

Правило достаточности аргументов проявляется по-разному, в зависимости от используемых в процессе обоснования различных видов умозаключений. Так, недостаточность аргументации при обращении к аналогии проявляется в малом числе сходных для сравниваемых явлений признаков. Неубедительным будет и индуктивное обобщение, если исследованные случаи не отражают особенностей образца.

Отклонения от требований достаточности аргументов неуместны ни в ту, ни в другую сторону. Доказательство несостоятельно, когда отдельными фактами пытаются обосновать широкий тезис — обобщение в этом случае будет «слишком широким или поспешным».

Не всегда дает положительные результаты принцип «чем больше аргументов, тем лучше». Трудно признать убедительным рассуждение, когда, стремясь во что бы то ни стало доказать тезис, увеличивают число аргументов, полагая, что тем самым надежнее подтверждают его. Действуя таким образом, легко совершить логическую ошибку «чрезмерного доказательства», когда незаметно для себя берут явно противоречащие друг другу доводы. Аргументация в таком случае будет всегда нелогичной или чрезмерной, по принципу «кто много доказывает, тот ничего не доказывает».

При поспешном, не всегда продуманном анализе фактического материала встречается использование и такого аргумента, который не только не подтверждает, а, наоборот, противоречит тезису выступающего. В этом случае говорят, что пропонент использовал «самоубийственный довод».

Наилучшим принципом убедительного рассуждения является правило: лучше меньше, да лучше, т. е. все относящиеся к обсуждаемому тезису факты и положения должны быть тщательно взвешены и отобраны, чтобы получить надежную и убедительную систему аргументов.

Достаточность аргументов следует расценивать не в смысле их количества, а с учетом их весомости. При этом отдельные, изолированные аргументы, как правило, обладают малым весом, ибо допускают различное истолкование. Иное дело, если используется ряд доводов, которые взаимосвязаны и подкрепляют друг друга. Вес такой системы аргументов будет выражаться не их суммой, а произведением составляющих. Не случайно говорят, что изолированный факт весит, как перышко, а несколько связанных фактов давят с тяжестью жернова.

3. Правила и ошибки демонстрации

Логическая связь аргументов с тезисом осуществляется в форме дедукции, индукции, аналогии. Логическая корректность демонстрации зависит от соблюдения правил соответствующих умозаключений.

1) Дедуктивный способ аргументации предполагает соблюдение ряда методологических и логических требований. К важнейшим из них относятся следующие.

(1) Точное определение или описание в большей посылке, выполняющей роль довода, исходного теоретического или эмпирического положения. Это дает возможность убедительно продемонстрировать научные позиции или практические соображения, которыми руководствуются при оценке конкретного события.

В судебном исследовании в качестве обобщающих доводов нередко выступают законоположения и статьи кодексов, на основе которых дается правовая оценка конкретным явлениям. Правильность такой оценки во многом зависит от точного и достоверного изложения самого закона, без всяких исключений и отклонений от официального текста.

(2) Точное и достоверное описание конкретного события, которое дано в меньшей посылке.

Точное описание события помогает отыскать среди теоретических положений нужное обобщение и правильно применить его к конкретному случаю. Несоблюдение этого правила нередко приводит к тому, что лишь приблизительно, «на глазок» выбирают соответствующее общее положение или явно ошибочную оценку конкретному событию.

Наиболее опасной ошибкой такого рода является догматическое применение верного для сугубо конкретной ситуации положения как безусловного и действующего при любых условиях.

Нарушение этого требования в судопроизводстве приводит к неправильной квалификации уголовных и гражданских правонарушений. При неточном описании меньшей посылки, в которой фиксируется знание о единичном событии или поступке, не исключается судебная ошибка — привлечение к ответственности невиновных лиц либо оставление безнаказанным действительного правонарушителя.

(3) Дедуктивная аргументация приводит к достоверному обоснованию тезиса при соблюдении структурных правил этой формы вывода, относящихся к терминам, количеству, качеству и логическим связям между посылками умозаключения. Это прежде всего правила категорических, условных, разделительных и смешанных форм силлогизмов, которые изложены в главе о дедуктивных умозаключениях.

2) Индуктивный способ аргументации применяется, как правило, в тех случаях, когда в качестве доводов используются фактические данные.

Доказательное значение индуктивного обоснования зависит от устойчивой повторяемости свойств у однородных явлений. Чем больше наблюдается число благоприятных случаев и чем разнообразнее условия их отбора, тем основательнее индуктивная аргументация. Чаще всего индуктивное обоснование приводит лишь к проблематичным заключениям, т. к. свойственное отдельным объектам не всегда присуще группе явлений.

Особая предосторожность требуется в тех случаях, когда обращаются к индуктивному способу аргументации в социально-экономической области. Внешне сходные факты в социальной среде могут вызываться различными причинами, поэтому обобщению таких фактов должен предшествовать конкретный диалектический анализ их действительной природы, взаимосвязей и реальных причин возникновения. При игнорировании требований научной методологии о всесторонности и историчности подхода, конкретности истины и роли практики как основы познания и критерия истины индуктивное рассуждение может превратиться в опасную фактологию, не отражающую действительных причин исследуемых явлений.

Индуктивное рассуждение, в котором не ограничиваются перечислением, а поднимаются до уровня существенного обобщения, ценно тем, что в этом случае происходит объединение индуктивного и дедуктивного способов обоснования, а это является наиболее действенным методом аргументации. Его убеждающая сила состоит в том, что ссылаются на конкретные примеры и факты реальной жизни в сочетании с дедуктивным рассуждением, в котором используются эмпирические обобщения и законы науки.

3) Аргументация в форме аналогии применяется в случае уподобления единичных событий и явлений. При обращении к аналогии надо соблюдать следующие правила этого умозаключения.

Во-первых, аналогия состоятельна лишь тогда, когда два явления сходны между собой не в любых, а лишь в существенных признаках.

Во-вторых, при уподоблении двух явлений или событий следует учитывать различия между ними. Если два явления существенно отличаются друг от друга, то, несмотря на наличие сходных признаков, их нельзя уподоблять. Аналогия в этом случае будет несостоятельной.

Поскольку аналогия общественно-исторических явлений не всегда дает безусловные и окончательные заключения, из этого следует, что ею можно пользоваться в качестве дополнения к дедуктивному или индуктивному обоснованию

Ошибки в демонстрации, обусловленные отсутствием логической связи между аргументами и тезисом.

В публичных выступлениях бывают случаи, когда для обоснования своей мысли оратор цитирует источники, приводит факты, ссылается на авторитетные мнения. Создается впечатление, что его речь достаточно аргументированна. Но при ближайшем рассмотрении оказывается, что концы с концами в рассуждении оратора не сходятся. Исходные положения — аргументы — логически «не склеиваются» с тезисом.

В общем виде отсутствие логической связи между аргументами и тезисом называют ошибкой «мнимого следования» (non sequitur).

Мнимое следование часто возникает по причине несоответствия между логическим статусом посылок, в которых представлены аргументы, и логическим статусом суждения, выражающих тезис. Укажем на типичные случаи нарушения демонстрации безотносительно к видам умозаключений.

(1) Логический переход от узкой области к области более широкой. В аргументах, например, описывают свойства некоторого вида явлений, а в тезисе говорится о свойствах всего рода явлений, хотя известно, что не все признаки вида являются родовыми.

(2) Переход от сказанного с условием к сказанному безусловно. Оратор выставляет аргументы, которые считаются истинными при известных условиях, т. е. выражает их в форме условных суждений. Например, В признается истинным, если будет установлена истинность А. В процессе аргументации об этой условности забывают и приходят к выводу, что принятые аргументы с необходимостью обосновывают тезис, который формулируется в безусловной форме. Хотя условные аргументы могут с необходимостью обосновывать лишь условно принимаемый тезис.

(3) Переход от сказанного в определенном отношении к сказанному безотносительно. Так, мнимым будет следование в том случае, если, опираясь на проблематичные, пусть даже весьма вероятные доводы, пытаются обосновать достоверный тезис.

В общем виде несоответствие между аргументами и тезисом в случае мнимого следования проявляется в том, что логически слабыми аргументами (узкими, условными, относительными или проблематичными) пытаются обосновать логически более сильный тезис (широкий, безусловный, безотносительный или достоверный).

Ошибка мнимого следования имеет место и в тех случаях, когда для обоснования тезиса приводят логически не связанные с обсуждаемым тезисом аргументы. Среди множества такого рода уловок назовем следующие.

Аргумент к силе (aigumentum ad baculinum) — вместо логического обоснования тезиса прибегают к внелогическому принуждению — физическому, экономическому, административному, морально-политическому и другим видам воздействия.

Аргумент к невежеству (ad ignoratiam) — использование неосведомленности оппонента или слушателей и навязывание им мнений, которые не находят объективного подтверждения либо противоречат науке.

Аргумент к выгоде (ad crumenam) — вместо логического обоснования тезиса агитируют за его принятие потому, что так выгодно в морально-политическом или экономическом отношении.

Аргумент к здравому смыслу (ad judicium) используется часто как апелляция к обыденному сознанию вместо реального обоснования. Хотя известно, что понятие здравого смысла весьма относительно, нередко оно оказывается обманчивым.

Аргумент к состраданию (ad misericordiam) проявляется в тех случаях, когда вместо реальной оценки конкретного поступка взывают к жалости, человеколюбию, состраданию. К этому аргументу прибегают обычно в тех случаях, когда речь идет о возможном осуждении или наказании лица за совершенные проступки.

Аргумент к верности (a tuto) — вместо обоснования тезиса как истинного склоняют к его принятию в силу верности, привязанности, почтения и т. п.

Аргумент к авторитету (ipse dixit) — ссылка на авторитетную личность или коллективный авторитет вместо конкретного обоснования тезиса.

Соблюдение логических правил по отношению к тезису, демонстрации и аргументам обеспечивает выполнение стратегической задачи рационального рассуждения, которая выступает ведущим фактором убедительности процесса аргументации в научной и практической областях знаний.

Вопросы для самопроверки

1. Какие правила относятся к тезису аргументации и какие ошибки возникают в случае их нарушения?

2. Какие правила относятся к аргументам и демонстрации? Какие ошибки возникают при нарушении этих правил?

Данный текст является ознакомительным фрагментом.
Читать книгу целиком
Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Библиотека » Эффективное общение » Правила критики

© Сергей Мамонтов

Никто не любит критики — это известный факт. Тем важнее для нас научиться преодолевать страх критики в свой адрес и научиться грамотно критиковать самим.

Чтобы наша жизнь складывалась успешно, мы нуждаемся в уважении и доброжелательности окружающих. Подумайте: если вы меняете прическу или одежду, приобретаете новые носки или шляпу, насколько важна для вас первая реакция других людей? Если вы сегодня услышали сто слов похвал и одно едкое критическое замечание, что вы запомните? Человек склонен привыкать к хорошему, но каждый раз болезненно реагирует на плохое.

Гораздо легче принять критику в свой адрес, когда мы воспринимаем критику не как личное оскорбление, и осознаем, что она не затрагивает отношений в целом. Мы зачастую ошибаемся, когда думаем: «Если он критикует меня, значит, я ему не нравлюсь».

Необходимо уметь управлять своими эмоциями, тогда у вас появляется возможность критиковать более взвешенно и беспристрастно; в результате мы становимся зрелыми людьми и достигаем значительно большего успеха в бизнесе и профессиональной сфере. С точки зрения социальных отношений, этот навык просто незаменим.

Предположим, в семье происходит ссора.

— Опять не приготовила мне ужин! — укоризненно говорит муж, вернувшись с работы.

— Ах, тебе еще и ужин!? — с пол-оборота заводится жена, — Да ты еще не заработал на ужин! Чего, котлет захотел? Может, тебе еще и эскалоп с гарниром подать?

— Я устал и хочу есть, — начинает раздражаться муж. — Неужели так сложно хоть изредка делать что-нибудь по хозяйству?

— Ты хочешь сказать, что я ничего не делаю?! и т. д.

Если такие сцены повторяются достаточно часто и по различным поводам, это может привести к опасному молчанию — той самой коварной трещине в отношениях, которая незаметно расширяясь, превращается в пропасть. Например, однажды муж придет с работы, и, не говоря ни слова жене, сварит себе пельмени. Не будет ни ссор, ни криков — вообще ничего. Критика прекращается, но и общение тоже. Если ничего не меняется, завершается и сам брак.

Наиболее эффективный способ научиться принимать критику — это научиться самому правильно критиковать других. Вот шесть правил, которые помогут вам освоить этот навык общения.

Шесть правил конструктивной критики

  1. Можно ли это изменить? Если нельзя, не стоит идти дальше. Молчите. Никогда не критикуйте то, что нельзя изменить. «Ты не должна была надевать сегодня это платье». Такая критика может только обидеть. Если уже слишком поздно, забудьте об этом. Это самое трудное правило поведения, потому что оно лишает нас возможности выразить свое мнение. Мы вынуждены сдерживать свое разочарование, как бы сильно нам ни хотелось поделиться этим, даже если нас одолевает желание высказаться. В нас самих предостаточно того, что нужно исправлять, так что давайте не будем тратить время на то, что уже невозможно изменить.
  2. Выберите подходящее время и место. Никто не любит публичной порки. Так что сдержитесь и найдите возможность высказать человеку ваши критические замечания наедине. И прежде, чем начинать — успокойтесь, сосчитайте до десяти. Наихудший критик тот, кто по-настоящему зол. Я знаю это по себе, думаю, что и вы не исключение.
  3. Будьте объективны. Если есть такая возможность, начните с хорошего. За что можно похвалить человека, которого вы собираетесь критиковать? За мужество, с которым он принимает критику, за веселый нрав, за честность, — да мало ли найдется качеств, которые вызывают у вас восхищение и одобрение и которые не имеют отношения к тому, за что вы собираетесь человека раздраконить! Только будьте искренни. Не надо говорить: «Ты, конечно, хорош, но…» Скажите, что именно хорошо.
  4. Будьте конкретны. Если вы не можете сформулировать свою мысль конкретно, лучше вообще не критикуйте. Если вы сами не можете ясно выразить, что вы имеете в виду, то как вы можете ожидать, что вас правильно поймут?
  5. Дайте понять, что верите в возможность исправить ситуацию. Вы критикуете нечто такое, что, по вашему мнению, может быть исправлено. Помогите человеку понять и поверить, что он на самом деле может все сделать лучше. Только такая установка дает возможности для грамотной и корректной критики. И постарайтесь, чтобы исправление ошибок не оказалось бы непосильной задачей.
  6. Одобрите исправления. Посмотрите еще раз на то, что получилось. Забыть о ситуации после того, как вы высказали критическое замечание, попросту грубо. Если вы нашли время для критики, найдите его и для похвалы. Не только хвалите за улучшение, но при необходимости и дальше честно оценивайте усилия человека. Это естественно для дружеских отношений. Как могу я вдохновить кого-то другого на исправление ошибок, на изменение поведения, на достижение лучших результатов?

Поставьте себя на место другого человека. Что бы я сам хотел услышать в подобной ситуации? Мне бы, например, хотелось, чтобы тот, кто меня критикует, отметил, что все остальное, сделанное мной, очень хорошо, что если я и ошибся, это еще не трагедия, что все люди могут ошибаться, дело не в том, что я лентяй, безответственный человек или тупица — я могу сделать все правильно, если попробую еще раз.

Раз мы смогли научиться критиковать других, мы сможем научиться лучше принимать чужие критические высказывания. Здесь вам следует вспомнить задачи 3 и 10. Вы уже потренировались, и вам удается взглянуть на себя со стороны в различных ситуациях. Это умение вам очень пригодится для того, чтобы грамотно и с пользой для себя реагировать на критику.

Пять шагов к правильному восприятию критики

  1. Посмотрите на ситуацию со стороны. Снимите эмоциональное напряжение. Вы можете это сделать различными способами, я вам предлагаю «полетать». Итак, взлетаем! Давайте посмотрим, что происходит внизу. Два человека, один из которых похож на вас, о чем-то ожесточенно спорят. Понаблюдайте за их лицами. Оба разозлились, размахивают руками. Мда… выглядите вы не лучшим образом… А в чем, собственно дело, что это вас так завело? Итак послушаем, о чем же беседуют эти двое.
  2. Сосредоточьтесь на самой критике. Не думайте о том, кто вас критикует, о его или своих эмоциях. Вы и высказанная критика — не одно и то же. Помните, что критикующий человек заботится о вас, если находит время для критики. — Действительно, он говорит это не мне, а этой фигуре, которая стоит рядом с ним. А я-то выше всего этого, над ними, и могу спокойно слушать. А он сказал дельную вещь. Конечно, в этой ситуации я выгляжу не лучшим образом.
  3. Найдите в ней ценность. В том, что вам говорят, наверняка есть нечто ценное, даже если в целом высказывание не слишком существенно. Помните, что критика — это возможность улучшить себя. Расспросите конкретно. Убедитесь, что вы все правильно поняли. Не отвечайте просто «да, да». Выслушайте все, что вам говорит критикующий. Когда вы все хорошо поняли, переходите к следующему шагу. — И что же он имеет ввиду, говоря, что я лентяй? Мою работу или то, что я отказываюсь сбегать в магазин за скрепками?
  4. Оцените. Если вы сосредоточились на самой критике, отделили себя от мгновенных эмоций и ясно поняли, что вам предлагают, вы готовы определить, есть ли необходимость вносить какие-либо изменения и если да, то какие именно. Спросите себя, в первый ли раз вы слышите подобные критические замечания, компетентен ли высказавшийся человек в данном деле, является ли критика попыткой подавить вас или искренним желанием оказать вам помощь. Помните, однако, даже самая резкая и надменная критика может содержать ряд ценной для вас информации. — Да, как интересно, сколько нового он мне рассказал обо мне. Смотри-ка, он наступает на меня, по-моему, он готов меня растерзать. Пора спускаться вниз и принимать меры. Я уже все понял.
  5. Скажите «спасибо». Поблагодарите критикующего за совет и воспользуйтесь его помощью, если это необходимо.

Вездесущий страх того, что люди увидят тебя таким, какой ты есть на самом деле, сильно влияет на нас — иногда, подвергаясь беспощадной критике, мы чувствуем себя униженными. Уверяю вас, ваши чувства совершенно необоснованны. Если вы будете действовать по схеме, предложенной выше, именно вы будете контролировать ситуацию.

По материалам книги С. Мамонтова «Поверь в себя. Тренинг уверенности в себе». С-Пб., 2001

См. также:

  • Правила эффективной критики
  • Техника конструктивной критики. Как правильно критиковать коллег и подчиненных

Поливание грязью и критика – это абсолютно разные вещи. Умение критиковать – это Божий дар, так как, критикуя человека, стараются ему помочь стать лучше, исправить ошибки.

«Критика – это благо», – сказал Юрий Мухин. Действительно без критики просто невозможно двигаться вперед. Кто-то же, должен указать на недостатки, которые нужно исправить. Если к критике относиться адекватно и правильно, можно достичь успеха, а значит и достичь совершенства.

Критика – двигатель прогресса

Одни считают что критика – двигатель прогресса, другие, что это зло. А на самом деле?

Критика (от французского слова critique, древнегреческое κριτική τέχνη «искусство разбирать, суждение). Это одна из форм аргументации в споре, выявление противоречий, ошибок и их разбор.

Критика помогает увидеть слабые стороны, и она подгоняет, заставляет совершенствоваться, двигаться вперед, настраивает на позитивное мышление.

Основные правила критики

Прежде, чем критиковать, надо знать основные правила критики, чтобы не нарваться на грубость и не услышать в ответ: «Сама такая». Тот, кто критикует, всегда норовит нарваться на озлобленность, а тот, кого критикуют, испытывает желание огрызаться.

Есть одна универсальная мудрость на все времена: «Подумайте, прежде чем открыть рот». А если дело касается критики, подумать надо дважды.

Лучше промолчать

Одно из самых важных правил критики: «Лучше промолчать». Например, в таких ситуациях:

  • Когда проблема не касается лично вас или вашего рабочего места.
  • Если вы некомпетентны в вопросе спора, или вам не знакомы все аспекты дела, из-за которого идет спор.
  • Если человек, которого вы собираетесь критиковать, уже получил «выволочку» от начальства и все осознал.
  • В коллективе вы новичок, и у вас нет достаточного авторитета.

Обид не должно быть

Обид не должно быть – это одно из главных правил критики. Казалось бы, когда человека критикуют, он должен радоваться: критикует же, во благо! В реальности происходит все по-другому. Большинство людей критику воспринимают болезненно, как личное оскорбление.

Критиковать надо не человека, а его поступок. Если Марии Ивановне, которая постоянно опаздывает на работу, сказать: Мария Ивановна, вы не умеете организовывать свое время!», естественно она обидится. А если поинтересоваться, почему она опаздывает, привести пример из собственной жизни, припомнить свои ошибки. Коллега почувствует, что зла вы ей не хотите, и не считаете себя лучше ее. В конце концов, все совершают ошибки.

Критические замечания лучше всего высказывать с глазу на глаз. Если критиковать при свидетелях, человеку может быть больно, и он начнет плакать либо станет очень агрессивным.

Похвала – оружие критики

Когда человек нервничает, критиковать его не стоит. Можно нарваться на грубость. Психологи советуют, прежде чем сделать критическое замечание, человека стоит похвалить. Похвала – оружие критики! Но, конечно же, не с любой. «Татьяна, вы так прелестно выглядите, это платье вам очень идет», а затем начать критиковать квартальный отчет. Так не пойдет! Лучше начать с похвалы рабочих качеств: «Татьяна, вы всегда с такой точностью выполняли отчеты, что же случилось на этот раз?» Закончить критическое замечание надо тоже похвалой и уверенностью в оппоненте. «Танечка, с вашим опытом, с вашим талантом вы непременно быстро все исправите. Я в этом уверена на 100%»

Не вспоминайте старые просчеты

«Прошлый раз вы забыли позвонить клиенту, на той неделе вы нагрубили сослуживцу, вчера опоздали на работу» – выговариваете вы своей коллеге. Не стоит этого делать. Это было вчера, позавчера, месяц назад и это все уже обсуждалось и критиковалось. Правила критики утверждают, не надо этого делать, не вспоминайте старые просчеты. «Они меня раздражают», – скажете вы. Успокойтесь и вспомните народную мудрость: «Кто старое помянет»…

Старайтесь всегда дать высказаться оппоненту, не устраивайте средневековье, когда у обвиняемого не было права голоса.

Как исправить и что сделать

Самое важное правило критики сводится к тому, чтобы понять, как исправить ошибку и что сделать для этого. Критиковать надо так, чтобы критикуемый коллега не бросил в сердцах: «Сама такая, кто может работать, тот работает, а кто не может, тот критикует».

Нужно постараться признать свои ошибки и ошибки того человека, которого критикуете, а после этого решить как их исправить и что для этого нужно сделать, чтобы такого больше не повторялось.

Дифференцируемый подход

Критикуя, не стоит упрекать. Особенно старайтесь не допускать общих упреков, таких как: «Вы все плохо работаете!» Критиковать надо конкретно и детально, учитывая личные качества сослуживца. Ко всем нужен дифференцированный, то есть индивидуальный подход. Люди все разные: одному человеку достаточно намекнуть и он тотчас бросится «рыть землю», а другой понимает только язык мата, а на третьего только выговор может подействовать.

Не орите с порога

Вас не устраивает работа сотрудника, вызовите его «на ковер». Только не орите с порога, и не начинайте критиковать тотчас после того, как он распахнул двери вашего кабинета. Начинать критику надо издалека. Узнайте как дела, как продвигается работа, а уж потом скажите, что вас конкретно не устраивает в его работе. Затем вместе поищите выход.

Запомните

Для того, чтобы ваша критика имела успех и была «двигателем прогресса», прежде, чем устроить разнос продумайте до мелочей свое сольное выступление.

Успехов вам!

⇐ ПредыдущаяСтр 18 из 25

Любое новое положение в науке пробивает себе место под солнцем в борьбе (порой длительной и бескомпромиссной) с дру­гими, противоречащими ему положениями. Оценка наличного теоретического или эмпирического знания, объективированного в печатных или рукописных источниках, понимается как критика.

Специфика критики как процедуры научного познания состо­ит в следующем. Ее объектом выступает научное знание, а не объ­ективная реальность, составляющая объект или предмет соответ­ствующей науки. Например, объектом правовой науки предстает социально-правовая практика, тогда как объектом критики в об­ласти правовой науки выступает существующее, наличное науч­ное знание о праве, которое сохранилось, дошло до наших дней в письменных и иных источниках. Это могут быть не только совре­менные знания, изложенные в работах современного правоведа, но и правовые воззрения исследователей, живших в другие исто­рические эпохи. Объектом критики могут стать положения какой- либо правовой теории, школы, доктрины, взгляды отдельного уче­ного, положения конкретной монографии, иного научного труда либо просто отдельные высказывания по какому-либо вопросу.

Критика может проводиться с самыми различными целями, во- первых, для оценки состояния научных исследований по какому- либо вопросу, научной проблеме, отрасли научного знания, науч­ной значимости отдельной работы; во-вторых, для раскрытия идей правовых школ, теорий, доктрин; в-третьих, для объяснения процессов становления и развития политических и правовых уче­ний в пределах отдельного региона, государства или в планетар­ном масштабе.

По своей логической природе критика во многом напоминает аргументацию, только проводимую с прямо противоположными целями. Если аргументация проводится для обоснования научного знания, то критика, наоборот, преследует цели выявления фактов неполного соответствия научного знания логическим, методоло­гическим и теоретическим требованиям. Поэтому терминология, используемая в аргументации, с успехом применяется для обозна­чения соответствующих компонентов критики.

В частности, вывод, сформулированный по итогам критики, принято называть тезисом критики. Обстоятельства, факты, поло­женные в основу такого вывода, понимаются как аргументы кри­тики. Тезис критики должен логически вытекать из ее аргументов, т. е. иметь правильную логическую форму. Субъект, осуществляю­щий критику, признается оппонентом. Автор критикуемого поло­жения — пропонентом.

Предметом критики выступает два вида знаний: абсолютно но­вое положение и наличное знание науки, разного рода точки зре­ния, позиции, высказанные другими авторами. Поскольку из со­вокупности научных решений по одному и тому же вопросу толь­ко одно может быть истинным, а другие имеют более низкий уровень обоснованности, то в ходе критики и надлежит выявить, какое из анализируемых положений в полной мере обладает этим атрибутом.

Исследователь обычно уверен, что приоритет в этом отноше­нии принадлежит сформулированному им положению. Однако это предположение нужно научно обосновать, выявив логические ошибки и иные недочеты положений, взглядов, высказанных дру­гими исследователями. Вполне возможно, что предположение ав­тора окажется справедливым, но нельзя исключать и ситуации, когда критика наличного знания, напротив, покажет недостаточ­ную обоснованность нового положения.

По своему содержанию сравнительный анализ новых и налич­ных знаний состоит из следующих процедур:

1) анализа источников для определения мнений, положений, высказываний других авторов по исследуемому вопросу;

2) сравнения авторского положения с положением, сформули­рованным другим автором, в целях выявления их общих и отличи­тельных черт;

3) выявления причин несовпадений между сравниваемыми по­ложениями, в том числе нарушений, допущенных авторами в про­цессе формирования и обоснования положений;

4) обоснования итогового вывода о том, что сформулированное автором предложенное является наиболее аргументированным, имеет научный и практический приоритет перед другими положе­ниями, выводами. Если же новое положение не будет обладать та­кими качествами, автору следует продолжить исследование до тех пор, пока он не получит оригинального плодотворного решения. Промежуточные поиски научного решения, как правило, остают­ся за текстом работы.

Таким образом, благодаря сравнительному анализу существую­щих новых положений представляется возможным решить три весьма важные задачи научного познания:

1) удостовериться в том, что новое положение действительно является таковым не только по форме изложения, но и по своему содержанию;

2) показать преимущества предложенного решения перед на­личным теоретическим и эмпирическим знанием науки, реше­ниями, предлагаемыми другими авторами;

выявить и показать теоретические, методологические, логи­ческие, эмпирические ошибки, которые были допущены другими авторами в процессе обоснования своих взглядов. Наличие таких оценок важно и для читателя, и для самого исследователя. Благо­даря такому материалу у читателя — сторонника взглядов авто­ра — формируется стойкое убеждение в истинности и научной плодотворности предлагаемого положения, его приоритете перед другими решениями. Системный критический анализ точек зре­ния по исследуемому вопросу приносит несомненную пользу и ав­тору: позволяет ему еще раз критически оценить свое предложе­ние, обнаружить в нем слабые места и внести необходимые кор­рективы.

Правила критики

Как и всякая научная процедура, критика приводит к объек­тивным, достоверным знаниям при условии соблюдения ряда со­ответствующих правил, принципов научного познания.

1. Критика должна иметь конкретного адресата. Следует обяза­тельно делать ссылку на работу (иной источник), из которой взят соответствующий фрагмент текста, отдельное положение, и ука­зывать фамилию и инициалы ее автора. Безымянная критика до­пускается лишь в адрес какого-либо распространенного и общеиз­вестного положения, авторство которого установить не представ­ляется возможным.

2. Научные положения в качестве предмета критики следует вос­производить в работе четко и полно, без авторских добавлений и оценок. И это понятно, так как без уяснения сути предмета крити­ки утрачивает смысл научная значимость процедуры в целом. Оп­поненту приходится бороться не с действительными, а с вымыш­ленными положениями. Соответственно и научная значимость критики приближается к нулевой отметке. Кроме того, читатель работы должен уяснить суть критикуемой позиции, оценить эту позицию и результаты ее критики.

При всей очевидной значимости данное требование нередко нарушается. Сложность проблемы состоит в том, что предметом критики может оказаться весьма объемный фрагмент текста и вос­произвести его полностью в другой работе не представляется воз­можным. Оппоненту приходится прибегать к комбинированному способу изложения критикуемого положения: что-то цитировать дословно, а что-то излагать собственными словами. При этом все равно какая-то часть текста не будет воспроизведена. Будьте уверены, что, по мнению критикуемого автора, суть его позиции ока­жется непонятой и искаженной. Редко какой автор не имеет пре­тензий к своему оппоненту по поводу полноты и правильности пе­редачи его позиции, точки зрения.

Так, И. С. Ной, возражая своему оппоненту, писал: «И. И. Карпец обвиняет меня в неоднократном высказывании ошибочных взглядов на природу преступности и ее причины, выражающихся в попытке объяснить совершенное преступление биологическими особенностями человеческого организма… Поскольку никаких выдержек из статьи или других моих работ в подтверждение ска­занного не приводится, я ограничусь лишь заявлением, что нико­гда ни в одной из своих работ не пытался объяснить совершенное преступление лишь биологическими особенностями человеческо­го организма».

Чтобы упредить подобные нарекания в свой адрес, оппонент должен:

1) правильно уяснить суть критикуемого положения и приве­денных в его обоснование аргументов;

2) найти оптимальный способ воспроизведения данного поло­жения в своей работе. Небольшое по объему положение следует воспроизвести полностью в виде цитаты. Если это сделать не представляется возможным, нужно изложить максимально точно суть критикуемого положения и дословно процитировать итого­вую, резолютивную мысль автора;

3) быть внимательным и не приписывать автору критикуемого положения мысли других авторов, которые он, в свою очередь, критикует. Ошибок такого рода не удается избежать и весьма мас­титым ученым. В частности, большой конфуз произошел с тезиса­ми ЦК КПСС к 100-летию со дня рождения В. И. Ленина. В до­кумент, подготовленный с участием ведущих философов, эконо­мистов и лениноведов страны, вкралась ошибка: В. И. Ленину приписывалось положение, принадлежащее П. А. Кропоткину. Составители тезисов не обратили внимания на то, что цитируемое ими положение в действительности является цитатой из работы П. А. Кропоткина, приведенной В. И. Лениным для ее критики.

3. Критика должна быть конкретной и обоснованной. Критиче­ский анализ не может ограничиваться только констатацией факта несоответствия предмета критики требованиям, предъявляемым к научному знанию. Оппонент должен:

1) четко выявить и проиллюстрировать недостатки предмета критики, присущие как его содержанию, так и форме. Это могут быть неполнота, односторонность, абстрактность, априоризм, не­достоверность, нечеткость или неясность изложения, логическая противоречивость и др.;

2) объяснить, какие конкретно требования научного познания не были соблюдены автором критикуемого положения, чтб в дан­ном случае препятствовало получению научно обоснованного зна­ния.

Только при этих условиях критика становится доказательной и способной убедить читателя в ее обоснованности и правомерно­сти. Абстрактная критика не имеет доказательной силы, если из нее нельзя понять, чтб в соответствующем положении критикует­ся, чтб в нем неверно и почему. Читатель лишен возможности удо­стовериться в том, что критика является правомерной, и должен верить автору на слово. Однако вера без должного понимания, убеждения к научному знанию никакого отношения не имеет. Бо­лее того, абстрактная критика нередко оказывается недостовер­ной.

4. Критику следует вести предметно, последовательно разбирая содержание не только предмета критики, но и обосновывающих его аргументов. Важно не только показать несовершенство наличного положения, но и раскрыть несовершенство путей, способов его выведения, назвать и проанализировать все ошибки, промахи, до­пущенные в процессе объяснения и обоснования этого положе­ния. Следует обращать первоочередное внимание на то, насколько приведенные аргументы соответствуют требованиям логики, явля­ются обоснованными и релевантными по отношению к критикуе­мому положению, насколько полно они обосновывают это поло­жение.

Оппонент не может оставлять без критики основные аргумен­ты, сформулированные автором. Возможна ситуация, когда аргу­менты критики известны и автору критикуемого положения, ко­торый уже дал им соответствующую позитивную или негативную оценку. Именно в обстоятельном разборе подобных оценок и вы­явлении их недостатков и видится научная ценность полемики. Иначе получается не научная полемика, а нечто вроде разговора глухого со слепым. Критик настаивает на своем, оставляя без от­вета существенные аргументы критикуемой позиции, и тем самым ставит читателей в затруднительное положение: вместо согласо ванного нового знания со старым они в лучшем случае получают два конкурирующих мнения.

Ярким примером бесполезности подобной критики может слу­жить статья Е. А. Суханова «О концепции кодекса об образовании и самостоятельного «образовательного права». Автор без колеба­ний утверждает, что концепция самостоятельного «образователь­ного права» вообще не выдерживает сколько-нибудь серьезной теоретической критики и поддерживается людьми, в основном попросту не знакомыми с проблематикой систематизации отрас­лей права. Он приходит к удручающему выводу: «Невежество в об­щетеоретических правовых вопросах в последние годы стало весь­ма распространенным явлением и нередко выдается за достоинст­во того или иного подхода».

После такого энергичного начала читатель ожидал столь же со­крушительной критики. Однако ничего нового Е. А. Суханов со­общить не смог. Так, он полагает, что в концепции допущена эле­ментарная методологическая ошибка — смешение категорий («право» и «законодательство») и их признаков; законодательство об образовании представляет собой массив нормативных право­вых актов комплексного характера, но с очевидно преобладающей административно-правовой природой.

Однако если бы Е. А. Суханов не был так уверен в «невежестве» авторов критикуемой позиции, а прочел работу «Образовательное право как отрасль российского права», на которую он ссылается в своей статье, то увидел бы, что авторы концепции прекрасно зна­ют о наличии отраслей права и отраслей законодательства и их от­личительных признаках. Свою же позицию авторы концепции обосновывают тем, что образовательное право имеет все необхо­димые признаки самостоятельной отрасли права: собственные специфический предмет и метод правового регулирования, прин­ципы и массив нормативных правовых актов.

Добросовестный критик должен был подвергнуть анализу прежде всего именно эти положения работы и концепции, пока­зав, что аргументы о признании собственного предмета и метода образовательного права являются необоснованными и авторы до­пустили такие-то теоретические, методологические и логические ошибки. Критик же этих вопросов вообще не касается. Видимо, гораздо проще чувствовать себя ратоборцем, повторяя общеизве­стные истины.

Понятно, что критический запал Е. А. Суханова пропал впус­тую, новых, убедительных аргументов против «невежественной» позиции он не нашел. Критика им концепции образовательного права, может быть, и была для него убедительной, но для читате­лей, знакомых с правилами научной критики, она не представля­ется таковой. В данном случае, выразив себя в науке, он ничего не дал самой науке, ни на йоту не продвинув вперед решение иссле­дуемого им вопроса.

5. В процессе критики необходимо использовать всю систему на­учно обоснованных эмпирических и теоретических знаний, в том чис­ле философии, логики, методологии научного познания, общей теории государства и права, отраслевых юридических наук, а так­же экономических и иных специальных неюридических наук.

Аргументы, положенные в основу критикуемого положения, могут признаваться недостоверными полностью или частично в случае их несоответствия, противоречия научно обоснованным, общепризнанным положениям философии, логики, методологии или общей теории права, отдельной отрасли права или принципам права. Всеобщее потому и является таковым, что оно составляет теоретическую или методологическую основу любого конкретного вопроса. Поэтому нет необходимости в процессе критики обстоя­тельно выяснять, почему конкретное противоречит всеобщему, и доказывать обязательность последнего для данного конкретного случая, достаточно констатировать факт такого противоречия.

Необоснованными предстают любые научные положения, по­лученные с нарушением таких общих принципов научного позна­ния, как полнота, всесторонность, конкретность, историзм. «Что­бы действительно знать предмет, — говорил В. И. Ленин, — надо охватить все его стороны, все связи и «опосредствования». Кроме того, предмет надлежит брать в его историческом развитии, кон­кретности, поскольку абстрактной истины нет, истина всегда кон­кретна». Соответственно и критический анализ наличного знания следует начинать с уяснения того, насколько полно и верно вы­полнены названные принципы научного познания.

Более сложно решается вопрос об обоснованности конкретных правовых знаний, не противоречащих ни философским положе­ниям, ни логическим или методологическим правилам. Напри­мер, имеются значительные расхождения юристов относительно структуры нормы права, судебной практики как источника права, элементного состава системы российского права, видов правона­рушений и юридической ответственности.

С точки зрения философии, логики, методологии больших претензий к названным положениям нет. Все общие требования соблюдены, и тем не менее налицо наличие двух точек зрения и более. Оценка их степени обоснованности осуществляется с при­менением понятий, категорий, закономерностей правовой науки, теоретической и практической значимости критикуемых положе­ний, хотя итоговые результаты всегда остаются в той или иной ме­ре гипотетическими. Никто сегодня не приведет убедительных до­водов в пользу двухэлементной структуры нормы права, равно как и против такого взгляда. Нет убедительных оснований для отказа в признании судебной практики в качестве источника права или по­зитивной ответственности в качестве вида юридической ответст­венности.

Гипотетичность правовых, равно как и иных специальных зна­ний, является необходимой формой развития науки, и изменить эту форму в ходе критики конкурирующих положений не пред­ставляется возможным. Приоритет авторского положения перед другими, наличными положениями признается доказанным, если в процессе его обоснования были использованы соответствующие эмпирические и теоретические положения правовой науки, а ав­тор не допустил при этом методологических или логических огре­хов. В таких случаях принято говорить, что хотя положение явля­ется дискуссионным, но оно научно обосновано и имеет право на существование.

Оценки, выводы оппонента должны соответствовать сути и содержанию как критикуемых положений, так и приведенных в их обоснование аргументов. Автор не должен применять алогичные способы аргументирования, равно как и допускать нарушения ме­тодологии научного познания. Словом, критика, как и любая на­учная процедура, должна быть объективной и безупречной с точки зрения логики и методологии научного познания. Однако именно на этой стадии мышление оппонента часто дает сбои. В поисках дефектов, допущенных другими авторами, ему не всегда удается показать образцы подлинно научного, лишенного ошибок знания. Эти промахи особенно радуют авторов, подвергшихся критике, которые при случае охотно и весьма убедительно демонстрируют недостатки своих научных противников. И подобный обмен кри­тическими выпадами может продолжаться годами.

Записи созданы 8837

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх